Путин захотел быть старым и больным

Феномен лучшего пресс-секретаря наших времен и народов Сергея Владимировича Ястржембского не до конца поддается рациональному объяснению.

Ястржембский проработал главным мыследоносителем Бориса Ельцина чуть более двух лет. За это время прогрессивная общественность РФ узнала и почувствовала, что пресс-секретарь президента – гиперобаятельный, сверхобразованный, ультрадипломатичный, в общем, выше всяческих похвал. Всегда выручит шефа в трудную минуту, подставит плечо, прикроет ширмой своего пресс-секретарского гения. Зато клиент его Борис Н. Ельцин – смертельно больной взбалмошный старик, постоянно находящийся то ли на грани, то ли уже за гранью угасающего человеческого сознания.

Появляется в телевизоре Ястржембский - публика не может скрыть своего восторга. Появляется Ельцин – презрительно-жалостливой ухмылки.

Собственно, «ястреб» (уменьшительно-ласкательное прозвище Ястржембского – И. М.) создал принципиально новый тип легального помощника по связям с общественностью, который работает не столько на патрона, сколько на себя. Формирует не клиентский, а свой собственный имидж, пользуясь ресурсами и пространством возможностей рассеянного и не наделенного избыточными аналитическими способностями заказчика.

Достаточно вспомнить лишь немногие из традиционных перлов Ястржембского в бытность его пресс-секретарем Святого Президента.

  1. Президент работает с документами. Благодаря таланту Ястржембского эта фраза стала синонимом пребывания в запое, в коме, а то и просто безвременной кончины. Не дай Бог теперь Путин захочет поработать с документами – сначала засмеют, а потом того гляди и оплакивать начнут.

  2. Ельцин исчез на 3 дня. Версия Ястржембского: президент отправился на Валдай, чтобы посмотреть, можно ли там провести отпуск (?!). Как отправился – на электричке, автостопом, пешочком, как Лев Толстой? А никто, кроме самого президента, не мог предварительно посмотреть на валдайские хибары? Страна и мир многозначительно хихикают, понимая, что Ельцин то ли запил, то ли капитально слег. Но автор бредовой версии почему-то выходит в белом.

  3. Крепкое рукопожатие. В изложении Ястржембского этот банальное на первый взгляд словосочетание вызывало ассоциации то с каменным гостем, то с костлявой рукой голода. Складывалось впечатление, что монотонно ироничный красавчик пресс-секретарь не только не верит, но и не хочет верить в то, что говорит. Он словно подмигивает снисходительной аудитории: вы только посмотрите, друзья, с каким безнадежным идиотом мне, такому утонченному и изысканному, приходится работать!

К сентябрю 1998 г. – времени ухода Ястржембского из Кремля – все прогрессивное человечество уже твердо знало, что Борис Ельцин – политический труп, бурно разлагающийся и потому смердящий. Добившись столь впечатляющего результата, пресс-секретарь главы государства Российского отправился дальше – применять свое нечеловеческое know-how в лагере возможного ельцинского преемника Юрия Лужкова. И здесь нашего героя ждал беспрецедентный успех. Поздней осенью 1998 г., когда Ястржембский пришел, мэр Москвы был горячо любим народом и всерьез мог претендовать на верховную власть. Слякотной зимой 2000 г., когда Ястрежбский ушел, Лужков обернулся посмешищем всей России, едва не проигравшим даже выборы столичного градоначальника. Сильный ход, Сергей Владимирович!

Правда, в Кремле Ястржембский занимался не только мумификацией Ельцина. Он поднимал престиж профессии пресс-секретаря, показав всем, что на этой должности можно не только заниматься озвучиванием и держанием за рукав, но и решением важнейших политэкономических вопросов. Например, рулить торговлей оружием, назначая и снимая гендиректоров «Росвооружения». Лоббировать на всех уровней друзей-бизнесменов с презабавной репутацией. И даже активно вмешиваться в процесс назначения премьер-министра страны. Со времен Ястржембского все начинающие пресс-секретари знают: если ты молод и неглуп, пользуйся близостью к телу шефа и становись крутым лоббистом – и скромный размер помощничьей зарплаты скоро перестанет тебя волновать.

Назначение Сергея Ястржембского ассистентом Владимира Путина можно трактовать, пожалуй, с позиций психоанализа. Где-то глубоко в подкорке и. о. президента сидит представление о том, что подлинный хозяин страны – это неспешный, исчезающий, нетвердо двигающийся и говорящий грузный старик, наделенный лишь безумной магией власти. А чтобы стать таким стариком, нужен порхающий символ позднеельцинской государственности – Ястржембский.

Имидж Ельцина Сергей Владимирович успешно сформировал за 2 года. Имидж Лужкова – за год. До кульминации политической карьеры Путина - президентских выборов - осталось, кажется, 2 месяца. Чур меня, чур!

Илья МУСОРГСКИЙ

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
  • Самое читаемое
  • Все за сегодня
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter