В Мордовии скоро будет четыре муфтията?

В исламской умме Республики Мордовия бушуют страсти. Если и раньше ни о каком организационном единстве мусульман этой поволжской республики нельзя было говорить – сосуществовали Региональное духовное управление мусульман Республики Мордовии (в составе Центрального духовного управления мусульман) во главе с Зяки Айзатуллиным, Духовное управление мусульман Республики Мордовия в составе Совета муфтиев России во главе с Илдузом Халиковыми Центральное духовное управление мусульман Республики Мордовия во главе с Фагимом Шафиевым, т.е. целых три муфтията, - то сейчас по-видимому процесс дробления продолжится, и РДУМ РМ может ждать раскол.

17 мечетей, которые входят в состав последнего, с 2000 года возглавляет уроженец села Белозерье Зяки Айзатуллин. 56-летний муфтий Айзатуллин до недавнего оказался втянут в уголовный процесс, который начат в отношении его племянников АйсыиХафиза Айзатуллина, работавшие имамами в селе Белозерья (в деревне 7 мечетей). Оказалось, что оба парня причастны к деятельности «Таблиги Джамаат», признанной в России запрещенной экстремистской организации. В ходе обыска у них дома и в одной из мечетей были изъяты 1 тыс. экземпляров литературы этой организации, на обоих завели уголовные дела. Оба племянника Айзатуллина свою вину признали, а у УФСБ по Республике Мордовии возникли вопросы к их дяде: почему так получилось, что уважаемый муфтий допустил, что его родня оказалась в рядах экстремистской организации? Хуже того в компьютере, принадлежащем муфтию, в ходе обыска обнаружили прайс на продажу этой литературы по 400 рублей за книжку. А когда провели обыск у самого муфтия дома, то и там нашли в его личной библиотеке такую же экстремистскую литературу. То ли пожалев проступающие седины Заки хазрата, то ли силовики решили круто не браться за него (как никак, но всё-таки муфтий), но на него заводят не уголовное, а административное дело.


Впрочем, если вспомнить недавнее прошлое, то выясняется, что Айзатуллин не первый раз уже погорел на истории с экстремистской литературой. В 2013 году в резиденции РДУМ был проведен обыск сотрудниками Центра по противодействию экстремизму МВД Мордовии, в ходе которого обнаружили брошюру «Путеводитель для женщин» за авторством радикального турецкого проповедника Саида Нурси, которая признана в 2007 году экстремистской в России. Административное дело тогда для Айзатуллина (опять же смягчающим фактором стала его должность как муфтия) завершилась штрафом. Умный человек спешит сделать выводы и старается быть осторожным, чтобы не попадаться впредь, но, как мы видим, Зяки хазрат вляпался еще раз в эту историю.


Айзатуллин, понимая, что такая ситуация сложилась вокруг него, поехал в начале июля 2020 года в Уфу к своему начальнику, председателю Центрального духовного управления мусульман Талгату Таджутдину. Верховный муфтий России посоветовал ему уйти на покой и принял 7 июля 2020 года добровольную отставку Зяки хазрату с поста муфтия, попросив того подыскать кандидатуры себе на замену, а пока Таджутдин предложил Айзатуллину быть исполняющим обязанности председателя РДУМ РМ (соответствующий указ был подписан Талгат хазратом 16 июля 2020 года). Но все, кого Зяки хазрат предлагал вместо себя, не устраивали чем-то Таджутдина, который решил, что сам выберет кандидатуру. Вероятно, расстроившись, что муфтием вместо него станет кто-то, кого Айзатуллин не желает, последний решил не оставлять теплое кресло председателя РДУМ РМ, закрепив его за собой. Таджутдин почти через месяц 13 августа 2020 года пишет соответствующее письмо в Управление Минюста по Мордовии, в котором сообщает про указ об освобождении от занимаемой должности Зяки хазрата, которому запрещается вносить какие-либо изменения в устав муфтията.


17 августа 2020 года в саранской соборной мечети «Ускудар» Айзатуллин созывает внеочередной съезд РДУМ РМ, на котором объявляет о выходе из состава ЦДУМ с соответствующей записью в устав, а его окружение избирает его муфтием на еще один 5-летний срок, чтобы уже четверть века править той частью мусульманской уммы Мордовии, что ему подчиняется.

Присутствующая на съезде начальник Управления Минюста по Мордовии Валентина Степнова(с ней вместе также в начале мероприятия были заведующий Отделом по взаимодействию с религиозными организациями и национальными общественными объединениями Администрации Главы Мордовии Лев Александрови сотрудник Управления ФСБ по Мордовии АндрейСтрельников) не стала спешить поздравлять Айзатуллина с переизбранием, а зачитала то самое письмо Таджутдина, гдепоследний запрещает вносить изменения в устав РДУМ РМ, а затем объявила, что данный съезд не является легитимным. После чего чиновники покинули мероприятие.


Айзатуллин был явно в шоке от новости: об этом письме Таджутдина в государственные органы Мордовии он совершенно не знал, почему-то будучи уверенным, что раз Таджутдин не утвердил ни одну из предложенных им кандидатур вместо себя, то обязательно его самого сохранит в должности. Впрочем, это было бы совершенно странным, если бы Таджутдин, учуяв, что Айзатуллин готовит вывод мордовского муфтията из ЦДУМ, допустил бы такого.

Тем не менее, работу съезда Зяки хазрат продолжил, тем более, что намерение выйти из состава ЦДУМ уже было им принято. Вероятно, после безрезультатных для себя поездок в Уфу к Таджутдину, Айзатуллин смекнул, что проще будет покинуть ряды ЦДУМ со своим муфтиятом, подобно тому, как поступали ЦДУМовские муфтияты в других регионах. Отсюда и затея с внеочередным съездом РДУМ Мордовии: на нем были приняты изменения в устав муфтията, который теперь объявлялся независимой централизованной религиозной организацией, Айзатуллин стал в очередной раз ее председателем, создал Совет РДУМ, куда включил 6 преданных ему лично сторонников.


Правда, Айзатуллин не учел один нюанс: принять-то устав участники съезда приняли, однако его еще надо зарегистрировать в Управлении Минюста по Мордовии. А судя по настрою его начальницы Валентины Степновой, резко давшей понять, что этот съезд РДУМ она не считает правомочным, сделать это будет крайне затруднительно. Чего уж говорить, что судьба самого Зяки Айзатуллина пока видится весьма туманной: административное дело могут за хранение экстремистской литературы может без труда перерасти в уголовное.

 

Тем временем, когда в Уфе стало известно о том, что учудил Айзатуллин в Саранске, Талгат Таджутдин на следующий же день 18 августа 2020 года издал указ о его освобождении от исполнения обязанностей председателя РДУМ РМ «в связи с утратой доверия», а вместо него поставил ему на замену имама мечети села Татарский Умыс Кочкуровском районе Мордовии Рафаэля Манюрова (фото)

В Мордовии скоро будет четыре муфтията?

 

 

 

 

 

 

 

 

Религиозную карьеру 42-летний Рафаэль Сирачевич начинал, кстати, в структурах Равиля Гайнутдина. Он закончил Московский Высший исламский духовный колледж (будущий Московский исламский институт) в 1999 году и направляется работать муэдзином в мечеть села Татарский Умыс (тогда она была еще в юрисдикции Гайнутдина). В 2000-2005 гг. он учится в Российском исламском университете ЦДУМ в Уфе, т.е. начинает работать под началом Таджутдина. Вернувшись В Татарском Умысе он становится имамом мечети, которую переводит в юрисдикцию РДУМ РМ. В 2007-2009 гг. Манюров работал одним из заместителей Зяки Айзатуллина, уйдя от Гайнутдина в ряды РДУМ РМ. Однако в 2010 году, сложив полномочия заместителя, он одним из первых вывел свой приход из состава РДУМ РМ и напрямую подчинил его ЦДУМ в Уфе: зачем он так сделал, неясно, но сейчас это ему как раз в плюс, поскольку напрямую он не подчиняется отколовшемуся Айзатуллину. К тому же, что тоже необычно, Манюров хоть и является имамом в юрисдикции Таджутдина, одновременно он занимает пост заместителя председателя ЦДУМ Мордовии Фагима Шафиева, т.е. работает сразу в двух муфтиятах. 


Такие примеры в новейшей истории исламской уммы имеются, хоть они и единичные: например, муфтий Северной Осетии Хаджимурат Гацалов одновременно входит в состав Совета муфтиев России и Координационного центра мусульман Северного Кавказа, т.е. в две разные юрисдикции, и никто ему это в вину не ставит.

25 августа 2020 года в Саранске в гостинице «Адмирал» состоялась пресс-конференция, на которую прибыл помощник Талгата Таджутдина, руководитель отдела регистрации ЦДУМ, мухтасиб Горнозаводского района Челябинской области Мухаммад Минигалиев, а также муфтии Ульяновской, Кировской, и Тюменской областей, ахунд Пензенской области с участием ряда имамов и учредителей приходов Мордовии. Минигалеев разъяснил всю подноготную этой истории, а также указал на то, что действия Айзатуллина не правомочны с юридической и моральной точки зрения, именно поэтому он был освобожден «в связи с утратой доверия».

 

Сразу с наскоку проводить уже легитимный с точки зрения ЦДУМ съезд мордовского муфтията не стали, взяв отсрочку на месяц для организационных вопросов, главный из которых будет заключаться в том, чтобы склонить имамов 17 мечетей республики, которые все еще своим муфтием считают Айзатуллина и по наивности поддержали его авантюру с внеочередным съездом РДУМ РМ, на то, чтобы они не покинули юрисдикции ЦДУМ и признали и.о. председателя муфтията Манюрова.


Что же будет дальше? Очевидно, что часть приходов РДУМ РМ не примут Манюрова и пожелают остаться под управлением Айзатуллина, который складывать с себя полномочия не торопиться. Да, Зяки хазрат отдал документы на регистрацию нового устава РДУМ РМ как независимого муфтията, но, как мы уже отметили, не факт, что Управление Минюста РФ по РМ его зарегистрируют. Скорее, наоборот, откажут в регистрации, признают легитимным как раз съезд РДУМ РМ во главе с Рафаэлем Манюровым, и возникнет ситуация, когда верные Айзатуллину приходы будут себя считать частью незарегистрированного муфтията Зяки хазрата. И может сложиться ситуация, что в Мордовии будут четыре муфтията: зарегистрированные под руководством Илдуза Исхакова, Фагима Шафиева и Рафаэля Манюрова и незарегистрированный во главе с Зяки Айзатуллиным. 


Властям Мордовии такой расклад не очень выгоден: организационное дробление, которое на первый взгляд создает конкуренцию в мусульманской умме, на практике создает массу неудобств. Например, неясно, кто может быть партнером для светских властей, чтобы представлять мусульманскую умму. Или скажем, по какому-то вопросу, который порождает разномыслие или того гляди приводит к конфликтной ситуации (взять тот же скандальный вопрос вокруг хиджабов в школах), мнение одного муфтия может быть противоположно мнению другого, вместо того, чтобы представить единую позицию. Конечно, есть примеры, когда в регионе даже больше, чем четыре муфтията: например, Свердловская область, где 6 мусульманских объединений разных юрисдикций. Но это создает больше трудностей и для государства, и для самих же мусульман.


Для Таджутдина, который также, как и Равиль Гайнутдин, испытывает сейчас центробежные тенденции, уже не первый подобный случай, когда от него уходил региональный муфтият, но не полным составом, а часть общин оставались ему верны. Можно вспомнить Чувашскую Республику, где муфтий Альбир Крганов был снят в 2013 году Таджутдином со своего поста за то, что созданный под началом ЦДУМ муфтият в Москве в 2011 году тайком от своего шефа зарегистрировал не в юрисдикции Талгата хазрата, а как независимую централизованную религиозную организацию. Часть общин осталась за Кргановым (сейчас его муфтият ДУМ ЧР возглавляет Мансур Хайбуллов), а верные Таджутдину общины остались под руководством имама из г. Канаша Наиля Галяутдинова. Аналогично и в Пензенской области, когда РДУМ ПО под руководством Абубякяра Юнкинав 2018 году ушел от ЦДУМ, примкнув к созданному двумя годами ранее Кргановым в Москве Духовному собранию мусульман России, но часть приходов остались верны Таджутдину, во главе которых он поставил имама села Бестянка Кузнецкого района Пензенской области Исляма Давыдова.

 

Кстати, любопытная деталь: Таджутдин в регионах, где произошел вот такой раскол его муфтиятов, он их новому руководителю дает звание не муфтия, а ахунда. Так что, наверняка, Манюров будет скоро именоваться не муфтием, как Айзатуллин, а ахундом Республики Мордовии. Видимо, чтобы носить звание муфтия, по логике Талгата хазрата, его еще надо заслужить. Это своего рода, конечно, понижение по статусу в названии (ахундами обычно именуют главного имама над несколькими районами), но у Равиля Гайнутдина, который сейчас настойчиво переводит муфтияты Совета муфтиев России в юрисдикцию своего же Духовного управления мусульман УМ РФ, региональный муфтий вообще будет именоваться мухтасибом (во внутренней иерархии муфтиятов это руководитель имамов в границах одного района). Так что ахунд – это еще не такое уж статусное понижение, это звание выше, чем именоваться мухтасибом.


Однако очевидно, что тенденция, которую мы наблюдаем в 2010-е годы и поныне в мусульманском сообществе России, пока остается очевидной: центробежная линия остается отчетливой в отношениях между региональных и федеральных муфтиятов. Организационное единство исламской уммы России так и останется сладкой фантазией мечтателей и наивных романтиков, если такие еще сохранились в стране.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter