Закон тайга

Иркутские единороссы отомстили губернатору за поражения на выборах
 
Губернатор Иркутской области Сергей Левченко обратился к уполномоченному по правам человека в России Татьяне Москальковой с просьбой взять под личный контроль расследование уголовного дела в отношении министра лесного комплекса региона Сергея Шеверды. Об этом стало известно 24 июня.
Чиновнику предъявлено обвинение по статье «Превышение должностных полномочий, совершенное с причинением тяжких последствий», предусматривающей наказание до 10 лет лишения свободы. Решением Кировского райсуда города Иркутска министру избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.
 
Поводом для обвинения Шеверды стало решение о проведении санитарной рубки на территории государственного природного заказника «Туколонь». Следствие считает, что оснований для проведения рубки не было, и министр об этом знал, но не принял мер к расторжению договоров купли-продажи лесных насаждений и к прекращению вырубок.
 
Для человека, мало знакомого с политико-экономической ситуацией в Приангарье и существующими в местной элите административными и экономическими противоречиями, это дело выглядит как очередной эпизод перманентно идущей в стране антикоррупционной кампании. Вряд ли симпатии такого неосведомленного наблюдателя оказались бы на стороне чиновника, скорее - на стороне взявших его под стражу силовиков. 
Но если разобраться в обстоятельствах, которые привели к аресту министра, ситуация будет выглядеть совершенно иначе: станет понятно, что это не бравые борцы за народное счастье вывели на чистую воду проворовавшегося чиновника, а ровным счетом наоборот - коррупционеры, пользуясь имеющимся у них влиянием, отправили в тюрьму человека, не позволявшего им проворачивать сомнительные делишки.
 
Пожалуй, тут есть в чем «упрекнуть» губернатора.
 
В обращении к омбудсмену Левченко заявил, что предъявленное Шеверде обвинение противоречит фактам: обоснованность и законность проведения санитарной рубки в заказнике «Туколонь» объективно подтверждается документами. Более того, назначение санитарной рубки основывалось не только на требованиях законодательства, но и на вполне конкретном предписании ФБУ «Рослесозащита», которое областные власти были обязаны выполнять. 
Правительство области в связи с арестом Шеверды выступило с разъяснением, сообщив, что санитарные рубки в «Туколони» проводились после получения всех необходимых разрешений, на основании федерального законодательства и нормативно-правовых актов Рослесхоза. 
 
Обоснованность принятых региональными властями в «Туколони» мер подтверждается и решением Арбитражного суда Иркутской области, который отказался признавать рубку незаконной.
 
Губернатор, защищая арестованного министра, прямо указал на бенефициаров нелегальной лесодобычи как на заказчиков преследования Шеверды. «Это (арест министра, - прим. ред.) связано с результатами работы в лесной сфере, где сейчас наводится порядок. В Иркутской области рубят ежегодно до 35 млн. кубометров леса в год, и сейчас мы получаем в бюджет от отрасли 10 млрд. рублей в год, а в 2015 году было всего 3 млрд. рублей. То есть ранее 7 млрд. рублей оседали у кого-то в кармане. Кому же хочется терять такие средства?», - сказал Левченко.
 
Пожалуй, тут есть в чем упрекнуть губернатора. В те четыре года, в течение которых он возглавляет область, Левченко, был хорош в политической конкуренции на выборах и в управлении регионом, но откровенно не силен в подковерной борьбе, потому и не смог в полной мере справиться с ориентированным на извлечение сверхприбылей из теневого бизнеса иркутским закулисьем.
 
Сухие статистические данные достаточно говорят и в целом о качестве работы Левченко в должности главы региона, и в частности об эффективности мер, предпринимаемых губернатором для вывода лесодобычи из теневого сектора, где на протяжении многих лет неплохо зарабатывали некоторые представители местного бизнеса. 
 
В период с 2015 по 2018 год не только увеличились доходы бюджета от лесодобычи с 3 млрд. рублей до более чем 10 млрд. рублей. За тот же период объем заготовленной древесины вырос с 34 172 тыс. кубометров до 35 668 тыс. кубометров, при этом площадь лесовосстановления увеличилась с 115 183 до 122 846 га, а количество лесных пожаров сократилось с 1537 до 760. 
 
Налоговые отчисления с каждого кубометра заготовленной древесины увеличились с 89 рублей в 2015 году до 290 рублей в 2018 году, плата за использование заготовленной древесины с 6,5 рублей до 47,4 рубля с каждого кубометра. Плата за использование лесов выросла с чуть более 220 млн. рублей в 2015 году до почти 1,7 млрд. рублей в 2018 году.
 
По большинству вышеприведенных показателей Иркутская область демонстрирует лучшие по стране цифры и по всем - в числе лидеров. 
 
Разумеется, рост показателей обеспечивается не только за счет более эффективного управления лесной отраслью региона, но в значительной степени и потому, что областными властями ведется огромная работа с так называемыми «черными лесорубами» - нелегальными лесозаготовителями, которые вольготно чувствовали себя в Приангарье до прихода Левченко на губернаторский пост. Именно поэтому при сохранении примерно тех же, что и в 2015 году, объемов вырубок регион теперь получает значительно более высокую, чем раньше, налоговую отдачу.
 
Собственно, демонстрируемая Левченко управленческая эффективность, обеспечивающая рост экономических показателей в регионе, обусловила то, что губернатор на хорошем счету у федеральной власти, с которой у него сложились конструктивные и системные отношения.
 
Несмотря на поддержку Левченко со стороны Москвы, его отношения с местной элитой далеки от идиллических. Это не удивительно, если принять в расчет, то, что после его прихода на губернаторский пост некоторые влиятельные представители местного политико-экономического бомонда, имеющие интересы в теневом бизнесе, лишись значительной части своих доходов - как раз в результате борьбы главы региона с нелегальными лесозаготовками.
Отношения «не сложились» еще в 2015 году, когда выдвинутый КПРФ Левченко на губернаторских выборах обошел кандидата от «Единой России» Сергея Ерощенко, набрав во втором туре 56,39% голосов против 41,46% у его соперника.
 
Вскоре после победы на выборах Левченко назвал «черных лесорубов» одной из главных проблем региона, а применяемые меры борьбы с ними - необходимыми, но недостаточными и инициировал комплекс мероприятий по борьбе с нелегальными лезозаготовками, в число которых входила, например, операция «Лесовоз», в рамках которой еженедельно задерживались десятки нелегально перевозящих древесину большегрузов.
 
То есть, победа Левченко на губернаторских выборах стала ощутимым ударом по интересам местного нелегального бизнеса, имеющего сильные позиции в региональном отделении «Единой России». Однако приангарские «черные лесорубы» не считали ситуацию критической - они намеревались взять реванш на выборах в Законодательное собрание области в 2018 году, победа на которых позволила бы им блокировать антикоррупционные инициативы губернатора и саботировать работу правительства в целом.
 
Накануне выборов в региональный парламент была развернута беспрецедентная по иркутским меркам кампания по дискредитации Левченко. Его обвиняли во всех смертных грехах, в том числе, что выглядит особенно изысканно на фоне его непримиримой борьбы с нелегальной лесодобычей, в связях с «черными лесорубами».
 
Несмотря на интенсивную пропагандистскую кампанию против Левченко, дискредитировать его в глазах населения пиарщикам местной «Единой России» не удалось. На состоявшихся 9 сентября 2018 года выборах в Законодательное собрание Иркутской области КПРФ набрала 33,94%, что позволило ей провести по партийным спискам девять депутатов, еще девять представителей партии были избраны по одномандатным округам. То есть, в региональном парламенте оказалось 18 представителей КПРФ. 
 
Это представительство могло бы быть больше, если бы для участия в выборах, понятно в чьих интересах, не был заявлен спойлер - «Коммунистическая партия социальной справедливости», набравшая 4,84% голосов, которые в ином случае достались бы КПРФ.
 
«Единая Россия» по итогам выборов набрала 27,83% и провела девять одномандатников, в результате партия получила 17 мест в Заксобрании. Эти плачевные результаты, несоизмеримые с затратами на кампанию, зарекомендовали как недееспособное местное партийное начальство в глазах руководителей федеральной «Единой России». Оправдываться перед Москвой за поражение было нечем.
 
Естественно, в сложившейся конфигурации ни о какой блокировке деятельности правительства области с помощью политических инструментов не могло быть и речи, поэтому результат выборов для иркутской «Единой России» и стоящих за ней теневых лесодобытчиков стал катастрофой и в экономическом смысле.
 
Очевидно, именно поражение на выборах в региональный парламент стало причиной того, что местная лесная мафия решила взять на вооружение известную максиму «закон тайга - медведь хозяин», ну или, если хотите, «кто сильнее, тот и прав», и, воспользовавшись связями в правоохранительных органах и судебной системе, организовала силовую атаку на Левченко и облправительство.
 
Нет сомнений в том, что предъявление обвинений Шеверду - лишь одна из составных частей этой спецоперации, конечной целью которой является дискредитация и устранение от власти Левченко, которого, по замыслу организаторов кампании, на губернаторском посту должен сменить человек, если не подконтрольный, то как минимум считающийся с интересами местного криминального бизнеса.
 
Будет ли эта тактика иметь успех или провалится также, как попытка изолировать губернатора от рычагов управления регионом за счет создания оппозиционного ему большинства в областном парламенте, - увидим.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter