Кому на Руси жить хорошо

В связи с очередным юбилеем основоположника единственно верного учения, а также общей унылости социально-политического ландшафта (проще говоря, разговаривать не о чем, разве что о футбол-хоккее), несколько оживились разговоры о левой идее. Дескать, хорошо бы как-нибудь отжечь на тему социальной справедливости.

Нельзя сказать, что тема совершенно сошла на нет. Социальная справедливость сейчас в ужасающем дефиците. Причём, что характерно: касается это всех.

Ну например. Никого не удивит новость о том, что каким-нибудь рабочим запросто не платят зарплату — не хуже чем в девяностые не платят. Правда, сейчас выжить сложнее, чем в девяностые: на бабусину пенсию не протянешь. Рабочие… что рабочие? Терпят, кряхтят, жалуются (понятно, куда эти жалобы идут). Если самый край — устраивают голодовки. Дальше край, «уже помирать».

Это, повторяю, никого не удивит. Но если кто-то подумает, что это всё касается низкопривилегированных аборигенов, живущих в глухой провинции, он сильно и больно ошибётся.

Потому что всё та же самая, мать её, социальная несправедливость, царит и во всех остальных местах.

Вот к примеру — благо, подвернулся. Есть такая московская торговая сеть — «Седьмой континент». Магазины, в которых отовариваются люди, более или менее преуспевшие. Средняя цена покупки — где-то около полутора-двух тысяч, но бывает и десять, и двадцать. Чисто, богато, хорошие вина, морские гребешки на льду, аромат свежей выпечки из хлебного отдела, прилично одетые люди раскатывают с тележками. Лепота.

Интересно, как выглядит эта лепота для работников магазина.

Вот рассказ, взятый из блога fox69. Владелицу журнала занесло работать в этот самый «Континент». Проработала она там два месяца, в результате чего набралась впечатлений.

Я позволю себе процитировать этот текст целиком, несмотря на обилие ненормативной лексики. Потому как она в данном случае более чем уместна.

Ну че, про седьмой континент.

Бл*, даже не знаю, как об этом написать.

Кароч, по порядку, прихожу в отдел кадров, там обаятельная дама, в голде и брюликах, я там была «девочка моя, солнышко и кисуля» (забегая вперед, потом я стала «*б твою мать, **ле стоишь, пи**уй фасовать яблоки, бл***, быстро»), условия работы, зарплата белая десять тысяч, зарплата чёрная семь, плюс за ночные смены надбавка, на круг выходит двадцать две, как бонус завтрак обед и полдник, халявный, ну рай внатуре.

График, два дня работаю, два дня выходные, две ночи работаю, два дня выходные, два дня работаю.. и т. д. ну понятно, да. С 10 до 22, ну ничо так, нормально, мне ща очень филки нужны, я б работала.

Стажировка, не оплачиваеца есесна, три дня по четыре часа, да, я типа буду продавец первой категории, работать в зале, как мне объяснили, расставлять всю х**ню, шоб красива было, выкладка товара короче.

Итак первый день.

Это считаецо самый легкий отдел, сопутка (сопутствующие товары, все что не жратва). Расставлять всю х**ню, это значит берешь тележку, п**дуешь на склад, склад достаточно далеко, набираешь полную тележку говна (у них там как раз шампуров и мангалов не хватало), полная тележка железа, это весит раза в два или три больше, чем я сама, п**дуешь, лепишь на х**ню ценники и красиво раскладываешь, налепишь неправильно, вычтут из а**енна большой зарплаты, там по штрихкодам надо сверятся, это бы тоже ничего, только надо быстро, за пустую витрину тоже штраф, на всю черную зарплату, ага. Кстати, обратите внимание, сколько цифр в том штрихкоде, а?

Вобщем, про**ячила я те четыре часа, подхожу в тот отдел кадров, и чо как завтра, говорю (я искренне верила, что через месяц поимею с этой **ли двадцать две штуки, да, я пропила мозги давно уже, я знаю), мне говорят, киска, ты а**енная, а давай мы тя прям с сегодняшнего дня оформим на работу, завтра выходи на полный день, ну а я че, я легко, говорю. Про то оформление это отдельная песня, когда двадцать лет назад я устраивалась в почтовый ящик (для тех, кто не помнит, а**енна секретный завод, оборонка, мы например, самолеты делали, посередине того завода был свой аэродром, вы когда-нибудь **лись на аэродроме? а *ля? лана, эта лирика) так вот, я была только по факту работы на том ящике невыездная на пять лет, мне там таких вопросов ни х*я не задавали. Например, «Кто ваши ближайшие родственники (степень родства, ФИО, адрес, телефон, место работы, должность)», с какого х*я их *бут мои родственники?

Ладно, день второй.

Официально мы работаем с 10, но приходить надо к 9, патамушта в 9-15 политинформация пятиминутка, гимн седьмому континенту не пели, ура не кричали, это порадовало, просто приходит администратор и рассказывает, «девочки, мы вчера сделали два лимона, у нас седня акция минус 15% на х*й знает что, следите, чтоб ассортимент был, от нас нах*й уволилась маша иванова и зина пупкина, а клаву петрову мы сами нах*й уволили, потому, что слишком часто отпрашиваеццо, нам такие рабы работники не нужны, поэтому пи**ец как людей не хватает, ты пойдешь на гастроном, а ты, фокса на овощи.

Я еще верю в 22 штуки, **ле бы мне и не пойти на овощи?

Пошла на овощи, ага. Двенадцать часов на ногах, вы представляете, да?

Вы видите, как мило улыбающаяся девушка взвешивает вам ваш лимончик к коньяку-чаю, лепит красиво ценничек и на ваше спасибо отвечает «на здоровье, приходите еще», разве что х*й не сосет, а знаете, что она говорит потом? Ща расскажу.

Она говорит «шоп ты сдох с этого лимона пи***ас». Ща расскажу, почему.

У них там правило, почитайте ценники, там «седьмой континент», цена за кг, вес и дата фасовки «расфасованно 15 мая», например, так вот дата должна быть всегда сегодняшняя, на любом товаре, на луке, на конфетах, на всем, это такая рекламная х*йня, ты смотришь на дату и думаешь, «ах*еть, свежак, куплю», тока это дата фасовки, ты понимаешь? х*й ты до**ешься, не производства, а фа-сов-ки, девочки-продавщицы каждый день перевешивают всю эту х*йню, для этого надо развернуть те например, помидоры из пленки, завернуть по новой, набрать код товара (они все эти коды помнят наизусть, пятизначные, штук по пятьдесят, бл* буду), кинуть на весы и налепить новый ценник, а тут ты со своим сранным лимончегом, так тебе не пьёццо, а им код менять на код твоего лимона, тебе улыбаццо, твой лимон упаковать тебе красиво в пленочку, потом менять код на то, что они в данный момент перефальцовывают (фальцовка процесс называется, да), а время идет, а витрина пустая, вот он товар, ценники меняем, а начальство е*ет и за пустую витрину и за вчерашнюю дату на ценниках, е*ет на ту пресловутую вторую зарплату есесна.

Ща расскажу про специфику работы продавца в овощном отделе. Все, что легче мешка картошки, девочки таскают сами, грузчик есть, но у него и без нашего тридцатикилограмового ящега яблок дох*я работы, а у нас витрина пустая (пустая, это если там не лежит ах*енная гора тех яблок, х*ле, тоже рекламный ход, гора яблок, это красиво, это изобилие, ты смотришь на эту красоту и думаешь, а не купить ли мне яблочко), тут апельсины у нас закончились, говорит мне как бы напарница, а давай фокса, ты привезешь пару ящиков, они вот там стоят, а я тут с народом пока, х*ле, беру тележку, иду за апельсинами, они канешна там стоят, только над ними еще пять ящиков какой-то х*йни, нам в данный момент не нужной, пирамида выше моего роста, зову грузчика, Вась, говорю, а достань мне вот эти два ящика, солнце, Вася очень странно на меня посмотрел, но достал. Потом стало понятно, почему он так смотрел, когда опять апельсины кончились, моя напарница, кстати, очень хрупкая, изящная девушка, весом 45кг (завидую), сама своими лапками сняла всю эту пирамиду, каждый ящик килограм по десять, достала, что там надо было и поставила все обратно, а куда деваться, витрина пустая, деньги нужны.

Ну про деньги, реально, скока можно там заработать. Первый месяц это как бы испытательный срок. 8600. (да, я не взяла у них копию трудового договора, я уже говорила, что мозги пропила, причем давно), дальше, в лучшем, самом лучшем случае 16000, это с ночными сменами и всей х*йней.

За 16 тысяч я сяду на жопу в универмаге напротив моего дома, один покупатель в день и одна проблема — скучно.

Говорила, наверное с двадцатью продавщицами, все в один голос «тебе нет 35? ты москвичка? ты ох*ела штоле, фокса, х*я ты здесь делаешь???»

Вы понимаете, кто там работает? Им больше некуда деваться, надо за хату платить, однушку в е*енях на троих, надо домой послать, надо жрать чета и на дорогу. И одеваццо надо, хоть на черкизоне, но это тоже не бесплатно, их в эту каторгу взяли на работу, дали мяч — ху*чь, можно сесть к хачику на лоток, тока там раза в три меньше денег и хачику сосать, в качестве бонуса, ага. У меня получилось один день в одной смене, второй в другой, из всех всего две москвички, обеим под полтинник, им тоже больше некуда, в натуре некуда, ща везде до 35, такая х*йня, очень жалко девочек, всех, я понимаю их страх потерять эту сраную работу, я понимаю их страх получить восемь вместо шестнадцати, я больше никогда не буду хамить продавцам и кассирам в супермаркетах, да я особо и не хамила..

А вот еще про жадность и обещанные завтраки-обеды-полдники.

На завтрак можно купить булку. Или пирожное. Или типа того ченить из кондитерки. За два рубля. Или за пять, смотря чем ты завтракаешь.

Это из просрочки, то есть, у того эклера срок годности 48 часов, он у них пролежал на витрине неделю, а потом это продают продавщицам за пять рублей, с булками таже х*йня, чай бесплатно, я спросила, «а чо, сахара к чаю нет?» раньше был, говорят, ща чет не стало. (ну вроде там каша еще, кто в больницах лежал, тот знает, какая).

Это завтрак. Х*й с ним, обед.

Суп, второе, компот. Ну и хлеб еще.

Вот вчера на обед были макароны (ггг) по флотски, макароны были ассорти, половина прямые, половина типа рожки, вы еще не поняли? бывает, упаковки рвутся при разгрузке, так вот, это собирают с пола и кормят сотрудников, а позавчера в столовую выкатили тележку с фруктами, я лично накануне отбирала гнилье, ну понятно, чтоб на витрину не класть, ты не поверишь, люди радовались, говорят, раз в полгода такое щастье случается, гнилые фрукты на халяву выставляют в столовку, они разобрали все, это по ходу уже не совсем люди, они жрут этот обед, ну бл*, пусть жопа совсем, ну купи ты бл*ть себе доширак, на х*я жрать протухшие сосиски?

В общем, свалила я оттуда вчера, я дура, я знаю, не жалею, это какой-никакой опыт и для фигуры полезно.

Вот еще немного.

Оля. Москвичка. Лет за сорок, много за сорок.

«Я не знала, что имею право отказаться от ночных смен, после восьмой ночи у меня началось нарушение координации, *бнулась на улице и сломала ключицу, жалко, я в магазине не *бнулась.. три недели в гипсе, да, работаю здесь опять, как это конфеты без ценника? Это кто ж сука такую оплошность допустил?»

Лена. Не москвичка, лет как мне плюс-минус, не разбираюсь.

«А пошли они нах*й, работаю полгода, увольняюсь с первого числа, это пи**ец, здесь нечего ловить, какие двадцать тыщ? За полгода один раз шестнадцать, с ночными. Ты москвичка, ты ох*ела? Я плачу кредиты, я плачу за хату, я посылаю своим в нижний зажопинск, остаецца полторашка, вот на это я и жру, какие шмотки? Пошли они на х*й, здесь нечего ловить».

Маша.

«Ну да, гавно. Ну здесь еще ничо так, я три года проработала в перекрестке, там можно курить, раз в два часа по бейджику (если чо, я слабо представляю, что такое бейджик), можно поссать или покурить, если больше трех минут, штраф на вторую зарплату(это ты получишь вместо 20 десять), за всеми следят, стояла тетка на рыбе, у нее очередь, подходит начальник и при всей той очереди «вы сегодня семь раз были в туалете, вы больны? завтра или справка от врача, или штраф на вторую зарплату»

«грузчик разбил случайно бутылку пива, сразу пошел и оплатил через кассу, показал чек, начальник сказал, меня не е*ет твой чек, семь тысяч»

Да, еще в том седьмом континенте шмон на входе и выходе, в натуре КПП, на сигаретах, прокладках, водичке охранник расписывается.

А позавчера меня шоколадкой угостили, сказали, жри здесь, если в зале камера засечет, будет х**во, попадешь на бабло.

Да, там курить нельзя, в трудовом договоре прописано, канешна все курят, тока пробираются как крысы, через жопу, в х*й куда на улицу, а знаешь, почему там нельзя курить? «у нас в фирме не курят», и девочки это подписывают, все же все понимают, тока меня можно поймать с сигаретой на территории магазина и кидануть на половину моих филок, это же выгодно, разве нет?

Сколько тех магазинов, по москве хотя бы, ах*енная экономия, нес па?

Только это все так подло, пользоваться приезжими девочками, зная, что больше они нигде не получат и резать им зарплату, у тебя, сука, сеть ах*енных магазинов с запредельными ценами, тебе бл*ть жалко за пи**ец каторжную работу тем девочкам нормально заплатить?

А еще я знаю, как из перекрестка уволили вполне адекватную девочку, проработавшую там три года и взяли на её место хачикянку, не говорящую по русски(вы все знаете, ничего я против хачиков не имею, мне пох*й), девочке платили двадцатку, а хачикянке чирик, понятно, да?

Вобщем, не обижайте девочек в супермаркетах, им и так очень-очень плохо…

В комментах разгорелся пожар. Некоторые стали вспоминать конвейерную сборку компьютеров «за девять тысяч в день». Кто-то припомнил Польшу двухтысячных, где девки-кассирши сидели в памперсах, потому что за посещение туалета вычитали из зарплаты. Кто-то из Кишинёва обиженно заметил, что он сидит в столице независимой Молдовы на восьмистах грина и не жужжит. В общем, понятно.

И, естественно, появился товарищ, который написал:

«Двадцатка» за работу чернорабочего — могу повторить за многими здесь высказавшимися — вы там в своей москве совсем от реальности оторвались. Приезжайте в Россию, полюбопытствуйте как за точно такую же работу платят 4-6 тысяч рублей, правда с меньшими напрягами потому что народу меньше и больше все эти глюки видны, кое-какие даже наказываются.
И вообще непонятен источник претензий — на месте неквалифицированного рабочего платят в 3-5 раз больше среднероссийского заработка на подобном месте, естественно надо ждать чего-то нехорошего, за просто так столько платить не будут. Понятно, что полмосквы получает ещё раза в 3 больше и вообще ни за что, просто за сидение в офисе, но это уже отдельный разговор про упадок цивилизации.

Ну что ж, есть рассказы и про офисы.

Вот, чтобы далеко не ходить, ещё один блоггерский рассказ. ЛЖ-юзер shraibmanповествует о сладкой жизни офисного мыдла. На сей раз не пугайтесь, все слова приличные.

Содержание — да, содержание не очень.

Воспитание чувств при капитализме

Подруга устраивается на работу в крупную компанию «Связной», торгующую мобильниками, «тарелками» и прочими «услугами связи». Устраивается продавцом-консультантом. Вначале неоплачиваемое обучение — десять дней по десять часов. Потом двухнедельная стажировка — из расчета три тысячи в месяц. Зато потом, если не отсеют по ходу, хорошо себя зарекомендуешь и сдашь экзамен, обещают до 18 тысяч в месяц — для продавца зарплата считается не самой маленькой. Вместе с ней люди учатся на кассиров, оформителей кредита, тех же продавцов. Группа — около 20 человек. Много молодых ребят и девушек, которые пытаются работать, чтоб платить за свое обучение в ВУЗе. Много приезжих. Принять из всей группы обещали пятерых. Так что все вокруг — конкуренты за рабочее место.

Пока основная часть обучения происходит в виде тренингов. Причем, в основном, эти тренинги посвящены не тому, как расположить к себе и заставить купить что-то клиента, как втереться в доверие к незнакомому человеку (покупателю), как разговаривать со старшим менеджером. Нет, пока их не столько учат прогибаться, шестерить, юлить, врать, унижаться, поступиться чувством собственного достоинства, сколько выясняют, до какой степени они способны прогибаться. На что вообще эти кандидаты на рабочее место готовы пойти ради обещанных 18 тысяч. 

Что тут важно. Чтоб человек не просто так все это делал, а с удовольствием, «без негатива». Смотрел в глаза, улыбался, правильно, четко, с энтузиазмом прилюдно отвечал на любые вопросы, выполнял любые задания, которые ему задаст обучающий менеджер — кстати, молодая, ухоженная и раскованная, модная эмансипированная девушка, лицо, можно сказать, современного капитализма, получающая от своей работы явное и нескрываемое удовольствие.. 

Все-таки 18 тысяч сразу — большие деньги. А «в мире есть царь, этот царь беспощаден, голод названье ему». Термин «экономическое рабство» приобретает в данном случае совершенно конкретный реальный, а не метафорический смысл. Несколько человек уже отсеялось. Один парень сразу не понравился. Видно, что студент. Не смог соответствовать, мялся. Преподавательница спросила его: «Какая у тебя, Николай, цель в жизни?» (все на «ты» — очень демократично и современно). Он растерялся. «Быстрей», — раздраженно сказала менеджер, — «у тебя одна минута». «Ну, я языки иностранные хотел бы выучить», — начал парень. «Языки — это хорошо,» — сказала менеджер, — «а для чего? И побыстрей.» Потом сжалилась и сама стала подсказывать: «Может, это даст толчок к твоему карьерному росту?» «Ага, — ответил парень, — ну и вообще»… Его выгнали с позором. 

Еще одну девушку выгнали просто за то, что она не понравилась «тренеру» (так называют этих преподавателей — тренеры). «Что ты так смотришь, ты недостаточно активно выступаешь, ты не стараешься». «Я стараюсь», — ответила девушка. «Мне не нравится твой тон, откуда эта агрессия в голосе?» «Да нет, я не агрессивно вовсе»,- чуть не плакала девушка. «Вот как раз агрессивно», — обрадовалась менеджер, — «с тобой мы тоже распрощаемся сейчас, собирай вещи, ты нам не подходишь»…

Дело тут не в самодурстве тренеров. Система тренингов и их направленность разработана самой компанией (в других группах с другими преподавателями все абсолютно так же). Разработана до малейших подробностей целая система, регламентирующая поведение людей, в зависимости от их статуса в компании. Так, например, материться разрешено этим «тренерам», чем они с немалым удовольствием пользуются, но строжайше запрещено обучаемым. Т.е. самовольно запрещено материться, но когда ему скажет руководитель, то обучаемый материться обязан. Разработана также система наказаний для всей группы («воспоследствий») за нарушение правил (например, за опоздание с перерыва на одну минуту). Наказанные приходят на час раньше и убирают территорию вокруг учебного центра.

Каковы же задания, с помощью которых их обучали, и одновременно проверяли на предмет «лояльности, инициативности, стрессоустойчивости, гибкости, адаптируемости, умения подчиняться, командовать и работать в команде», и прочих ценных качеств исполнительного, позитивного и инициативного холуя? Они ползали по полу, кукарекали, орали, мяукали и лаяли. Несколько парней должны были громко, с улыбкой, четко и уверенно произнести заданные фразы.Один должен был сказать: «Я голубой». Другой — «я ношу женскую одежду». Третий — «я брею ноги». Четвертый — «я танцую голым в метро». Пятый — «я убил ребенка». Нескольким людям дали задание выбрать тех из группы, кого надо исключить и обосновать это исключение. Это обязательно, или тебя самого выгоняют. Тем, кого таким образом исключили, велели собрать вещи и уйти. Потом в коридоре уже их вернули.

Если вы думаете, что хозяева компании — сексуальные извращенцы, вы ошибаетесь. Все просто и логично. Современному молодому человеку в большинстве случаев ничего не стоит сказать »я циничный негодяй» или «за бабки я на все» или «я прогибаюсь перед начальником». А вот чтобы заявить «я ношу женское белье», ему все-таки нужно что-то в себе преодолеть. 

Одной девушке тренер дала задание выбрать самого тупого в группе и обосновать это. Девушка не смогла этого сделать. Тогда тренер видоизменила задание. Вызвала двоих парней. Вот говорит, Андрей и Артем. У кого член больше — скажи и обоснуй. Почему-то девушка решила, что такое задание менее оскорбительно, сказала и обосновала. 

Парням давались задания выбрать (с обоснованием выбора) — из двух вызванных девушек самую симпатичную и несимпатичную; ту, которой не помешала бы пластическая операция груди; ту, у которой самая плохая мама на свете и т.д.. 

Все справлялись… А потом были ролевые игры. Например, «играли» в господина и раба Рабами назначали тех, кто на вид построптивее, много о себе понимает, студентов… По приказу господина — тоже из группы, они должны были с улыбкой ползать по полу, изображать, собирать разбросанные господином карандаши и маркеры, подавать одежду, завязывать шнурки. Тренер проверял не только раба, но и господина. Если ты придумываешь недостаточно унизительные задания, или хоть раз скажешь «пожалуйста» или «спасибо» — ты проиграл и с позором изгоняешься.

Не буду перечислять дальше. Напомню: тем членам группы, которые пройдут через все это и останутся, предстоит работать вместе. Естественно, никаких проблем со взаимной ненавистью, «конкуренцией», стукачеством и беспрекословным подчинением начальству у них, скорей всего, не возникнет.

Интересно также то психологическое защитное обоснование, которое неслучайно вырабатывается в таких ситуациях у людей. Прошедших подобные «испытания» считают сильными, целеустремленными «победителями»; не прошедших — слабаками, лохами и лузерами. Способность делать подлости понимается тренерами как гибкость, тупая покорность — как работоспособность и выносливость.

Первая аналогия, которая тут приходит на ум, — армия — «школа жизни». Не случайно, один парень вспомнил годы своей армейской службы. «Фигня, — сказал он, — справлюсь. По сравнению с тем, что было у нас в части, это вообще фигня.»

Это, конечно, не случайно. Система унижений и издевательств, делающих каждого их соучастником, одновременно и рабом и господином, повязывает всех «единым командным духом». Лишь на первый взгляд кажется она бессмысленной, иррационально жестокой. Смысл этой системы предельно ясен. От нее требуется сломать человека, сделать из него не просто даже послушного раба, а раба инициативного, довольного и гордого своим рабством и подлостью — деятельного и наглого холуя и хама. Здесь в концентрированном виде проступает сущность капиталистической системы, основанной на угнетения и эксплуатации. Ведь все это с большим или меньшим успехом стремятся проделать с нами угнетатели и эксплуататоры в любом обличье — чиновника, буржуя, командира. 

Главный же вопрос — что и как мы сможем противопоставить всему этому.

И в самом деле, что? Если, конечно, не повторять дурацкую мантру «у кого голова на плечах есть — своё место в жизни найдёт». Других мест в этой жизни остаётся всё меньше и меньше.

Посмотрим правде в попу. Никаких механизмов, хоть как-то ограничивающих тупость, жадность и зверство начальства мелкого, среднего и крупного, а также и владельцев потогонных лавочек, просто не существует. Рабочей силы, как сказала бы fox69, дох*я, в крайнем случае на любое место можно посадить темнокожего мигранта, который, конечно, тот ещё работник, зато в платёжной ведомости места почти не занимает. Профсоюзы? Гы-гы, профсоюзы если где и остались, то не петюкают, а ежели начинают петюкать, с ними разбираются. Да чего там, такая базовая вещь, как социальная солидарность, и та отсутствует. Людишек приучили смотреть друг на друга исключительно как на конкурентов, ну и крысить каждую крошечку.

Советского разлива коммунист сказал бы, что это плата за предательство идеалов Октября: захотели жить красиво, вот и получили. Альтернатива — тот же самый продуктовый магазин с очередями и хамящими продавщицами, как при Брежневе.

Современный западный неомарксист на это сказал бы, что капитализм развивается неравномерно, и периферия капиталистического общества обречена на самый дикий и отвратительный вариант капитализма. Альтернатива — Северная Корея, плошка риса в день и все прочие прелести чучхе.

Либераст или лояльный путинист посоветуют не петюкать и больше работать. Кто много работает — тот много заработает себе на лекарства, а потом и на гроб. В гробу же эксплуатации не будет. Альтернатива — убить кого-нибудь или поступить на госслужбу, через что приобщиться к классу эксплуататоров. Правда, убивать следовало в девяностые, а госслужба не резиновая, но что поделать, такова се ля ви и не нам её ченч.

Не буду продолжать. Понятно, что я обо всём этом думаю, и у меня ещё будет повод высказаться. И не раз, и не два.

Вы сами подумайте.

Ну и девочек в магазине, в самом деле, не обижайте. Даже если сами идёте из офиса, с корпоративного тренинга.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter