К вопросу о «португальских девочках»

Не буду скрывать своего презрения к тем, кто пытается сейчас раскручивать тему так называемой «португальской» девочки. Как по линии госпатриотизма, так и в рамках органично дополняющей этот самый кондовый госпатриотизм демшизы, весь пафос которой — лишний раз потыкать русских мордой в грязь — «вот она, вот она ваша тоталитарная рашка, родина-мать бьёт ребёнка в прямом эфире, верните девочку туда, где ей будет лучше» и тэде и тэпе. И те и другие показывают высокий класс борьбы нанайских мальчиков, пытаясь отвлечь внимание телезрителей и блогочитателей от реальных источников конфликта, вытащенного на поверхность медиа, но подспудно существующего с того времени, как железный занавес со стороны СССР пал и бывшие советские граждане начали осваивать вчера ещё недоступное европейское пространство.

Однако, по сравнению с 1990ыми, ситуация немного изменилась, и эти клоунские антраша могут обманывать только самых наивных. Прочие же, со вполне понятной брезгливостью наблюдают за медийной сцепкой из трёх сюжетов — о русской матери, у которой бывший муж — француз выкрал ребёнка из России и которая сейчас сядет во французскую тюрьму за то, что попыталась осуществить самозащиту своих прав, подтверждённых российским судом, о русской матери, у которой бывший муж — финн выкрал ребёнка из России и которому за это ничего не будет, о русской матери, которая сдала своего ребёнка на проживание совершенно посторонним людям и, в целях «симметричного ответа российской дипломатии клятой Европе» с триумфом вернула себе покинутую было дочь в момент собственной депортации из Португалии. Ничего кроме брезгливости не могут вызывать и те, кому пришла в голову идея прицепить последний сюжет к первым двум. Впрочем, о бесталанном российском госпиаре и о не менее бесталанном пиаре «борцов за демократию» поговорим как-нибудь в другой раз.

У этих трёх сюжетов есть нечто общее и это — отнюдь не вопрос прав и интересов ребёнка. Я вам гарантирую, что если из них убрать международную составляющую — никакого особого внимания они бы не привлекли. Мало кому интересно влезать в чужие внутрисемейные разборки, ни журналистов, ни блоггеров они особо не привлекут. Все мы прекрасно понимаем, что есть очень большая социальная проблема — «раздел» детей при разводе родителей, что её надо решать аккуратно и тактично, что государство должно обеспечивать работающие правовые механизмы для того, чтобы эта проблема хоть как-то решалась и что российское государство в этом смысле вообще нифига не делает и вообщем-то не собирается. У него совсем другие проблемы и заниматься делами основной массы своих граждан оно не хочет, не может и не будет. Именно это является причиной того, что у нас последние 14 лет бурно развивается корпоративное законодательство, вносятся многочисленные поправки в ГК РФ и, в то же время, не происходит практически никакой эволюции семейного права. Некому лоббировать соответствующие законопроекты в Госдуме. Не то, чтобы кто-то был особо против — но заинтересованных лиц, способных оказать реальное влияние на ситуацию, в том числе — попросту оплатить экспертам разработку проектов необходимых обществу законодательных актов мы попросту не наблюдаем.

И тут мы плавно переходим к ключевому моменту нашего разговора.

К тому, что на между странами ЕС действуют международные договоры, позволяющие суду одной страны признать решения суда другой страны по семейному спору, что порядок общения родителей с детьми, с которыми они не проживают совместно после развода — унифицирован, и что российскими законодателями за прошедшие с принятия новой Конституции 1993го года, не сделано ничего, обратите внимание — ничего, для того, чтобы хоть как-то урегулировать этот вопрос с другими странами.

Поэтому граждане России на территории ЕС в таких конфликтах оказываются, по факту, ничем не защищены и подвергаются дискриминации.

***

Ну подумаешь, мелочь какая — интересы российской матери. Тут нет денег. Это Вам не многотысячекилометровую газовую трубу под водой тянуть — вот на трубу мы потратим дипломатический ресурс, будем вокруг неё манёвры совершать, скупать бывших руководителей европейских держав и прочая и прочая.

А решением вопроса, по которому между Россией и ЕС в принципе и нету особого противоречия, который вообще не требует каких-то серьёзных усилий, но который не относится к большому бизнесу — мы заниматься не будем!

Вот — текущая позиция Российского Государства и она очень не случайна.

Я теперь я несколько уйду в сторону от первоначальной темы статьи и напомню, что всякая там демократизация и «борьба с тоталитарным наследием советского прошлого» изначально велись у нас в стране под лозунгами свободы, в том числе свободы слова и свободы передвижения — типа там, чтобы нашим людям можно было свободно передвигаться по всему миру и тюдю и тюпю

Ну про свободу слова мы все уже знаем. А попробуйте-ка вспомнить, когда последний раз вопрос безвизового въезда в страны Европы, особенно в Шенгенскую зону стоял на повестке дня российской политики?

Не вспоминается? Так я освежу Вашу память — в 2004 году некто В.В.Путин, бывший у нас тогда, кажется, Президентом РФ, что-то такое говорил. Про «три общих пространства» России с Европейским союзом, включающих в себя в том числе и общее пространство для передвижения граждан. С тех пор, почему-то ни слуху, ни духу об этих эпохальных инициативах.

Общеевропейская энергобезопасность вытеснила вопросы поездок граждан куда-то вдаль. Следует ли считать, что российское государство равнодушно отложило этот вопрос как неактуальный, не имея серьёзных причин сделать это, а просто по лености и небрежению?

О нет, причины были, и они оказались настолько весомыми, чтобы не озвучивать их перед несознательными гражданами.

ЕС, в ответ на российские инициативы, выдвинул вполне конкретное, разумное и выполнимое условие, после реализации которого европейцы были готовы начать разговор о безвизовом передвижении россиян в Европу и, соответственно, европейцев в Россию. Этим условием было воздвижение эффективного барьера на пути нелегальной иммиграции в Россию и, далее, из России в Европу — создание приграничного контроля на путях следования граждан третьих стран в Россию и осуществление депортации нелегальных мигрантов, въехавших в Европу из России за российский счёт.

Всё честно, не правда ли? «Хотите к нам ездить свободно — закройте свою границу, чтоб не лезли посторонние».

Неприлично об этом говорить, но российскому государству интересы строителей-таджиков оказались важнее возможности собственных граждан свободно передвигаться за рубеж.

Как все мы знаем, лидер общественной организации, провозгласившей своей целью борьбу с нелегальной иммиграцией, получил срок (пока «условный»), а южные границы России по-прежнему распахнуты настежь. Достаточно сказать, что въезжающих по железной дороге в Россию граждан республик Средней Азии сейчас вообще никак не учитывают и российское государство даже не имеет информации о том, кто из них находится на территории России и где — для выяснения последнего вопроса даже предельно облегчённый для иностранцев способ получения временной прописки нимало не помогает, ибо он является уведомительным и достоверность соответствующих сведений никто не проверяет.

Разумеется, европейцы не испытывают не малейшего желания открывать свои двери перед страной, которую сознательно превращают в проходной двор.

Объяснить россиянам, почему же это нас не пускают в «белые страны», наши чиновники стесняются, потому они и замалчивают реальные причины того, что эта в высшей степени полезная инициатива В.В. Путина не была реализована. Хотя, заметьте, от отсутствия возможности проинформировать граждан о насущных проблемах кремлёвский «пеар» совсем не страдает: за последние годы каждый третий россиянин стал реально большим специалистом по перекачке газа, схемы расположения подземных газовых хранилищ, прямые и реверсные направления прокачки, а так же тонкости финансовых схем кражи денег из финансовогазовых потоков отскакивают у нас от зубов. На фоне того, как освещается полный ступор российской дипломатии по несчастным «трём пространствам» — контраст РАЗИТЕЛЬНЫЙ.

В то же время нельзя не заметить, что российское государство всё-таки движется по пути освоения некоторых европейских ценностей. В частности, совсем недавно, практически втихую, была ратифицирована Европейская Социальная Хартия.

Злые языки говорят о том, что наиболее важными из ратифицированных пунктов этой хартии были те, в которых декларируется право мигрантов на труд и социальную защиту на территории страны, в которую они мигрировали, но мы, разумеется, с негодованием отметём эти инсинуации.

Подводя итог под данным выше обзором российской социальной политики в её международном преломлении, могу сказать только одно: была бы обеспечена симметричность в правах россиян и европейцев — вопроса о «португальской девочке» вообще не стояло бы. Её мать продолжала бы болтаться по своим делам в Португалии, приёмные родители имели бы вполне реальную и справедливую возможность добиться передачи себе родительских прав и лишения их той женщины, которая добровольно отказалась от своего ребёнка. И это не вызвало бы отторжения у отечественной национально настроенной публики. Точно так же, не было бы проблемы у Ирины Беленькой, чей бывший муж прикрылся французским судом от того, что на территории России похитил ребёнка, совершив уголовное преступление. Точнее, эта проблема переместилась бы из плоскости межгосударственных в плоскость межсупружеских разборок и не была бы предметом общественно-блоггерского интереса. Бывшие супруги могли бы в таких ситуациях ездить между Европой и Россией, не испытывая необходимости каждый раз проходить через визовые мытарства, да и просто жить под угрозой того, что в один прекрасный день государство бывшего супруга закроет въезд.

Увы, для того, чтобы уравнять россиян и европейцев в правах на территории Европы, российскому государству необходимо, для начала, изменить политическую позицию, в соответствии с которой граждан нашей страны рассматривают в качестве «трудового ресурса», вполне заменяемого на трудолюбивых таджиков и узбеков, а в качестве конечных бенифициаров этого самого государства.

До тех пор, пока этого не будет сделано — россияне обречены на то, что и в Европе с нами будут обращаться как с людьми второго сорта. В том числе и в том плане, что европейские суды будут «спасать» детей от русских родителей просто по признаку российского гражданства и не глядя на реальные семейные обстоятельства.

А мы тут будем сидеть и перетирать в своих уютных дневничках бессмысленные вопросы о том, должен ли русский националист вставать на защиту женщины, бросившей ребёнка, если эта женщина — русская.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter