Четыре года. За что их дали Стрелкову, и есть ли они у нас

Когда герою Русской весны Игорю Стрелкову оглашали приговор – четыре года колонии общего режима «за призывы к экстремизму» – я была у стен Мосгорсуда. Собралось, пожалуй, сотни две народу, но внутрь не пустили даже пожилых и совершенно явно безобидных женщин, которым было тяжело стоять на холоде. Женщины попробовали скандалить. Это не помогло. Да и ничего не помогло. Потому что всё уже было решено. Оглашение приговора должно было начаться в 14:00. В 14:02 на «Базе» уже висела новость: дали четыре года. Вот так быстро.


Потом были возмущённые крики: «Подарок ко дню рождения Зеленского!», «Спускайте российский флаг, поднимайте украинский!». Ну и, конечно, «Позор! Позор!», куда же без этого. Всё правда. Но правда никому не нужна.

 

За эти месяцы я наслушалась прогнозов политкорректных аналитиков о том, как Стрелкова просто решили поберечь, как его «никто не будет репрессировать», как его вот-вот выпустят, а теперь, пожалуй, всё равно после выборов выпустят (да, аналитики и теперь продолжают анализировать). Все эти рассуждения, честное слово, не стоят пятнадцатиминутного стрелковского выступления. За это его и посадили.


Да, это моё личное оценочное суждение и одновременно глубокое убеждение: посадили не «за президентские амбиции», не «за длинный язык» и не «за экстремизм». И, уж конечно, не «чтобы поберечь»; хотели бы «поберечь», хотели бы «после выборов выпустить» – не было бы никакой нужды не давать ему свиданий с женой (их не давали все эти полгода). Посадили именно за то, что его прогнозы имели дурное обыкновение сбываться. А в мире, где каждый новый поворот государственной мысли вы должны узнавать внезапно (желательно, забывая всё бывшее), внятные, реалистичные и сбывающиеся прогнозы никому не нужны, там нужен гомон разрешённых аналитиков.


Итак, Стрелков – официально признанный экстремист. Как нам это мыслить? Я думаю об этом так, что это, прежде всего, очень стыдно. И я не буду читать, «что пишут об этом украинцы», «какую оценку дают западные СМИ». Потому что стыднее быть не может. Но может быть что-то хуже стыда. Это – реалии нашего вероятного будущего.

 

Ведь есть ещё один прогноз Стрелкова – относительно своей посадки. Говоря о разномыслии во власти по поводу войны с украиной, он отмечал, что если в этой войне найдётся ему применение – значит, решили воевать на победу. Ну, а если его посадят – значит, верх одержали совсем другие настроения.

 

Что ж, наше место в этом театре даже не в первом ряду, а прямо на сцене. В конце концов прозреют даже закрывающие глаза и старательно воображающие себе «нытика Стрелкова», «нарцисса Стрелкова», «Стрелкова, который сам виноват». (Слепые, конечно, не прозреют.) Но этих четырёх лет, которые власть отвалила Стрелкову, может не оказаться у нас как у общества дорогих россиян. 

 


Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter