2022 год войдет в историю России как год знаковый, рубежный.


 

2022 год войдет в историю России как год знаковый, рубежный. Причем на этот раз речь идет одновременно как о международной, так и о внутренней повестке дня. Поскольку 24 февраля изменило положение нашей страны сразу в обеих этих сферах. Эти изменения я расцениваю в общем как положительные, дарящие оптимизм. Попробую объяснить, почему.


Мир и война


С тех пор, как у нашей страны радикально изменился весь строй и поменялись политические векторы, прошло тридцать лет. За этот срок выявились и предельно вызрели все противоречия, заложенные в ходе ломки советского и утверждения нового, буржуазно-демократического строя.


При этом внешний мир тоже пережил радикальную трансформацию и тоже преисполнился назревшими противоречиями, что, конечно же, отражается и на положении в нем России. В основном речь идет о стремительном взлете и падении США как мирового гегемона, «последнего суверена», как именовал их Збигнев Бжезинский. Сегодня мир наблюдает начало агонии этой сверхдержавы, которую, с одной стороны, вытесняет с пьедестала Китай (при активной поддержке России), а с другой – лихорадит и трясет первыми конвульсиями назревающая гражданская война, вызванная глубоким расколом общества как по социальным, так и по расово-этническим граням. В правление предыдущего президента – Трампа – Америка была достаточно разумна, чтобы продекларировать самоустранение с поста гегемона и мирового жандарма, что свидетельствовало о трезвом понимании ситуации. В правление Байдена состоялся временный триумф реваншистов, но это лишь поверхностный эффект, не могущий скрыть истинную тенденцию. Сверхдержава пошатнулась, и это сотрясение чутко уловили политические сейсмографы всего мира, а прежде всего – стран Запада, ее сателлитов поневоле.


Необъявленная война, которую США повели против России в расчете ослабить тылы Китая и подорвать его позиции в мире, на деле служит катализатором экономических и политических противоречий в самих Штатах. Россия представляет для Штатов угрозу не сама по себе (поскольку до ядерной войны с нею дело, скорее всего, не дойдет), а как «черная дыра», поглощающая энергию и ресурсы Америки, ничего не давая взамен. Расчет, что Россия рухнет и позволит в очередной раз себя ограбить и раздеть до нитки, чтобы продлить существование дряхлеющего Запада, явно не сработал. Да, нам трудно, но мы живем, активно перестраиваемся и намерены выстоять и победить. В связи с чем сознание бессилия, нервируя американский истеблишмент и усугубляя раскол во всем американском обществе, подрывает основы Pax Americana.


Что же, какие итоги пришли в 2022 году для России в свете сказанного?


Во-первых. Мы смело шагнули навстречу своей судьбе.

Еще в 1990-е годы наиболее прозорливым политологам было очевидно, что мечта Запада – разорвать Россию, покончить с ней навсегда и раздербанить ее наследие. После мюнхенской речи Путина всем стало ясно, что этот замысел полностью разоблачен нашим руководством и осуществить его легко и незаметно не удастся. Но Россия принципиально не шла на обострение отношений с Западом, наивно надеясь, что конфликт «рассосется». Мы продолжали играть в «партнерство» и тогда, когда уже всем было видно, к чему дело идет.

Между тем противник наращивал угрозу, продвигая НАТО все ближе к нашим границам, разжигая конфликты по их периметру, готовя Украину на роль тарана в грядущей атаке на Россию, организуя майданный переворот. В 2014 году мы ответили на это воссоединением с Крымом и восстанием Донбасса. Наши ошеломительные победы под Иловайском и Дебальцево навсегда вписаны в историю русской воинской славы. Судьба Мариуполя висела на волоске, в тот момент русские войска могли взять этот ключевой город Приазовья без большого труда.


Но затем произошло что-то, чего мы толком не знаем. Победная русская армия была остановлена, и результаты ее подвига, как не раз бывало в русской истории, оказались отправлены в чулан руками политиков и дипломатов. Наступило целое восьмилетие, в ходе которого украинские позиции усиливались. Как можно понять, это было во многом связано с необоснованными надеждами Кремля на то, что украинские националисты, захватившие власть, образумятся и вспомнят о русско-украинском братстве и единстве. Отсутствие у руководства России элементарных представлений о том, что такое этногенез, этнократия, национальное государство, сказалось роковым образом. За эту чудовищную этнополитическую безграмотность и просчет нам приходится сегодня дорого платить.


Время работало в целом против нас; решимость Запада покончить с Россией руками украинцев возрастала. Тотальная бандеризация и дерусификация накрыла всю Украину от Львова до Харькова, превратив в русофобов даже этнически русскую молодежь. Готовность украинцев воевать против русских, их оснащенность и слаженность, их боевая выучка также росли в ходе АТО. К февралю 2022 года на Донбассе сосредоточилась группировка ВСУ до 150 тысяч человек, вооруженных до зубов. Украинский официоз открыто грозил подавлением Донбасса и захватом Крыма. А мы все мямлили что-то про Минские соглашения…


Конечно, мы тоже не теряли времени даром, проводили учения, наращивали боевую мощь, создавали новые виды оружия. Создали ракету «Сармат», сразу осадившую натовцев. Если бы в 2014 году Запад решился вмешаться в русско-украинскую войну силами НАТО, нам было бы труднее его сдерживать, чем сегодня. Да и экономика наша могла бы не выдержать. Кроме того, за эти восемь лет на Донбассе сложился мощный военнный корпус на базе ополчения. Сегодня он стал нашим ударным кулаком.


Однако в целом выжидательная позиция была для нас – этого не скрыть – вынужденной, она отзывалась в русской душе чувством обидного бессилия, попранной справедливости. «Мы долго молча отступали, досадно было, боя ждали.» Но в феврале 2022 года мы, наконец, нашли в себе силы ответить на вызов эпохи. Мы поступили достойно, вернули себе самоуважение. И теперь не можем отступить, не выполнив предназначения. Это главный итог года.


Во-вторых. Произошла глубокая, фронтальная, хочется верить, необратимая расстыковка России с Западом, чего я ждал тридцать лет, как манны небесной. Никакой единой Европы от Лиссабона до Владивостока больше ожидать не следует. Дело в том, что за ХХ век внутренняя сущность Запада радикально изменилась, он предал сам себя и вывернулся наизнанку, как перчатка. Черное стало там белым, белое – черным, все идеалы прошлого преданы и растоптаны, о былые знамена белого христианского человечества сегодня вытирают ноги едва ли не все прочие этносы мира. Лично мне вполне очевидно, что народы Запада на наших глазах вымирают и вырождаются, сдавая свои территории, своих женщин, свои сокровища, идеалы и устои, блистательное наследие своих предков – народам, палец о палец не ударившим, чтобы создать всю эту роскошь и богатство, в том числе духовное. Для меня вполне ясно и понятно, что этот сияющий огнями «Титаник» не сегодня-завтра пойдет ко дну, втягивая в свою воронку сателлитов, и первейшая задача России – максимально далеко отгрести от этого обреченного плавсредства. Я не завидую тем, кто купил себе билет на этот лайнер, и откровенно рад, что наша страна сознательно начала дрейфовать от него в сторону, разрывая идейные, морально-политические связи с Западом. Тем самым у России появился шанс выжить и стать надеждой и оплотом для нормальных людей всего мира, сохранивших верность традиционным ценностям. А это, как мы знаем, дорогого стоит. Таков второй, самый долгожданный и долгосрочный по своим последствиям итог, который наконец-то сбылся.


В-третьих. Мы расстались со многими иллюзиями, мешавшими нам нормально жить и нормально воевать. Мы, очень хочется верить, прозрели.

Мы долго обманывали себя сами, продолжая считать украинцев единым народом с русскими, народом-братом, в то время как сами они давным-давно уже так не считают, поскольку по большей части трансформировались в бандеровцев, особенно молодежь. Упорство и ожесточенность, с которыми воюют украинцы против «клятых москалей», «оккупантов», их мотивированность, агрессивные установки украинской пропаганды свидетельствуют об этом однозначно. Как и непрекращающиеся теракты на освобожденных территориях, деятельность там не только ДРГ ВСУ, но и партизан, включая несовершеннолетних, этаких новых молодогвардейцев. Как и воссоздание батальона «Азов», в который вновь вступили отпущенные нами (по простоте душевной?) пленные азовцы из Мариуполя. Мы тешили себя надеждой, что-де идейный морок рассеется над Украиной и все будет по-прежнему, экономика все вернет на свои места. Но все дело в том, что этнополитические проблемы в принципе не решаются политэкономическими средствами, и мы начинаем это понимать, мне кажется. Это прозрение очень важно.


Мы долго позволяли Западу водить себя за нос, морочить нам голову Минскими соглашениями. Признание Меркель на сей счет очень полезно, оно не оставляет почвы для двойной оценки этих соглашений: перед нами чудовищный провал российской дипломатии, показывающий, чего стоила наша прекраснодушная внешняя политика в отношении западных «партнеров». Точно таким же обманом в сочетании с самообманом выглядит т.н. «зерновая сделка», в результате которой Украина получила немалые средства на оплату поставок новейшего оружия и организовала атаку морских дронов на Черноморский флот, а Россию опять обвели вокруг пальца, обманули. Не менее того глубоко ошибочными кажутся неравноценные обмены пленными (особенно с участием Медведчука), когда выпущенные под честное слово азовцы потом оказались против нас на фронте с оружием в составе нового батальона «Азов». Нас опять провели за нос?Или это прямое предательство со стороны закулисной дипломатии?


Мы долго питали необоснованные иллюзии также в отношении некоторых бывших республик СССР и членов ОДКБ (например, Казахстана), стран Варшавского договора, да и более отдаленных друзей и деловых партнеров в мире. Война и санкционный режим, введенный Западом, многих заставили проявить себя, открыть свою подлинную сущность и свое отношение к России. Мы познали на опыте, кто нам истинный друг, кто только прикидывался им, а кто питает к нам враждебные чувства. И теперь этого уже не забыть. Помимо всего прочего, важнейшим фактором следует считать пророссийскую позицию Китая, поскольку она ярко показывает как основное противостояние эпохи (между КНР и США), так и место России в этом противостоянии (рядом с КНР). Наступившая последняя определенность в международных отношениях, проявленная войной, – очень полезная вещь. Лишь бы этот урок не забылся…

Мы увидали, наконец, в лицо практически всю нашу пятую колонну, всех фрондеров с вечной фигой в кармане, всех злопыхателей, идейных врагов России и русского народа. Хотя, по правде говоря, думаю, что значительная их часть затаилась и выжидает своего часа, сидя под маской верноподданности. Но все же в России произошел процесс массового самоочищения – пролог для массовой люстрации, которая должна наступить еще до нашей победы в войне, а уж после – и подавно. Мы узнали, кто есть кто рядом с нами, и не забудем этого впредь.


Вот, какие главные позитивные итоги вижу я в уходящем году. Но важно ведь не то, что вижу и понимаю я, Севастьянов, а то, видит ли и понимает ли все это Кремль?


 

О чем сигнализирует Кремль


Путин, как мне кажется, вполне прозрел и усвоил все эти уроки. Об этом говорит простой факт: он признал – публично и широковещательно – свои ошибки.


Главное – на встрече с матерями воюющих на Украине бойцов он сказал, что мы ошиблись, понадеявшись в 2014 году на мирное урегулирование вопроса, вместо того, чтобы тогда же провести СВО и решить проблему своевременно и радикально. Я никогда не думал, что Путин выговорит слова про эту страшную ошибку! А он нашел в себе мужество это сделать. Вот это признание: «Что касается 2014года. Задним числом мы все умные, конечно, ноисходили изтого, что, может быть, удастся договориться, иЛуганск, Донецк как-товрамках договоренностей– Минских договоренностей, окоторых Вы наверняка знаете – все-таки смогут как-товоссоединиться сУкраиной. Мы искренне кэтому шли. Номыже нечувствовали доконца настроение людей, доконца невозможно было понять, что там происходит… Нотеперь, наверное, стало очевидным, что это воссоединение (с Россией, как я понял. –А.С.) должно былобы произойтираньше. Может быть, инебылобы столько потерь исреди мирных граждан, небылобы столько погибших детей под обстрелами итак далее». Что ж, избавление от такой иллюзии, на мой взгляд, очень важный рубеж. Сам-то я писал еще в 2014 году, что мы зря не прошли железным маршем от Харькова до Тирасполя, поскольку все равно это придется делать позже, только с неизмеримо большими затратами и потерями. Как в воду смотрел. Но сегодня Путин сам дошел до этого признания. И он не оправдывает себя словами «мы искренне к этому шли», ведь искренняя глупость – все же глупость. Мы лишний раз убедились, как опасны доверчивость, прекраснодушие и донкихотство в политике…


Путин не раз признал уже и то, что начало спецоперации было спланировано стратегически ошибочно, что противник был оценен совершенно неверно во всех отношениях (и прежде всего в идейно-политическом, ментальном), что наши иллюзии по его поводу оказались разбиты. Ох, как это дорого нам обошлось. Но сегодня розовые очки нашего руководства, будем надеяться, сняты навсегда. Не хотелось бы после победы оказаться в плену старых иллюзий о «едином» или «братском» народе.


Путин не раз отозвался также о лукавстве западных «партнеров», использовавших Минские соглашения для укрепления обороноспособности Украины. Важно, чтобы впредь российская дипломатия вообще не верила в искренность западных коллег и не спешила открыть им вновь свои объятия, чтобы получить в очередной раз нож в спину. Вообще, хорошо бы Кремлю понять, что путь договоров – не наш путь, ибо нам нужна полная и безоговорочная капитуляция Украины, больше ничего. Любое отступление от этой цели, любой договор вместо нее обернется нашим поражением. Увы, такова отечественная традиция: мы слишком часто теряли в дипломатических коридорах наши победы, добытые кровью русских воинов. Пора с этим покончить.


Путин прошелся и по тем, кто сбежал из страны, и по тем, кто критикует цели и задачи СВО, по пятой колонне, как ее ни называй. Мы долго терпели либеральную гниль в нашем организме; пришло время выжигать ее каленым железом. Путин прямо назвал опасным пребывание в России граждан, делающих здесь деньги, но при этом отрекающихся от патриотизма. Мы давно ждали этих слов. Видимо, пришло время их сказать, и Путин это почувствовал.


Наконец, важным симптомом прозрения Путина в отношении этнического характера войны являются его слова: «Никто не хочет объединения русского народа. Разобщение– пожалуйста, это с удовольствием, будут кромсать и дальше. Но объединения и усиления никто не хочет– кроме нас, а мы будем это делать и сделаем». А ведь понимать именно этнический характер текущей войны – архиважно. До сих пор вопрос о воссоединении русского народа, оказавшегося в разделенном положении, публично не ставился. И в этом была большая стратегическая ошибка Кремля. Поскольку, если бы в ГД РФ был своевременно принят наш проект закона «О разделенном положении лезгинского, осетинского и русского народов и их праве на воссоединение», то сегодня у СВО была бы великолепная, международно признанная юридическая база, да и с мотивацией нашей армии и всего населения было бы проще. Верю, что фраза Путина не случайна, она выношена им.


Осознание президентом главных проблем СВО и признание столь существенных ошибок крайне важно, поскольку это равнозначно извлечению уроков. А Путин умеет учиться, я в этом не раз убеждался.


Одно из подтверждений тому – недавняя речь Путина на коллегии Министерства обороны, которую эксперты уже именно так и оценили: работа над ошибками. Реформирование наших вооруженных сил и ВПК намечено именно в том направлении, которое диктует ход событий на фронте. Таким же извлечением урока мне видится создание де-факто коллегиального органа, руководящего проведением СВО. У Сталина, как известно, был ГКО, который работал без устали, вникая во все тонкости войны.Наконец, указом президента создана рабочая группа из представителей Федерального Собрания и журналистов, которую возглавил первый вице-спикер Совета Федерации Андрей Турчаки которая будет осуществлять постоянный мониторинг вопросов, связанных с СВО, чтобы ежемесячно докладывать президенту о ее ходе.Не скрою, у меня порой складывалось впечатление, что наш президент (он же главнокомандующий) как-то отстранился от контроля за ходом СВО, передоверив все это Минобороны и Генштабу. Но теперь, похоже, все будет по-другому.

Личный опыт – лучший учитель. Надеюсь, он пойдет Путину впрок. Мы знаем, что Путин упорен в достижении далеких целей. Уходящий 2022 год многому научил не только всех нас, но и его, Президента России. Поэтому я смотрю в грядущий 2023 год с осторожным оптимизмом. И верю: враг будет разбит, Победа будет за нами.


 

Промежуточные достижения


Иногда приходится слышать о том, что Россия-де ничего не добилась в ходе СВО, а если чего и добилась, то сдала обратно. И вообще, дескать, война уже проиграна, потому что блицкриг не состоялся, а воевать вдолгую мы не приспособлены, да и ресурсов нет. Харьков не взят, Херсон, Изюм, Красный Лиман сданы, плацдарм для наступления на Николаев и Одессу потерян, украинцы бьют по Белгородской, Курской и Брянской мирным областям, их беспилотники долетают до Саратова и Рязани, чего доброго и до Кремля долетят. И тому подобных рассуждений в интернете можно найти немало. А хуже всего – ряд высокопоставленных лиц начал поговаривать о готовности к договору с Украиной, что для нас было бы равнозначно поражению и капитуляции. А это значит, что в верхах есть влиятельные силы, убежденные, что мы уже проиграли и надо быстренько договариваться о мире. Когда я слышу, например, от сотрудника Совета Безопасности и зампредседателяСоветапо внешней и оборонной политике Сергея Караганова рассуждения о том, что скоро все закончится и после войны Украина будет снова дружественной и братской страной, я недоумеваю: кто передо мной – дурак или предатель?..


Я совсем по-другому оцениваю результаты СВО.


Безусловно, начиная кампанию, главнокомандование неверно оценило исходные обстоятельства, позволило себе увлечься необоснованными надеждами. Это печальный факт, и мы за это расплачиваемся. Хороши оказались советнички у президента!

Тем не менее, первоначальный удар был такой силы и неожиданности, что техническая база противника оказалась довольно быстро разгромлена, за счет чего возникло наше абсолютное превосходство в воздухе и на воде. В результате чего состоялся ряд важных достижений:


– в Крым пришла вода, заработал Северо-Крымский канал, перекрытый в 2014 году;

– пал Мариуполь, и все Азовское море стало нашим внутренним озером;

– противник был вынужден оставить Луганскую область, очистить ее целиком;

– весь Донбасс, а также Херсонская и Запорожская области официально стали частью России, и теперь любая атака на эти регионы теоретически является атакой на Россию.Референдум в этих четырех областях показал, что не все так однозначно на Юго-Востоке Украины, что здесь господствуют скрытые пророссийские настроения, которые только ждут возможности легально проявиться. Это придает осмысленность и целесообразность продолжению кампании до отвоевания по крайне мере Харькова, Николаева и Одессы, а возможно и других областей ближе к центру Украины. (В идеале речь должна идти о капитуляции Киева.)А также обязывает нас до конца освободить от киевского режима Донецкую, Херсонскую и Запорожскую области,поскольку все это – уже Россия;

– на мой взгляд, самостоятельное значение имеет то гомерическое количество вражеской живой силы и техники, включая поставленную Западом, которое мы привели в негодность за десять месяцев спецоперации. Без западных поставок оружия Украина давно бы сдалась на милость победителя. Но и так наступление ВСУ, по всей видимости, захлебнулось, выдохлось, его волны одна за другой разбиваются о наши позиции. Украинцы не из железа сделаны. Судя по заявлениям украинской стороны, в том числе от самого Залужного, уклонение от воинской повинности, отказ выполнять приказы командования и дезертирство приняли в ВСУ угрожающие размеры. Настолько, что требуют чрезвычайных мер, на которых настаивает командование. А это важный симптом, ведь количество таких случаев неизбежно перерастет в качество. Нужна, как говорится, последняя соломинка, чтобы сломать спину верблюда. И тогда фронт вновь покатится на Тирасполь и Киев;

– возможно, роль такой соломинки рано или поздно сыграет разгром украинской инфраструктуры, успешно начатый генералом Суровикиным. Но, во-первых, как говорили предки, «не начавший блажен, но скончавый». А во-вторых, думаю, без уничтожения всех транспортных артерий, связывающих Украину с Европой, тут все равно не обойтись. Лукавые возражения, что-де нам же и придется потом все восстанавливать, несостоятельны: с какой стати? Восстанавливать будет Украина сама, вернее, то, что от нее останется. А мы, конечно, поможем ей, но не задарма, а так, чтобы навсегда превратить в свою данницу, и в корне экономически задавить всякую возможность повторения майдана и его последствий.


Понятно, что перечисленные достижения носят промежуточный характер, ограничиваться ими нельзя, иначе можно все потерять. Теперь главное – не останавливать спецоперацию до полной и безоговорочной капитуляции противника. Потому что не сменив режим в Киеве и не разделив Украину по меньшей мере на три части (или более, если привлечь к разделу Польшу, Венгрию и Румынию), мы не достигнем целей СВО и не обеспечим безопасность нашей России.


 

Судьба мира решится не только на Украине, но и на Тайване


Среди важнейших итогов уходящего года – переход России и Китая на взаиморасчеты в национальной валюте вместо долларов. Это сигнал, показывающий всему миру, насколько все серьезно обстоит с нашей совместной атакой на еще вчера всесильного гегемона. Лиха беда начало: постепенный отказ от доллара как единой всемирной валюты повлечет за собой крах всей американской экономики, чей гигантский внешний долг покрывается только за счет долларовой эмиссии. Между тем, по последним известиям, безудержная работа машин, печатающих доллары, уже привела к небывалому росту инфляции в самой Америке. К тому же, вопреки расчетам американских стратегов, антироссийские санкции рикошетом ударили по «зеленой» валюте, поскольку Россия обязала всех покупателей энергоресурсов расплачиваться с нею в рублях, соответственно уронив значение доллара.


Я ни в коей мере не экономист и упомянул о вышесказанном только для того, чтобы подчеркнуть тесную спайку России с Китаем в общем противостоянии с Америкой, которое назрело. Подчеркнуть важность совместной антиамериканской борьбы. Она должна кончиться нашей общей победой, потому что это будет соответствовать законам истории. Согласно которым ни один народ не может занимать позицию глобального лидера вечно. Война за мировое господство идет испокон веку, не прекращаясь ни на минуту, но исполнители главной роли меняются время от времени с железной необходимостью. Англосаксонская (можно и шире: западная) цивилизация явно выдохлась, подошла к завершению, ей нечего предложить больше миру, а то, что она предлагает в виде «западных ценностей», миром отторгается. А вот китайская цивилизация столь же явно идет на подъем, служит примером для многих и многих (в этом плане симптоматичен зондирующий визит Шольца в Пекин, к восходящему лидеру мира). И наше счастье, что мы оказались в тамбуре этого набирающего мощь локомотива.


В данной связи особое судьбоносное значение приобретает съезд компартии Китая, закончившийся в октябре триумфально для китайского вождя Си Цзиньпиня. Он полностью подавил внутрипартийную оппозицию в китайских правящих кругах и сосредоточил в своих руках необъятную власть. Он лидер, прежде всего, китайских силовиков, настроенных антиамерикански. Он неоднократно подтвердил верность китайско-российскому союзу. Он однозначно высказался о необходимости распространить власть континентального Китая на Тайвань. Все это значит одно: война за Тайвань стоит на пороге нашего мира, и это будет, прежде всего, война Китая с Западом, с Америкой, такая же, какую Россия ведет на Украине. И начнется она, скорее всего, в недалеком будущем, возможно уже в 2023 году. Потому что именно сейчас, когда съезд КПК окончился так, как он окончился, внутриполитические риски для Си Цзиньпиня минимальны. А это значит, что для Запада и США вскоре откроется второй фронт. Смогут ли они воевать на два фронта, если даже на одном, украинском, им не удается победить? Пойдут ли они на развязывание войны с Китаем или уклонятся от этого?


Пока что все говорит о том, что у потерявших связь с действительностью демократов США господствуют воинственные настроения. В минувшем сентябре комиссия сената по международным отношениям одобрила законопроект о политике в отношении Тайваня. Это не что иное, как дипломатическая оплеуха Пекину, демонстративный отход от политики «единого Китая», которую США декларировали 50 лет кряду. По сути, Америка подтверила готовность поддержать независимость Тайваня вооруженным путем. Что ж, недаром говорят, что если боги хотят кого-то наказать, то лишают его разума. Для России, конечно, это было бы оптимальным развитием событий, и чем раньше, тем лучше.


Впрочем, на Западе не случайно стали поговаривать о мире и втихаря склонять Зеленского принять некоторые условия Москвы, на что он не так давно пожаловался публично. Видимо, американские стратеги тоже предчувствуют войну на Тихом океане и торопятся покончить с войной на Украине, чтобы развязать себе руки. Я надеюсь, что в Кремле все это видят, понимают и не позволят в очередной раз манипулировать Россией. Наша стойкость и готовность до конца стоять за правду против укронацизма, бандеровщины и русофобии очень нужны как нам самим, так и нашему союзнику Китаю – ради победы над общим противником, Западом.


 

Забегая вперед


Одним из итогов минувшего года мне представляется негласный старт президентской кампании 2024 года. Есть как минимум две персоны из высших слоев российского истеблишмента, два политических тяжеловеса, которые уже начали свой предвыборный марафон: это Дмитрий Медведев и Дмитрий Рогозин.


Что касается меня лично, я бы предпочел, чтобы Путин остался президентом на новый срок, а отмеченные выше старты в таком контексте стали бы фальстартами. Ради стабильности в стране. Но уверенности в том, что Путин останется, у меня нет, поскольку нагрузки, физические и психологические у него сегодня чрезвычайно велики. И хотя он по-прежнему великолепно держится и демонстрирует ясный ум, сильную волю и умение держать удар, но я вполне представляю себе, что 70-летний президент может попросту устать и захотеть на отдых.


А вот сможет ли он уйти на покой, выпустить из рук бразды управления Россией, лишиться прерогатив высшей власти? Хорошо было Дэн Сяопину, который переуступил некоторые из своих полномочий в условиях относительной стабильности Китая, когда над страной не нависала внешняя угроза, а экономика шла на подъем… Но выпустить кормило из рук во время шторма – это очень опасно как для всего корабля, так и для кормчего. Об этом громко напоминает судьба Сербии и ее президента Слободана Милошевича, чей личный трагический крах случился именно в результате его невыборовв условиях проигранной войны. Поэтому я понимаю: решение Путина насчет нового президентского срока всецело зависит от исхода русско-украинской войны, и времени на размышления не так уж много, меньше года, если считать, что президентская кампания стартует осенью 2023 года.


Исходя из сказанного, я также понимаю: Путину необходимо победно – и только победно! – завершить войну не позже, как к концу весны следующего года. Времени очень мало, потребуется эффектный форсаж, вероятность коего не слишком велика. Это один вариант. Второй – напротив, длить войну до самых выборов, подбадривая население России небольшими, но постоянными победами, с расчетом на то, что электорат не станет менять коней на переправе, в преддверии большой Победы. Таковы гарантии элементарного самосохранения Владимира Владимировича. В этом втором случае выборы становятся пустой формальностью, и тем, кто сегодня много о себе понимает, придется сдержать амбиции. Опасность тут только одна: за целый год электорат тоже может устать от войны; элементарно лопнет терпение, захочется всего и сразу, как это бывает у русских. Ну, тогда всем беда.


Итак, Путин не может уйти, не победив. О том, что ждет Путина в случае поражения в войне (в том числе в виде межеумочного замирения с противником, без достижения заявленных целей войны) я даже и говорить здесь не стану, это и так всем понятно, ему самому в том числе. Пример Милошевича, опять же, у всех в памяти.


Но допустим: весной мы дожмем Киев и вынудим его подписать мир на наших условиях. Триумф, цветы, слезы восторга… И президент говорит нам: все, друзья, я выполнил до конца свой долг, сделал все, что мог, теперь хочу отдохнуть (допустим, пересесть в кресло председателя Совета Безопасности с сохранением полного контроля над силовым блоком, как тот же Дэн Сяопин). И вот осенью стартует президентский марафон…


Я пока воздержусь от анализа возможностей и перспектив названных мною гипотетических кандидатов в этой гонке лидеров, отложу это на следующий год ближе к делу. Скажу только, что сам очевидный факт их появления на нашем политическом поле весьма симптоматичен. Потому что такие персонажи не поднимают свои тела из высоких кресел просто так: больно ставки высоки. А это значит, что нас ждут в 2023 году волнующие политические события. К которым нас подвел истекший 2022 год.


 

Резюме


Вот так мне видятся основные итоги. В целом позитивные.

Как убедился читатель, вызовы и угрозы, стоящие перед Россией, взялись не из ниоткуда, во многом они порождены крушением СССР, партократической системы и советского строя, распадом социалистического лагеря, исчерпанностью западной цивилизации и другими причинами глобального характера. Просто они обострились, обнажились сильнее обычного из-за ряда глобальных же обстоятельств. Так что в целом нам не привыкать, мы шли к 2022 году трицать лет, ведомые силой вещей, логикой истории.


За эти тридцать лет я пришел к выводу, что в гербе России надо бы расположить не двуглавого орла, а Ваньку-встаньку, куклу неваляшку. Как нас ни укладывают раз за разом ликом в грязь, а мы каждый раз снова поднимаемся, да с улыбкой. Жизнестойкость российских граждан просто потрясающа. Это упорство в стремлении к победе над любыми обстоятельствами дает мне уверенность, что и из нынешней ситуации мы выйдем победителями.


Лишь бы не остановиться на полдороге, не предать самих себя.

 

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter