Крым: земля, сталь и душа. Путевые впечатления. Часть II

В прошлом очерке довелось «пробежаться» по крымским воспоминаниям, начиная с детства 1960-х гг., и до недавних впечатлений от теперь уже ежегодных отпусков в Тавриде, «вернувшейся в родную гавань». Следует завершить это повествование описанием крымских поездок последних лет, пытаясь совокупить в единое целое впечатления о трёх отмеченных дарах Крыма: его удивительной земле, цивилизации, на ней сущей, и той главной народной силе, которая призвана их одухотворять.


Три последних визита в русский Крым были отмечены постоянством. Отдыхали на «грязелечебном» курорте в городе Саки, расположенном вблизи Евпатории. Об этом месте я услышал ещё в детстве во время первых, «дикарями», посещений Крыма с родителями. С того времени запомнились слова «отличная сакская грязь» и «солёное озеро». Наконец, настало время познакомиться с этими «оцивилизованными» природными явлениями, тем более что нынешние наши уже немолодые годы к тому побуждают. Мы избрали старейший сакский санаторий, с дореволюционных времён прилепившийся к берегу лечебного озера, в котором добывается грязь и из которого берётся единственная в своём роде лечебная вода – рапа. Этой «солонущей» водой, разбавленной в определённой пропорции, смывают грязь после соответствующих процедур. Ею же наполняют лечебные ванны для разнообразных водных процедур.

 

Вообще в Саках и окрестностях расположено пять санаториев, включая дорогой «Сакрополь», затем военный, имени Н.И. Пирогова, куда, впрочем, можно купить путёвку и гражданским лицам, и остальные, менее дорогие, в одном из которых – старейшем – мы и решили пройти курс телесного оздоровления. Избранный нами санаторий, без изысков называющийся «ООО "Саки”», действует как профильная грязелечебница с первой половины XIXвека, о чём свидетельствует бюст Н.В. Гоголя. Он был установлен в «сталинском» 1952 г. к столетию со дня смерти писателя. Бюст поставлен перед ещё дореволюционным лечебным корпусом в память о лечении Гоголя в Саках в 1835 г. Конечно, этот факт – лучшая реклама, в хорошем смысле, Сакского курорта. Известно, что писатель предпочёл тогда лечение в Крыму поездке на Кавказ, руководствуясь советами своего однокашника по гимназии и чтением книг о крымских путешествиях П. Сумарокова, упоминавшего набиравшую популярность практику сакского грязелечения. В одном из писем писатель заметил, что на лечении в Саках «пачкался в минеральных грязях» ко благу своего телесного здравия.

 

Гоголь, по всей вероятности, жил в гостинице, построенной в 1833 г. на берегу лечебного озера радением генерал-губернатора Новороссии кн. М.С. Воронцова, уделившего внимание развитию здравоохранения, а не только борьбе с тогдашним голодом. Последний случился из-за сильного неурожая (магнат и патриот Воронцов, кстати говоря, расходовал собственные средства для ежемесячного обеспечения зерном всех голодавших крестьянских семей). Гоголя лечил лекарь Н.А. Оже, прежде бывший евпаторийским уездным врачом. В 1828 г. он был назначен врачом в Саки, став, пожалуй, первым специалистом по грязелечению. Так, Н. Оже отмечал:

 

«Многие больные, будучи оставленные врачами и не получившие никакого облегчения от своих страданий от минеральных вод различных стран, здесь в благородном иле исцелились от своих недугов и возвратились совершенно здоровыми».

 

Абсолютно точное свидетельство. Местные жители рассказывают, как многочисленные иностранцы, особенно немцы, в недавние «доковидные» годы постоянно и в большом числе лечились местной грязью и рапой.

Любителям истории санаторного дела помогает музей Сакского курорта, расположенный недалеко от главного входа в «наш» санаторий. Экспозиция повествует, как развивался курорт с начала XIXвека, в частности и о подвижнической деятельности Н.А. Оже.


 


 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Музей Сакского курорта

  

 

Местное население давно заметило лечебные свойства грязи и воды уникального Сакского озера, о чём можно прочесть на музейных стендах. Мне запомнился сообщённый случай с верблюдом, который, как было замечено местными крестьянами, заходил в озеро для лечения своих коленок. С тех пор идёт традиция стихийного самолечения, а не только «правильно-медицинского». Большое количество курортников, ежегодно отдыхающих в Саках «дикарём», это подтверждают. Достаточно прогуляться по набережной лечебного озера (воздух, вдыхаемый там, также полезен), чтобы в этом убедиться. В тёплое время года вы всегда, с утра до вечера, увидите народ, обмазывающийся озёрной грязью и лежащий на «неутопляемой» воде, если так можно выразиться.

 

Концентрация особого набора солей столь высока, что хорошо держит купальщика, которому можно вообще не двигаться, следя лишь за тем, чтобы столь едкая вода не попадала в глаза. Купальщики приносят с собой фляги с пресной водой, чтобы обмыться после самовольных процедур в случае, если им невозможно через какое-то время принять душ (сухая соль на теле в течение определённого времени также полезна). Кстати говоря, у этого озера приходится постоянно убеждаться, что «русский – это не немец». Степень дерзновения у наших людей обоего пола весьма высока. Сколько бы врачи и информационные плакаты не предупреждали об опасности самолечения, многие привыкли рассчитывать на наши уникальные «авось и небось».

 

Речь вот о чём. По отзывам опытных людей, «сила воды» Сакского озера будет побольше, чем у «пропиаренного» израильского Мёртвого моря. Отсюда и опасность чрезмерного купания. Без консультации с врачами вообще не рекомендуется погружаться в рапу, то есть в воду озера. Даже тем, кому это полезно, следует следить за временем, так как не рекомендуется принимать водную процедуру дольше 15 минут за раз. Жаль, что не все слушаются. В августе этого года пришлось в этом убедиться. Одна женщина средних лет, у которой, очевидно, были проблемы с сердцем, умерла прямо на берегу после продолжительного самовольного купания…


Сакское озеро являет собою действенный апологетический довод в пользу доказательства бытия Божия. Представьте, что только тридцать метров дамбы, по которой проходит автомобильная дорога, отделяют два местных озера: обычное, с камышом и утками, и лечебно-солёное, без какой-либо растительности, рыбы и птицы. И Бог весть, почему в одном и том же месте расположены столь разные воды, одна из которых вообще неповторимая. В округе, впрочем, имеется ещё два солёных озера.

 

Все местные санатории пользуются дарами Сакского озера. Добычей грязи занимается особое предприятие, являющееся самостоятельным юридическим лицом. Оно и продаёт санаториям грязь, причём покупают её не только местные санатории. В дореволюционном же прошлом в Саках существовала единственная грязелечебница («наш санаторий» унаследовал её хозяйство), которая одновременно и занималась грязедобычей. В пореформенное время, после 1860-х гг., она принадлежала местному самоуправлению – Земству, гласныекоторого демократически избирались местным населением (французское обозначение «депутаты» для членов самоуправлений не использовалось). В основном грязелечебном корпусе об этом свидетельствуют многочисленные фотографии с пояснениями, размещённые по его стенам. Читаем, например, в дореволюционном земском объявлении о порядке прохождения лечения и о ценах на него:

 

 

«Грязелечебница имеет гостиницу с курзалом и 80-ю номерами, буфетом и кухней, и полной обстановкой; отделения (мужское и женское) с мраморными ваннами для приёма грязей и комнатами для выпотения; почтовое и телеграфное отделения, экипажи, библиотеку, биллиард, фортепиано. Медицинский персонал состоит из старшего врача, младших врачей, женщины-врача, фельдшера и фельдшерицы. С 1892 г. открыт приём на льготных условиях несостоятельных больных, с платою по 60 рублей за курс лечения.

За подробными сведениями обращаться до 1-го июня в Таврическую Губернскую Земскую Управу в г. Симферополе, а позже – в контору лечебницы (село Саки Евпаторийского уезда Таврической губернии».


 

Фотографии свидетельствуют, что в дореволюционный период летом грязелечение проходило и под открытым небом. Лица людей от палящего солнца защищали небольшие индивидуальные навесы. Отдельно действовали мужское и женское отделения. Давно, кстати говоря, доказано полезное действие сакских грязи и воды на женский организм, в частности, при лечении бесплодия. Пожилые уже свидетели, как один отставной полковник, с которым довелось беседовать, вспоминают, что в советское время довольно много кавказцев пытались познакомиться с дамами, проходящими лечение на Сакском курорте, так сказать, с семейно-репродуктивными целями.


Город Саки, подобно другим местам Крыма, явно свидетельствует как о недавнем «украинском» безразличии к этой земле, характерном для прошлого её периода, то есть о безвременье, в которое было «погружено» это место, так и о значительных уже достигнутых успехах благоустройства последних «русских» лет. За три последних года, чему мы были свидетелями, город сильно преобразился. Вся центральная его часть покрылась новыми тротуарами. Это особенно важно и полезно городу, в котором постоянно проходят лечение сотни инвалидов-колясочников, которым стало гораздо удобнее и безопаснее перемещаться по улицам и скверам. Проведены колоссальные по объёму работы по обустройству Набережной по берегу лечебного Сакского озера, протянувшегося на несколько километров между «нашей» лечебницей и санаторием им. Н.Н. Бурденко, с одной стороны, и «Сакрополем», о котором упоминалось выше, с другой стороны. По официальным данным, только на обустройство набережной государством затрачено более 800 млн. рублей.

 

Пространство отлично спланировано, освещено вечером и ночью, снабжено физкультурными и детскими площадками, фонтанами, беседками, пешеходными и велосипедными тротуарами, прокатными электро-самокатами. Есть даже амфитеатр на 600 мест, построенный по греческим образцам, удобный для проведения праздничных мероприятий. Имеется электрозарядная станция для электротранспорта, преимущественно для инвалидных кресел-колясок. Инвалиды в значительном числе посещают сакские санатории, особенно специализированный – имени Н.И. Бурденко.

От новой набережной проложена широкая велосипедная дорожка, ведущая к морскому пляжу, расположенному на удалении в несколько километров, к тому месту, где за городской окраиной расположен последний сакский санаторий «Полтава – Крым». На набережной высажены тысячи деревьев и кустарников, которые пока, конечно, малы и под их кронами от горячего крымского солнца не укроешься, но время и старание садовников это поправят.



 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 Часть новой набережной у лечебного озера

 

 

Конечно, далеко не всё исправлено и поправлено в этом замечательном месте Крыма. «Наследие» безвременья украинского периода даёт о себе знать. Очевидно, самая большая и затратная проблема – это «излечение» пока заброшенного большого Сакского парка, расположенного в центральной части города между главными санаториями, прилепившимися к лечебному озеру. На вышеприведённой фотографии, запечатлевшей один из участков новой набережной, на втором плане видна часть городского парка (на переднем плане, у набережной, видим корпуса санатория им. Н.Н. Бурденко и, справа, – грязелечебное отделение «нашего» санатория).

 

В дореволюционное время местное самоуправление – Земство – решило озеленить сакский курорт. Смотритель грязелечебницы П.С. Мельниченко в 1891 году заложил парк в 15 гектаров. Ему удалось заставить расти деревья на здешних засолённых почвах при помощи добытой воды из артезианских скважин. Были посажены деревья, вырыты пруды, словом, создан парковый комплекс – оазис прохлады. В парке были обустроены три водоёма (один – с лебедями), фонтаны, греческая беседка. Извлечённую из них землю использовали для создания живописного холма, на котором были высажены хвойные и лиственные кустарники. За три года высадили 8700 деревьев и кустарников семидесяти восьми засухоустойчивых видов, произрастающих в лесах Европы, Средиземноморья, Северной Америки, Китая, Японии. Памятниками истории парка стали плита на месте устройства первой артезианской скважины – каменный столп, обозначающий границу грязелечебницы до 1885 г., а также небольшая башенка «водная обсерватория», позволяющая вести наблюдения за состоянием артезианских вод. Она построена в 1897 г.

 

В 1894 году решением устроителей губернской сельскохозяйственной выставки Сакскому курортному парку была присуждена Большая бронзовая медаль (она экспонируется в музее). В советское время, начиная с 1953 г., парк стали расширять, добавив 8 новых гектаров. Всего здесь произрастало около 100 видов деревьев и кустарников. В 1964 году Сакский парк был отнесён к выдающимся памятникам садово-паркового искусства.

Парк, как лучшее место города, стал и средоточием народной исторической памяти. Был возведёнОбелиск Славы с Вечным огнем в память о погибших в годы Великой Отечественной войны воинах – земляках. Недалеко от него поставили и Памятник нашим военным летчикам, погибшим при освобождении Крыма в 1944 г. Сооружен и Памятник жертвам Чернобыля. Недалеко от заброшенных теперь аварийных корпусов «нашего» санатория «Саки» посреди дерев стоит памятник писательнице Лесе Украинке, которая была тут на лечении.

 

Рекламные буклеты до сих пор по инерции сообщают, что «курортный парк – замечательное место для неторопливых прогулок», правда, скромно упоминая о наличии «старых, уже не используемых, зданий курорта». На деле всё пока много хуже. Удовлетворительно пока люди себя чувствуют лишь на краю парка, около Музея, о котором упомянуто выше, и на части центральной аллеи, около памятников русской военной славы. Всё остальное пространство находится в «мерзости запустения». Три озера пересохли из-за отсутствия ухода и обслуживания. Многие старые санаторские корпуса, построенные, начиная с конца XIX века, стоят руинами, без крыш. Впору снимать какой-нибудь фильм, повествующий о вреде украинского сепаратизма и необходимости ВОССОЕДИНЕНИЯ ТРЁХ ЧАСТЕЙ ИСТОРИЧЕСКОЙ РУСИ. Ниже привожу показательные фотографии.



 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Один из бывших лечебных корпусов, построенный в 1880-е гг.

 
 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 Дно одного из искусственных озёр, оборудованных до революции, в котором купались.
 
 

 
 
  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Аварийные корпуса санатория «Саки», бывшей дореволюционной земской грязелечебницы, «полуубитой» в «украинское время»

 


Хотелось бы надеяться, что в ближайшем будущем опытные садовники, приглашённые, скажем, из Никитского ботанического сада, а также инженеры и строители возродят к новой жизни Сакский курортный парк.


Приятное в Крыму перемежается с неприятным, неизбежно унаследованным от десятилетий украинского пленения. Всё благое связано с вековечной Землёй Тавриды, удивительные дары которой всегда привлекали вражеские взоры. В новый «путинский» русский период Крыма всем очевидно развитие местного виноделия. Приходится лишь сожалеть, что в остальных местах Великой России можно видеть лишь малую часть «винного предложения» нашего солнечного полуострова. Зато в обычных и, особенно, специализированных магазинах Тавриды, включая и Саки, можно приобрести много сортов вин и коньяков: от рядовых до изысканных, вроде хереса и мадеры. Уверен, что объёмы и производительность крымского виноделия могут и должны быть увеличены. В этом случае неизбежно падение себестоимости продукции и, соответственно, рост продаж на основной территории России с вытеснением на обочину, например, неоправданно дорогих грузинских и т.п. «недружеских» вин.


То же следует сказать и о развитии «пляжного дела». Отдыхающим и проходящим лечение в Саках весьма доступно близлежащее черноморское побережье. В направлении Евпатории можно проехаться к нему даже на велосипеде или на новомодном самокате. «Санаторские» обычно после лечебных процедур отправляются к морю на автобусе своего заведения (услуга платная, но дешёвая), либо на рейсовом автобусе. Они едут на близлежащий пляж Новофёдоровки, курортного посёлка, впрочем, больше известного по большому «государеву делу», здесь вершащемуся, о чём ниже.


Курортная часть Новофёдоровки в значительной мере состоит из мини-гостиниц, построенных для отдыхающих помоложе, которые стремятся к морским купаниям и солнечным ваннам. Его протяжённый и хорошо оборудованный пляж, впрочем, повторюсь, посещают и многочисленные пациенты местных санаториев. Пляж разбит на сегменты, арендуемые предпринимателями, владельцами зонтов, шезлонгов, просторных матерчатых палаток, в которых можно скрыться от обжигающих солнечных лучей. Отдыхающие могут и вообще не тратиться на аренду всех этих удобств, а расположиться у берега моря на своих подстилках под собственными зонтами.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
  

Естественно, проголодавшимся купальщикам предлагают свои услуги многочисленные кафе и рестораны, здесь же расположенные чуть поодаль линии палаток и шезлонгов. Есть и очень большие комплексные павильоны, объединяющие кафе-рестораны с детскими площадками и горками, удобные для родителей с детьми. Вдоль протяжённой пляжной территории идёт широкий пешеходный тротуар, вблизи которого расположены пивные, чебуречные и прочие «закусочные» палатки. Я облюбовал одну чебуречную, в которой добросовестно за умеренную плату готовят чебуреки нескольких сортов. У центрального входа на пляж находится большой ресторанный и развлекательный комплекс с небольшим кинотеатром. Покоробило лишь аршинное объявление об очередном «конкурсе стриптиза» в этом заведении и громкий «рок-музон», начисто лишённый мелодичности и гармонии.


В конце пляжа расположен гостиничный комплекс, состоящий из домиков двух типов – повышенной и обычной комфортности – с кондиционированием. Домики, рассчитанные на одну семью (двухэтажные – для двух семей), стоят в непосредственной близи от моря. К ним можно подъехать на машинах, чем пользуются многие отдыхающие, останавливающиеся здесь. Благодатная земля и море...


Новофёдоровка, впрочем, отличное место и для познавательных экскурсий. Здесь уже своё сильное слово говорит Русская сталь и Русская душа. Собственно говоря, ощутить эту «защитную сталь» можно почти каждодневно даже на пляже. Речь идёт о постоянных учебных полётах военных самолётов, преимущественно истребителей и штурмовиков, базирующихся на местном легендарном аэродроме, построенном в 1930-е гг. для Качинского военного училища лётчиков. Именно на него в феврале 1945 г. приземлились самолеты У. Черчиля и Ф. Рузвельта, прибывших по приглашению Сталина на знаменитую Ялтинскую конференцию.


Все последние годы, посещая Саки и Новофёдоровку, мы имели возможность убедиться в том внимании, какое военно-морским командованием уделяется тренировкам пилотов. Иногда можно видеть и выполняемые фигуры высшего пилотажа, даже лёжа в гамаке под соснами после обеда в санатории, не говоря уже о самом пляже. Зрелище завораживающее. Русские люди полностью согласны с выводом нашего дореволюционного мыслителя В.В. Розанова, заметившего кратко, но ёмко (это уже приходилось вспоминать), что Государство – это сила, а единственный его недостаток – это слабость.

 

Теперь каждый отдыхающий в западной, части Крыма, может убедиться в том, что авиационной силы у нас становится больше, а слабость, унаследованная от государственного самопогрома начала 1990-х, уменьшается. Приходится только иногда сожалеть, что наша сила чаще бывает потенциальная. Между тем, главное дело современной Руси – это её возвратное объединение после большевистских разделительных экспериментов во имя злобно-утопической «мировой революции», матрицу которой решили создать на теле Великой России, раскромсав её искусственно на «союзные республики». Впрочем, вернёмся к приятному.


Аэродром Новофёдоровки соединяет две войсковых части: полк штурмовой авиации, имеющий славную историю ещё с довоенного времени, и центр НИТКА(Наземный испытательный тренажер корабельной авиации). Он был создан в начале 1980-х гг. «НИТКА» была учреждена для тренировок лётчиков палубной авиации с полной имитацией корабельного взлётного поля с техническими устройствами для взлёта, посадки и торможения садящихся самолётов. Поэтому имеется две взлётных полосы, обычная и стальная в размерах лётной палубы тяжёлого авианесущего крейсера «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов». Первый взлёт истребителя Су-27 с трамплина состоялся в 1982 году.

 

В «украинское» время, точнее, безвременье, аэродром и его инфраструктуру нам приходилось арендовать у «самостийной» Украины за приличные деньги. России приходилось испытывать и унижения. Не один раз украинская сторона запрещала пользоваться комплексом. Так, в 2008 г. Киев поддержал агрессию Грузии в Осетии и запретил нашим лётчикам-североморцам, уже перелетевшим для ежегодных тренировок из Североморска в Анапу, приземляться в Крыму.


Многое в аэродромном хозяйстве обветшало, хотя сама «Нитка» удержалась из-за того, что российские лётчики по договору с «незалежной» постоянно здесь тренировались. После возвращения Крыма в Россию на аэродроме стали наводить порядок, менять устаревшее оборудование. Стоит сказать, что большое внимание авиакомплексу в Новофёдоровке уделяли Китай и Индия. Китай купил у Украины доставшейся ей наш авианосец «Варяг», аналогичный «Кузнецову», поэтому там также возникла нужда в строительстве тренировочного аэродрома. Индия приобрела бывший авианесущий крейсер «Адмирал Горшков», превращенный в Североморске в новый корабль к 2013 году (ныне флагман индийского флота «Викрамадитья»). Отсюда и китайско-индийский интерес к Новофёдоровке.

 

В самом посёлке можно посетить Аллею героев-лётчиков с обелиском, расположенную в центре посёлка, рядом с жилыми пятиэтажными домами ещё советского периода.


 


 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
  

По обеим сторонам Аллеи установлены бюсты девяти Героев Советского Союза времён Великой Отечественной войны и одного Героя Российской Федерации, служивших в местном лётном полку. Уже первые три свидетельствуют о единстве Великого Русского Мира, будучи посвящены морским лётчикам-офицерам великороссу, белорусу и малороссу: Лебедеву Дмитрию Максимовичу (8.11.1917, г. Кимры – 30.07.1993, Москва), СкугарюВладимиру Антоновичу(2.07.1914 г., с. Жабыки Могилёвской обл. Белоруссии – 14.04.2006, Симферополь), Марченко Ивану Тимофеевичу(25.11.1917, с. Тимофеевка Сумской обл. Украины – 22.06.1948, пос. Ваенга (Мурманской обл.)[1]. Затем следуют бюсты ещё шести Русских Героев (пятеро из них великороссы, один – малоросс).

 

Единственный бюст Герою уже нашего времени посвящен русскому грузину, тбилисцу по рождению, питерцу по воспитанию Апакидзе Тимуру Автандиловичу (4.03.1954, Тбилиси, Грузия – 17.06.2001, гарнизон «Остров», Псковская область). Будучи командиром Сакско-Новофёдоровской лётной части, Т.А. Апакидзе получил известность в офицерских кругах тем, что отказался присягать новой украинской власти. До этого он в 1986 году окончил Военно-морскую академию имени А.А. Гречко и был назначен командиром корабельного истребительного полка Центра корабельной авиации ВМФ. В 1991 г. он одним из первых морских лётчиков совершил посадку на авианесущий крейсер «Адмирал Кузнецов» на палубном истребителе Су-27К (самые первые взлёты-посадки были произведены на ещё недооборудованный корабль на МИГ-29К осенью 1989 г. во время первого испытательного выхода в море). Возможно, выбор пал на грузина в связи с тем, что первоначальное название этого нашего авианосца было «Тбилиси», и, соответственно, на одну из первых посадок был избран грузин, хотя к тому времени судно было переименовано в «Кузнецова» (первоначально же строившийся корабль вообще был «Брежневым»).

 

Техническому успеху дела не повредили все эти странные переименования главных судов Флота (другой авианесущий крейсер «Баку» стал «Адмиралом Горшковым»). Заигрывания с национальными «советскими» кавказскими элитами прекратились слишком поздно и не смогли остановить распад СССР. Советское начальство привыкло неблагодарно эксплуатировать жертвенность главного народа страны («державо-образующего»), а стало одумываться слишком поздно, чтобы хоть что-то можно было исправить. Главное же политическое начальство «перестроечного периода», все эти Горбачёвы-Яковлевы русскими национально-нравственными чувствами вообще не озабочивались, больше страдая об отношении к ним «наших зарубежных партнёров», то есть, прежде всего, англосаксов и немцев. Поэтому вновь, прямо по А. Блоку, наступили очередные «испепеляющие годы», следствие того, что оторвавшееся от народа начальство «пути не помнит своего».


Этой проблемы современного элитарного безчувствия к Русским людям придётся коснуться в конце очерка, ибо важно понять, наконец, что Земля и Сталь (материально-производственная культура и т.п.) в России ничего не стоят без одухотворения Русской Правдой. Это понимали Ярослав Мудрый, Владимир Мономах, Александр Невский, Александр Суворов, Фёдор Ушаков и отчасти даже Иосиф Сталин с маршалами Победы, включая армянина Ивана Баграмяна. Если нынешние правители вновь вспомнят об этой Альфе и Омеге нашего национального бытия, тогда, несмотря ни на что, мы сумеем возродить Отечество. Пока же начальствующие и «идущие вместе» с ними интеллигенты-элитарии, завсегдатаи «Валдаев» и т.п. официальных «патриотических» форумов, в основном чураются размышлений об этой истине… Но вернёмся пока к славной русской «стали».


Т.А. Апакидзе был человеком естественного в нашем отечестве «имперского настроения», как и его однородец, другой русский грузин – Сталин. После катастрофы 1991 г. он сыграл ключевую роль в сохранении авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов» в составе Военно-Морского Флота России. В связи с тем, что «Новая Украина» могла предъявить на этот корабль претензии, в декабре 1991 г. он был выведен из Севастополя и переведён на Северный флот. Вместе с Апакидзе на Север перевелись многие лётчики и сотня инженеров и техников из состава полка.

 

Аллея Героев поддерживается в том виде, в каком была создана в Советское время. За ней, конечно, ухаживают, но сегодня она нуждается в обновлении. Очевидно, что гипсовые бюсты Героев нуждаются в замене на каменные или бронзовые. Начало этому, по сути, положено установкой современного памятного бюста Герою России Т.А. Апакидзе.


Если повернуть на 180 градусов назад, перейдя центральную улицу Новофёдоровки, названную именем генерала Апакидзе, то дойдём к новой замечательной церкви, посвящённой Святому воину, адмиралу Фёдору Ушакову. Конечно, нетрудно догадаться, почему Храм Новофёдоровки посвящен ему, а вместе с ним и всему православному русскому воинству.

 



 


 

 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
  

Храм Святого праведного воина Феодора Ушакова в Новофёдоровке

 

«Духовной жаждою томим» всякий нормальный человек. Образовавшаяся в 2001 г. православная община Новофёдоровки и построила храм. Помогло местное начальство и радетели при горячем участии священника Алексея Тушева, присланного в Новофёдоровку в 2006 г. Сначала богослужения велись в бывшем Доме Быта. Строившийся с 2010 г. храм был освящен в 2015 г. Он окружен декоративными деревьями и кустарниками, иногда редкими.


Храм Св. Фёдора Ушакова благолепен и выдержан в своей главной идее почитания православных воинов, по-гречески – «стратилатов». По всему внутреннему периметру Храма помещены настенные росписи-иконы большого размера, буквально в человеческий рост. Они изображают как святых русских воинов, начиная с ангела этого Храма – Феодора Ушакова (первая икона примыкающая справа к иконостасу), так и православных стратилатов из греков и иных народов (так, видим образа царя Лазаря Сербского и Владислава Чешского). Храм расписан весь московской художницей Надеждой Перепоновой.


 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Образа Святых воинов Феодора Ушакова, Георгия Победоносца, Феодора Стратилата

 

Среди изображений Святых видим, конечно, образа Илии Муромца, Александра Невского, Дмитрия Донского и других небесных покровителей Руси. К нам обращены и слова Фёдора Ушакова, учившего не унывать, а всякую трудность оборачивать ко благу отечества. Вот его поучение, начертанное по-славянски на иконе:

Не отчаивайтесь, сии грозные бури обратятся к славе России.

 

Сказано на все времена! Сегодня эти назидательные слова Святого особенно уместно слышать, сознавать их правду и стремиться к столь необходимым нашему отечеству победам, прежде всего внутренним.

 

Невозможно поведать о всех деталях из крымских впечатлений. Завершу разговор рассказом о посещении сравнительно нового евпаторийского музея, посвящённого Крымской войне 1853–1856 годов. Эта война справедливо считается предшественницей двух мировых войн прошлого века, фактически слившихся в одну Тридцатилетнюю войну 1914–1945 гг. (правда, есть основания считать предтечей Мировых войн уже Отечественную войну 1812 года, когда Россия уже противостояла почти всему Западу).


Музей был открыт на излёте «украинского периода», в 2012 году. Конечно, посещение его полезно, хотя он и небольшой, о двух залах, занимая первый этаж дореволюционного здания, расположенного в историческом центре города. Экспозиция содержит более трёхсот экспонатов времени Крымской войны, включая документы, личные вещи солдат, униформы военнослужащих, образцы оружия, фотографии того времени (именно в тот период она начиналась), боевые награды. Решение об учреждении музея Крымской войны в Евпатории было верным, так как часть вражеского десанта союзных западных держав высадилась именно здесь 1 сентября 1854 г., оккупировав город, превратив его в тыловую базу снабжения. Основной же десант был затем высажен рядом, в районе «моего» курорта Саки.

 

Жаль, правда, что создатели музея руководствовались неким далёким от честного патриотизма «усреднённым» подходом, считая и Россию виновной в возникновении этой войны наряду с напавшими на Крым западными державами. Мол, столкнувшиеся европейские державы стремились к доминированию на Балканах и в Турции, поэтому и разделяют общую ответственность. Поэтому на главной стене первого зала музея на одном уровне вперемешку вывешены государственные флаги воевавших держав, что можно видеть на снимке. Неуместное всесмешение!


 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
  

Заглавная «мотивировочная» часть, таким образом, оказалась на тенденциозном методологическом уровне прошлой советской историографии. Она не смогла расстаться с бездуховным революционным подходом, видевшим главные «токи истории» в якобы «базисных» экономико-материальных процессах. Российская же Империя, несмотря на западнические увлечения Петра I и его наследников, в основе оставалась Православным Царством с «первопрестольной столицей», венчавшей государей в Успенском Соборе Кремля. Новый евпаторийский Музей, не учитывая этого, ошибочно выдал за «повод» к войне её главнейшую причину – посягательство Франции на преобладание над Россией в главном храме Иерусалима и неизбежное русское несогласие с этим.

 

С духовной точки зрения, главнейшей для христианской державы, коей была Россия, отпор безбожной Франции и поддержавшей её Турции, отказавшейся под давлением Запада следовать прежним договорённостям о контроле России над Храмом Гроба Господня, был неизбежен. Да, Франция в лице Наполеона III стремилась к реваншу за своё поражение 1812 года и поэтому провоцировала Россию к ответным действиям, зная, что русский царь не ведает о коварстве Англии, решившей поддержать Францию. К сожалению, об этих решающих обстоятельствах, делавших войну неизбежной, ничего не сообщается, повторяю, в силу методологической недостаточности концепции Музея. Возможно, это было неизбежным в неблагоприятный «украинский период», когда русофобия того или иного градуса была почти обязательной при «культурных» инициативах.


Посему «мягкая русофобия», не сознаваемая пока местными музейщиками, ощутима в профиле экспозиции Музея Крымской войны. Это, в частности проявляется не только в помещении России на одну доску с враждебными державами Запада, но и в недостаточной демонстрации русского подвижничества и дерзновения во время этого неизбежного столкновения середины XIXвека. Именно поэтому англичанка-медсестра Флоренс Найтингейл называется «первой в мире сестрой милосердия», хотя она начала свою деятельность по уходу за ранеными одновременно с нашими русскими представительницами Крестовоздвиженской общины сестёр милосердия, учреждённой в начале ноября 1854 г. радением великой княгини Елены Павловны, невестки царя Николая (жены его покойного младшего брата Михаила).

 

Более того, первоначально Ф. Найтингейл обеспечивала сестринское дело вдали, в госпитале для раненых на территории Турции, и только в апреле 1855 г. оказалась в оккупированной части Крыма. Можно вполне понять патриотизм англичан, выставляющих Ф. Найтингейл «первой в мире» медсестрой. Почему же эту, мягко говоря, неточность, повторяют у нас? Вот и на страницах портала Крымской Епархии Русской Церкви помещён материал со столь же некорректными оценками и под восторженным почему-то заглавием «ФЛОРЕНС НАЙТИНГЕЙЛ, ПЕРВАЯ В МИРЕ АНГЛИЙСКАЯ СЕСТРА МИЛОСЕРДИЯ, В БАЛАКЛАВЕ»[2]. Как будто эта заезжая дама чем-то осчастливила нашу Империю.

 

Это стеснение признать наш приоритет в военно-сестринском деле с отдачей пальмы первенства англичанам характерно и для центральной газеты Крыма, умудрившейся в одной и той же статье сначала назвать англичанку создательницей «первой в мире службы сестёр милосердия», а затем то же самое высказать по отношению к русской великой княгине Елене Павловне. Последняя была аттестована учредительницей «Крестовоздвиженской общины сестёр милосердия – первого в миреженского медицинского формирования по оказанию помощи раненым…»[3]. Странно видеть такое стеснение признать очевидное русское первенство в сестринском деле. Оно ничем не объяснимо, кроме инерции привычного для некоторых людей самоунижения перед Западом и подражательства его оценкам.


Именно вследствие этой пока не изжитой у нас «национальной недостаточности» Музеем на второй план отодвигается подвижническая деятельность русских сестёр милосердия. А ведь они работали не только в больницах, но и выносили раненых на себе с поля боя, как это делала Даша Севастопольская (Дарья Лаврентьевна Михайлова, 1836–1892, дочь моряка, к тому времени умершего), ставшая помогать нашим воинам на поле битвы с пятнадцатилетнего возраста, буквально с начала войны. Именно она по праву является ПЕРВОЙ В МИРЕ военной сестрой милосердия. 


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Даша Севастопольская, первая в мире военная сестра милосердия. 


 

Постеснялся Музей сделать отдельную экспозицию о нашей героине, безосновательно отдав пальму первенства англичанке. Дарья Лаврентьевна Михайлова, взрослевшая и мужавшая в ходе войны, благодаря своей отваге и самоотверженности снискала славу и уважение всего воинства. Сам царь наградил её золотой медалью и владимирской лентой с надписью «За усердие». Сегодня героиня русского милосердия полузабыта. В Евпатории и вообще в Крыму вы ни за что не найдёте в продаже ни набора фотографий русских героев той войны, включая снимки Даши Севастопольской, ни исторических брошюр и книг об агрессивности Запада, вылившейся в атаку на Крым и Россию вообще. Тем более, что были и другие театры военных действий, включая Кавказ, Русский Север и Дальний Восток, где Запад выказал своё хищничество, а Россия вышла победительницей.

 

Подобного рода полезные во всех отношениях материалы отсутствуют в продаже и в евпаторийском музее, о котором веду речь. В итоге мы сами не используем свои большие возможности для патриотического воспитания юношества; не пользуемся великим преимуществом русской правды-истины и правды-справедливости, которые стоят за нас, а не за лживый Запад с его холуями. Вот и получается, что за границей учреждена медаль мирового уровня имени Ф. Найтингейл, которой отмечают выдающихся медицинских сестер. А медали Даши Севастопольской и/или княгини Елены Павловны, основательницы Крестовоздвиженской сестринской общины милосердия, этих истинных пионерок военного медсестринского дела, в России так и не завели… И это при том, что Найтингейл на поле боя не появлялась, будучи медсестрой в стамбульском госпитале, несколько раз посещая Балаклаву для инспекции. Знатоки всё это отмечают, рассказывая о Даше, которая по-русски, взвалив на себя раненого, ползком тащила его с поля боя[4].

 

Поэт, кстати английский, верно сказал, что «увидеть мир» можно и «в одной песчинке». Мир национально-нравственный тоже. Прекрасный лик и подвижничество Дарьи Севастопольской – это воплощённая Россия в её правде и величии души. В приведённых же фактах нашего добровольного музейного самоуничижения с искажением русской истории, славы и чести, по-моему, просматривается и некое пораженчество. Мы с каким-то упоением заранее отдаём свои законные приоритеты первородства, некритически толкуя исторические факты по западным клише. И поэтому Запад, пользуясь нашей простотой, которая хуже воровства, спокойно вершит свою подрывную пропаганду в пределах России посредством своей разветвлённой агентуры влияния.

 

К примеру, в Калининграде повсеместно продаются сувениры несуществующего с конца 1940-х гг. немецкого города Кёнигсберга и уничтоженной фактически и юридически Восточной Пруссии, этого «логова зверя» по отношению к исторической России и важнейшей сердцевины Германской Империи Вильгельма, а затем и Гитлера. Сувениров русского Калининграда исчезающе мало. В аэропорту их и вообще нет! Зато продаются и наборы открыток, исполненные предателем-компрадором Д. Вышемирским, который, по заказу реваншистских сил ФРГ, нашлёпал альбомы и альбомы постановочных человеконенавистнических снимков, в которых русского человека он изображает грязным дикарём и варваром-разрушителем. За эти старания по «переформатированию» сознания калининградцев с русского на «кёнигсбергское» ФРГ ему предоставила возможность жить и «работать» в Германии. Об этом сконструированном при содействии немцев феномене русофобии самих русских при молчаливом терпении и даже содействии наших властей уже приходилось многократно писать, в том числе на страницах АПН.


Почувствуйте, как говорится, разницу. Запад, включая ФРГ, отлично знает, что ему делать в различных регионах России, и он усиленно, в соответствии со своим давним планом, занимается перековкой сознания наших граждан, преимущественно -- податливой молодёжи. Мы же не используем великие наши возможности, находящиеся у нас под рукой, и добровольно отказываемся от собственной исторической правды, без сознания которой невозможен патриотизм. Этим мы демонстративно показываем всему миру, что самих себя знать и ценить не очень-то хотим, а свою русскую душу склонны добровольно унижать, напоминая закомплексованных самоубийц.

 

Давно пора прекратить эту нашу странную «НЕПОЛИТИКУ», следствие холуйства перед Западом, добровольно воспринятого «элитами» в конце советского периода. Иначе мы и дальше не сможем противостоять замешанной на исторической лжи пропагандистской политике Запада вместе с его многочисленной агентурой в наших академических, музейных и иных культурных учреждениях, включая СМИ. Иные из них готовы мать родную «облевать слюною бешеной собаки» за бонусы «оттуда», в чём мы недавно убедились в очередной раз, лицезрея «торжество» нобелевского лауреата, главного редактора «Новой Газеты» Муратова. Власти не нашли в себе силы даже промолчать по этому поводу, присоединившись к западному хору «одобрителей» русофоба. Остаётся лишь гадать, когда прекратится весь этот русофобский абсурд, вершимый… высокопоставленными русскими. И прекратится ли в обозримое время?


Итак, перед нами одно и то же явление – добровольное самоповреждение Русской души России, единственной нашей капитальной цивилизующей опоры. Эта добровольная сдача позиций ощутима повсеместно – от «мягкой» русофобии в музейном исполнении до жёсткого русофобства влиятельных столичных «бесстрашных» (из-за паралича власти и поддержки Запада) мажоров разных возрастов и национальных изводов.


Конечно, перед нами всё новые формы чужебесия, заклейменного как таковое Ф.М. Достоевским, противостоявшим этой сознательной практике национального предательства (из-за потери национальных инстинктов) в угоду человеконенавистничеству Запада. Власть почему-то боится опереться на русизм, победоносное наше народное настроение, сродное России и русским. Отсюда, кстати говоря, проистекает и молчаливое согласие верхов с когортой «политических золотоордынцев» в Казани. Эти деятели, окопавшиеся в татарской Академии наук и прочих заведениях, вместе с их американскими, московскими и питерскими кураторами-соросоидами переписывают за госсчёт Отечественную Историю. Они вычёркивают из неё Русскую Россию, заменяя Отечество якобы «прогрессивной цивилизацией» Золотой Орды, «наследницей Византии» (!??), создавшей «Евразийскую Империю». И, конечно, для этой новоявленной «туранско-ордынской» публики не было и нет никакой «Москвы – Третьего Рима». Туркам остаётся лишь рукоплескать всем этим процессам.


 

* * *


Крым – это прекрасная русская земля. Крым – это замечательная русская сталь, наш природный авианесущий крейсер, противостоящий неприятельскому Западу и его новым союзникам-холуям. Крым – это и свидетельство правды и мощи русской души, которая всё ещё мирно советует нашим власть предержащим не чураться русизма, став русскими духом, как завещали великий учитель христианского человечества Ф.М. Достоевский и его старший соратник Ф.И. Тютчев. Эти великаны духа были верны заветам Н.М. Карамзина, знавшего, что без любви к своему нет души, и А.С. Пушкина, учившего, что без любви к России невозможно постижение истины о ней.

 

Тютчев и Достоевский задолго до финального кризиса Старой России предрекли её революционный крах, в случае если Верховная власть будет больше страдать о «прогрессивном человечестве», особенно немецком и польском, нежели о богоизбранной Руси. Тогдашний политкласс Империи в целом, несмотря на исключения (М.Н. Муравьёв-Виленский, П.А. Столыпин), гласа Русской Земли не услышал, не дав свершиться назревшему Русскому политическому Возрождению, и поэтому В.И. Ленину удалось «подвести черту» под старым порядком. Услышат ли пророческий глас всей русской полноты нынешние верхи? Или будем обречённо дожидаться нового радикального резюме? Только Богу ведомо.

 

Впрочем, великое наследие в наших руках. Это наследие политического русизма Екатерины Великой и князя Потёмкина Таврического, выучивших уроки истории о крещении Князя Владимира в Тавриде, и вернувших Крым под омофор Руси. Это и наследие отечественной классической мысли двух прошлых веков, кратко здесь очерченное. Хотелось бы, чтобы наша верховная власть, наконец, им воспользовалась, перестав терпеть противоестественную вторичность и безсубъектность современной России.

Только перестав быть «призападными» трусоватыми «терпилами», мы сумеем осознанно преодолеть противоречие между великими неиспользованными возможностями Русской Земли с её Сталью, с одной стороны, и искусственно сдерживаемым состоянием Русской Души.


 

 

В.Н. Шульгин, д.и.н., ноябрь 2021 г.


 
 
 


[1] Следующие бюсты установлены в память лётчиков-героев: полковника Владимира Гавриловича Василевского (1913–2000, родился и умер в Ростове-на-Дону); полковника Александра Дмитриевича Карпова (1921, Пятигорск – 1996, Петербург); майора Василия Александровича Мордина(1918, с. Хотеево Брянской обл. – 1949, г. Новодвинск Архангельской области); майора Василия Андреевича Лобозова(1913, д. Василёво Смоленской обл. – 1944, Венгрия, погиб в воздушном бою); полковника Ивана Ивановича Ковальчука (1918, с. Павловка Винницкой обл. Украины – 2001, г. Винница); полковника Александра Евгеньевича Рожкова (1916, Москва – 1972, Москва).

[3] Гуливатая И. Сёстры милосердия в Крымской войне // Крымская газета. 12 мая 2017. https://gazetacrimea.ru/news/sestri-miloserdiya-na-krimskoi-voine-25904/ (курсив мой – В.Ш.)

[4] Беляева М.Д., Вилкова Е.С., Зайнуллина Л.А. и др. Сёстры милосердия Крымской войны – основатели культурных традиций сестринского дела в России // Молодой ученый. 2015. № 14 (94). С. 390-392. В «сети»: https://moluch.ru/archive/94/21019/



 

 
 
 
 
 
 
 

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter