Полумесяц над Тавридой. Часть 4

Хадж в Мекку

Помимо финансирования телеканала, радиостанций (работники которых, кажется, отбираются по национальному признаку), печатных изданий, выпуска книг, учебников на крымско-татарском языке, проведения национальных культурных мероприятий, поддержки общественных организаций и прочего, наши власти сочли возможным финансировать религиозное паломничество мусульман в Саудовскую Аравию. Так, прежний вице-премьер Крыма и нынешний заместитель председателя Комитета Государственной Думы по делам национальностей Руслан Исмаилович Бальбек не без удовлетворения рассказал, что при Украине максимальное количество людей, которые могли отправиться к святым местам, не превышало 80–90 человек. В 2014 году совершить хадж смогли 150 мусульман из Крыма, в 2015 году — 322. При этом, цена туров сокращена вдвое. Кроме того, самолёт вылетает из Симферополя, а не Киева или Москвы, обеспечен трансферт между гостиницей и местами паломничества. Предоставляются гостиницы другого уровня, а не так, как это было раньше — на окраине, без питания.

Сообщается, что власти региона готовы оказать финансовую помощь крымским паломникам и делается всё необходимое, чтобы в хадж отправилось ещё больше людей. «Это нас радует, и все мусульмане радуются. Можно сказать, весь Крым радуется, потому что мы единая семья», — сказал в благодарность главе крымского правительства муфтий мусульман Крыма Эмирали Сеитибраимович Аблаев, видимо, уже представляя всех жителей полуострова своими единоверцами, радующимися расцвету магометанства. Примечательно, что Совет муфтиев России наградил С. В. Аксёнова медалью «За духовное единение» — именно так в России называется поддержка мусульманства в ущерб православной вере.

В 2016 году в 3-месячный хадж отправились 360 крымских татар, но у властей есть желание довести эту цифру до 600. Цены колеблются от $1800 до $2800 и более в зависимости от выбранного паломником тура. Государство покрывает транспортные расходы, начиная с авиаперелётов и заканчивая переездами между гостиницей и местами паломничества. Компенсации выделяютсяиз федерального и республиканского бюджетов, наполняемого большей частью, конечно, средствами русских. Кроме того, предоставлено 34 полностью льготных места. В целом, благодаря деятельному участию властей стоимость туров удалось снизить почти вдвое.

Так почему в нашей стране мусульмане являются привилегированными гражданами? На сайте Совета муфтиев России аргументируетсяисторическая преемственность политики нынешних властей с их идейными предшественниками: «Большевики, взяв власть в 1917 году, смогли её удержать во многом благодаря гибкой политике в области государственно-исламских отношений. В ноябре 1917 года был учреждён Комиссариат по делам мусульман. В июне 1918 года создаются особые мусульманские комиссариаты в русских губерниях и в Средней Азии. Большевики приняли активное участие в организации съездов мусульман. Нередко в пропаганде большевиков проводился тезис о совместимости и взаимодополняемости шариата и коммунизма. В декабре 1917 года Совет Народных Комиссаров принял решение о передаче мусульманам Корана Османа. Более того, выделялись государственные средства на содержание исламских сооружений. Умме были возвращены и некоторые историко-религиозные памятники, например, Караван-сарай в Оренбурге, башня Сююмбике в Казани и т. д. В 1926 году на заседании Политбюро Всесоюзной коммунистической партии (большевиков) И. В. Сталин поднял проблему организации поездки советских мусульман в хадж. В итоге он был организован настолько хорошо, что на следующий год руководители ряда зарубежных государств попросили советских лидеров помочь им в организации поездки в хадж своих граждан»[i]. В утверждении, что тоталитарному государству удалось устоять едва ли не благодаря уступкам и особой поддержке ислама, усматривается некий шантаж, адресованный нынешним властям.

Сердечная и преданная дружба с мусульманами всего мира проявилась сразу после захвата большевиками власти:

«…Мусульмане России, татары Поволжья и Крыма, киргизы и сарты Сибири и Туркестана, турки и татары Закавказья, чеченцы и горцы Кавказа, все те, мечети и молельни которых разрушались, верования и обычаи которых попирались царями и угнетателями России! Отныне ваши веровании и обычаи, ваши национальные и культурные учреждения объявляются свободными и неприкосновенными. Устраивайте свою национальную жизнь свободно и беспрепятственно. Вы имеете право на это. Знайте, что ваши права, как и права всех народов России, охраняются всей мощью революции и её органов, Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.  Поддерживайте же эту революцию и её полномочное правительство!

Мусульмане Востока, персы и турки, арабы и индусы, все те, головами и имуществом которых, свободой и родиной которых сотни лет торговали алчные хищники Европы, все те, страны которых хотят поделить начавшие войну грабители! Мы заявляем, что тайные договоры свергнутого царя о захвате Константинополя, подтверждённые свергнутым Керенским — ныне порваны и уничтожены. Республика Российская и её правительство, Совет народных комиссаров, против захвата чужих земель: Константинополь должен остаться в руках мусульман.

Мы заявляем, что договор о разделе Персии порван и уничтожен. Как только прекратятся военные действия, войска будут выведены из Персии и персам будет обеспечено право свободного определения своей судьбы. Мы заявляем, что договор о разделе Турции и отнятии у неё Армении порван и уничтожен. Как только прекратятся военные действия, армянам будет обеспечено право свободно определить свою политическую судьбу…»,

— из обращения народного комиссара по национальным делам Джугашвили-Сталина и председателя Совета народных комиссаров Ульянова-Ленина.

Вот и нынешние российские чиновники считают совершенно нормальным устанавливать межконфессиональную дружбу с нехристианскими вероисповеданиями на средства бюджета, финансируя паломнические поездки магометан и совершенно игнорируя подобные нужды остальных 90 % населения: православным — в Иерусалим, а атеистам — в любой культурно-туристический тур. Всего в 2015 году на хадже в Мекке побывало 15 528 паломников из России, а в 2016 году — ещё больше. В 2018 году была достигнута договорённость с Саудовской Аравией об увеличении квоты для Российской Федерации, которая прежде составляла 20.500 человек.

В этой связи хотелось бы напомнить, что в нашем государстве есть такой маловажный для чиновников документ, как Конституция, в которой утверждается: в пункте 2 статьи 14 — «Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом». Ей вторит и Конституция Крыма: пункт 2 статьи 9 — «Республика Крым — светское государство. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом».

Даже если забыть, что мы живём в России, построенной русскими и Православной Церковью, все конфессии по действующему закону должны пользоваться пропорциональной финансовой и организационной поддержкой властей светского государства или не пользоваться ей вовсе. Либо в хадж мусульмане должны отправляться исключительно за свой счёт, либо ежегодно должно совершаться льготное паломничество в Святую Землю 150 тысяч православных, что в принципе нереально.

Но что говорить, если российские власти считают нормальным демонстративно вручить гражданину Турции в качестве поощрения за проигрыш машину и квартиру на средства российского бюджета или всем не допущенным к соревнованиям чеченцам-атлетам— по джипу Mercedes. Русские не пользуются той же беспредельной благосклонностью даже в Российской Федерации, ну а проживающие за пределами государства, судя по заявлениям чиновников, и вовсе не считаются русскими — в лучшем случае «русскоговорящими».

Яркой иллюстрацией крутого перекоса в развитии спортивных дисциплин может служить куреш, турнир по которому прошёл в Крыму в 2017 году. Участники региональных и общероссийских соревнований по популярным видам борьбы вроде греко-римской, вольной, самбоили дзюдо давно привыкли, что вознаграждением выступает титул, металлический кубок или медаль. При этом и проезд, и проживание оплачивают, как правило, сами спортсмены, даже если речь идёт о детях. Но совсем иное отношение к национальному крымско-татарскому виду спорта.

Победителями чемпионата, как ни странно, оказались сплошь татары Гурам Курткоев, Эюп Кургадэ, Изет Кадыров, Марлен Сейтумеров, Илимдар Саидов, уехавшие на новых машинах Hyundai Solaris и Lada Priora, а также с денежными призами от 200 тысяч до 50 тысяч рублей. А самбист с неправильным именем Алексей Котов проиграл и указал на недостатки судейства. При этом депутат Государственной Думы Руслан Бальбек пообещал сделать эти соревнования ежегодными и даже со временем разрешить участвовать в них жителям остальной России. Однако, по его словам, должно соблюдаться условие, что все автомобили и денежные призы останутся в Крыму — что ж, всё в руках судейства.

В сфере футбола тоже происходят необходимые изменения: учреждён первый крымско-татарский футбольный клуб «Кызылташ», призванный стать национальным, то есть с минимальным или полным отсутствием игроков других национальностей.Всеми необходимыми средствами клуб обеспечен — дело за организаторскими усилиями. Только непонятно, как это соотносится с основными законами?

По национально-религиозному составу Россия — государство прежде всего русское и православное, по закону — многонациональное и светское, а по факту наибольшей поддержкой пользуются нерусские народы и мусульманство. В финансировании хаджа участвует Фонд поддержки исламской культуры, науки и образования, учреждённый властями, чтобы осуществлять финансовое посредничество между государством и исламскими организациями.

Через него финансируются очень многие направления: от строительства мечетей до содержания средних и высших мусульманских учебных заведений. Касательно последнего в докладе кандидата философских наук В. П. Войтенко говорится:

«Выход один — построить и обеспечить жизнеспособное функционирование традиционного для России исламского религиозного образования. К сожалению, запущенная государством программа по его созданию, несмотря на масштабное финансирование в обход конституционного принципа светскости Российской Федерации, на Северном Кавказе провалилась по вине бывшего Полпреда СКФО Александра Хлопонина».

Это упущение, конечно, будет исправлено, а мусульманские вузы (не только через фонд, но и прямо за счёт федерального бюджета) откроются и на Кавказе, как и в других регионах России — в обход конституционного принципа. В конце концов, не такой это и важный закон — Конституция… Как вспоминал Иосиф Исаевич Ходорковский, бывший в 1919–1920 годах председателем Казанского губернского исполнительного комитета: «Обращаясь к продовольственному вопросу, Владимир Ильич довольно определённо высказался в том смысле, что было бы целесообразно установить ряд льгот при взимании продразвёрстки для крестьян-татар. На наши указания, что нельзя давать льгот крестьянам-татарам, не давая их и русским крестьянам, Владимир Ильич ответил, что он видит эти затруднения, но надо найти подходящую форму и всё-таки эти льготы дать надо, чтобы татарское крестьянство почувствовало реально (пусть и в недостаточной степени) образование Татарской республики». В самом деле, все льготы и преимущества, которыми пользуется нерусское население России, всегда остаются недостаточными… И чиновников не заботит то обстоятельство, что русские в своей же стране, порой, ощущают себя, как в чужом государстве.

«Хыдырлез» — главный праздник Крыма

Ещё одним важным мерилом неравноправного отношения властей к татарам и русским, мусульманам и православным Крыма выступает «Хыдырлез», который именуют Всекрымским крымско-татарским национальным праздником. Государство выделяет значительные средства на организацию торжества, ярмарки, угощения, концерты и выступления, а также бесплатный проезд для десятков тысяч людей, причём их свозят в планово-организованном порядке. И не только крымских татар, но и русских, хотя на этом национально-религиозном празднике нет ничего ни русского, ни православного.

«Сердце радуется, что крымчане всех национальностей приехали на этот праздник, чтобы лучше узнать культуру крымско-татарского народа», — заявил  глава правительства Крыма С. В. Аксёнов. Ему вторит председатель парламента В. А. Константинов, переиначивая события Русской весны:

«Ровно год назад крымчане, независимо от национальной принадлежности, объединились ради спасения республики от того безумства, которое происходило в Украине, и нам это удалось. Сегодня нам вместе нужно строить мирный Крым, и уверен — у нашего общего крымского праздника впереди хорошее будущее».

Ну а муфтий Э. С. Аблаев обратился к уже привычной риторике шантажа: «И я возношу хвалу Всевышнему, что мы сегодня собрались не на поле сражения, а на этом благословенном празднике. Впервые за долгую историю празднования „Хыдырлеза“ в нём принимают участие представители всех национальностей Крыма, а также братских республик, входящих в состав Российской Федерации». Кстати, в государственные учреждения он ходит в религиозном облачении, а на заседаниях в Духовном управлении мусульман присутствует в более привычном ему светском костюме.

Тема количества участников нарочно политизируется с приданием окраски некоторого противостояния с Украиной, чем оправдывается всё возрастающий размах финансирования «Хыдырлеза». Группа крымских татар из-за границы, как и обещал М. А. Джемилёв, действует в общих интересах и выступает с заявлениями вроде сказанного Р. А. Чубаровым:

«Реальное количество участников крымского мероприятия „Хыдырлез“, организованного назначенными Москвой властями аннексированного Россией Крыма, оказалось намного меньше заявленного…». И крымские чиновники не упускают возможность придать максимальный резонанс словам «опального» политика. Затем они делают многочисленные заявления, что в 2016 году мероприятие собрало уже более 50 тысяч человек, а в следующем будет ещё больше, рассчитывая, что распропагандированный народ одобрит эти действия, руководствуясь примитивнейшей формой патриотических чувств.

Финансируется этот праздник жизни в основном на бюджетные средства, но так как потраченная сумма неприлично высока, то используются и внебюджетные источники, которыми так ловко научились оперировать российские власти при гигантских дотациях национальным республикам, строительстве мечетей и исламских центров в России и которые сродни первым. А если кто-то не согласен с таким положением вещей, то вот ответ С. В. Аксёнова: «Любой, кто на межнациональной теме будет паразитировать, станет моим личным врагом». Согласитесь, не каждый готов стать личным врагом премьер-министра, особенно с его авантюрным прошлым в лихие 90-х годы.

А почему межнациональный мир и дружба не устанавливаются путём такого же добровольно-принудительного знакомства крымских татар с русской культурой и верой? Почему бы властям не финансировать с тем же размахом празднование Дня Крещения Руси 28 июля в Севастополе? Это бы продемонстрировало ответное дружественное отношение татар. Думается, российским властям такое может разве что присниться… в страшном сне, ведь подобные уступки допустимы только со стороны русских.

Если уж говорить о «Хыдырлезе» как об общем празднике для мусульман и православных, то именно таким он и был всего век назад. Историкам и культурологам известно, что под влиянием христианства этот мусульманский праздник стал связан с почитанием святого Георгия Победоносца и отмечался 6 мая, как в Турции, так на Балканах, Кавказе и других местностях. В Крыму он проходил почти по той же программе, только начинался крестным ходом и молебном, а потом уже присоединялись татары и проходили общие гуляния, ярмарка, конкурсы, скачки и прочее. Сегодня традиция этого праздника по-прежнему поддерживается православными русскими людьми, вдали от «Всекрымского „Хыдырлеза“» и без малейшей поддержки со стороны государства, у разрушенного властями монастыря.

В 2017 году день проведения татарского «Хыдырлеза» совпал с традиционным крестным ходом православных Керчи в Катерлезский монастырь 6 мая. Однако городская администрация отправилась праздновать встречу мусульманских пророков Хыдыра и Ильяса и пробовать самый большой чебурек, традиционно проигнорировав свой местный праздник, до революции считавшийся днём города. В каком-то необъяснимом порыве тянет администрации районов и городов на «Хыдырлез», где также в обязательном порядке присутствуют их палатки с выставками, угощениями и прочим.

Между тем, обсуждается вопрос учреждения в Крыму особого праздника — Дня межнационального согласия. И по мысли тех, кто руководит межнациональными отношениями в России, им должен стать день рождения крымско-татарского националиста Исмаила Мустафаевича Гаспринского. А как же иначе? Не Александра же Пушкина в конце концов, ведь это бы стало явным проявлением недоброжелательства и русского шовинизма.

Кстати, в Крыму уже введена награда имени мусульманина Исмаила Гаспринского. «Это новая награда, которая впервые будет присуждаться не только за значительный личный вклад лица в культурное и духовное развитие народов Республики Крым, но также за особые личные заслуги в укреплении межнационального и межконфессионального мира», — с радостью сообщил депутатГосударственной Думы Р. И. Бальбек. Ну не нашлось в русском Крыму более достойного культурного деятеля — куда там Айвазовскому, Волошину, Грину, Коровину, Куинджи, Чехову и так далее. А, впрочем, выбор-то был ограничен лишь крымскими татарами, да притом не пророссийски настроенными, а, конечно, заражёнными идеями панисламизма.

Вот как охарактеризована деятельность Гаспринского в докладе П. Н. Врангелю руководителя Особого отдела штаба Главнокомандующего генерал-лейтенанта Евгения Константиновича Климовича:

«…Здесь [в Крыму] главным проводником идей панисламизма и национализма являлись татарские учителя, закончившие своё образование по преимуществу в турецких медресе, и молодые муллы, заражённые уже материалистическим учением, стремлением к реформированию не только существующего социального порядка, но и религиозного учения и пытавшиеся приспособить последнее для службы социальному перевороту.

Старшие муллы, заметив надвигающуюся со стороны своих коллег опасность и покушение на разрушение всего религиозного фундамента мусульманской жизни, будучи преданными идее русской великодержавности и стремясь сберечь свято хранимые ими религиозные устои магометанства, обращались за помощью к Российскому Имперскому правительству, но безрезультатно.

Одним из наиболее ярких представителей панисламистского движения этого периода в Крыму является бывший редактор единственной издававшейся татарской газеты в Крыму „Терджиман“ Смаил-Мурза Гаспринский. С началом революции 1917 года сторонники панисламизма усилили свою деятельность, пропагандируя необходимость предоставления мусульманскому населению России вообще и Крыма в частности права самоопределения…» [ii].

Заслуги И. М. Гаспринского особо отмечал и Крымско-татарский национальный совет, учреждённый в ноябре 1917 года, в своём обращении к Высокому германскому правительству. Этот в целом весьма занимательный для русской истории документ содержит и такие строки:

«Крымские татары, которые предчувствовали падение центральной власти, решили образовать национальное войско, чтобы иметь возможность осуществить свои политические намерения. В этих целях они неоднократно обращались с требованием к Временному Правительству русскому, чтобы добиться законного разрешения. Несмотря на несогласие Правительства, они образовали национальную военную организацию из солдат, которые должны были быть посланы на фронт, и 2000 человек пехоты с полком кавалерии поддерживали порядок в стране.

26 ноября 1917 года, т. е. тогда, когда даже Украина, принадлежащая к числу больших народностей, отколовшись от России, не могла создать своего парламента, крымские татары созвали при участии мужчин и женщин, коротко говоря, всего народа, избранный национальный совет и им удалось на основании решений, принятых этим последним в отношенииобшей политики Крыма, составить татарский парламент и образовать татарское правительство.

…Далее, они желают через правительство, которое они сорганизуют, жить в братских отношениях с немецкими колонистами (которые сами высказали это желание в своей официальной декларации) и которые свыше сотни лет в такой же мере были порабощены и в равной мере заинтересованы в благополучии и управлении страной. Чтобы достигнуть этой святой цели, следует признать необходимым, чтобы нижеследующие основные положения политической жизни Крыма были осуществлены:

1) преобразование Крыма в независимое нейтральное Ханство, опираясь на германскую и турецкую политику;

2) достижение признания независимого Крымского ханства в Германии и её союзниками и в нейтральных странах до заключения всеобщего мира;

3) образование татарского правительства в Крыму, с целью совершенного освобождения Крыма от господства и политического влияния русских;

4) водворение татарских правительственных чиновников и офицеров, проживающих в Турции, Добрудже и Болгарии, обратно в Крым;

5) обеспечение образования татарского войска для сохранения порядка в стране;

6) право на возвращение в Крым проживающих в Добрудже и Турции крымских эмигрантов и их материальное обеспечение.

Турецко-мусульманский мир готовится к политическому союзу с Великой Германской Империей, своей спасительницей, приносятся в жертву сотни тысяч жизней и в дальнейшем готов принести жертвы ещё в большем масштабе, чтобы укрепить навсегда достигнутое могущественное положение. В то время, как Россия, его великий исторический враг, погибла, и дорога в Индию освобождена для Германии, поколеблены твердыни Англии, мусульманский мир находит силы твёрдой решимости у тех магометан, которые в Крыму и на Кавказе в течение столетий были лишены чести иметь право умереть за свои стремления и надежды…».

И хорошо, что выбор учредителей награды не пал на другого видного писателя крымско-татарского происхождения — Дженгиза Дагджи, участника Туркестанского легиона Восточно-Тюркского соединения СС, вечер памяти которого в 2017 году прошёл в Крымском федеральном университете им. В. И. Вернадского.

Поддержка инославных конфессий

Иудейство в Крыму

В феврале 2016 года главный архитектор крымской столицы Эрнст Филсурович Мавлютов представил общественности будущий облик многих существующих и новых зданий и районов Симферополя. Галерея открывается религиозной тематикой: о каждой из конфессий столица позаботилась в соответствии с их значением для власти. Для русских предназначена часовня Царственных страстотерпцев перед зданием прокуратуры по личной инициативе Н. В. Поклонской, для украинцев — какой-то безобразный храм, стилизованный под западно-украинское деревянное зодчество. Мусульмане же получат известную великолепную соборную мечеть. И роскошный проект предназначен иудеям, количество которых судя по всему исчисляется несколькими сотнями. Согласно переписи 2014 года, в Крыму проживает 3144 еврея, 228 крымчаков, а также один горский и один бухарский еврей.

Посещая в 2014 году Симферополь вместе с сыном главного раввина Санкт-Петербурга Шоломом Певзнером, сын главного раввина России Ехезкель Берлович (родоплеменные отношения в цивилизованном обществе первостепенны) поделился своими мыслями на будущее иудейства в Крыму:

«С божьей помощью новую синагогу будем строить. И, как я понимаю, это будет не просто синагога, а большой общинный центр. Я думаю, что это самое важное для евреев города — чтобы была большая красивая синагога в центре Симферополя. Образование также необходимо, поэтому, я думаю, здесь появится детский сад, школа. Когда Тора познаётся с самого детства, гораздо легче, чем, когда начинаешь узнавать об этом взрослым — тяжелее поменять взгляд на мир, взгляд на жизнь.

Крымские евреи знают о том, что они евреи, но не гордятся этим. Им ещё не так приятно ходить по улице с кипой, в такой одежде… Они пока стесняются этого. Наша задача — сделать так, чтобы евреи чувствовали себя свободно и комфортно. Во-первых, в синагогу должно приходить много людей, а сама синагога должна быть большой и красивой. Люди должны о ней знать.

Мы не занимаемся плотными переговорами с властями, но, как мы знаем, правительство России очень хочет, чтобы еврейство в Крыму развивалось, чтобы здесь строились синагоги, еврейские общинные центры. Это очень важно для властей, поскольку они понимают, что развитие еврейства в России необходимо».

Например, на встрече с президентом России 14 апреля 2014 года на вопрос о наличии синагог в Крыму главный раввин Берл Лазар ответил: «К сожалению, недостаточно развито, но синагоги есть, общины есть. Наша задача сейчас сделать так, чтобы действительно стало и больше, и шире, и более открыто», а президент Федерации еврейских общин Александр Борода добавил: «Так, как это в России должно быть». При этом евреи Симферополя заявили о намерении создать свою национально-культурную автономию.

Развитие иудейства необходимо не только в крымской столице, но и Севастополе. Новая синагога была заложена в 2012 году с привлечением иерусалимского архитектора и планами обложить синагогу иерусалимским камнем. Местные жители, как в украинский период, так и ныне выступают против строительства синагоги на площади Восставших. Несмотря на это, прежний губернатор Севастополя Сергей Иванович Меняйло пообещал всяческое содействие в достройке синагоги, лишившейся помощи своего основного украинского мецената — Игоря Валерьевича Коломойского.

«У меня сегодня была встреча с губернатором. И он обещал сделать всё возможное, чтобы синагога, которую раввин Вольф строит уже, наверное, много лет, дошла до совершенства, и могли открыть её и молиться в ней», — заявил главный раввин России Берл Лазар, добавив, что процветание еврейской общины в Севастополе станет самым хорошим ответом нацистам и фашистам. Похоже, эти эпитеты адресованы жителям Севастополя, выступающим против строительства.

Не забыли российские власти и о двух сотнях крымчаках. «Когда в 2014 году мы обратились непосредственно к Сергею Аксёнову с просьбой передать нам это здание, он сразу отдал нам ключи, и мы стали проводить здесь богослужения каждую субботу», — сообщил глава караимской религиозной общины «Чолпан» Дмитрий Полканов.

Газзан (священнослужитель) этой симферопольской кенасы Александр Бабаджан делится своими планами по отторжению людей от православной веры и возвращению их в иудейство: «Я родился в Тракае, Литве, а потом уже переехал в Крым. Но меня обучали именно тракайские газзаны. Я надеюсь, что отреставрированная кенаса позволит привлечь больше верующих в храм, напомнит людям об их корнях. К сожалению, произошёл серьёзный разрыв между поколениями. Несколько поколений караимов выросли вне национальной среды. Некоторые стали ходить в православные храмы, и сейчас мы, конечно, пытаемся вернуть их к нашей религии».

И, конечно, религиозная вражда против русского православия должна осуществляться за общерусский счёт: по Федеральной целевой программе на реставрацию кенасы, построенной в 1891–1896 годах, выделено 115 миллионов рублей. Это в то время, когда пережившие атеистический террор русские храмы в Крыму не получают никакого финансирования от государства на проведение реставрационных работ.

Деньги выделяются не только собственно на реставрацию, но и на решение бизнес-интересов молодой, но амбициозной национально-религиозной общины: «Средств никогда не бывает достаточно, — откровенно признаётся Дмитрий Полканов. — Но на выделенные нам деньги мы сможем восстановить храм по максимуму. Понимаете, мы ведь хотим, чтобы здесь действовала не только кенаса, а надеемся создать целый комплекс. Чтобы караимы, независимо от вероисповедания, могли сюда прийти, пообщаться, провести не только религиозные, но и народные мероприятия».

Появится музей, воскресная школа и кафе. «Но все понимают, что нам нужно содержать храм на какие-то средства. Это огромнейшее здание, которое нужно освещать, отапливать, которое надо периодические ремонтировать. И эти деньги общине нужно зарабатывать каким-то способом. Во-первых, сейчас община стала намного-намного меньше, а во-вторых, большинство верующих — это пожилые люди, у которых, конечно, нет возможности финансово помогать храму», — добавил газзан Александр Бабаджан.

Невозможно припомнить единый случай в Крыму, чтобы власти озаботились источниками содержания православных храмов, хотя бы сельских, часто находящихся в самом бедственном положении. Зато можно забыть о судьбе разделённого и обезличенного русского народа, обложить его налогами и направлять их исключительно на нужды обществ и объединений, ставящих своей задачей культурную и религиозную дерусификацию населения, называя это гармонизацией межнациональных отношений.

Хотелось бы надеяться, что не обделёнными федеральными дотациями окажутся также горский и бухарский еврей.

Да что там Крым, — 4 декабря 2017 года президент России объявил о готовности финансировать восстановление мусульманских и иудейских святынь в Сирии наряду с христианскими храмами всех конфессий, а Патриарх Московский одобрительно подчеркнул, что церковная инфраструктура должна развиваться равномерно по всему миру. Следует полагать, что храмов в России уже более чем достаточно и не нужно поднимать из руин тысячи памятников культуры и истории, уничтоженных советской властью по идейным соображениям, — настало время сосредоточить усилия на религиозных проблемах других стран. Будет составлен каталог разрушенных сирийских храмов и мечетей для последующего их воссоздания. Интересно, а есть подобный каталог снесённых и обезображенных русских храмов и беспокоят ли кого-то масштабы культурных утрат русского народа? Столь болезненный вопрос о возвращении к жизни культурно-религиозного достояния России, погибшего в период атеистического разгула и вандализма, остался закрытым, но был положительно разрешён российскими властями в отношении далёкой Сирии.

Почему планы по «духовному возрождению» Сирии озвучиваются перед главами православных церквей? Очевидно, потому что строить в основном будут мечети, а это странно выглядит в глазах русских людей. Ну хорошо, что Московская Патриархия всегда готова подсобить властям, при этом часто повторяя, что Церковь наконец стала действительно свободной и отделённой от государства. Видимо, так и проявляется свобода: добровольно помогать государству проводить исламизацию.

Кстати, пример Сирии послужит хорошим ответом тем, кто попробует оправдать отсутствие поддержки православия в Крыму формальным украинским статусом Церкви (сохранённым на время ради смягчения положения УПЦ МП на Украине): мол, нельзя же оказывать помощь зарубежной юрисдикции. Оказывается, это возможно даже в чужой стране и в отношении религиозных объединений, не имеющих никакого отношения к России.

Неправославные христиане

В то время как судьба многочисленных православных средневековых храмов и пещерных монастырей совершенно не беспокоит власти, в Евпатории на средства Федеральной целевой программы проводят реставрацию мусульманского монастыря дервишей XV–XVIвеков.

Пользуется государственной поддержкой и армянский монастырь Сурб-Хач, расположенный в живописной горнолесной местности под Старым Крымом. Серьёзные реставрационные работы были проведены ещё при Украине. И лишь после появления благоустроенных помещений армянское духовенство выразило желание поселиться в обители. Без особого смущения меняя на объекте культурного наследия черепицу на шифер, настоятель Иеремия Макиян благодарит государство за опеку, но подчёркивает, что русские должны не просто финансировать сохранение существующего комплекса, а воссоздать монастырь в облике периода его расцвета. Архивные справки армяне готовы предоставить. Ведущая телевизионного сюжета, в свою очередь, удивляется, что в средневековом храме нет ни электричества, ни парового отопления, подчёркивая, что без этих благ цивилизации монахи не могут подвизаться в обители.

https://youtu.be/qBbh3oSOjgc?t=10m21s

Армяне Феодосии за прошедшую четверть века тоже не смогли привести в порядок свои храмы — объясняют: здания стоят на охране культурного и исторического наследия, а значит ремонтные работы без создания дорогостоящих проектов там проводить нельзя, тем более собственными силами. Но сегодня всё меняется и перед армянами открываются запертые прежде двери.

Даже церковь в селе Курортное старообрядческого Белокриницкого раскола, насчитывающего 332 приходов, и ту вдруг полностью отремонтировали — десятилетиями она находилась в жалком состоянии. В Симферополе был выкуплен и отремонтирован старообрядческий храм, а в Гурзуфе заложиливеличественную церковь апостолов Петра и Павла. Это неслучайная чреда событий. 4 августа 2016 года Администрация президента обсудила с главой раскола вопросысохранения культурного наследия старообрядчества в России и за рубежом, а также широкого празднования в 2020 году 400-летия со дня рождения протопопа Аввакума Петрова, идеолога жёсткого изоляционизма, непринятия церковных реформ вплоть до самосожжения.

16 марта 2017 года состоялась встреча президента России с митрополитом Корнилием, а уже 4 апреля — с главой Крыма, пообещавшим оказать поддержку в содержании и строительстве храмов в Симферополе и Гурзуфе. К празднованию памяти раскольника митрополит Корнилий желает привлечь и Московскую Патриархию. Министерство культуры обсуждает вопросы реставрациистарообрядческих религиозных объектов по всей России.

С какой целью государство осуществляет всестороннюю поддержку раскола в Православной Церкви непонятно, тем более что никаких предпосылок к преодолению разделения нет. В постановлении старообрядческого раскола 2007 года значилось: «Освящённый Собор напоминает христианам о решениях Соборов нашей Церкви 1832 и 1846 годов, признающих новообрядчество ересью второго чина. Поручить канонической комиссии изучить ситуацию в РПЦ МП на предмет наличия новых ересей и доложить результаты следующему Освящённому Собору». И в докладе 2015 года комиссии по диалогу церквей, инициированному Московской Патриархией, довольно определённо выражено отношение к канонической Церкви: «„Еретика, после первого и второго вразумления, отвращайся, зная, что таковой развратился и грешит, будучи самоосуждён“ (Тит. 3:10)».

Пропаганда

Кто такие крымские татары?

Чтобы ясно понять политику, которую власти Федерации осуществляют в Крыму, достаточно ознакомиться с фильмом «Кто такие крымские татары?», снятым по заказу Российской академии наук. Этот качественный 27-минутный материал в духе милого этнокультурного повествования имеет предельную концентрацию русофобии.

Начинается фильм с заявления, что на Ялтинской конференции 1945 года ведущими странами-победителями были установлены европейские границы, которые с тех пор якобы оставались нерушимы, пока Россия в 2014 году не начала их передел, превратив Крым в яблоко раздора международной политики. Далее утверждается, что в отличие от крымских татар, для русских Крым — не родина, а лишь объект геополитических интересов.

Несколько слов посвящено культурной столице этого народа — Бахчисараю — и его достопримечательности — Ханскому дворцу. Ни слова не говорится о том, какие усилия предпринимались по его сохранению ещё со времён Екатерины ІІ, зато подчёркивается, что после возвращения Крыма в Россию иссяк обильный поток туристов. Последний, кстати, не мешал памятнику достичь аварийного состояния и полного запустения при Украине.

В центре внимания фильма находится молодая и, как видно, зажиточная семья Эльдара и Алиме. Обеспечивают они своё безбедное существование возрождением традиционных ремёсел крымских татар: гончарным искусством и вышивкой — из каких источников оплачивается этот бесценный труд, не говорится. Зато подчёркивается, что их народ снова оказался за «железным занавесом», то есть лишён свободы перемещения и гласности.

Любая речь татар в фильме подаётся с закадровым переводом, будто это иностранцы, неспособные выражаться на русском, — таким рисуют будущее полуострова идеологи культурного возрождения крымских татар за русский счёт. Евпатория называется Гезлёвом, а для непонимающих, даётся намёк: это самый большой город в степном Крыму.

Бесфамильный Эльдар рассказывает, как богата была его семья и что она в советское время лишилась своих домов и стад. При этом нужно понимать, что всё отняли русские просто по национальному признаку, ведь не делается ни малейшего намёка на то, что обнищание и лишение собственности касалось каждого жителя советского государства. Но сегодня Эльдар может себе позволить содержать даже верхового коня, чтобы посещать родину прадедов среди цветущих степей.

Говоря о давних временах, авторы фильма сообщают, что монгольское нашествие стало тяжёлым бедствием для Крыма и его жителей, а именно тюркских скотоводов — разве были здесь иные народы? Но захватчики, — продолжают авторы, — были так любезны, что быстро ассимилировались. Более того, на протяжении веков Крым был плавильным котлом различных народов: тавров, киммерийцев, скифов, греков, готов, алан, хазар, половцев, монголов, турков — так, оказывается, и образовался народ крымских татар, впитавший в себя всё лучшее, начиная с давних демократических традиций, заложенных в античном Херсонесе, и заканчивая исламом, который и объединил все эти народы общими духовными ценностями.

Существующая в больном сознании формула плавильного котла, которым будто стал крымско-татарский народ, является фундаментом его современной национальной идеологии. Она декларирует характерные черты этого народа: тюркский язык, восточная культура и ислам, но при этом существует вне исторической системы — татары в Крыму не имеют начала и ведут своё происхождение в равной степени от мусульман-османов, язычников-монголов и православных греков — вплоть до полумифических тавров.

На деле, половцы, появившиеся в Крыму в начале XIвека, после русских, и монголы, пришедшие в XIII, стали основой крымско-татарской идентичности, а культура, вера и язык широко заимствовались от турков, начиная с XVIвека. И казанские татары настаивают на ближайшей родственности с крымцами. Но такая картина играет совсем другими красками и, как минимум, ставит крымских татар в равное отношение к остальным народам Крыма, чего быть, конечно, не должно: все пришельцы и захватчики, кроме одного — претендующего, несмотря на свою малочисленность, на привилегии и полноту власти на полуострове.

Оказывается, и крымское мусульманство было особенным, отличаясь необычайной терпимостью. А все недобрые стороны вроде почти полного искоренения христианства, набегов и работорговли — от лукавого, точнее от сюзерена — Османской Империи, подчинившей «великую крымско-татарскую державу», которая за всю свою многовековую историю пользовалась лишь полувековой самостоятельностью. Вопреки патриархальному укладу и отсутствию каких-либо стремлений к завоеваниям крымские ханы были вынуждены совершать нападения на своих православных соседей — русских, которым посвящена вторая половина фильма.

Идиллия и гармония закончились в 1783 году, когда Крым завоевала агрессивная Российская Империя. Русские при этом не стали подчиняться «древнему закону, который испокон веков заставлял любых пришельцев смешиваться со старожилами и превращал их в детей этой земли». Из чего следует, что русские, успокоив амбиции турецких султанов и крымских ханов, должны были обязательно принять ислам, азиатскую культуру и заговорить на чуждом языке. Такие вот своеобразные традиции толерантности у крымских татар.

Клевеща на русскую историю и государственность, авторы фильма полагают, что Крым не был полноценно интегрирован в Россию, а являлся колонией, при этом татары так и не стали её полноправными гражданами. Заполучив уголок субтропического рая, русские императоры изгоняли туземцев с их родины и щедро раздавали живописные уголки благословенной земли своим фаворитам, придворным и военачальникам — таково суждение о русской истории Крыма Российской академии наук. Утверждается также, что проект депортации появился ещё в Империи. Ничем не подкрепляя резкие заявления, фильм утверждает, что на полуострове проводилась политика вытеснения крымских татар.

В действительности российские власти стремились удержать исход населения в родственную ему Турцию вплоть до строительства мечетей за государственный счёт. Более того, оставаясь мусульманами, татары пользовались дарованными им привилегиями не платить подушной подати, не нести рекрутской повинности, не подлежать крепостной зависимости и так далее.

Для характеристики политики, проводившейся царским правительством далеко не в интересах русской нации (впрочем, она совершенно несопоставима с русофобской деятельностью большевиков), можно привести возмущённые слова Таврического епископа Гермогена (Добронравина), произнесённые к 100-летию присоединения Крыма к России:

„Отъ чего же зависитъ косность въ обрусеніи нашего края, такое замедленіе водворенія въ нёмъ православія?.. Можетъ быть, отъ того, что мы, русскіе, очень уступчивы, податливы, уживчивы? Можетъ быть, отъ того, что мы очень осмотрительны и осторожны и потому любимъ дѣйствовать во всёмъ постепенно, исподоволь, неторопясь, обдуманно? Можетъ быть, отъ того, что мы очень миролюбивы и потому любимъ идти къ цѣли не путёмъ какихъ-либо принужденій и насилій, даже побужденій, а только путёмъ мира и любви? Можетъ быть, отъ того, что мы отличаемся необычайной вѣротерпимостію и самымъ глубокимъ уваженіемъ къ такъ называемой свободѣ совѣсти, къ личнымъ религіознымъ и политическимъ убѣжденіямъ каждаго?.. Конечно, всё можетъ быть... Но крайности вредны всегда и во всёмъ. А что, если косность наша есть плодъ нашей безхарактерности, нашего тупого, холоднаго равнодушія къ интересамъ Церкви и Отечества, даже къ нашимъ личнымъ интересамъ? Что, если эта косность наша есть слѣдствіе вкоренившагося въ насъ навыка — заискивать, поддѣлываться, льстить передъ иноземцами, есть слѣдствіе ложнаго страха и стыда?.. Что, если эта косность наша есть свидѣтельство нашей дряблости нравственной, нашего религіознаго убожества? Что, наконецъ, если самая жизнь наша, наше поведеніе не привлекаютъ, а напротивъ отталкиваютъ отъ насъ здѣсь и инородцевъ, и иновѣрцевъ, потому что „имя Божіе, — по выраженію святого апостола, — можетъ быть, хулится нами во языцѣхъ?“».

Десятилетиями ранее А. С. Пушкин писал в «Путешествіи въ Арзрумъ» 1829 года: „Есть, наконецъ, средство болѣе сильное, болѣе нравственное, болѣе сообразное съ просвѣщеніемъ нашего вѣка: проповѣданіе Евангелія, но объ этомъ средствѣ Россія донынѣ и не подумала. Терпимость сама по себѣ вещь очень хорошая, но развѣ апостольство съ ней несовмѣстимо? Развѣ истина дана намъ для того, чтобы скрывать её подъ спудомъ? Мы окружены народами, пресмыкающимися во мракѣ дѣтскихъ заблужденій, и никто ещё изъ насъ не думалъ препоясаться и идти съ миромъ и крестомъ къ бѣднымъ братіямъ, лишённымъ донынѣ свѣта истиннаго. Такъ ли исполняемъ мы долгъ христіанства?..» [iii]

Авторы фильма заявляют, что, оказывается, не было массовых фактов коллаборации крымских татар с оккупантами в годы Крымской войны, хотя исторические документы и мемуары говорят прямо об обратном. А дальнейший самовольный выезд распропагандированных магометан в Турцию, не желающих жить в православном государстве, преподносится как акт давления со стороны правительства.

О революционном периоде фильм повествует вполне корректно: крымские татары, а точнее элита, восприняли эти события с воодушевлением, но не смогли добиться национальной государственности. А вот говоря о советском периоде, авторы сразу же подменяют понятия и называют проводившуюся политику коренизации созданием крымско-татарской автономии, каковой Крымская АССР никогда не являлась. Впрочем, и широкая культурная поддержка, оказанная советской властью татарам, называется идеологической ловушкой, за которыми последовали репрессии и депортация — по всей видимости, проводится параллель с текущими усилиями РФ, за которые татарам не следует благодарить русских и тем более доверять.

История Второй мировой войны, конечно, перевирается, начиная с заявления, что среди крымских татар не было массовых антисоветских настроений, а их вербовка немцами провалилась. В доказательство приводится лукавый аргумент, что численность крымцев, воевавших на стороне нацистов, никогда не превышала количество призванных в Красную армию — при этом авторы не учитывают, что советские призывники в подавляющем большинстве оказались дезертирами и перешли на службу Рейху, не говоря уже о рекрутировании населения. Число погибших в первые годы после депортации называется максимально завышенное и не оправданное документально — 46,2 %. Чтобы понять, что эта цифра не заслуживает никакого доверия, а тем более внимания, нужно вспоснить, что это результаты «самопереписи», проведённой национальным движением крымских татар в 1960-х годах.

Прозвучали и особо интересные заявления, заслуживающие соответствующей реакции Генеральной прокуратуры:

  1. «Эта акция Сталинского террора, против обыкновения, была организована не по идеологическому, а исключительно по национальному признаку».
  2. «Память об этом акте геноцида — незаживающая рана в истории каждой крымско-татарской семьи».

Такова позиция Российской академии наук в отношении акта депортации крымских татар: ни много ни мало — геноцид по национальному признаку.

Далее «историческое кино» сообщает, что независимая Украина, как беднейшее государство, не оказывало никакой помощи репатриантам — им приходилось рассчитывать только на самих себя. Конец фильма погружён в тёмные тона и грозную музыку: демонстрируются возбуждённые крики толпы «Россия!» в памятные дни 2014 года (а не бушующие татары под стенами Верховного Совета) и вступающие русские войска.

«Над Крымом в который раз сменился флаг — теперь над ним установила контроль Россия. Крымско-татарский народ имеет давний опыт в Российском государстве. Этот опыт был сложен: от угнетения самодержцами до Сталинских репрессий. …Каковы бы ни были перемены, ставшие ныне перед крымскими татарами, это всего лишь краткий эпизод в многовековой истории коренного народа Крыма. Испокон веков могучие державы боролись за Крым и всякий раз полагали, что овладели им навсегда. Но на глазах крымских татар за века сменилось много империй. Империи приходят в Крым и уходят отсюда, а коренной народ по-прежнему остаётся хранителем своей поразительно прекрасной земли»— заключительные слова оплаченного русскими деньгами и созданного под контролем правильно реформированной Российской академии наук фильма «Кто такие крымские татары?».

https://youtu.be/4CbLm6u-W5Q

Этот «документальный» фильм, заказанный и одобренный российскими чиновниками, по своему посылу ничем не отличается от современной антирусской пропаганды Украины в отношении крымских татар. Типичный пример таковой — слова рядового украинского националиста Богдана Савруцкого:

«Очевидно, что под маской „реставрационных работ“ Россия стремиться уничтожить одну из главных святынь крымско-татарского народа — дворец крымских ханов.

Вот, казалось бы, почему Российская Империя/СССР/РФ, эта тюрьма народов, в „застенках которой“ томится, но так или иначе существует более 150 народностей, так последовательно, методично и упорно старается уничтожить крымских татар?

Ведь то, что пережили крымские татары с 1791 года — ассимиляция, изгнание с родной земли, репрессии сталинского времени, аресты и высылка активистов, сегодняшний путинский произвол — имеет конечной целью именно уничтожение, а не просто покорение и частичную ассимиляцию, как в большинстве случаев контакта Москвы с другими народами.

Похожую тактику Кремль всегда использовал, в частности после захвата земель Великого Княжества Литовского (нынешняя Беларусь), после эпохи Руины, когда большинство нынешней территории Украины вошла в состав Империи, во время нескольких Польских восстаний, после войн в Туркестане, на Кавказе, аннексии стран Балтии при Сталине, вспомним высылку чеченцев в 1944 году и две чеченские войны новейшего времени.

Однако, в случае с крымскими татарами все сложнее. Их случай особый. Крымские татары имели свою оформленную и устойчивую государственность. И это очень важно. Де факто с 1441 по 1783 годы и формально лишь в 1791 года после кровавого подавления восстаний татар Румянцевым и „чудо богатырём“ Суворовым, власть Российской Империи в Крыму стала более или менее устойчивой.

Крымское ханство было одним из немногих государств, которое столетия наносило Московии, а затем Российской Империи существенные военные поражения. Походы крымских ханов на Московию были регулярными и часто заканчивались сожжением самой Москвы, как например в 1571 году под предводительством хана Девлет Герая, что отвлекло Ивана Грозного от Ливонской кампании, где он „гибридно завоёвывал“ нынешнюю Латвию и Эстонию.

На протяжении 400 лет Москва не знала покоя с юга. Фактически Крымское ханство сдерживало московскую экспансию на юг Европы. После череды русско-турецких войн, уже при Екатерине II, залив Северное Причерноморье и Крым кровью, Москва захватила земли от Кубани до Днестра и ликвидировала государственность Крымского ханства. Крым вошёл в состав Империи, несколько вассальных Бахчисараю ногайских орд кочевавших в южных степях между Днестром и Кубанью, были изгнаны на Северный Кавказ.

Но память о 400-летней государственности не просто стереть, даже имея такую мощную репрессивную машину, какой располагает Кремль. Вот оттуда и растут щупальца той исторической ненависти замешанной на страхе, которую испытывают все московские правители с Екатерины до Сталина и Путина перед некогда грозным Бахчисараем, где крымские ханы столетиями таскали за бороды московских послов и диктовали Кремлю сумму ежегодной дани, которую исправно платил даже проигравший свои Прутские и Азовские походы алкоголик Пётр I».

Центробанк

Принцип третьестепенного отношения к православию на фоне прочих конфессий в Крыму действует как в крупных многомиллиардных проектах, так и менее значимых. Например, Центральный Банк, возглавляемый Эльвирой Сахипзадовной Набиуллиной, выпустилв 2016 году тиражом 5 тысяч экземпляров 3-рублёвую серебряную монету с изображением самой древней крымской мечети Джума-Джами в Евпатории, заложенной в 1552 году. В 2017 году состоялась чеканка 5 тысяч монет с изображением армянского монастыря Сурб-Хач XIVвека в Старом Крыму. А древнейшая во всей бывшей Российской Империи действующая православная церковь Иоанна Предтечи в Керчи, построенная в Xвеке на месте и с использованием элементов базилики VIвека, не удостоилась никакого внимания. Эта святыня ровным счётом ничего не значит для властей, всецело поглощённых работой по укреплению межнациональной и межконфессиональной дружбы. Отражается это и в текущем её состоянии: незавершённых реставрационных работах, трещинах в куполе и отсутствии ограды.

Лишь в 2018 году по остаточному принципу Центральный Банк выпустит тиражом 3 тысячи экземпляров монету с изображением Свято-Троицкого собора в Симферополе. Из всех крымских городов только Севастополь позиционируется властями как русский. Уже отчеканена монета Владимирского собора в Херсонесе, готовится выпуск с видом адмиральского храма. Если обратить внимание на 100-рублёвую банкноту образца 2015 года, то и здесь сохраняется тот же принцип: Севастополь ассоциирован с военным подвигом и православной церковью, Крым же — с отдыхом и исламом. Стоит обратить внимание, что в описании Центрального Банка вообще не фигурируют религиозные символы, будто их там и нет.

Об исламизации Севастополя тоже не собираются забывать. Примечательная 200-рублёвая банкнота, введённая в обращение 12 октября 2017 года, посвящена Севастополю: на лицевой стороне изображён памятник затопленным кораблям, а на обороте — место, где правитель Руси принял крещение и откуда православная вера распространилась на всю страну, — Херсонес. Величественному Владимирскому собору не нашлось места — оно было уступлено виноградным лозам и греческой мозаике. Так ведомство Эльвиры Сахипзадовны изобразиило священный для русской истории город: в виде античных развалин. Да и только.

Тем временем Рамзан Ахматович Кадров торжественно объявил, что в Севастополе будет отремонтирована старая и построена новая более просторная мечеть. Видимо, и в самом деле Чеченская Республика получает из федерального бюджета с излишком (в 2017 году 53 млрд рублей), раз удаётся перенаправлять средства и в другие регионы, в том числе Севастополь и даже в Иерусалим. Мусульмане хорошо понимают важность строительства мечетей для своего будущего в составе или уже отдельно от остальной России. Между тем, при щедром финансировании ислама Москва не удосужилась даже воссоздать разрушенный в советское время собор Николая Чудотворцав Грозном. И, конечно, не существует программ возвращения 300 тысяч русских беженцев на родину, которые пережили в 1990-е годы настоящий геноцид со стороны инородческого населения (число русских сократилось с 25% до 2%): угрозы, унижения, рабство, массовые физические расправы. Зато тысячам чеченцев сегодня на обустройство жилья деньги выдаются крупными пачками наличности — заслужили, выстрадали (а русские от государства почти ничего не получили — это же не крымские татары в конце концов). И не то чтобы власти не замечали этой проблемы — напротив, выходили президентские указы и постановления 1995, 2006, 2007 и 2010 годов о необходимости решения проблем вынужденных переселенцев из Чечни, только они не возымели последствий.

https://www.youtube.com/watch?v=OR9BxpWI_Kg

Наверное, в отличие от мечети в Севастополе восстановление храма в столице Чечни может нарушить межконфессиональный мир и создать нежелательное впечатление присутствия русской культуры и истории в Чечне. Равноправное положение православия и русских — по-видимому, просто нежелательный сценарий развития Российской Федерации, как её видят нынешние власти.

Вместо православного государства атеисты провозглашали свободу и равенство, но, придя к власти в 1917 году, обрушили всю накопленную ярость на русское самосознание, культуру и веру. В результате почти векового правления им во многом удалось подточить эти столпы, взрастить новые государства и даже народы, и в итоге — разделить страну. Так почему сегодня на обломках России не восстанавливается за государственный счёт основа русской идентичности — хотя бы те храмы, которые были порушены, а всюду строятся невиданные прежде великолепные мечети? По каким границам готовится пройти дальнейший раздел России?

К чему приводит политика децентрализации и дружбы народов вместо строительства национального русского государства и каков облик, например, традиционного украинства, взращенного до немыслимых масштабов и закономерно вышедшего из-под контроля, русские уже познали. А какие опасности несёт в себе безграничная поддержка традиционного ислама, возможно, узнает уже следующее поколение. Считается, что для принявшего ислам потенциальный шаг к терроризму становится более простым: остаётся только пересмотреть свои взгляды на трактовку сунн.

Мемориал депортированным народам

Власти приступили к строительству Мемориала депортированным народам на железнодорожной станции Сирень на развязке между трассами Бахчисарай — Севастополь.

«Мемориальный комплекс включит в себя мечеть, здание музея, часовню, и благоустройство территории — скульптурную экспозицию, стелу „Возрождение народов Крыма“, вагон-мемориал, беседки и фонтан. Проект уже утверждён, начаты работы геодезической основы. Работа над комплексом будет поэтапной, завершение строительства планируется к 2019 году. …Заключён договор с подрядчиком „Стройкомтех“, который уже приступил к работам», — сообщил председатель комитета по делам межнациональных отношений Заур Русланович Смирнов.

Некоторые СМИ, очевидно, ошиблись, сообщив, что проект обойдётся в 400 миллионов бюджетных средств, сославшись на главу крымского правительства С. В. Аксёнова. ТАСС информирует, что мемориал, конечно же, создаётся на деньги «меценатов». И, как всегда бывает с «благотворительными» средствами, власти абсолютно уверены в их своевременном поступлении. Уже через 2 месяца оказалось, что мемориал потребует 500 миллионов рублей, автором выступит скульптор Салават Александрович Щербаков.

Что ж, у малочисленных исповедников Корана в Крыму появился ещё один повод для радости. А чтобы строительство мечети не выглядело столь вызывающим (ведь мемориал посвящён депортации и других народов), решено построить также скромную часовню. Религиозно-невежественные власти считают вполне нормальным ближайшее соседство культовых зданий различных религий. Единственное, о чём они, наверное, сетуют, что нельзя построить храм всех религий как апогей межконфессионального единства.

 

[video=https://youtu.be/53K5tmQ7wlE?t=163]

 

В музее — где не будет ни слова сказано о 20 тысячах коллаборационистов, с оружием в руках выступивших против своих соотечественников, о тысячах, сотрудничавших с немцами, о тех, кто вырезал сёла, кто замучивал людей в лагерях — крымские татары будут пропитываться исключительно горечью за страдания своего народа.

В истории Крыма есть не менее трагическая, но совершенно неинтересная нынешним властям страница: Русский Исход 1920 года, когда в течение столь же короткого срока из пределов полуострова было изгнано сопоставимое количество людей. Остатки народного ополчения, выступившего на защиту России от национальной гибели, были вынуждены отправиться на чужбину — 150 тысяч человек навсегда покинули родину без возможности вернуться. А десятки тысяч, оставшихся и поверивших обещаниям новой власти об амнистии, затем были уничтожены.

Памятник Екатерине ІІ

Уже сегодня можно видеть, что ни о какой взаимности со стороны крымско-татарского общества не идёт и речи. Если при закладке соборной мечети в Симферополе власти заставили русское духовенство унижаться, разделяя радость по случаю строительства культового здания чуждой религии, то при открытии возрождённого памятника Екатерине ІІ 19 августа 2016 года им не удалось даже просто привлечь делегацию крымских татар к участию в торжестве, не то что побудить их к доброму слову в честь Императрицы, усилиями которой на полуострове тогда водворился мир и порядок вместо царившего мятежа и неустройства, а Крым стал поступательно обращаться в культурный и развитый край [iv]. Участие в этом государственном мероприятии и, как выражались докладчики, важном историческом событии — лишь исполнение правил политического этикета. Однако националистически настроенное крымско-татарское общество, очевидно, не желает добровольно выражать лояльность любой русской власти, даже нынешней, столь благожелательной к ним.

От русских реверанс вызвался преподнести один из меценатов проекта реконструкции памятника учредитель Фонда святителя Василия Великого Константин Валерьевич Малофеев, заявив в своей речи: «В Крыму проживают представители разных национальностей, и Екатерина Великая способствовала тому, чтобы Крым, называясь русским, при этом был родиной для людей разных национальностей». По мнению «православного олигарха», Российская Федерация, называющая Крым русским и в то же время превращающая его в исламский регион, вдохновляется политикой Золотого века Екатерины. Между тем, российская Государыня сама отреклась от немецкого происхождения, приняв русскую идентичность и веру. Предоставив крымским жителям все гражданские права, защиту их культуры и веры, она не номинально превращала татарский Крым в регион с преобладанием русской православной культуры. А лишив крымских татар автономии, разумеется, не давала им никаких привилегий над русскими для занятия государственных должностей[v].

Совершенно естественно, что освятить памятник православной Государыне был приглашён Крымский митрополит Лазарь. Однако это было сделано в форме какого-то публичного извинения — ведущий произнёс характерное предваряющее слово:

«Наш Крым с уникальной природой и морем, регион, где тысячелетьями переплетались дороги и судьбы многих народов и почти всех мировых религий, удивительным образом исторически объединяет и сохраняет добрые межнациональные и межрелигиозные отношения».

Находясь в составе Российской Империи, крымские татары никогда и ничем не были обижены как народ, несмотря на многочисленные беды, причинённые русскому и православному населению до присоединения полуострова, и на массовое предательство в годы Крымской войны. Но это не мешает «коренному народу» сочинять скверные басни против своих сограждан. Например, татарские СМИ на полуострове совершенно свободно занимаются экстремизмом, публикуя вымышленные истории о том, как «черносотенцы», то есть контрреволюционные силы, устраивали массовые погромы крымско-татарского населения в 1905–1907 годах, то есть даже когда всякие волнения уже улеглись. Публикация подкреплена хаотичным подбором жестоких иллюстраций, не имеющих отношения к теме.

Это было непростое время, когда революционеры устраивали теракты, убивали русских служивых людей, чиновников, военных и духовенство, провоцировали общественные волнения, следствием которых порой становились еврейские погромы: причём, жертвы были с обеих сторон. Но в исторических анналах не найдётся фактов, подтверждающих вымысел националистического ресурса о том, что крымские татары были целью общественных возмущений, а тем более о каких-то противотатарских настроениях вроде антиеврейских. Эмиграция татарского населения, преимущественно безземельного, была вызвана экономическим кризисом, трудностями сельского хозяйства в Крыму, нежеланием крымских татар служить в русской армии, особо обострившееся в годы Русско-Японской войны, и беспочвенными слухами о льготах и свободных землях в Турции. Более того, правительство пыталось сдержать отток татар. С другой стороны, уезжающие легко могли найти покупателя на своё имущество, особенно на Южном берегу, где наиболее сильно ощущался приток русского капитала.

Памятник народному ополчению

30 декабря 2016 года в Симферополе напротив здания Совета министров Крыма открыли памятник «Народному ополчению всех времён». Он представляет собой колонну, увенчанную Георгиевским крестом, у основания которой расположены горельефы ополченцев Крымской войны, Великой Отечественной и Русской весны 2014 года. Как сообщается, автор памятника скульптор Валерий Ключев вдохновлялся образом Долгоруковского обелиска в честь взятия Крыма в 1771 году.

Этот важный для крымской истории новый памятник вызвал у татарских националистов ярость. Такой отзывсовершенно свободно опубликован газетой «Къырым» и размещён сайтом avdet.org:

«Известно, что за 233 года до этого [ошибка — 174 года], в конце XIX века [татарский автор, как и соответствующие редакции, не ориентируется в датах и, видимо, хотел написать: в конце XVIIIвека; в действительности же — это первая половина XIXвека], был открыт другой памятник под названием „Долгоруковский обелиск“, который для многих жителей полуострова являлся ненавистным символом колонии.

Нет сомнения в том, что, как и тот памятник, новоиспеченный „его братец“ установлен с целью показать то, во что превратился наш народ на своей Родине, в каком положении он находится, напомнить, в чьих руках находится оружие и кнут, напугать нас.

…На протяжении более двух веков нам было послано много трудностей, которые одно за другим, без перерывов, становились испытанием для нашего народа и доводили его до грани исчезновения. Вынужденные переселения, массовые репрессии, насильственная депортация, разбросанность по миру — эти последствия политических и социальных трагедий могли навсегда стереть бы из истории малочисленный народ, население некогда могучей страны.

Наблюдая за этим всем можно сказать, что они, словно садисты, раздражают нашу рану, посыпая соль на неё, занимаются тем, что доводят тело народа до полного бессилия. Как говорили наши предки, пусть Всевышний Аллах возвратит им сполна.

…Настоящий крымский ополченец-воин — это наши предки, которые тысячами погибли, отдали в жертвы свои души за Родину, вышли практически без оружия против захватчиков, которые, будто хищники, пришли с северной стороны в наше государство со злодеяниями, когда армия Крымского ханства, находилась вне родины, уходила в далекие походы.

Они пытались остановить голицынов, минихов, ласси, долгоруких, которые вели кровавую агрессию с целью захватить Крым. К сожалению, огонь пушек и ружей врага сжёг их, они погибли смертью героев (шехидов). Вот, в честь кого необходимо ставить памятники, но…

Даст Аллах, и в память наших предков будет установлен не крест, а памятник, олицетворяющий их храбрость, достойный их героизма, украшенный нашим национальным символом — таракъ-тамгъа».

Памятник Примирению

В Крыму в ознаменование 100-летия революции Российское военно-историческое общество запланировало реализовать крупный президентский проект — «Памятник Примирения». В качестве витринного инициатора выбрали Международный совет российских соотечественников. Одним из перспективных мест гигантского монумента изначально рассматривалась Керчь, чтобы каждый въезжающий по мосту мог сразу проникнуться чувством многонациональной дружбы.

В результате военного поражения Белого движения, всё православное и русское в стране методично и целенаправленно вытравливалось. И сегодня, как подчёркивает князь Никита Дмитриевич Лобанов-Ростовский, формально возглавляющий конкурсную комиссию, главным условием к художественному облику будущего памятника является отсутствие креста и вообще любой русской символики, «чтобы не ущемлять другие этнические группы на полуострове». То есть, по мнению властей, соседство с национальными меньшинствами не оставляет русским иного выбора, как отречься от собственной истории и культуры.

 

 

В исторической справке «Крым», составленной 3 или 4 анонимными авторами, прямо указано, что у белых войск не было никакой высокой цели — они лишь «были не согласны с тем, что их грабят, лишают собственности, земли, жилища, которыми владели ещё их прадеды».

«Злодейское убийство большевиками — вопреки всем человеческим и государственным законам — царской семьи, включая детей, открыло шлюзы всеобщего недоверия, отчаяния, звериной ненависти, невиданной жестокости, страха, подлости и предательства. Все человеческие и религиозные ценности были попраны, святое смешано с грязью, всё духовное забыто, всё материальное превращено в жупел. „Грабь и убивай!“», — продолжают свой незатейливый рассказ российские историки, не вдаваясь в подробности, что русские добровольческие войска от начала и до конца Гражданской войны стремились сохранять принципы законности и оставались верны православной вере, в отличие от своих красных оппонентов, объявивших утопические цели экономического и общественного переустройства, включая искоренение религии, опираясь для их реализации на политику Красного террора.

Примирение идей Гражданской войны в России невозможно, как и примирение мёртвых. Сохраняется лишь два пути: либо победа одного из мировоззрений, либо сохранение противоречия мнений, в том числе в виде памятников той и другой стороне. Но до сих пор монументов участникам Белого движения в сотни раз меньше, чем их оппонентам. Именно создание таких мемориальных знаков и должно стать признаком осознания итогов 70-летнего правления коммунистов, сопровождавшегося идеологической диктатурой, бесчисленными преступлениями, тяжелейшей культурной и духовной деградацией, а окончившегося разделом и разграблением русской страны с одновременным превращением партийной номенклатуры в олигархов, завладевших результатом труда миллионов людей.

Каким же образом может примирить проект универсального памятника для обеих сторон, без русских, без православных символов, без общественной дискуссии и с моральным посылом, однозначно осуждающим народное ополчение?

Официальный пропагандист Дмитрий Константинович Киселёввполне определённо высказался по вопросу «примирения». Объяснив для начала, что за революционное варварство и массовое разрушение храмов ответственны именно русские и малороссы. А затем рассказал о сакральном смысле революции 1917 года, которая, оказывается, принесла не поражение в Великой войне и гражданскую войну, кровь, культурный и экономический упадок с последующим беспрецедентным по масштабам и протяжённости террором, отставанием в индустриальном развитии, а якобы, напротив, привела к «невиданной модернизации» в стране и увеличению количества свободы в мире.

 

[video=https://youtu.be/hc4IAvlvrmI?t=1h1m16s]

 

[i]Ахмадуллин В. Деятельность Советского государства и духовных управлений мусульман по организации паломничества (1944–1965 гг.): анализ исторического опыта и выводы для современности. — М., 2016.

[ii]Москва — Крым: Историко-публицистический альманах. Вып. 4 — М., 2002, с. 140–141.

[iii]Маркевичъ А. И. Къ вопросу о положеніи противомусульманской миссіи въ Тавридѣ. 1911, с. 1–3, 10.

[iv]1883, Апрѣля 8. Манифестъ. — О принятіи полуострова Крымскаго, острова Тамана и всей Кубанской стороны, подъ Россійскую Державу. // Полное Собраніе Законовъ Россійской Имперіи. — Собр. І. — Т. ХХI. — № 15.708. — С. 897–898.

[v]1883, Іюля 28. Именный, данный Новороссійскому Генералъ-Губернатору Князю Потемкину.— О принятіи Крымскихъ жителей и прочихъ Татарскихъ пародовъ въ Россійское подданство // Полное Собраніе Законовъ Россійской Имперіи. — Собр. І. — Т. ХХI. — № 15.798. — С. 985–986.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter