Полумесяц над Тавридой. Часть 5

Материальная и культурная поддержка крымских татар

Процесс реабилитации продолжается

Только в рамках Федеральной целевой программы по направлению «обеспечения межнационального единства» выделено 10 321,74 млн рублей на национально-культурное и духовное возрождение депортированных народов, не считая местных бюджетов и иных весьма широких источников финансирования, о которых будет сказано далее. Помимо многочисленных льгот, 15 тысяч семей из категории репрессированных народов получат жильё; до 300 тысяч — земельные участки; в массивах компактного проживания проводится обновление всей инфраструктуры, включая свет, дороги, газ, водоснабжение и канализацию.

 

Это несомненно полезный и нужный процесс, но необходимо принимать во внимание практические стороны его реализации: получат ли землю и недвижимость действительно нуждающиеся или те, кто привыкли за прошлые десятилетия делать на этом бизнес, и не будет ли это осуществляться в ущерб иным, то есть русским гражданам? Хорошо помнится, как премьер-министр Крыма Сергей Валерьевич Аксёнов обещал снести все незаконные постройки у побережий и в городской среде, но за этими грозными стращаниями не последовало практически никаких действий.

 

«Объем работы ведётся огромный и нужно проверять данные заявителей в каждом случае. Может человек ранее уже три участка успел получить и продать, а теперь в очередной раз бесплатно просит землю? Сейчас эта работа идёт, устанавливаем, сколько людей реально нуждающихся в земле, сколько уже получили и наоборот не получили землю. …В Судаке некоторые „малоимущие" люди себе трёхэтажные дома на самозахватах построили, почему государство им что-то ещё должно давать? Если стоит дом на самовольно захваченном участке, сносить его, конечно, уже не будут, но хозяин должен будет компенсировать плату за землю. Всего на полуострове насчитывается 59 самозахватов общей площадью 1500 га, на них расположено более тысячи капитальных строений. Чаще всего захватывали землю по понятным причинам в Симферопольском районе и на ЮБК», — сообщал прежний министр имущественных и земельных отношений Крыма Александр Гордецкий.

 

На протяжении двух десятков лет в Крыму не существовало реестра репатриантов, получивших землю и жильё. Так что ещё в 2012 году по результатам журналистского расследования сообщались такие тревожные сведения:

 

«В королевстве крымско-татарского политического деятеля Даниала Аметова почти 1,5 тысячи гектаров. Общая стоимость самовольно занятой земли превышает 1 млрд грн. За это Аметов получил прозвище „король самозахватов"». В 2008 году спикером Верховного Совета Крыма Анатолием Павловичем Гриценко была предпринята попытка создания такого реестра, но она натолкнулась на сопротивление Меджлиса: Рефат Абдурахманович Чубаров назвал эту инициативу антиконституционной и призвал соплеменников байкотировать её.

 

На самом деле, вопрос, затронутый министром, несколько шире: в местах компактного проживания крымских татар почти не встречается одноэтажных домов. От представителей этой нации приходилось слышать такое объяснение: культура и вера крымских татар не позволяет им жить убого, как русские, чтобы и готовить, и употреблять пищу в одном помещении — непременно должна быть отдельно стоящая кухня или второй этаж в доме. Безусловно, эту особенность не следует упускать при национально-культурном и духовном возрождении нерусских народов. Ну а с подлинным историческим бытом крымских татар можно ознакомиться на фотографиях 1943 года.

 

Необходимо также учитывать, что вопрос жилищных условий крымских татар и русских — это совершенно разные вещи. Если последним предоставлена возможность ждать решения своих коммунальных проблем столько, сколько придётся, то плохие условия быта первых являются нарушением прав депортированных народов и этими вопросами занимается прокуратура.«К примеру, практически каждое обращение, которое поступило к нам в ходе приёма в Кировском и Белогорском районах, уже удовлетворено. Почти по каждому вопросу после нашего вмешательства приняты меры для восстановления нарушенных прав», — подчеркнула бывший прокурор Крыма Наталья Владимировна Поклонская.

 

Понятно, денег на всех не хватит… И почему бы русским людям просто не отказаться от части своего достатка ради межнационального мира и единства, шаткостью которого их недвусмысленно запугивают власти, закармливая до отрыжки другую сторону?

 

Телевидение ведёт полные неподдельного сострадания репортажи о невозможных условиях проживания крымских татар в формальных строениях на самозахватах, не соответствующих даже понятию сарая.

 

https://youtu.be/FdqtQIXZNIQ

 

Алие Апулкаримова расставляет скудную провизию на голом столе в окружении голых стен какой-то мазанки со сквозными дырами в потолке, где якобы она проживает с детьми и внуками. На недоуменные вопросы журналистов об отсутствии даже минимальных бытовых условий, на вид небедствующая женщина цыганского облика отвечает: «Свет — от аккумулятора: машину ставим на ночь, воду привозим — ну так всё… Зимой буржуйкой топились, вот сейчас вроде потеплело, думали — опять похолодало». Её соседка 77-летняя Софинар тратит всю свою пенсию на строительные материалы, чтобы переехать в настоящий дом, а деньги на собственное проживание зарабатывает вязанием мочалок и задаётся вопросом: «Неужели так тяжело помочь бедному народу?». И помощь не заставила себя долго ждать:

 

https://youtu.be/ukLlAU1vFmo

 

В декабре 2016 года тогдашний председатель государственного комитета по делам межнациональных отношений и депортированных граждан Крыма Заур Русланович Смирнов так охарактеризовал прошедший период в составе России: «За 2,5 года порядка 400 семей из числа реабилитированных народов обеспечены за это время собственным жильём. Такого никогда не было, за такой короткий период такие цифры Крым никогда не видел. И, конечно, мы не будем останавливаться на достигнутом. В следующем году у нас также запланированы социальные проекты и по выкупу жилья, и по строительству. Кстати, то, что мы говорим и о строительстве соборной мечети, и о предоставлении 400 семьям жилья, и проведение инженерных коммуникаций, начали строительство мемориального комплекса на станции Сирень — это все работы, которые ещё выполнялись не в рамках Федеральной целевой программы. Вот те средства, о которых говорил президент в своём недавнем выступлении, — более 10 млрд рублей, которые мы уже с этого года начали осваивать, они только попадают сейчас в республику».

 

https://www.youtube.com/watch?v=F477H5IoS04t=714 

 

«Более того, вот вчера Государственным Советом принята поправка в закон, которая позволяет находиться на квартирном учёте и получать жильё тем людям, кто ранее получил земельные участки. Это очень серьёзная норма, она очень встревожила, буквально после вступления в силу нашего республиканского закона, многих очередников», — добавил З. Р. Смирнов.

 

Безусловно, эта норма будет полезна всем крымским татарам: и тем из них, кто прежде торговал выделенной по социальной программе землёй, и тем, кто уже успел обжиться на ней. Вообще, реабилитации не бывает много. И кто знает, быть может, следующая поправка позволит получить и новое жильё уже имеющим земельный участок и квартиру?

 

Тем временем рядовые жители Крыма на жалобы об аварийном состоянии их домов получают оптимистичные ответы, что программа капитального ремонта запланирована уже на 2031 год, а если смотреть на перспективу, то обдумывается полная перестройка ряда кварталов. На жилых многоквартирных домах весят застарелые таблички с просроченной крайней датой отселения.

 

https://youtu.be/i6p7jFxlTRY?t=115 

 

Примечательно, что уже сегодня на федеральных каналах звучат совершенно беспочвенные утверждения о превосходстве крымских татар над остальными жителями: их не только представляют сплошь трудолюбивыми и предприимчивыми людьми, но и прямо заявляют, что весь малый и средний бизнес в Крыму создали именно они. Какой же станет риторика, когда положение татарского бизнеса дополнительно укрепится благодаря государственной поддержке?

 

https://youtu.be/gi4MzR4QOMs

 

Помимо ФЦП продолжает действовать программа с характерным названием «Республика Крым — территория межнационального согласия», которая направлена на помощь депортированным народам, ибо согласие может быть достигнуто исключительно за русский счёт. На 2015–2017 годы её бюджет составлял 2,76 млрд рублей. Программа ставит своей задачей строительство жилья, объектов коммунального и социального назначения, развитие культурной сферы, предоставление единовременной материальной помощи, а также мероприятия, направленные на противодействие проявлениям ксенофобии, то есть на борьбу с критикой неравноправного отношения к гражданам.

 

Так, из бюджета выделяется материальная помощь на завершение строительства домов в размере до 225 тысяч рублей представителям народов, подвергшимися насильственной депортации по национальному признаку, и членам их семей. Понятно, что большевики совершили много преступлений, но почему современные власти столь выборочно относятся к преодолению их последствий: предлагая одним сотни тысяч рублей индивидуально и миллиарды на культурное возрождение национальной общины, а другим ничего?

 

Сотни тысяч русских граждан, вынужденных покинуть Чечню в ходе войны и национального геноцида (а не простого переселения), до сих пор остаются необустроенными. А о возвращении их к местам прежнего жительства и помощи со стороны государства в экономическом и культурном возрождении на родной земле не может быть и речи.

 

Всего в Крыму около 300 посёлков компактного проживания пострадавших от депортации народов. И вот пример того, как проводится их благоустройство. Решение проблемы водоснабжения крымско-татарского посёлка Джаныкой было затруднено ввиду того, что объекты не находились на балансе города, а соответственно средства из бюджета на его содержание до времени выделяться не могли. Но городское руководство не стало ждать решения этих формальностей, а привлекло «благотворительные средства» и заменило водовод. Оказывается, так просто можно решать проблемы — наверное, меценаты в очереди стояли? Вопрос с освещением решился в рамках «программы гармонизации межнациональных отношений». Интересно, а гармонизация предусматривает модернизацию инфраструктуры в местах компактного проживания русских? По федеральной целевой программе будет реконструирован детский садик в посёлке и в нём откроется группа с воспитанием на крымско-татарском языке. Наконец местная администрация пообещала построить… мечеть, о которой татары и не просили. Но государство решило, что им положено быть мусульманами. Кстати, при декларируемом равенстве граждан диалог с татарами почему-то ведут исключительно их единоплеменники, в обязательном порядке введённые на все уровни администрации.

 

Удивительно, но в той же Керчи в то же самое время городская администрация категорически отказывалась ремонтировать асфальтовую дорогу, ведущую к Феодосийской и Керченской епархии и храму святителя Луки Крымского. Несмотря на постановление прокурора и взыскание штрафа за истёкший срок добровольного исполнения решения суда, муниципалитет объявил, что будет снова обжаловать это решение. При том, что сейчас в Крыму массово ведутся дорожные работы, а деньги щедро выделяются из федерального бюджета. Лишь благополучное стечение обстоятельств изменило непреклонность властей: обширную территорию около епархиального управления отвели под строительство ледового дворцаи картодрома, и тут же приступили к подготовке участка и ремонту дороги.

Благодарные жители Хошкельды

Сообщается, что дачный массив Каменка, именуемый татарами Хошкельды, под Симферополем, где проживает порядка 16 тысяч человек при значительной доли крымских татар, включён в жилой фонд города, дабы муниципальный бюджет мог взять на себя расходы по благоустройству микрорайона. В результате за считанные месяцы произошли радикальные перемены к лучшему.

 

«Раньше была только болтовня, нищенское финансирование. Одни сказки. Асфальт 20 лет укладывали по кусочку. Как выборы в депутаты горсовета, так кусочек положат, а через три месяца один дыры остаются», — пожаловался председатель ТОС Алим Талипов.

 

Теперь в микрорайоне новые дороги. Стоило жителям обратиться к тогдашнему вице-премьеру Крыма Р. И. Бальбеку, как за 3 дня проложили 27 километров труб и подключили к газоснабжению 900 домов. Остаётся порадоваться за хошкельдынцев, ведь остальным жителям полуострова приходится не только тратить десятки тысяч рублей, но и месяцами обивать пороги «Крымгазсети», чтобы удостоиться такой роскоши, как появление газа в доме.

В местном филиале школы № 42 тоже произошли положительные изменения:

 

«Практически все стеклопакеты заменили, видеонаблюдение ставят, перестелили кровлю. Сейчас закупается много оборудования — компьютеры, бойлеры. Мебель меняют. В программе будут установлены турникеты, шлагбаум, уже купили новые прожекторы. Все средства выделены из города и за счёт федерального бюджета. Это всё была острая необходимость», — продолжает Алим Талипов. Также ведутся приготовления к строительству детского сада.

 

Но главное событие в Каменке-Хошкельды — это намеченное строительство новой мечети, ведь в нынешняя хоть и благоустроена и имеет минарет, но всё же перестроена из обычного здания, не столь масштабна и роскошна, как хотелось бы. Местный имам Энвер Акиев не забыл поблагодарить государство и за помощь в религиозно-туристических поездках в Мекку: «Очень много людей из моих учеников поехало в Хадж. А ведь многие из них не могли себе этого позволить. В итоге, большинство поехало бесплатно, часть получила хорошие скидки. Помогли с ускоренным получением загранпаспорта. Надеюсь, что в будущем нам так же будут оказывать поддержку». Вот как оно: много, бесплатно и легко, а власти зачем-то стараются преуменьшить истинную крепость устоявшейся дружбы. Напрасно — мусульмане полностью это заслужили. И не стоит проводить параллели с положением православных: для первых это острая необходимость, а для последних, видимо, просто житейская прихоть.

 

Благоустройство районов компактного проживания крымских татар проводится по всему полуострову. «В общей сложности за 2014–2015 годы на исполнение указа президента направлено около 2 млрд рублей без учёта строительства мечети. На эти деньги строится жилье для реабилитированных народов, строится школа, на что в этом году выделено 100 млн рублей, ремонтируются дороги. …Для крымских татар это символично, потому что долгое время из них пытались сделать украинцев. Но сейчас происходит переоценка ценностей», — комментировал события бывший вице-премьер Крыма Руслан Исмаилович Бальбек.

 

Большая школа № 44 уже открытая в симферопольском микрорайоне Фонтаны построена хоть и безвкусно, но в восточном стиле и с максимальным оснащением классов оборудованием. А русским нежелательно иметь собственного архитектурного стиля — уничтожением лучших памятников упорно занимались большевики. Русским следует оставаться безликими советскими гражданами или россиянами — лишь у окружающих народов должно быть развито национальное чувство, потому что без него трудно идти к строительству собственного государства. Более того, школа-то построена не только для крымских татар, но и для русских. Она призвана стать «гуманитарным центром для развития культур всех народов» и «образцом поликультурного мира». Пусть русские дети со школьных лет привыкают к будущему облику Крыма.

 

https://youtu.be/53K5tmQ7wlE?t=196

 

По этому случаю Р. И. Бальбек сказал: «„Школа четырёх президентов" — это долгострой, который с 1993 года говорил о том, что строительство никогда не завершится. И только в рамках реализации указа президента „О мерах реабилитации репрессированных народов" сегодня мы имеем самую лучшую школу на полуострове».

 

Тогдашний председатель комитета по делам межнациональных отношений и депортированных граждан Крыма З. Р. Смирнов тоже прокомментировал  это событие: «Сегодня открывалась не только школа, кстати говоря, но — не обращали на это внимание — рядом начали строить и детский сад. […] Кстати, я предлагаю уже не её называть „Школой четырёх президентов" — пусть останется это в прошлом — сегодня вот и глава республики поддержал предложение общественности, чтобы школа носила имя героя России [звание присвоено в 2014 году] нашей легендарной разведчицы крымской татарки, крымчанки Алиме Абденановой. Поэтому я предлагаю потихонечку привыкать к этому и смотреть уже в будущее. Это не только детский сад сегодня на „Фонтанах" — вот буквально завтра в Евпатории и школа закладывается, ФАБ и детские сады. Вот в целом по республике до 31 числа, то есть вот в эти дни, 10 объектов, касающихся направления межнациональных отношений в Федеральной целевой программе. И уже естественно в будущем 2017 году в целом эта цифра будет достигать 38 объектов, включая инженерные сети, коммуникации и дороги».

 

Если говорить о Каменке, то облагодетельствованные татары этого микрорайона, надо понимать, должны были проникнуться миролюбием, веротерпимостью и добрососедским отношением к русскому народу. Но почему-то этого не происходит. И наше правительство это прекрасно понимает, открыто демонстрируя, что в Крыму есть люди первого и второго сорта. Ещё недавно крымские татары были далеко не так самоуверены по отношению к русскому большинству, как ныне, осознав, что Кремль назначил Крыму стать татарской республикой.

 

Уже после того, как жители Хошкельды были осыпаны всевозможными благами, православные Симферополя по национальной традиции решили установить поклонный крест на восточном выезде из города, то есть близ Каменки, как благословение путникам. Муфтият не замедлил отреагировать на это событие:

 

«Самовольная установка религиозной символики в общественных местах вызвала возмущение, в том числе и мусульманской общины микрорайона Каменка, которая обратилась в Духовное управление мусульман Крыма.

 

Это не первый случай самовольной установки православной символики в местах общего пользования: на въезде в населённые пункты, у обочин дорог, на возвышенностях, вблизи мест компактного проживания крымских татар-мусульман. Ранее по инициативе казачьих общин, игнорируя мнения и чувства представителей других конфессий Крыма и при поддержке шовинистически настроенных чиновников и отдельных недальновидных служителей культа, подобные действия имели место по всему Крыму, что провоцировало случаи противостояния на межконфессиональной и межнациональной почве.

…Духовное управление мусульман Крыма обеспокоено возобновлением инициатив „Украинских крестоповалов", что послужило причиной выхода Муфтия Крыма [Эмирали Сеитибраимовича Аблаева] из состава межконфессионального совета „Мир — дар Божий", его отказа быть номинальной фигурой в данной структуре [это произошло в 2000 году после встречи М. А. Джемилёва с главой Украинской церкви Филаретом (Денисенко) за стремления Московского Патриархата «превратить Крым в колыбель православия» вместо того, чтобы способствовать «установлению мира и межконфессионального согласия на полуострове» [1].

 

Не следует забывать, что подобные случаи воспринимаются неоднозначно со стороны различных слоёв населения, особенно как попытка навязывания и доминирования одной конфессии, что недопустимо, учитывая светский характер государства и свободы вероисповедания. Так как установка поклонных крестов происходит в местах, не предназначенных для богослужения, как то храмы, кладбища или другие памятные места, поэтому расценивается как деструктивная деятельность неких политических сил, которые с помощью религиозной символики ведут к дестабилизации межнациональной и межконфессиональной обстановки на полуострове…».

 

Так что отсутствие мечети на месте гибели 15 тысяч русских, замученных добровольцами из батальона «Schuma», — это откровенно антикрымскотатарская позиция и несправедливость, а появление традиционного поклонного креста на общественной трассе в пригороде Симферополя, где проживают тысячи русских (и в самой Каменке тоже) — шовинизм и дестабилизация межнациональной и межконфессиональной обстановки. И снова муфтий Крыма Э. С. Аблаев действует методом шантажа, угрожая выходом из межрелигиозного совета и нарушением мира. Ведь российские власти и так поддерживают мусульман, так зачем последним вести диалог с другими конфессиями?

 

Совсем другое дело, когда крымские татары по благословению своего духовного правления открывают или закладывают многочисленные памятники геноциду своего народа. Например, в 1998 году у посёлка Дачное возле Судакской трассы был установлен памятник преступникам, казненным за совершённое ими предумышленное убийство игумена Кизилташского монастыря Парфения, и, как выразился на открытии мулла, всем крымским татарам, всему народу. В ответ Синодальная комиссия Русской Православной Церкви по канонизации новомучеников и исповедников российских повторно изучила дело по сохранившимся архивным документам.

 

Игумен Парфений был хорошо образован, имел награды участника Крымской войны, в 1858 году принял заведывание Кизилташским монастырём и на пустом месте воздвиг процветающую обитель, его же трудами строилась первая церковь и в Топловском монастыре. К его умениям и талантам прибегали также местные помещики, помогавшие монастырю. Активная деятельность игумена Парфения мешала некоторым местным татарам, посягавшим на имущество монастыря. Однажды они жестоко избили игумена, но последний не смог получить защиты ни у властей, ни у церковного начальства. А позже произошло убийство: приказчик Антона Христиановича Стевена Сеид АметЭмир Али, приказчик Екатерины Христиановны Стевен Сеит Ибраим Амет, часто общавшиеся со своей жертвой, и их родственник татарин села Таракташ Эмир Усеин Абдураман подстерегли на лесной дороге из Судака 22 августа 1866 года спешившего в монастырь к вечернему богослужению игумена. Татары застрелили его, остаток дня жгли на костре тело, разбили кости, перевезли останки и закопали, отдельно зарезали и закопали лошадь. Был ещё один соучастник — родственник первого, Сеит Мемет Эмир Али, софта (ученый, готовящийся стать муллой). Именно он убедил своих подельников сохранить жизнь двум единоверцам, свидетелям этого злодеяния, которыми были таракташский татарин Якуб Сале Акот и мальчик Сеит Мемет Курт. Последние и сообщили следствию подробности происшедшего. Софта, спасший две жизни, был сослан; остальные трое — казнены.

 

Канонизация игумена Парфения в лике преподобномученика состоялась в 2000 году (в отличие от непризнанного Церковью исповедника веры Евгения Родионова, замученного чеченскими исламистами), так как в синодальный период канонизации вообще были редкостью, а в советское время невозможны. Это, впрочем, не мешает татарам и дальше глумиться над православным святым и с полной безграмотностью вносить в Википедию свои басни, основанные на неосновательных и предвзятых выводах Ибраима Абдуллаева («Таракташская трагедия») и художественном советском романе, рассказывающим, что игумен сбежал с монастырской казной в Монте-Карло (скульптор Ильми Аметов, автор памятника в Дачном и мемориала депортации крымских татар в Судаке, переиздал в 2011 году советский вымысел Абрама Борисовича Дермана «Дело об игумене Парфении»). Созданный трудами помещицы Дарьи Ивановны Рудневой беломраморный памятник на месте гибели игумена Парфения так и не восстановлен.

 

При этом глава республики С. В. Аксёнов, как и прочие чиновники всех уровней, не пропускает возможности, чтобы не сказать подобное: «Мусульмане Крыма вносят существенный вклад в развитие нашей республики. Хотел бы особо отметить плодотворную деятельность Духовного управления мусульман Крыма и Севастополя, которая способствует укреплению мира и межконфессионального согласия в нашем регионе».

 

Комментируя недовольство местных жителей строительством Соборной мечети Симферополя, муфтий Крыма сказал, что мусульманский центр куда лучше заросшего и закиданного мусором леса и добавил: «Мы сегодня с уверенностью можем констатировать тот факт, что строительство культовых объектов в последние годы стало объединяющим фактором жителей разных вероисповеданий нашего региона». И действительно напористая исламизация приносит в быт крымчан такие новые объединяющие атрибуты жизни, как буйства толп иноверцев с выкриками «Аллаху акбар».

 

https://youtu.be/G3T8FGesG78?t=12m52s

 

Причём власти производят обыски и задержания, чтобы потом отпустить подозреваемых, нагоняют силовиков, чтобы разгулявшаяся толпа могла тренироваться на представителях правопорядка, всё больше привыкая к безнаказанности своих действий. Интернет наполнен роликами о задержаниях, которые не имеют серьёзных последствий для обвиняемых, но, как видно, служат укреплению агрессивного единства исламистов:

 

https://youtu.be/ko6ohdToyQ8?t=3m56s 

 

В печати появляются уже привычные сводки:

 

«Первое бахчисарайское буйство сошло местным радикалам с рук. В симферопольской Каменке силовики решили не спускать озверевшей толпе. Сначала предложили разойтись, предупредив через мегафон, что граждане нарушают закон о массовых мероприятиях. После отказа участники „протеста" были отправлены за решётку.

 

В ответ меджлисовцы Каменки организовали так называемый „народный патруль для обеспечения безопасности и противодействию преступности". Якобы, на территории массива участились случаи краж, и граждане приняли решение о создании патрулей. Добровольцы объезжают улицы, выявляют подозрительных. На деле структура копирует отряды самообороны Майдана.

 

Очередная вспышка случилась накануне Пасхи. МВД проводило задержания группы сторонников „Хизб ут-Тахрир аль-Ислами" в бахчисарайском этническом районе Хан-Чаир. Отпор оказался настолько яростным, что ОМОНовцы вынуждены были открыть предупредительный огонь. Да, стреляли в воздух, никто не пострадал, но это — шокирующий прецедент первых „гражданских" выстрелов в истории российского Крыма.

Всего 13 апреля в Бахчисарае за злостное сопротивление силовики взяли восемь крымских татар. Все переселенцы из-под Самарканда. В тот же день суд определил им меру наказания — несколько суток ареста и штраф. Когда читали постановление, у здания суда собралась новая толпа — молодые женщины в хиджабах и крепкие мужчины в кожаных куртках.

 

Нынешняя Пасха для Бахчисарая тоже прошла тревожно. Впервые в ночь Светлого Христового Воскресения у городской церкви Феодоровской иконы Божией Матери установили рамки металлодетекторов. Улицу с обеих сторон перегородили полицейскими грузовиками, квартал вокруг храма контролировали автоматчики. Никогда прежде южный городок не видал подобной жути. Одна радость — нынешний православный праздник прошёл мирно».

 

Пока в Крыму проводится программа активной исламизации, заместитель муфтия Эсадуллах Баиров на видеоконференции Москва — Симферополь, посвящённой «Всемирному дню толерантности», так описывает ситуацию на полуострове:

 

«Мы можем этим похвастаться, можем всему миру рассказать о тех достижениях, которых смогли достигнуть. Это действительно достижения! Кто-то может на это смотреть с ухмылкой, с сарказмом. Нет, это достижение: достижение мира, достижение того самого уважения, когда представители двух религий могут говорить о чём-то общем, а не о различиях. Но говоря об общих вещах, мы можем даже самых разных людей посадить за стол переговоров… [Крымчане, которые исповедуют ислам и христианство,] научились жить в мире и друг друга уважать, радоваться друг за друга».

Положительный образ крымско-татарского предпринимателя

Так как неравенство в правах и возможностях между гражданами Российской Федерации должно сохраняться не в пользу русских, то при поддержке властей в феврале 2016 года на полуострове была создана Ассоциация крымскотатарских предпринимателей, которая будет работать в тесном сотрудничестве с Ассоциацией предпринимателей-мусульман России. Цели новой организации включают содействие всестороннему развитию национального бизнеса, защиты его интересов и прав; расширение деятельности на территорию России и выход на международный уровень; обеспечение эффективных методов коммуникаций с органами власти; формирование положительного образа современного крымско-татарского предпринимателя.

 

И не стоит потом удивляться увеличению числа успешных бизнесменов среди инородцев, которые в итоге возьмут под контроль наиболее доходные сферы деятельности, а при нарушении законов отделаются лёгким испугом, ведь за него вступится не только национально-территориальная община, духовное управление, но и общероссийская ассоциация предпринимателей-мусульман, а также соплеменники на Украине, к голосу которых чутко прислушивается наше правительство.

 

В том же микрорайоне Каменка 26 мая 2016 года прошли обыски в трёх домах крымских татар: Тимура Османова, Хайсера Халилова и Артура Халтаева, ведущих совместный бизнес, предоставляя жильё и работу в своих пекарнях 20 гражданам Узбекистана, незаконно прибывшим в Крым со второй родины крымских татар. Об этом факте «притеснения» незамедлительно сообщил запрещённый в России Меджлис: и не зря — татарам всё сошло с рук.

По сообщению прокуратуры, руководство и инспекторы Федеральной миграционной службы выдавали мигрантам фальшивые документы, предоставляющие право нахождения на территории России, а отдел иммиграционного контроля обходил эти пекарни стороной. В этот день было проведено шесть обысков: Каменке, Фонтанах, Ак-Мечети и Марьино. У трудовых мигрантов при себе документов не оказалось — так они сильнее привязаны к своим господам. По факту организации незаконной миграции было возбуждено уголовное дело, но указанные крымские татары, как люди привилегированного класса, задержаны не были. Подобные оперативные мероприятия проводились и в других районах Крыма.

 

Несколько ранее, в январе, в Крыму был задержан гражданин Узбекистана Илья Ким, находящийся в розыске за торговлю людьми: вербовка, перевозка, передача двух или более лиц, по предварительному сговору группой лиц, с перемещением потерпевших через государственную границу Узбекистана, с изъятием документов, удостоверяющих личность потерпевших. Своих соотечественников он доставлял в Оренбургскую область. Подобным же образом дешёвую рабочую силу получали и крымско-татарские предприниматели. Стоимость услуг сотрудников ФМС за выдачу справок о принадлежности к российскому гражданству и получении разрешения на временное проживание в Крыму стоило от 20 тысяч рублейдо 2,5 тысяч долларов. По некоторым сообщениям явление нелегальной трудовой миграции из Узбекистана в Крым может быть очень широким. Только один из сотрудников ФМС Черноморского района незаконно выдал 96 паспортов.

 

«В настоящий момент крымско-татарские предприниматели активно развивают свой бизнес. В этом легко убедиться, проехавшись по Южному берегу Крыма, да и в любом населённом пункте полуострова. Люди капитально обустраиваются, расширяются», — подытожилбывший вице-премьер Крыма Р. И. Бальбек. А в другом интервью он добавляет:

 

«Многие из живущих на Украине крымских татар пишут письма, рассказывая о том, как их обманули Джемилев с Рефатом Чубаровым, заставив бросить здесь всё нажитое, успешный бизнес, уехать в никуда, а сегодня придётся прорываться на рынок заново, что не так уж просто».

Дерусификация и передача власти

В рамках реабилитации жертв политических репрессий в Крыму будут возвращены старые крымско-татарские, греческие, болгарские, итальянские, эстонские и прочие названия 335 сельских советов и 1059 других населённых пунктов. Они станут официальными и будут применяться параллельно с существующими.

При этом речь о восстановлении русских исторических топонимов, убранных по идеологическим соображениям тоталитарной советской властью, даже не ведётся. То есть имеет место попытка избирательного преодоления негативных последствий советского прошлого, совершенно без учёта интересов преобладающего в Крыму русского населения. Это справедливо и для страны в целом.

Вторые названия появятся и на дорожных указателях. 

«Мы рассчитываем на внебюджетные средства и помощь национальных общественных организаций. И, я думаю, уже весной-летом начнётся установка», — прокомментировал в 2016 году бывший вице-премьер Крыма Р. И. Бальбек, снова ссылаясь на те самые «внебюджетные средства».

Впрочем, далеко не все крымские татары согласны с таким положением вещей, ведь даже утверждённый широкий перечень не гарантирует полной дерусификации топонимов полуострова, а основан на указах 1944–1948 годов, изданных после выселения и не охватывающих более ранний период. Так что высказываются настойчивые пожелания, «вернуть» основанным и названным Екатериной ІІ городам Севастополю и Симферополю «исконные названия» — Ахтияр (Ак-Яр) и Акмесджит (Ак-Мечеть), а древнегреческой Феодосии — татарское прочтение «Кефе» генуэзского имени Кафа и так далее вплоть до последнего крымского города, что уже осуществила Украина. Да и Муфтият Крыма, ничем не стесняясь, употребляет название Кезлёв вместо Евпатории. Удивительно, но у тех же деятелей не возникает диссонанса от мысли, что крымские татары не сохраняли исторические топонимы, существовавшие до их появления в Крыму. Почему бы не восстановить и эту историческую справедливость?

Просьба к президенту России взять под личной контроль вопрос о возвращении крымско-татарских топонимов прозвучала в 2016 году во время заседания Совета по межнациональным отношениям в Астрахани с участием главы государства. Единственным чиновником, говорившим там о проблемах русского народа, был Ариф Пашаевич Керимов, президент Федеральной лезгинской национально-культурной автономии, да и то лишь как повод поднять вопрос отсутствия у лезгин статуса «коренного народа» России:

«Русский народ — самый большой разделённый народ в мире, и масштабы его трагедии огромны. По разным данным экспертов, от 25 до 27 миллионов русских живут за пределами России, это население целого крупного государства.

…В Стратегии государственной национальной политики России на период до 2025 года поддержка соотечественников, проживающих за рубежом, содействие развитию их связей с Россией указаны в числе основных вопросов, но, к сожалению, не до конца понятны механизмы, которые позволили бы реализовать это положение. Не совсем понятно, кто и как должен оказывать данную поддержку. Вопросов возникает множество.

Существующий Федеральный закон „О государственной национальной политике Российской Федерации" в отношении соотечественников за рубежом не работает. Часто получается так, что иностранцам легче получить российское гражданство, чем нашим соотечественникам, которые хотят вернуться на свою историческую Родину — Россию».

В целом заседание прошло в довольно откровенной форме. Например, член Совета при президенте России по межнациональным отношениям Эскендер Седаметович Билялов подчеркнул:

«Крымские татары, показавшие себя ответственными профессионалами, назначаются на руководящие должности. Яркий пример тому — бывший вице-премьер Руслан Бальбек, который стал депутатом Государственной Думы. Надеюсь, что его место также займёт достойный представитель крымско-татарского народа».

В этих словах чувствуется обеспокоенность, что Р. И. Бальбек так поспешно ушёл наверх, не позаботившись о преемнике из числа своих соплеменников.

Кстати, Руслан Исмаилович стал не просто депутатом, но и заместителем председателя Комитета Государственной Думы по делам национальностей. Ведь национальными вопросами в России должны заведывать исключительно нерусские граждане — только так можно достичь «гармонизации этих отношений». Председателем того же комитета стал татарский националист Ильдар Ирекович Гильмутдинов. Русским такие должности доверять, видимо, нельзя, ибо даже те, кто по-советски питает ненависть к национальной России, может таить «червоточину».

Крымские татары хорошо подмечают антирусский характер политики нынешних властей, но соглашаются, что дело это деликатное, требует выдержки — если желаешь добиться всего, научись последовательно и упорно идти к означенной цели. Тот же Эскендер Седаметович, например, понимает, что антиконституционный порядок о заместителях руководящих должностей в Крыму не может в одночасье дать желаемого: забрать всю власть у русских, но при должном терпении спущенная сверху карьерная лесенка даст свои результаты: «Мы должны готовить свои кадры. Придёт время, когда мы будем занимать достойное место во власти. Сегодня практически в каждом городе и районах Крыма крымские татары занимают должности заместителей глав администраций городов и районов, а также — должности заместителей министров и председателей государственных комитетов Совета Министров Республики Крым. Также крымские татары работают в Госсовете Республики Крым. Хочу пожелать всем крымчанам, вне зависимости от национальности, быть толерантными, веротерпимыми, с уважением относиться друг к другу».

Следовательно, пока крымские татары готовят свои кадры и незаконно захватывают власть, русские люди должны оставаться спокойными за будущее своего народа — так работает «толерантность», уже не раз проверено.

В другом интервью Э. С. Билялов, улыбаясь, сказал:

«Здесь не секрет, мы, здесь сидящие, предлагали во власть людей, и, я думаю, из этих людей 95% — все очень хорошо работают во власти и показывают хорошие результаты. Если взять сакский регион, например, где я проживаю, буквально сегодня уже назначили у нас нового замголовы, молодого парня Рустема. И, я думаю, это был выбор не одного меня — мы сделали такое предложение. Да, как президент говорит, нет квоты — но мы предлагаем. Если власть соглашается, то этих людей берут на работу.

Я хотел бы всё-таки, чтобы власть тоже как бы отнеслась к нам. В 2014 году я поднял вопрос на встрече с президентом, именно этот вопрос. Он мне сказал: „Эскендер, в России нет 5-й графы". Оно так и есть, но, если мы сейчас посмотрим, во власти у нас много уже ребят работает, но хотелось бы больше. Мы хотели бы видеть во власти зампрокурора Республики Крым, крымского татарина. Мы хотели бы видеть замминистра, замФСБ. Замминистра у нас нет, в МВД нет замминистра. Я имею в виду в полиции. У нас замминистров есть — это в Совете министров. Я имею в виду в силовых структурах. Раньше у нас, при Украине, эти должности были. Да, в СБУ не было, но, будем говорить, в милиции, в прокуратуре были. Я думаю, всё-таки у нас есть достойные кадры, которые могли бы занять. И нам бы легче было бы работать. Вы сами видите то, что происходит: именно силовые структуры, очень много таких сейчас проблемных моментов, когда проводят они какие-то свои служебные мероприятия. Я думаю, если бы были там и наши сотрудники высшего ранга, как бы, это было бы проще и проводить для этих людей».

Эту откровенную и недвусмысленную речь он завершил словами: «Так что надо побольше доверять крымским татарам, больше брать именно во властные структуры наших ребят!».

И в том же интервью Эскендер Билялов сказал:

«Я пять человек взял под поручительство, ребят по 26 числу [попытка штурма правительственных зданий в Симферополе 26 февраля 2014 года]. Буквально вчера я ещё одно поручительство написал — это врач Бахчисарая — я пишу его уже второй раз. […] Мы переживаем за всех ребят: пусть он будет „Хизб ут-Тахрир", кто сидят. Мы переживаем за их семьи. Да, но есть закон, есть суд — я думаю, суд определит. Но я хотел бы, конечно… Всё-таки Крым вошёл в состав России. Есть такая норма — это прощение. Я думаю всё-таки нашим ребятам, крымским татарам, которые сидят, надо принять эту норму в виде амнистии, если человек не опасен для общества, не опасен для государства. Я думаю всё-таки российское государство, придёт время, и эту норму примет».

И действительно, как показал пример Ахтема Чийгоза и Ильми Умерова, российская власть проявляет благосклонность даже к организаторам беспорядков и выразителям идеи крымско-татарской государственности в Крыму, что уж говорить о «ребятах» из «Хизб ут-Тахрир». Но, возможно, эти достойные люди и вовсе бы не оказались на скамье подсудимых, если бы крымским татарам с помощью кадрового резерва предоставили руководящие должности в прокуратуре и МВД.

Примечательно, что руководители советуют своим соплеменникам обращаться в сложных вопросах именно к представителям крымских татар во власти, что, конечно же, говорит о непредвзятости и объективности последних и готовности одинаково относиться ко всем гражданам.

Чтобы не возникало превратного представления, что крымские татары стремятся во власть лишь для самореализации и готовы одинаково относиться к интересам всех народов полуострова, депутат Государственной Думы Р. И. Бальбек подчеркнул:

«Конечно же, сегодня посыл даёт и президент, и глава республики — это то, чтобы крымские татары в первую очередь думали о себе… через призму общественных интересов как общекрымских, так и общероссийских государственных. Вот эта та формула, которая позволяет крымским татарам сегодня достигать таких результатов, двигаться вперёд». При этом национальная политика РФ, унаследованная от СССР, не признаёт субъектности русского народа и существования его национальных интересов, постоянно навязывая некое многонациональное (по-старому — советское) мировоззрение и решая проблемы других народов за счёт русского вплоть до образования 15 независимых республик на территории некогда единой и неделимой России.

Занимательными оказались заключительные реплики участников того же интервью. З. Р. Смирнов пообещал:

«Безусловно, мы будем максимально повышать эффективность нашей деятельности, в том числе, хочу сказать, и в кадровом вопросе. От кадров очень многое зависит, насколько сегодня будут, в том числе, и крымские татары представлены. Я думаю здесь основной должен быть посыл не в количественном — в первую очередь, в профессиональном отношении для того, чтобы нам не было стыдно, для того, чтобы наши кадры могли нас представлять и народ ими гордился».

Э. С. Билялов тут же возразил, весело похлопывая себя по коленям: «У нас в сакском регионе есть реестр кадров и у нас есть достойные ребята, которые завтра могут занять достойные посты в правительстве и работать не хуже, чем другие. Вот это я знаю точно, на сто процентов: если нужен кадровый резерв, мы можем его предоставить».

Одним из таких «достойных ребят» является Шериф Тимурович Османов, выдвинутый с началом Русской весны в отдел по межнациональным отношениям и в том же году занявший должность заместителя главы администрации города Саки. В первом же попавшемся интервью он позволил себе следующие высказывания:

  1. «Употребление алкоголя несвойственно крымским татарам, несвойственно здравомыслящему нормальному человеку».
  2. Все должны жить по Корану и сунне: «Я вообще считаю, что развитие личности нужно не только крымским татарам, а всем народам, вообще каждой личности. Это три ключа: первое — это духовность, это Всевышний, это та норма, которая заложена в наших источниках: Коране, сунне пророка; это здоровье, то есть спорт, здоровый образ жизни; это интеллект, это образование».
  3. О превосходстве крымских татар над остальными народами: «В начале 2000-х годов приезжала комиссия в Крым, и, когда они проехали по нашим посёлкам, местам компактного проживания и увидели эти дома, как живут крымские татары, и удивились, сказав, что как это: кричим о том, что ущемляются права, а тем не менее такие дома и всё остальное. На что им ответили, что это всё благодаря самому народу, сам народ, приехав сюда, взял себе — не давали — взял себе земельные участки и построил дома, вложил в собственную инфраструктуру, предоставил себе рабочие места, самозанялся. И когда сопоставляли, делали такую аналитику: за всю историю независимости Украины, государство на обустройство крымских татар выделило миллиард рублей по состоянию на начало 2000-х, сделали анализ — крымские татары в обустройство самих себя вложили 30 млрд, то есть соотношение 30:1. То есть народ не ждал какой-то помощи, поддержки государства, а сам пошёл на это. И привели аналогию, когда в Албании один из народов, который тоже подвергся репрессиям, приехав на свою территорию, свою родину, занял большое пространство, поле, территорию и ждал 20 лет реабилитации от государства. В итоге, как прошло 20 лет, так и живут в палатках, каких-то сараях, то есть ждали, пока государство их реабилитирует».

Небольшая поправка к басне: по приведённым ранее данным, Украина к концу 2000 года потратила на расселение депортированных не менее $400 млн, не считая льгот и пособий —колоссальная сумма по тем временам, когда жильё в Крыму можно было приобрести за несколько сотен долларов.

17 февраля 2018 года на очередном курултае был учреждён Совет (шура) крымско-татарского народа в составе 15 человек, ответственных за различные направления: духовенство, спорт, культура, искусство, медицина и так далее. Созданный при шуре консультативный совет будет действовать при главе республики. Сергей Аксёнов по этому поводу сказал: «Это позволит вести работу Совета в рамках реализации указа Президента РФ о реабилитации народов Крыма, репрессированных по национальному признаку. Именно реализация этого указа является для нас сейчас первоочередной задачей, которую необходимо решить». Данный Совет, по словам муфтия, должен стать основой для будущего постоянного органа власти крымско-татарского народа.

На прошедшей в марте в Симферополе пресс-конференции было объявлено, какие Совет ставит перед российским государством задачи на ближайшее время: «В частности, обеспечить музей крымско-татарского искусства новым помещением (они влачат существование в неприемлемых условиях), здание библиотеки имени Гаспринского расширить, так как фонды забиты и уже не вмещаются в нынешнее здание. Есть ряд проблем с родным языком, и отсюда идёт одна из важнейших проблем, то, что держит народ — литературного процесса почти нет. Вот сейчас нам нужно браться за это серьёзно. Один из шагов — предоставление квот в Литературный институт в Москве, чтобы мы могли отправить туда молодежь, и получить в будущем серьёзных писателей».

Не менее красноречивым оказалось заседание Совета по межнациональным отношениям в Йошкар-Олу 2017 года, проникнутое духом грантоедства в рамках малополезных проектов, как, например, идеи президента фонда «Культура наций» евразийки Натальи Андреевны Долгаревой: «И вот уникальный рекорд, самое большое многонациональное чаепитие мы собрали — 107 национальностей. У нас есть куда стремиться: в России проживает 193 национальности. …У них будет уникальная возможность познакомиться с нашей евразийской этнокультурной идентичностью».

Снова выступил Эскендер Седаметович Билялов, отметив, что в Крыму антиконституционная практика замещения государственных должностей по национальному признаку продолжает развиваться и усиливаться: «На днях с главой республики была проговорена тема кадровой политики. Представители реабилитируемых народов, имеющие желание и навыки работы, будут поставлены в кадровый резерв и рассмотрены на соответствующие вакантные места в органах исполнительной власти и органах местного самоуправления». Резерв — это своего рода первоочередное право доступа к власти по мере высвобождения мест, занимаемых сегодня русскими. К тому же ковать инородческие управленческие кадры будут смолоду: «Одним из наших предложений является создание молодёжных межнациональных советов при муниципальных органах власти, а также включение молодёжи из числа реабилитированных народов в состав Общественной палаты Крыма, общественные советы при муниципалитетах», — добавил Эскандер Седаметович.

Депутат Государственной Думы Р. И. Бальбек в интервью тоже уделил данному вопросу особое внимание: «Конечно же, количество не всегда подтверждает качество. Наверное, за 25 лет [украинского периода] мы не пришли к тому, чтобы было создано кадровое обеспечение, то есть мы часто говорили о кадровом резерве, о воспитании молодёжи, о подготовке молодых специалистов и кадров. Но смотрите ситуацию, когда наши ребята после вузов вынуждены были пробиваться самостоятельно, и процесс социализации находился лицом к лицу со всеми препятствиями, со всеми трудностями. Надо понимать, что, к сожалению, наши соотечественники также иногда проявляют некомпетентность или противоречит деятельность эта с законом, тогда выстраивается в одну линейку понимание того, что некомпетентность и нарушение закона не имеют национальности. Поэтому хотелось бы, чтобы в органах власти было больше крымских татар, но тех, которые не осрамили бы имя крымских татар. Потому что репутация для любого человека должна быть превыше всего. Имя — это то, с чем человек рождается и должен достойно нести в процессе всей жизни. Поэтому я выступил с инициативой перед главой республики о создании кадрового резерва и уделить внимание в целом отдельно для работы с реабилитированными. Это будет школа молодого управленца. Считаю, что это первый шаг к тому, чтобы нам сформировать такую вот кадровую кузницу, которая бы позволила нашим самородкам — вот тем, которые, может быть, не имеют влиятельной родни, которым где-то закрыты кабинеты или, скажем так, возможности как-то самореализоваться — хотелось бы создать официальную законную площадку, где бы наша молодёжь сумела себя проявить, исходя из своих талантов, способностей, приобретённых знаний. Мы сегодня уже сообща, всей командой, обсуждаем вопрос возможности получения квот в высших учебных заведениях страны. Это и московские, и питерские вузы. Сегодня уже реализуется программа в Казани, республике Татарстан. Эти проекты, уверен, дадут возможность нам получить новую формацию, новую плеяду управленцев, социологов, экономистов, юристов, у которых будет более широкое мировоззрение, и будет способствовать самореализации, и наши ребята, наши соотечественники найдут достойное место в органах власти. А мы всей командой будем поддерживать, помогать. Основное условие — это наличие таланта, воли к победе и желание приобретать знания, то есть учиться и расти».

Чтобы Р. И. Бальбек не говорил о талантах и воле к победе, но квоты всегда вводятся с одной лишь целью — устранить конкурсный порядок и здоровую конкуренцию. Это означает, что занимать места в выших учебных заведения крымские татары будут как раз не по способностям, а по принципу национальной принадлежности. В результате другие, более способные, абитуриенты не получат места, не смогут развить свои способности и занять достойное место в жизни. Всё это призвано искусственно менять состав власти в пользу конкретных категорий граждан, которые призваны выражать, прежде всего, интересы своего этноса. И пока остальные выпускники должны «пробиваться самостоятельно», крымским татарам обеспечивается помощь в занятии государственных должностей.

Оказалось, что и положение крымско-татарского языка нужно продолжать усиливать: сегодня на практике людям всё же необходимо в Крыму знать русский для взаимодействия с государственными органами власти, поэтому господин Билялов отмечает: «На сегодняшний день в Государственном Совете Республики Крым рассматривается законопроект о государственных языках Республики Крым и иных языках Республики Крым, которые, надеюсь, реализуют права репатриантов на использование родного языка как государственного».

Высказываются даже дальновидные предложения обязать крымских чиновников владеть «двумя неродственными государственными языками», то есть в обязательном порядке — крымско-татарским, что отрезало бы доступ к власти большинству русских.

Ярким примером успешной дерусификации выступает сама республика Марий Эл, где проходила работа совета. Например, участвовавшая в заседании женщина с русским именем Лариса Николаевна Яковлева является председателем совета Федеральной национально-культурной автономии марийцев России и поприветствовала всех собравшихся на «родном для неё» марийском языке. Она также обеспокоена проблемой излишнего присутствия русских во власти и слабым развитием марийского языка: «В республике накопилось множество проблем. На встрече поднимались острые вопросы по изучению родного языка, по изданию учебной, художественной литературы, газет, журналов на марийском языке, по трансляции национальных телевизионных программ, присутствию национальных кадров во властных структурах, — была выражена надежда, что названные проблемы будут решаться». Также она отметила, что христианство — это лишь одна из конфессий, а «духовным началом марийского народа является традиционная марийская религия [язычество], имеющая официальное организационное оформление. В настоящее время государство помогает ей сохранять священные рощи, официально регистрируя их как объекты культурного наследия». У луговых марийцев есть 140 богов, а у горных — около 70.

Отличился и министр культуры Мордовии Пётр Николаевич Тултаев, рассказавший о местном конкурсе «Лучший по профессии», где помимо профессиональных успехов учитываются и национальная принадлежность так, чтобы во всех номинациях присутствовали представители разных народов. Вот фрагмент его речи: «Тихие герои, как, например, Иван Утешев, победитель мировой олимпиады по астрономии среди школьников — русский; Алямпин Денис, ученик 10‑го класса школы № 40 города Саранска, мордвин, в августе прошлого года спас, рискуя своей жизнью, тонущего друга, русского по национальности. Своим поступком он объединил и восхитил многонациональный город». Министр явно руководствуется нацистским мировоззрением и считает, что более естественным было бы дать другу утонуть, ведь он иной национальности…

Сам президент отметил: «всё, что связано с национальной идентичностью, с традициями, — сфера тонкая и очень чувствительная, и действовать здесь следует крайне деликатно и мудро». Однако на практике это не касается русского народа, нужды которого можно демонстративно игнорировать без каких-либо последствий. Кому как не председателю Высшего совета «Российского конгресса народов Кавказа» Асламбеку Боклуевичу Паскачеву напоминать собравшимся о бедах русских иммигрантов (проблема очень актуальна и для Крыма, куда отправляются многие беженцы с Донбасса):

«Второй момент очень актуальный для наших соотечественников, которые по программе добровольного переселения переселяются к нам. В норме закона записано, что у них должна быть постоянная регистрация, но они живут в общежитиях, различных домах временного фонда и так далее. Так вот предлагается дать поручение о том, чтобы внести изменения в закон, разрешающие регистрировать их по месту их нахождения. Это очень важный момент, это судьбы наших соотечественников.

Далее. После принятия в 2002 году Закона „О гражданстве" порядка 100 тысяч человек оказались выброшенными за борт. Цифра 100 тысяч — это редкий случай, когда и правозащитники, и МВД, в частности миграционное управление, согласны с этим. Это в основном русские, которые из-за нарушения сроков оказались, по сути, нелегалами. Здесь выдворять их некуда, потому что гражданства уже нет, а социализацию мы не можем осуществлять. Уже 15 лет, в результате уже дети, внуки у них, а они нелегалы. Предлагается такую акцию гуманизма осуществить и легализовать эту категорию граждан, подготовить проект закона».

И можно было бы Асламбеку Боклуевичу сказать спасибо, если бы он не свёл свою речь к шутовским кривляниям, ведь о проблемах русских можно говорить лишь в иронической форме: «Уважаемый Владимир Владимирович, у нас очень содержательный Совет как по составу, так и по обсуждаемым проблемам, но форма, я считаю, не соответствует. Я предлагаю следующее заседание нашего Совета провести в национальных костюмах. У Вас, конечно, выбор больше — 193, плюс европейские, но я считаю, что Вам вообще черкеска бы подошла. Старинный чеченский кинжал, армейский». Президент ответил, что это хорошее предложение.

Проблема признания интересов русской нации для властей РФ заключается в одном: признание за русскими права на всю территорию РФ (сегодня они гости во всех созданных республиках, даже в Крыму), а также обсуждение вопроса о характере взаимоотношений с лимитрофами, где русские являются автохтонным народом или занимают значительную долю населения. То есть речь идёт о заявке на прекращение процесса деинтеграции страны — последнее очевидно властям нежелательно. Почему — вопрос другой...

Весьма печально, что защитниками русских выступают такие люди, как коммунист Бортко. Речь товарища Бортко интересна, но совершенно непонятна проблемность: ну вот существовала Россия тысячу лет, росла и укреплялась. И что же такое произошло, что за русскими в их же стране вдруг следует признать элементарные права гражданского общества? А произошло вот что: на протяжении последних десятилетий коммунистами и их последователями велась целенаправленная открыто объявленная политика подавления русского народа и русской культуры в пользу других народов, то есть война против основ российской православной государственности. А без ясного и честного ответа — признания этой политики несправедливой и преступной — ничего сдвинуть не удастся. Поэтому коммунисты и болтают, им разрешено — они сами себя загнали в нужные рамки, не позволяющие ничего изменить. То есть если и будут признаны какие-то права русского народа, то, судя по словам Бортко, только в форме законодательной декларации прав на часть территории уже разодранной федерации, а о «заграничном» положении даже не зарекаются. И самое печальное: лейтмотивом в речи Бортко звучит то, что получить элементарные законные права подавляющее русское большинство может только с разрешения ничтожного по численности кавказского меньшинства.

Об иностранных гражданах

В российских законодательных нормах не существует юридического понятия русского народа, отсутствует его политико-правовая субъектность и в целом закреплено дискриминированное положение [2] Разрабатываемая ныне концепция российской нации скорее относится к гражданству, а введённое несколько лет назад определение носителей русского языка выходит далеко за этнокультурные пределы. Впрочем, после 20 лет (не считая советского) ассимиляции и прямого геноцида русского населения на отколовшихся окраинах нашей страны и при демографическом спаде внутри Российской Федерации, правительство нехотя обратило внимание на русский вопрос.

С 2013 года по поручению президента началась разработка порядка предоставления российского гражданства носителям русского языка и русской культуры, прямым потомкам тех, кто родился в Российской Империи и в Советском Союзе. Конечно, речь идёт не о поддержке русских за пределами «многонациональной федерации», а лишь о предоставлении упрощённой возможности переезда на её территорию русскоговорящих. Этот термин пока всё, чем может довольствоваться разделённый и униженный русский народ, он применяется правительством и в отношении «русскоговорящих» граждан агонизирующей Украины, и любой другой постсоветской страны.

Так как вопросами национальностей у нас занимаются почти исключительно представители инородцев — это их прерогатива судить о правах народа, строившего и защищавшего Россию на протяжении тысячелетия, — то и реализация подобных поручений идёт весьма скверно, хотя — смотря для кого. Нормативные положения были разработаны так, что возможность их правоприменения оказалась максимально ограничена. Например, соотечественниками признавались не просто прямые потомки родившихся, а именно «проживавших длительное время» на территории Российской Империи или СССР (что порой очень сложно документально доказать), и только в пределах государственной границы Российской Федерации, которая, как известно, священна. То есть круг лиц старательно сокращался.

Более того, «упрощённая» процедура получения гражданства для «русскоговорящих» оказалась сложнее, чем рядовая практика для иностранных граждан, так как человеку предлагалось вначале отказаться от имеющегося гражданства, а уж потом просить вид на жительство и гражданство в России. Но даже в этих условиях за сравнительно непродолжительное время действия нормы 20 тысяч человек прошли собеседование и были признаны носителями русского языка, но гражданство из них получили не более 6 %.

Эти очевидные проблемы были заведомо заложены в реализацию практики упрощённой иммиграции, так как главными её бенефициарами должны были стать в первую очередь русские по национальности ввиду своего большинства и потенциальной заинтересованности по причине притеснения в других государствах.

В настоящее время член комитета Государственной Думы по делам СНГ и связям с соотечественниками Константин Фёдорович Затулин внёс законопроект, призванный исправить эти очевидные недостатки. К инициаторам присоединилась и Наталья Владимировна Поклонская. А Водолацкий и Гаджиев, напротив, поспешили в марте 2017 года выйти из состава инициаторов. Какова будет судьба этого законопроекта неизвестно, так как особой поддержки и заинтересованности со стороны правительства не наблюдается.

Тем временем 17 апреля 2017 года президент подписал другой законопроект, который был инициирован не отдельными депутатами, а самим правительством и направлен на решение вопроса о беспрепятственной репатриации крымских татар и представителей других народов. Он позволяет без всяких задержек получить вид на жительство, причём кандидатам совсем необязательно знать русский язык.

По словам депутата Государственной Думы Руслана Исмаиловича Бальбека, сегодня в Крым ежегодно приезжают около тысячи татар, а ещё 6 тысяч прибывших при Украине до сих пор остаются без российского гражданства. «Принятие данного законопроекта позволит сделать важный шаг на пути полной реабилитации незаконно депортированных народов Крыма», — объяснил Р.И. Бальбек от лица Комитета по делам национальностей, не уточнив, однако, что путь к «полной реабилитации» не имеет конца.

С мая 2014 по февраль 2015 года было подано 18 345 заявлений о выдаче справок о реабилитации. По предварительным данным около 40 тысяч потомков депортированных претендуют на российское гражданство и готовы переселиться в Крым. Но теперь это количество станет гораздо больше, так как право упрощённого получения гражданства распространяется не только на депортированных лиц, но даже на их внуков, не переживших депортацию. Последних российское правительство ценит гораздо выше русских, оказавшихся за границей русского государства лишь по причине национального предательства, совершённого партийной номенклатурой в 1991 году.

В октябре 2016 года на «Форуме действий» в Ялте В. В. Путин объяснил:

«Мы выделили 10 миллиардов на реабилитацию тех, которые проживают в Крыму. Мы готовы и дальше выделять средства, ресурсы на тех, кто будет приезжать или хотел бы приехать».

 

https://youtu.be/i6p7jFxlTRY?t=237 

 

Жители Узбекистана принимаются с распахнутыми объятиями и будут обеспечиваться в Крыму всем необходимым для комфортной жизни, а русские должны устраивать свою жизнь и преодолевать препятствия без помощи государства: они люди второго сорта как в антирусских государственных образованиях, созданных советской властью, так и в самой федерации, полностью унаследовавшей национальную политику большевиков и подготавливающей почву к дальнейшему разделению России.

Например, сегодня русским беженцам из Украины приходится проходить все круги ада, дабы получить разрешение на временное проживание и вид на жительство, рискуя подвергнуться экстрадиции при малейшем ослаблении упорства. Инициированное и поддержанное Россией восстание на Донбассе не имеет точно обозначенных перспектив и сопряжено с тысячами смертей только среди мирного населения, но этим русским людям правительство не даст тех же прав и льгот, которыми в России могут пользоваться граждане Узбекистана.

«Таким образом, Россия в лице нашего Президента открыла реабилитированным крымским татарам, грекам, немцам, армянам и итальянцам путь домой. Это как раз то, чего не было сделано за четверть века властями Украины», — прокомментировал Р.И. Бальбек. Благодарность адресована именно президенту, так как представители всех облагодетельствованных меньшинств хорошо понимают, что политика нынешнего правительства направлена против целостности государства и русского народа, поэтому никакой лояльности к России они не имеют, но готовы защищать текущую власть, а при её ослаблении пойдут по стопам своих предшественников 1991 года, не считаясь с кровью и жертвами русского народа. Русские пережили этот геноцид, но наши власти не сделали ничего, чтобы он не повторился снова.

19 апреля татарская интеллигенция Крыма обратилась с благодарностью к президенту:

«Представители крымско-татарской общественности поддерживают и готовы следовать Вашему политическому курсу по реализации государственной национальной политики, направленной на обеспечение этноконфессиональных прав и гражданской сплочённости всех народов, проживающих в Российской Федерации».

Тем временем, премьер-министр Крыма С. В. Аксёнов на прошедшем в августе 2017 года заседании Национального антитеррористического комитета назвал в качестве угрозообразующих факторов массовую иммиграцию населения из районов ведения боевых действий на Донбассе в Россию, в том числе Крым. Следовательно, только иммиграция русского населения в Россию может восприниматься в качестве угрозы безопасности, а переселение инородцев и иноверцев, да ещё и мусульманского вероисповедания, напротив, требует государственной поддержки.

Если даже обсуждать исключительно внешнеполитический имидж России, то привилегированное положение крымских татар, украинцев или евреев заведомо не приносит пользы, ибо международное признание российского статуса Крыма не может произойти путём добровольного удовлетворения требований по дерусификации полуострова. Мировое сообщество, в свою очередь, никогда не вспомнит о неравноправном отношении к русским в Крыму, а напротив будет всегда озабочено реализацией любых деструктивных для российской государственности проектов.

Помилованный президентом Ахтем Зейтуллайович Чийгоз, как и следовало ожидать, занимается в ПАСЕп роблемой расовой дискриминации Россией крымских татар. Как недруги, так и «друзья» не считаются с результатами крымского референдума о возвращении в состав России. А накануне выборов российского президента МИД Турции заявило о непризнании акта нарушения целостности Украины, добавив:

«Мы продолжим внимательно следить за ситуацией в Крыму, в первую очередь, за положением крымско-татарских турок, которые являются одной из основных составляющих частей полуострова».

Законы о реабилитации

По заключению профессора Николая Фёдоровича Бугая, в СССР не было не репрессированных народов, а депортации было подвергнуто более 8 млн граждан[3].Большая часть из этого числа были русскими. Но последние никогда не будут признаны пострадавшими на уровне целого народа, ибо в таком случае будет невозможно осуществлять широкие программы финансовой помощи малым народам — кто будет платить? Поэтому создано правовое поле, в рамках которого платят и каются фактически русские. Хотя раскулачивание, насильная коллективизация, борьба с контрреволюцией и прочие акты усмирения и закрепощения людей признаны противозаконными и репрессивными, но реабилитация может проводиться лишь в отношении индивидуальных пострадавших. Что же сулит этим людям, а точнее уже их детям, судопроизводство по таким делам?

Закон 1991 года «О реабилитации жертв политических репрессий» в редакции 2016-го предусматривает:

«Признанные в установленном порядке виновными в преступлениях против правосудия работники органов ВЧК, ГПУ-ОГПУ, УНКВД-НКВД, МГБ, прокуратуры, судьи, члены комиссий, „особых совещаний", „двоек", „троек", работники других органов, осуществлявших судебные полномочия, лица, участвовавшие в расследовании и рассмотрении дел о политических репрессиях, несут уголовную ответственность». И риторический вопрос: за прошедшие 25 лет сколько таких преступников было признано виновными?

Согласно статье 15 названного закона, репрессированным (при условии документального подтверждения) предусмотрена от государства единовременная компенсация в размере 75 рублей за каждый месяц лишения свободы или принудительного помещения в психиатрические лечебные учреждения, но не более 10 тысяч рублей — во столько оценило государство искалеченные им жизни людей. Причём, выплаты наследникам не производится. А о миллионах, потерявших своих родных в результате массового террора, вообще речи не идёт.

Что касается конфискованного имущества, то условия статьи 16.1 не менее издевательские: не подлежит возврату, возмещению или компенсации имущество, национализированное (муниципализированное), уничтоженное во время войн или в результате стихийных бедствий, изъятое из гражданского оборота, а также земля и насаждения. В остальных случаях требуется не только доказать факт изъятия собственности, но и документально подтвердить его характер и состояние на тот момент, в противном случае пострадавший или его наследники могут получить компенсацию не более 10 000 рублей за всё утраченное имущество.

Статья 13 признаёт право реабилитированных, в случае возвращения на прежнее место жительства и отсутствия жилья, на обеспечение помещениями — в общем порядке. Право распространяется также на детей, родившихся в местах лишения свободы и ссылке.

Но есть ещё один замечательный закон № 1107-I «О реабилитации репрессированных народов». Согласно статье 2, «репрессированными признаются народы, в отношении которых… проводилась на государственном уровне политика клеветы и геноцида, сопровождавшаяся их насильственным переселением, упразднением национально-государственных образований, перекраиванием национально-территориальных границ, установлением режима террора и насилия в местах спецпоселения». Совершенно очевидно, что речь идёт в первую очередь о русском народе, в отношении которого после революции государством проводилась политика национально-культурного подавления: на территории его жительства были созданы новые республики и автономии, в которых проводилась планомерная политика дерусификации, а уровень потребления на душу населения гораздо превышал показатели производства.

Это закономерно закончилось распадом страны и дальнейшим выдавливанием русских из новых государств. Политика вычленения из единого тела России новых национальных государств продолжается и ныне уже на раздробленной и урезанной в советское время территории РСФСР.

Согласно статье 3, «реабилитация репрессированных народов означает признание и осуществление их права на восстановление территориальной целостности, существовавшей до антиконституционной политики насильственного перекраивания границ, на восстановление национально-государственных образований, сложившихся до их упразднения, а также на возмещение ущерба, причинённого государством». Сложно назвать другой народ бывшего СССР, чьи национально-территориальные границы были сильнее урезаны, который подвергался большему геноциду и террору, чем русские. Так что государственная политика нынешней России должна быть направлена к упразднению всех автономий и республик с целью восстановления территориальной целостности страны, существовавшей до преступной деятельности большевиков. Однако, русский народ не числится среди репрессированных и теперь за его счёт проводится дальнейшее усиление культурно-политического разделения России и рост благосостояния представителей иных наций и народностей. В действии та же советская политика дерусификации, только в облике реабилитации и восстановления исторической справедливости.

Помимо культурной реабилитации репрессированных народов, предусматривающей «осуществление комплекса мероприятий по восстановлению их духовного наследия и удовлетворению культурных потребностей», каждый представитель получает индивидуальные компенсации имущественного характера. Кроме того, по этому закону «гражданам, подвергшимся репрессиям, время их пребывания в спецпоселениях засчитывается в стаж в тройном размере. В связи с этим предусматривается также увеличение размера пенсий».

И наконец, «не допускается агитация или пропаганда, проводимые с целью воспрепятствования реабилитации репрессированных народов». Поэтому русским людям необходимо не оспаривать этот закон, а настаивать, чтобы его правоприменение имело равное отношение ко всем гражданам и действительно упразднило антиконституционную политику насильственного перекраивания границ, вернув государству его историческую унитарную целостность, без национальных автономий и республик.

Комментируя этноконфессинальную политику в Крыму, муфтий и председатель Духовного управления мусульман Москвы и Центрального региона, член Общественной палаты России и координационного совета по распределению президентских грантов Альбир Рифкатович Крганов сказал: «В общем, национальная политика нашего государства, политика государственно-конфессиональных отношений, она за эти века так выстроена… Я даже вот как бы скажу об этом, что она уникальна и другого примера, в других странах мы пока не видим. Мы прошли очень долгий путь и у нас есть очень серьёзные наработки, и не ущемляется в России ни один народ, ни один народ не потерял своего языка, своей культуры, традиций и самобытности. И в этом направлении, конечно, нужно двигаться и работать. Есть соответствующая законодательная база, она очень серьёзная. Мы с вами знаем, что принят очень правильный и своевременный закон стратегии государственной национальной политики — это очень нужный нам всем документ. И есть другие разные направления, и та же Общественная палата сегодня очень большую работу проводит — нам лишь нужно сегодня двигаться».

Подобных примеров антинациональной политики, направленной на децентрализацию страны, подавление государствообразующего этноса вплоть до непризнания его субъектности и прав, закономерно завершившейся распадом государства в 1991 году и в неизменной виде продолжающейся и поныне, конечно, не найти в мире — это исключительный пример политического и государственного самоубийства. А недругам русского народа и православной веры остаётся надеяться, что такое положение вещей будет сохраняться и далее, когда за временную лояльность правительству, можно получать субсидии, всестороннюю поддержку и гранты на ускоренное развитие политической автономии с собственныыми национальными и религиозными основами.

Собеседник Альбира Крганова настоятель храма святых Зосимы и Савватия в Гольяново и заведующий Сектором по взаимодействию с Росгвардией отец Роман Богдасаров, в свою очередь, от лица православного духовенства заявил, что всё происходящее ныне в Крыму и стране является ничем иным, как «торжеством божьей правды», в его, конечно, фарисейском понимании: «Действительно, Россия сегодня — это государство, в котором мирно живут и трудятся бок о бок порядка двухсот народов, этносов. И мы говорим о том, что сейчас в России торжество именно правды, божьей правды… Россия являет пример подлинной свободы. Россия сегодня задаёт тон в мире, как нужно жить вместе, как нужно работать и трудиться».

Президентские выборы

5 апреля 2018 года прошёл организованный Общественной палатой Крыма и Университетом имени В. И. Вернадского круглый стол «Итоги президентских выборов в России: крымское измерение». Председатель общественной палаты Григорий Адольфович Иоффе сообщил, что корпус общественных наблюдателей в Крыму насчитывал 3620 человек, осуществлявших контроль за избирательным процессом, среди которых было немало и крымских татар. Это позволило собрать достаточно широкий материал для анализа.

Выборы 2018 года в Крыму представляли особый интерес для государства: если итоги соперничества кандидатов были вполне очевидны, то активность граждан и особенно крымских татар, для которых так много делалось на протяжении 4 лет исходя из политических соображений, предоставляли почву для размышлений. А потому накануне выборов проводилась массированная агитация и встречи, где выступали чиновники всех рангов, призывая прийти на выборы и проголосовать «за сильного лидера».

Но результаты этой работы оказались неутешительными. По данным Ассоциации по защите избирательных прав «Гражданский контроль», явка крымских татар составила порядка 26 %. По экспертным оценкам, проголосовало 29,2 % представителей этой социальной группы, а предельно низкие показатели оказались в местах компактного проживания: от 3 до 7 %.

Член Общественной палаты Александр Андреевич Форманчук сказал: «71 % крымчан голосовали, и 71 % крымских татар не принимали участие. Какие бы цифры мы ни называли, остается факт — большинство крымских татар в выборах не участвуют и живут в режиме ожидания: чем закончится на материковой Украине возня вокруг национально-территориальной автономии». Он также подверг критике принцип работы Государственного комитета Крыма по делам межнациональных отношений и депортированных граждан, в котором большую часть сотрудников составляют крымские татары, в результате чего этот орган, по сути, выражает их национальные интересы, а не работает на благо жителей всего Крыма.

Г. А. Иоффе выступил с предложением откорректировать национальную политику в Крыму:

«Это своего рода лакмусовая бумажка — участие той или иной группы показывает отношение этой группы к нашей современной действительности, к власти, к устоям этой власти и к тому, кем эта группа себя ощущает. Думаю, вы со мной согласитесь, что наиболее ярко это всё отразилось в участии большой крымско-татарской общины в прошедших выборах.

[…] Понятно, что на Украине Меджлис получал огромные преференции: гранты, премии, деньги, депутатство. А простые люди что видели от Украины? Почему обычные крымские татары не сравнили: как они жили при Украине и что стали получать в России? Украина приняла хоть какой-то документ о реабилитации жертв политических репрессий? За 23 года — ни одного, а Россия сделала это сразу. При Украине крымско-татарский народ легализовал свои самозахваты и земли? Опять же — нет, а при России это произошло. При Украине велось строительство самой крупной мечети на полуострове? Сейчас идёт. Телеэфир канала „Миллет" не приватизирован отдельным дельцом, а принадлежит всему народу.

Так почему же крымские татары принимают всё, что даёт Россия, и ничего не отдают государству взамен, не ходят на выборы? Почему культивируется необходимость и даже требования к особому отношению к крымским татарам? […] Президентские выборы стали водоразделом, после которого традиционные для украинского Крыма подходы к проблеме в условиях российской действительности требуют серьёзных изменений. Необходимы анализ ситуации и пересмотр важного раздела в сфере национальной политики в Крыму».

«Недавно прочитал слова своего давнего знакомого, многолетнего депутата крымского парламента, одного из старейшин крымско-татарского народа, который сказал перед выборами: татары не придут на выборы, потому что государство обмануло их. В чём? Может быть, в том, что строит самую большую мечеть в Европе? Может быть, в том, что у нас действует не частный крымско-татарский телеканал, а общественный? Может быть, в том, что огромное количество крымских татар сегодня пребывают на различных уровнях крымской власти и спокойно обсуждают свои проблемы. Так в чём же обман?»возмутился Г.А. Иоффе.

Он также предложил пересмотреть оценки в отношении сталинской депортации народов: «До сих пор акценты в этом процессе не расставлены, люди были высланы без выявления виновных. […] Сегодня, восстанавливая справедливость, нужно понимать, что люди, виновные в этих военных преступлениях, избежали наказания именно потому, что была массовая депортация. Это очень важный, на мой взгляд, аспект, который не только не становится фактором наших исследований, нашей политики, но и который всячески замалчивался на протяжении многих лет верхушкой Меджлиса крымских татар, ныне запрещенного в России».

Григорий Иоффе подчеркнул, что все социальные и национальные группы имеют позорные страницы в своей истории, приведя в пример власовцев и бандеровцев. «И только в крымско-татарской среде до сих пор бытует мнение, что в их среде преступников, нарушителей и прислужников не было. Вот эти надетые шоры не позволяют отделить зерна от плевел, не позволяют показать всю трагичность судьбы, которая сложилась с людьми, ни в чём не виноватыми: огромное количество женщин, стариков, детей — и тех, кто скрылся за их спинами, кто был прислужником фашистов, кто творил здесь преступления. Мне кажется, настало время громко и четко об этом сказать. Причём первое слово должно звучать со стороны крымских татар», — заключил он.

По мнению Г. А. Иоффе следует ограничить правоприменение реабилитации к тем, кто действительно был депортирован и причём безвинно. «Те огромные массы крымских татар — молодых, сильных, смелых, красивых и умных, которые сегодня заполняют аудитории крымских вузов, а вечером приходят на дискотеки, — совершенно не хотят, чтобы их называли депортированными. Они хотят жить полной жизнью вместе со всеми, и клейма этого им не нужно. Для чего же мы их загоняем в эту категорию? Очевидно, это нужно каким-то образом решить если не на законодательном, то на каком-то юридическом уровне, тогда многое изменится. Надо перестать относиться несправедливо к разным крымским этносам. Уже у нас нет депортированных и недепортированных — это дело должно закончиться так же, как это слово нужно убрать из названия нашего комитета. Это должен быть комитет по делам национальностей. И если у нас абсолютно всё будет поровну, будет справедливо, перестанут появляться писания, где предлагают ввести квоты, как будто этот народ какой-то не такой, как будто он не может пойти на выборы, не может закончить институт, не может стать ректором и так далее — ему квота нужна. Надо от этого избавляться, а не видно пока результата избавления. Крымские татары, русские, украинцы, евреи — все крымчане. У каждого своя судьба, своя история, свои национальные особенности. Развивайте их, и для этого есть все возможности. Но на основе полной справедливости», — заключил господин Иоффе.

Другие участники круглого стола тоже озвучивали яркие проблемы национальной политики. Так, профессор Олег Валентинович Романько выразил убеждение, что тема коллаборационизма в Крыму замалчивается неоправданно. Член Общественной палаты Крыма Вадим Петрович Петров указал на слабую работу с общественными объединениями крымских татар, в результате чего последние фактически продолжают прежнюю деятельность Меджлиса, агитируя за принцип квот при формировании органов власти, признание особого статуса крымско-татарского народа и так далее.

«Процесс интеграции крымских татар в российскую действительность протекает медленно и болезненно: значительная часть крымских татар по-прежнему находится под влиянием меджлисовской пропаганды, будем говорить откровенно, которая основывается на тезисах немедленного возвращения на Украину, борьбе за национальную государственность и тому подобных целях. Участвуя в реализации этих планов, крымские татары фактически льют воду на мельницу Меджлиса — бойкот выборов, акции протеста, отказ от участия в общественных мероприятиях и так далее», — подчеркнул В.П. Петров, зачем-то употребив слово «немедленно», как будто постепенное возвращение Крыма в состав Украины можно обсуждать. Он также предложил в качестве мер противодействия усилить работу по разъяснению и реализации программ обустройства крымских татар.

Реакция лидеров крымских татар на высказывания участников круглого стола, и в особенности Р. А. Иоффе, не заставила себя долго ждать. Член Совета по межнациональным отношениям при президенте РФ и руководитель РОО «Общество крымских татар „Инкишаф"» Эскендер Седаметович Билялов обратился в Генеральную прокуратуру России с требованием проверить высказывания господина Иоффе на предмет разжигания национальной, расовой вражды и унижения достоинства крымских татар по национальному признаку, чтобы привлечь виновника к уголовной ответственности.

«Указанное заявление Иоффе Г. А. вызвало сильный негативный резонанс в крымском обществе, землячествах, обществах и диаспорах крымских татар на территории других субъектов России и других стран. […] возникает вопрос, на каком основании отдельные лица, в том числе занимающие ответственные должности, ставят под вопрос факты, которым государство уже дало однозначную оценку? Не является ли „это" своеобразной „ревизией" Указа президента? […] Или председатель Общественной палаты Республики Крым имеет намерения возобновить и продолжить репрессированную политику по отношению к крымско-татарскому народу, несмотря на ряд документов, осуждающих репрессию крымско-татарского народа», — в частности, содержится в заявлении.

В письме на имя С. В. Аксёнова тот же Э. С. Билялов в содружестве заместителя председателя Государственного Совета Крыма Р. И. Ильясова и героя Украины президента Крымского государственного инженерно-педагогического университета Ф . Я. Якубова написали: «Итак, председатель Общественной палаты бросил вызов установившемуся и укрепляющемуся в Крыму межнациональному нравственному климату, на подсознательном уровне призывая крымчан к поиску, подобно сталинистам, врага среди крымско-татарского народа. И это на фоне огромных усилий и реальных дел, решённых и решаемых президентом страны, правительством Крыма и лично Вами, уважаемый Сергей Валерьевич».

 

Некий совет старейшин крымских татар города Алушты направил ещё более интересное письмо президенту с требованием привлечь «виновного» к ответственности и освободить от занимаемой должности. В коллективном заявлении, подписанном именем председателя совета Шевкета Харакчиева, говорится: «Татарофобские высказывания Иоффе противоречат государственной национальной политике в Российской Федерации, Конституции РФ, законам РФ, наносят вред межнациональному согласию, разделяют жителей Крыма по национальному признаку и разжигают межэтническую рознь. Теперь понятно почему в течение 4-х лет из-за таких как Иоффе на самом высоком уровне в Республике Крым не восстанавливаются права репрессированного крымско-татарского народа. Почему не исполняется Указ президента РФ от 21 апреля 2014 г. № 268 „О мерах по реабилитации…"». Выходит, что за 4 года в Крыму почти ничего и не сделано для крымских татар — тогда понятно, почему и ответной благодарности не видно. Кроме того, оппоненты Иоффе, похоже, сами не желают особого статуса для своего народа и разделения жителей Крыма по национальному признаку? Тогда чем же заключается недовольство, ведь именно к равенству он призвал? И снова очевидное противоречие: «такие как Иоффе препятствуют вернутся в места их традиционного проживания, не компенсируют ущерб, нанесённый насильственным выселением, не восстанавливают историческую топонимику, не выделяют земельные участки десяткам тысячам нуждающимся крымским татарам…».

 

Кажется, авторы письма вовсе не желали сдерживать эмоции, поэтому и позволили себе и столь откровенные высказывания: «Восстановление в политических, социальных, культурных правах крымских татар согласно российскому законодательству, по мнению Иоффе, будет якобы несправедливо по отношению к другим этносам Крыма, которые, видать, привыкли руководить Крымом без крымских татар и владеть крымской собственностью, природными ресурсами, землёй, недрами, домами, квартирами и так далее, принадлежавших ранее и крымско-татарскому народу до его насильственного выселения». Интересно, попало ли это письмо на стол президенту?

Кстати, перу однофамильца Иоффе принадлежит информативная и хорошо написанная статья «Выселение крымских татар в 1944 году — трагедия неосуществимых амбиций», вышедшая ещё в украинские годы и способная дать более полное представление о проблемах, озвученных Григорием Адольфовичем на круглом столе.

Послесловие

Своё отношение к закону «О реабилитации репрессированных народов» применительно к современной ситуации в Крыму высказала старший научный сотрудник Центра гуманитарных исследований Российского института стратегических исследований Галина Амировна Хизриева. Это научный взгляд на сложные вопросы будущего российской государственности и межэтнических взаимоотношений со стороны, наименее связанной с интересами русской нации, так как высказывается человеком, исповедующим мусульманство. Учитывая, что очень многие относятся враждебно или скептически к проблеме русских, создавших и утвердивших государство, распадающееся в результате национальной политики, установившейся в ходе революции, возможно, мнение нерусского и неправославного человека, заинтересованного лишь в сохранении целостности России, им покажется более убедительным (фрагменты полного текста):

«Вопрос о статусе репрессированных народов — тема и политизированная, и глубоко эмоциональная. От попыток его реализации у меня сохранилось стойкое ощущение того, что его постоянно используют для разжигания межэтнических конфликтов и расшатывания внутриполитической ситуации в стране. Такое ощущение, что люди стремятся не просто получить компенсации — моральные, политические и финансовые, — а выместить обиды на потомках тех, кто заселил эти территории после трагедии.

 

Закон не предусматривает, например, создания новой государственности на той территории, куда возвращаются представители репрессированного этноса. Закон также не предусматривает наделения народа новым статусом, какового у него не было до депортации. Например, статуса коренного народа, которого требуют для своего народа представители крымских татар.

Тем более, что в национальном законодательстве России самым неслучайным образом такого понятия нет. Крымские татары, обладающие высоким уровнем модернизации и далёкие от племенного образа жизни, не могут быть отнесены к категории „коренные малочисленные народы" наряду с хантами, манси, нгансанами и другими народами, за которыми этот статус закреплён законодательно.

Закон о репрессированных народах не предусматривает удовлетворения всех мыслимых и немыслимых потребностей, которые могут возникнуть у того или иного народа по поводу власти, кроме одного — восстановления статус-кво этого народа, которым он располагал до депортации с учётом того, что восстановление этого статус-кво не ущемляет прав уже проживающего в этих местах населения.

 

Можно в чём угодно сегодня упрекать украинские власти, но в отношении крымских татар у всех был один и тот же подход — они искренне хотели найти общий язык с их лидерами по вопросу их самоопределения. Однако из-за жёсткой позиции лидеров крымских татар (не только Меджлиса, но также, например, и „Себат", лидеров „полян протеста" и религиозных организаций) решение крымско-татарского вопроса в рамках украинской государственности откладывалось. Все как один организации поддерживали документ Курултая, согласно которому целью борьбы крымско-татарского народа провозглашалось этнократическое государство крымских татар.

 

Очевидно, что немногочисленные крымско-татарские националисты разжигают конфликт, который может закончиться гражданским противостоянием в Крыму. Осетино-ингушский конфликт 1992 года стал убедительным примером того, как это происходит в реальной жизни.

Это законы, которые прямо вторгаются в регулирование духовного и ценностного, и потому имеют опасный конфликтный потенциал. Трудность их использования состоит в том, что, как бы не решался вопрос, он становится новой миной замедленного действия под национальную безопасность страны. Сделать так, чтобы справедливость по отношению к одной группе населения не обернулась несправедливостью к другой, на основании этого закона крайне сложно. Вообще, когда речь заходит о компенсациях, у меня возникает множество вопросов, потому что никакие компенсации для оплаты такого рода моральных издержек никто и никогда не посчитает достаточными.

 

Справедливо ли это по отношению к большинству советских граждан всех национальностей, потерявших своих близких, всё своё имущество и здоровье на военных и трудовых фронтах, эвакуированных с потерей имущества, кстати, в те же места Средней Азии, что и крымские татары?

Справедливо ли считать репрессированными только те народы, которые были поименованы в указах, и к которым была применена такая мера „пресечения коллаборационизма", как депортация? Закон, призванный вызвать сочувствие и сострадание к людям, пострадавшим от использования принципа коллективной ответственности, на деле вызвал новый виток ненависти и недоверия в обществе, начал работать на деконсолидацию России. Разве не знали те, кто принимал этот закон, о том, что могут наступить именно такие последствия? Думаю, что знали.

 

И почему никто не хвалит Россию за то, что она решает вопрос о самоопределении крымских татар, хотя могла бы этого не декларировать и не делать, как Грузия и Украина? Известно, что после войны, когда образовывали ООН, учредителем этой международной организации была и Украинская ССР как отдельный субъект международного права (наряду с РСФСР и Белорусской ССР). Следовательно, нынешняя Украина такая же правопреемница „долгов" перед депортированным народом, как и Россия.

 

И почему Турция ничего не делает для того, чтобы процветала армянская государственность и не возвращает армянам долги 1915 года? Почему вопрос о возвращении крымских татар или турок-месхетинцев на Украину и Грузию в места своего традиционного расселения может решаться без громких заявлений путём негласной поддержки частной инициативы и инфильтрации небольших групп в эти страны, а от России требуют громких клятв на крови своих граждан и принуждают принимать законы, ухудшающие моральный климат в государстве и подрывающем её имидж на международной арене? Ответ на эти вопросы прост: распад России выгоден Западу, победившему в холодной войне. Более того, навязывание России принятия такого рода законов есть продолжение этой войны. Что касается стран бывшего СССР, то Западу выгодна максимальная консолидация плацдармов уничтожения России, которыми сегодня по сути дела становятся Грузия, Украина, Молдавия, Азербайджан. Именно поэтому они развивают между собой и Турцией такое тесное политическое сотрудничество. Ни о какой справедливости в отношении России и её народов, как и о моральном императиве в международных делах, в рамках однополярного мира речи нет и не будет».

 

[1] Григорьянц В. Е. О некоторых особенностях процесса «Возрождения ислама» в Крыму // Москва — Крым: Историко-публицистический альманах. Вып. 3. — 2001, с. 44.

[2] Аверьянов К.Ю. К вопросу о конституционноправовом статусе русского народа. 2014.

[3] Депортация народов Крыма / Предисловие, составление, заключение, комментарии: Н. Ф. Бугай — М., 2002, с. 22.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter