Кадровая политика Сергея Меликова усугубляет кризис в Дагестане

Скоро наступит полгода, как врио главы Республики Дагестан Сергей Меликов находится у руля региона. Важная отметка, позволяющая уже подвести определенные итоги. А они, как свидетельствуют очевидцы, не утешительные. Внешне Меликов ни на минуту не выпадает из медийного пространства, рассекая республиканские просторы, общаясь с журналистами и блогерами и устраивая публичные порки подчиненным. На деле, за демагогическими лозунгами зияет зловещая пустота. А максимум усилий генерал-губернатор, в 2016-2019 гг. занимавший пост 1-го зама главкома Росгвардии, похоже сосредоточил на том, чтобы установить во вверенном ему субъекте федерации казарменные порядки и заставить всех ходить строем. И это в столь сложном с многих точек зрения регионе, где уровень коррупции зашкаливал при всех правителях. Где те, кто ворует и у кого воруют, зачастую являются ближайшими родственниками. Но и они уже устали от дерьма, в буквальном смысле льющегося по улицам Махачкалы из-за того, что республиканское руководство не хочет брать на себя ответственность за реализацию сложных проектов, предпочитая просто пилить бюджет на мелочах.


Ожидать кардинальных перемен при Меликове не приходится. Генерал, видимо, больше увлечен «кадровыми чистками», проходящими по традиционному для Северного Кавказа принципу «всем сестрам по серьгам». От перемены мест слагаемых поменялось только одно – прайс на руководящие должности существенно вырос, как и на места в парламентах: по инсайдерской информации, кресло депутата в Народное собрание (НС) оценивается в 15-30 млн рублей против прежних 5-7 млн, в Госдуму – от 3-5 млн … долларов.


Дикий спикер


Этот год важный для политического истеблишмента Дагестана – в Единый день голосования пройдут выборы в Народное собрание седьмого созыва. Предварительный список кандидатов от правящей «Единой России» оперативно сформирован, причем без согласования с главами муниципалитетов, которые, как правило, являются председателями местных партячеек. По-тихому поделили между собой и все.


Как и ожидалось, абсолютное большинство действующих депутатов в список включены и могут сохранить свои места. Например, глава комитета по законодательству, законности, государственному строительству и местному самоуправлению Алавудин Мирзабалаев, за которым тянется шлейф коррупционных скандалов в Табасаранском районе, возглавляемом им в 2013-2019 гг. Целый ряд кандидатур поменяли дислокацию – «более достойные» перешли в общереспубликанский список, «провинившиеся» заняли их места в региональных перечнях. Так, член комитета по аграрной политике и природопользованию, гендиректор ООО «Агрохолдинг Татляр» Яхья Гаджиев будет баллотироваться от Дербентского района. Возможно, «понижение» связано с тем, что владелец одного из крупнейших предприятий по выращиванию винограда не только в Дагестане, но и в России, за 2019 год задекларировал скромные 404,7 тыс. рублей, что вызвало в народе как минимум удивление.


Должность председателя НС вообще безальтернативно предлагается оставить за Хизри Шихсаидовым. К большому негодованию многих, поскольку именно вокруг него на политическом поле в республике разгорелся грандиозный скандал, вышедший на федеральный уровень. В феврале был обнародован ролик, на котором Шихсаидов недвусмысленно дал понять, как собирается расправляться с политическими соперниками: «Найдем, как их убрать. У нас патронов много, наркотиков тоже… Мы найдем у него наркотики в кармане». Примечательно, что запись датирована 9 октября прошлого года, когда Сергей Меликов был назначен врио главы Дагестана. Сообщалось, что «старшие товарищи» вызывали председателя НС «на ковер» в Москву, где он «вымаливал снисхождения». И вот он снова первый в списке кандидатов в парламент.


Что говорить – Меликов до сих пор никак не отреагировал на прошумевшую историю с телеграммой Ильхаму Алиеву, в которой Шихсаидов в декабре прошлого года, по сути, от имени всего Дагестана, поздравил президента Азербайджана с «победой» в Карабахской войне. Многие восприняли политический промах главы регионального парламента как диверсию. Армянская община России обратилась к Владимиру Путину с просьбой дать оценку действиям Шихсаидова. Генерал Меликов даже не пошевелил грозно усами. Хотя ему должно быть известно о высказываемых территориальных претензиях соседнего государства к Дагестану, как и о том, что в 2011 году часть южных земель республики неожиданно отошли Азербайджану. Причем на этих территориях живут преимущественно люди лезгинской национальности, родной для Меликова по отцу.


Привет из 90-х


Сам список кандидатов в местный парламент из 230 возможных сформирован почти наполовину. На оставшиеся места, вероятно, будет проведен «аукцион». В перечень попали и те, кто с большой долей вероятности лишатся руководящих постов и мест в республиканской администрации, которые Сергей Меликов, поговаривают, освобождает для своих ставленников. Часть врио уже пристроил.


В октябре прошлого года, сразу после своего назначения, он пролоббировал на должность советника главы региона Алексея Гасанова, который был помощником Меликова в годы полпредства последнего в СКФО в 2014-2016 гг. Кадровое решение вызвало в республике неоднозначную реакцию, тем не менее врио главы Дагестана позднее перевел Гасанова на высокий пост руководителя администрации глав и правительства (АГП) республики. А в декабре прошлого года было найдено тело брата Гасанова Виталия с торчащим из груди ножом. В Дагестане убийство назвали «приветом из 90-х» и связали с деятельностью чиновника, в которой вообще нет белых пятен.


До того, как Меликов забрал его к себе в СКФО, Гасанов успел побыть в Дагестане и министром образования и науки, и министром по нацполитике. Его имя связано со многими скандалами, в том числе с организацией коррупционной схемы по вымогательству взяток за присвоение категорий педагогам и торговлю местами в детсадах и школах. В тендерах на поставку учебников участвовали только аффилированные с Гасановым фирмы. По его же протекции выгодные конкурсы, в нарушение федерального закона о госзакупках, получали близкие ему структуры – ООО «Экситон» и ООО «Ростехсервис». Даже во время работы в полпредстве, фактически под носом у Сергея Меликова, он умудрился провернуть махинацию с отчуждением земельного участка в Махачкале, принадлежащего ДЮСШ «Олимп», в пользу собственной «Школы Гасанова». И главу Дагестана, видимо, никак не смущает тот факт, что в данный момент в отношении его ставленника идут судебные разбирательства - махачкалинская администрация пытается вернуть землю. Как и то, что Гасанов под крылом начальства торгует должностями – так, глава одного из районов Дагестана, чтобы сохранить пост, заплатил руководителю АГП 15 млн рублей.


В середине февраля Меликов сделал своим общественным помощником Владислава Толстюка. Ради него даже изменил документ, в котором указаны условия назначения на эту должность. В итоге, вместо гражданина, «активно участвующего в общественной жизни республики, пользующегося уважением и авторитетом среди жителей», дагестанцы получили очередного «варяга». Причем этот «человек со стороны» стал куратором решения мусорной проблемы во всем регионе. Между тем ситуация с отходами крайне сложная и за время правления Сергея Меликова вышла уже на федеральный уровень. В Махачкале эпидобстановка в январе привела к коллапсу, так что пришлось жителям самим выходить на субботники. Пока в Минприроды кивают на бывшего главу, обвиняемого в коррупции, и его сговор с региональным оператором, которого тоже призывают к ответственности, люди задыхаются от вони и гоняют крыс.


Причем были инвесторы, которые еще в прошлом году предлагали Меликову решить проблему с нехваткой полигонов оперативно, но он ждал «своего» человека. И нашел его в лице Толстюка, о котором известно только то, что он был директором некоего фонда «Единство», дружественного Росгвардии в бытность Меликов замдиректора ведомства, а сейчас является соучредителем московского ТСЖ «Дом на Таганке». Еще доверенное лицо главы Дагестана, будучи директором столичного «Центра квотирования рабочих мест», получил в 2015 году дисциплинарное взыскание за нарушение трудовых прав инвалидов, ущерб от его действий оценивался в 126,6 млн рублей.


Нашлись и «свои» инвесторы. Меликов обещал разрешить мусорный коллапс к 1 марта. Уже в конце февраля местные СМИ трубили о достижении врио – в республику приехали аж 20 мусоровозов и два региональных оператора «ЭкоЦентр» и «Инвестпром» в помощь муниципальным коллегам. Что это за компании, узнать не представляется возможным. Зато известно, что такие «подарки» сделал Дагестану Ставропольский край, сенатором от которого Меликов был почти год. Как говорится, без комментариев.


Мертвые души


Сложными и не менее стратегически важными вопросами вакцинации при Меликове занимается в должности министра здравоохранения Татьяна Беляева. Причем ей, судя по специальности – прошла путь от врача-патологоанатома до главврача Республиканского патологоанатомического бюро, больше близки проблемы мертвых, чем живых. Вероятно, отсюда в Дагестане одни из самых низких темпов вакцинации – на сегодня из 800 тыс. жителей прививки сделали не больше 4 тыс. человек. Только в конце февраля было объявлено о массовой вакцинации местных чиновников. Похоже, Татьяна Васильевна не способна уговорить даже коллег. А ведь она фактически обязана должностью мужу – сослуживцу Сергея Меликова, начальнику медицинской службы Северо-Кавказского округа войск Росгвардии.


Еще один близкий к врио росгвардеец, бывший первый замкомандующего Восточным округом войск, Борис Гонцов стал в конце ноября прошлого года мэром Каспийска. Депутаты проголосовали за него единогласно, прекрасно зная, чья это креатура. Практически сразу стало очевидно, что новый градоначальник больше говорит, чем делает. Устроенный разнос местному «Водоканалу», поддержанный бравурным постом в соцсетях, пользователи назвали популизмом, предложив набрать в команду «нормальных специалистов, а то родственник на родственнике сидит». Что вскоре и подтвердилось – со времени «избрания» Гонцова произошло уже два серьезных происшествия. В декабре 2020 года загрязненные стоки попали в источник водоснабжения, питьевую воду в Каспийск везли со всего Дагестана. Совсем недавно в городе произошло массовое отравление, пострадали больше 30 человек, в том числе 26 детей от 3 месяцев до 14 лет. До сих пор чистая вода привозная, да и ее на всех не хватает.


Это четвертый крупный случай с начала 2021 года в масштабах всего Дагестана. В середине января свыше 300 человек отравились в Буйнакске, в начале февраля 64 человека – в Хунзахском районе, в первые дни марта в больницы Махачкалы обратились почти 50 горожан, среди них около 30 детей. Проблему с водой не признавать врио Меликов, естественно, не может. Понятно, что по щелчку всю систему водоснабжения не поменять. Но обеспечить поставки чистой воды жителям в необходимом объеме руководитель региона обязан. Не за счет бюджета, так хотя бы из собственной «прибыли» от торговли должностями.


До сих пор неразрешимыми остается большинство резонансных вопросов. Постоянно происходят отключения электричества, хотя Меликов занимает свой пост с октября прошлого года и должен был быть в курсе всех нюансов подготовки региона к зиме. 23 февраля без света остались 98 населенных пунктов с населением свыше 112 тыс. человек. Но вместо того, чтобы честно признать – да, вовремя ничего не было сделано для предотвращения коллапса, Меликов обрушился с критикой на энергетиков. Не утихают волнения в селе Тарки под Махачкалой, где с начала года произошло уже два убийства активистов, боровшихся с наркомафией. Притом что проблема общая и давняя для всего Дагестана, республиканская власть и правоохранители, судя по всему, только начали заниматься ею. Лично Сергей Меликов заявил, что нужно еще разобраться, действительно ли трагедия связана с противодействием наркодилерам, или это бытовой конфликт. При этом большинство дагестанцев уверены, что без коррупционной составляющей, которая объясняет бездействие правоохранителей, не обошлось, поэтому люди вынуждены бороться самостоятельно, и зачастую ценой собственных жизней.


Премия за коррупционность


На то, что «молодежь у нас умирает от рук наркобаронов», указал недавно депутат НС от КПРФ Марат Асланов – похоже, единственный кто осмелился открыто сказать о творящемся в республике беспределе. Он также говорил и об уже упомянутых проблемах, и о том, что «невиновные журналисты сидят в тюрьмах за свою профессиональную работу», имея в виду Абдулмумина Гаджиева, журналиста оппозиционного издания «Черновик», обвиняемого в финансировании терроризма, по мнению простых дагестанцев, выступающих за скорейшее его освобождение, незаконно. Говорил о том, что к деградации общества привели «продажа мест в детских садах, продажа ЕГЭ в школах, поступление через взятки в вузы, устройство на работу через кумовство и коррупцию». С трибуны парламента Асланов заявил, что слагает с себя полномочия в знак протеста, поскольку не может находится в одном зале с теми, кто «пришли к власти – захватили ее, присвоили, получили по наследству – с помощью противоправных действий, нарушения прав и свобод собственных граждан» и теперь «открыто бесчинствуют». Он не назвал конкретных имен, но было совершенно очевидно, что депутат имеет в виду практически каждого.


По сути, Асланов, на которого уже оказывается давление, в том числе со стороны родственников Хизри Шихсаидова, так что депутат Госдумы от региона Ризван Курбанов призвал Меликова «разобраться в произошедшем», взял ответственность за творящийся беспредел на себя вместо главы Дагестана. К слову, позднее в одном из интервью Асланов рассказал, что пробовал поднять перед Меликовым острый вопрос разворовывания бюджетных 11,8 млрд рублей под видом борьбы с коронавирусом. Но в одиночку добиться внимания врио к проблеме не получилось. Тот же, как уже понятно, ничего менять не собирается. Так, Меликов оставил Малика Баглиева министром строительства и ЖКХ, несмотря на то, что тот считается главным виновником неисполнения важнейших социальных проектов – из года в год Дагестан возвращает в федеральную казну миллиарды не освоенных средств. Его жестко и регулярно критиковал предшественник Меликова Владимир Васильев, который прямо предупреждал Баглиева – «в будущем может оказаться, что уже не вы будете решать эти задачи». А теперь, оказывается, его кандидатура полностью устраивает «принципиального» Меликова, что он даже взял министра с собой в Москву на Дни Дагестана в Совфеде. К слову, мало того, что эти «дни» были не запланированы – писали, что врио главы Дагестана «влез вне очереди», так Меликов, следуя по проторенной дорожке своих предшественников, снова просил увеличить федеральное финансирование. При этом на большинство упомянутых им проектов деньги выделялись и ранее и не раз, как например, на развитие Дербента, совершенствование системы водоснабжения, переселение из оползневых районов – т.е. по сути, все они уже, минимум, раз были провалены тем же Баглиевым.


Похоже, близка генералу и позиция министра МВД Абдурашида Магомедова. Меликов, поговаривают, даже живет в доме главного республиканского полицейского, который бессменно занимает свой пост уже больше десяти лет. Объясняется просто – Магомедову покровительствует Сергей Ченчик, который одно время руководил ГУ МВД по СКФО. А в 2016 году занял пост заместителя главы Росгвардии – уже по протекции Меликова, с которым Ченчик вместе учился в академии Фрунзе. К слову, самого своего друга врио, предполагалось, тоже трудоустроит на хорошую должность, как и еще с десяток генералов, уволенных из Росгвардии после громкого коррупционного скандала с хищением на поставках обмундирования. В республике уже пристроено немало бывших росгвардейцев, с барского плеча Меликова получивших миллионные премии, причитавшиеся по итогам года их предшественникам.


Размер бонусов внушает – от 0,5 до 3 млн рублей. Ими генерал «одарил» и своего протеже Алексея Гасанова, получившего помимо 1,5 млн премии еще и свыше 1,6 млн рублей зарплаты в декабре, что превысило среднегодовую почти в 17 (!) раз. Критикуемый за безответственность и полнейшую профнепригодность глава минстроя Баглиев получил 2 млн рублей. 3 млн рублей – это премия оскандалившегося и потерявшего все границы спикера Хизри Шихсаидова, которого Меликов даже побоялся брать с собой в Совфед на Дни Дагестана (блогеры саркастически писали - «потерял в аэропорту»), еще 707,5 тыс. рублей составила его декабрьская зарплата – более чем в 5 раз выше средней. По полмиллиона бонусов и повышенные в разы зарплаты получили первый заместитель Шихсаидова Сайгидахмед Ахмедов – тоже далеко неоднозначная фигура в Дагестане, и еще три вице-спикера.


Вероятно, прикормленными и коррупциоемкими подчиненными управлять, по логике врио Меликова, проще. Когда на каждого – мешок компромата, одним шантажом можно добиться беспрекословного исполнения любого приказа. Как в армии: не отжался положенное число раз – на гауптвахту. Уже и «командир штрафной роты», видимо, определен – в лице верного Алексея Гасанова. К нему, согласно новой инструкции по делопроизводству, будет стекаться вся информация о деятельности исполнительной власти. Теперь все ее действия должны согласовываться непосредственно с Сергеем Меликовым – правовое управление главы региона наделяется полномочиями выше председателя правительства РД. Фактически этим документом устанавливается тотальный контроль над всеми ветвями власти. Опасный прецедент, ставящий «на стоп» задачи, требующие оперативного вмешательства, что неминуемо парализует управленческую систему и вслед за ней и жизнедеятельность всего региона. По сути, не просто вводится запрет на любое альтернативное главе Дагестана и его ближнего окружения мнение – в отдельно взятом субъекте федерации устанавливается диктатура одного человека. А главное – ситуация с коррупцией и клановостью усугубляется еще больше.


Одно ясно – чаша терпения дагестанцев переполнена настолько, что одно неверное действие со стороны врио главы Дагестана или любого из его ставленников может привести к массовым протестам. И наличие большого числа «краповых беретов» во власти этот ураган не остановит. Но очевидно также и то, что менталитет человека, восхождение которого по карьерной лестнице неизменно сопровождали коррупционные скандалы с участием его близкого окружения, который сам плоть от плоти сложившейся клановой системы, никакими высокими должностями не изменить. И очередная «проверка на прочность» может оказаться фатальной не только для отдельно взятой республики, но и для страны в целом. Люди устали от беспредела губернаторов, воспринимающих вверенные им регионы, как личную собственность.

 

Первая публикация - издание Московский Монитор

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter