Гонка на финиш

Захару Прилепину не позволили быть общественным защитником Олега Сорокина
 
В Нижнем Новгороде начинается суд над бывшим главой этого города Олегом Сорокиным. Ему инкриминируются эпизоды 14-летней и 5-летней давности, по каждому из которых суды уже вынесли приговоры, вступившие в законную силу. Несмотря на это, Сорокина арестовали 19 декабря 2017 года и вот уже в пятый раз продлили срок содержания под стражей до 1 апреля 2019 года.

Назад в 2004-й
 
Вместе с Сорокиным на скамье подсудимых бывшие старшие офицеры МВД Евгений Воронин и Роман Маркеев. Именно они в 2004 году раскрыли покушение на Сорокина, в ту пору – молодого предпринимателя, построившего в Нижнем Новгороде первый торговый центр европейского уровня. 1 декабря 2003-го машина Сорокина была расстреляна из автомата, а сам он чудом остался жив, получив три пулевых ранения. Общественность и власти требовали скорейшего раскрытия преступления.
 
Но прорыв в расследовании покушения произошел только через пять месяцев, когда охранник бывшего делового партнера Сорокина Михаила Дикина некий Александр Новоселов дал показания, изобличавшие его шефа. Через некоторое время Михаила Дикина, занимавшего на тот момент пост заместителя председателя Заксобрания Нижегородской области, а также его брата, служившего в милиции, арестовали и судили за организацию покушения на Сорокина. Обвинительный приговор был утвержден всеми судебными инстанциями, и оба брата отбыли длительные сроки.
 
Вот только Новоселов заявил, что его вынудили дать показания, и что действия милиции, оформленные должным образом как оперативно-следственный эксперимент, больше походили на похищение свидетеля. Именно за этот эпизод сегодня судят Воронина, Маркеева и Сорокина.

«Секретные материалы»
 
На слушании говорилось и о проблемах  с ознакомлением обвиняемых и их защитников с материалами дела, составляющими около 80 томов документов и более ста часов аудиозаписей телефонных и живых разговоров. На предварительном слушании и обвиняемые, и их адвокаты заявили, что времени, выделенного на ознакомление с материалами, им не хватило. Так, Сорокин читал документы ровно столько, сколько ему позволял следователь, который привозил тома дела в СИЗО. А единственный адвокат Воронина и вовсе получил материалы дела за несколько дней до предварительного слушания. Но это не помешало суду принять решение о скорейшем начале рассмотрения дела по существу. Как будет дальше решаться вопрос с ознакомлением обвиняемых с делом и будет ли решаться вообще, пока неизвестно.
 
Не смутил судью и тот факт, что в обвинительное заключение не включена позиция защиты, что по закону должно быть сделано. По словам адвоката Сорокина Михаила Бурмистрова, защита подробно письменно изложила свою позицию и передала этот документ следователю. Но следователь ограничился кратким изложением некоторых тезисов защиты, сопроводив это изложение собственными комментариями.
 
Адвокат также сообщил, что следователь отказал в ходатайстве о включении в обвинительное заключение более двадцати свидетелей защиты, которых просили вызвать в суд для подтверждения позиции, отстаиваемой обвиняемыми. Также не включены в обвинительное заключение и восемь экспертов, проводивших по делу различные экспертизы. При этом в суде было заявлено, что в настоящее время нет возможности убедиться в фактическом существовании этих лиц. Не очень понятно в чьем существовании сомневается суд, поскольку часть лиц, о которых заявляла защита, ранее были допрошены следователем, а эксперты проводили по делу экспертизы.  
 
Не помешало начать процесс и отсутствие четкого указания места преступления. Адвокат Дмитрий Артемьев указал на предварительном слушании, следователь определяет место преступления, измеряя расстояние от перекрестка трассы М7 и трассы Нижний Новгород – Балахна, но такого перекрестка не существует, поскольку эти дороги вообще не пересекаются.

«Такой-сякой писатель Прилепин»
 
Громкой новостью предварительного слушания стал отказ писателю Захару Прилепину, ходатайствовавшему об участии в суде в качестве общественного защитника Олега Сорокина. Его даже слушать не стали. Прилепин полдня просидел на скамейке в коридоре суда, привлекая внимание сотрудниц аппарата, старавшихся почаще проходить вблизи знаменитости, и ушел, разразившись недоуменными постами в соцсетях и пообещав следить за ходом процесса: «Адвокаты заявили ходатайство: может ли зайти такой-сякой писатель Захар Прилепин. А им говорят: не надо его. Мало ли что. Ну, как хотите. Я и отсюда всё вижу»
 
 Прилепин полдня напрасно прождал в коридоре суда. Фото Андрея Абрамова

«Суд это у нас что? – вопрошает Захар Прилепин. – Суд – это не заказные фильмы по телику. Это, не поверите, состязательность сторон. Если есть состязательность сторон, то не очень ясно почему следователь не включил в обвинительное заключение более 20 свидетелей защиты. Свидетели защиты есть, а следователь говорит, что они не нужны. Ему только свидетели обвинения нужны».
 
Даже если сделать скидку на возмущение Прилепина, впрочем, вполне понятное, то перекос в сторону обвинения все равно останется заметным, во всяком случае на старте процесса.

«Суд аврального режима»
 
Хотя этот старт уже заставляет задуматься и о финише. Достаточно сказать, что в первый день предварительное слушание длилось около 8 часов, а во второй – больше двенадцати, и закончилось только в одиннадцатом часу вечера.
 
– Все обвиняемые имеют многочисленные хронические заболевания и подобный «режим работы» вкупе с тем, что к себе в камеры они попадут только глубоко заполночь, не может не сказаться на их здоровье. – сказал Михаил Бурмистров. – В связи с этим защита неоднократно просила объявить перерыв и перенести окончание предварительного слушания на другой день, чтобы закончить его в рабочем, а не в авральном режиме. В какой-то момент «сломался» даже потерпевший Новоселов, заявив, что уже не совсем понимает, что происходит и также просит объявить перерыв. Одна лишь судья оставалась непреклонной. 
 
«Гонка на финиш», – так охарактеризовал происходящее один из участников процесса.
 
Главным итогом слушаний стало отклонение судом всех ходатайств защиты, на основании которых дело могло быть возвращено прокурору для доработки. При этом суд удовлетворил ходатайство прокурора о продлении всем троим обвиняемым срока содержания под стражей до 1 апреля 2019 года. Рассмотрение дела по существу начнется 26 ноября.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter