Молчание Рашкина

Депутат Госдумы, первый секретарь московского горкома Валерий Рашкин в предвыборный год развил невиданную доселе активность. Иногда кажется, что нет ни одного информационного повода, который политик не удостоил бы своим комментарием. В сферу интересов Рашкина входит все – от драк футбольных болельщиков в Марселе до «обнаглевшей «золотой молодежи».

Отдельной статьей депутатской активности является направление депутатских запросов в Прокуратуру и Следственный Комитет РФ. Например, на днях он попросил проверить причастность своего коллеги по нижней палате к «реализации мошеннической схемы по приватизации ЮКОСа».

Неудивительно, что решительность по такого рода вопросам принимается за принципиальную позицию не только избирателями, но и однопартийцами. Поэтому неудивительно, что в конце мая руководитель фракции КПРФ Волгоградской городской Думы Евгений Шаманаев сделал депутатский запрос на имя Рашкина, в котором рассказал о переданных ему на встрече с избирателями публикациях СМИ, в которых говорится о многочисленных махинациях в компании «Транснефть». По следам этой встречи волгоградец решил обратиться к Валерию Федоровичу, как человеку, зарекомендовавшему себя в качестве последовательного обличителя коррупции.

По мнению Шаманаева, публикации прессы свидетельствуют о том, что коррупция процветает в «Транснефти» – компании с государственным участием. Причем основная масса мошеннических схем, по его словам, направлена на личное обогащение главы компании – Николая Токарева.

Волгоградский депутат рассчитывал на то, что Рашкин обратится в Прокуратуру и Следственный комитет с требованием проверки фактов, изложенных в СМИ в отношении Токарева и «Транснефти». Но Валерий Федорович почему-то никуда обращаться не стал. Обращение своего волгоградского коллеги он попросту проигнорировал.

Из-за молчания Рашкина по поводу «Транснефти», возникают серьезные сомнения насчет искренности его публичной активности. Не является ли лоббирование депутатом тех или иных вопросов следствием личной заинтересованности и ангажированности? Или Валерий Федорович просто боится выступить против злоупотреблений в таких структурах как крупнейшая транспортная монополия? Значит ли это, что его забота о гражданах весьма избирательна, а с коррупцией он предпочитает бороться только там, где безопасно?

В практике пиарщиков существует такое понятие как «блок». То есть запрет критики той или иной компании. Обычно он устанавливается в СМИ за деньги, но, как видим, может существовать и у политического деятеля. Не исключено, что именно такой «блок» в отношении «Транснефти» стоит у Рашкина.

Не хотелось бы думать о том, что такой уважаемый политик как Валерий Федорович выполняет заказ по выгораживанию одних структур и травле других. Именно такую тактику использует блоггер Навальный, к сотрудничеству с которым, по сообщениям «Московского комсомольца», призывал собственную партию Рашкин.

Возникает закономерный вопрос. Если первый секретарь московского горкома занимается по сути гринмейлом (корпоративным шантажом) и отказывается сигнализировать правоохранительным органам о конкретных случаях коррупции, то что он делает в рядах компартии?

Очевидно, что такая выборочная позиция Рашкина в отношении коррупционеров никак не сочетается ни с имиджем партии, ни с ее идеологией, утверждающей ценности народовластия и социальной справедливости.

 

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter