О любви и фантазии

Патриотизм – это любовь к своей стране, своему народу. Это чувство порождает особый комплекс образов и представлений, похожий на отношение к близкому человеку. Гордость, жалость, сочувствие, стремление найти у объекта своей любви как можно больше достоинств. Нежелание замечать недостатки. Готовность к самопожертвованию. Деятельное желание приносить пользу.

Патриотическое мировосприятие, как и всякое восприятие любимого любящим, красочно, иррационально, зачастую противоречиво. И непонятно для посторонних. Они всего этого часто не видят. И видеть не могут. Потому что любят другое.

Любовь к своему народу, отождествление себя с ним, может дать колоссальный взлёт созидательной активности. Активности во всех сферах жизни. Окрылённый национальным чувством, человек может превзойти самого себя, стать выше своих скромных возможностей и потребностей. Именно так созидались великие цивилизации. Этому неудержимому порыву энергии обязаны своим появлением и военные победы, и внутренне укрепление держав, и стремительный рост культуры.

Такие плоды даёт патриотизм в крепнущих, находящихся на подъёме народах. Таковы были римляне времён республики и русские допетровского периода.

Когда народы проживают своё историческое время и идут к закату, национальное чувство часто начинает работать против них самих. Оно порождает ложную самоуспокоенность. Успехи великих предков их невеликие и ленивые потомки полубессознательно присваивают себе. И думают, что будут так же успешны, как и предки. Национальная гордость превращается в самолюбование на пустом месте. Люди пытаются ощутить себя великими, ничего для этого не делая. Они чужды всякому созиданию и очень часто сами губят свою страну и свой народ. Но при этом чувствуют себя в высшей степени достойными людьми. Только потому, что иногда любуются сделанным собственными предками. А сами отнюдь не пытаются быть на них похожими. Примеряя на себя великое прошлое, они на время отрешаются от неудобной действительности. Но никак не пытаются её изменить. В пошлом они ищут забвение от своих вполне реальных страхов. Вместо того, что бороться с опасностью, её предпочитают не замечать. Поэтому катящиеся в пропасть предаются мечтам о будущем благополучии и великих победах. Так римляне на кануне падения своей империи рассуждали о её величии и незыблемости. Многие современные русские говорят, что вот-вот поднимутся и всё в национальной жизни исправят, победят всех врагов. Но говорящие и пишущие об этом очень часто в реальной жизни не желают шевельнуть и пальцем. Для страны для своих соотечественников. Иногда даже для своих близких. Не говоря уже о великих подъёмах и победах.

Но есть и желающие действовать. Они тоже очень часто ошибаются.

Опираясь на патриотическое восприятие своего народа, деятельный и неравнодушный человек может поставить ложные цели. Чаще всего о ни вытекают из завышенных ожиданий и надежд. Которые возлагаются на своих соотечественников. Патриоты часто апеллируют не к своим реальным нынешним соотечественникам. А к их героическим предкам, которые уже давно истлели под могильными памятникам. Неучёт непрерывных изменений в менталитете народа приводят к тому, что честные и деятельные патриоты призывают в пустоту, действуют в расчёте на поддержку умерших века назад пращуров, а не своих современников.

Взять хотя бы непрерывный многолетний вопль о возрождении духовности, о возврате к традиционным стародеревенским ценностям. О многом вопят и вопили абсолютно верно. Но кто слушает эти вопли? Реально почти никто. У людей абсолютно другие интересы. И ценности.

Или взять технократическую консервативную утопию С.Е Кургиняна о «неомодерне». Всё складно и технологично. Вопрос в одном. В людях. Нужны мудрые и бескорыстные руководители, жертвенные и твёрдые исполнители. Опять-таки бескорыстные. Но где их взять? Такие люди с избытком были при Сталине. Теперь их почти нет. Такие качества, как жертвенность, целеустремлённость, вера в высшие ценности веками воспитывались в русских коллективах выживания. Но тот же Сталин эти коллективы активно разрушал. Больно независимы были. Теперь таких коллективов нет. Соответственно, необходимые качества никто и нигде не прививает.

Сначала надо бы коллективы выживания возродить, а потом уже на их основе строить планы. Реалистические, учитывающие реальных людей и реальные тенденции. А отнюдь не фантомы.

Настоящий националист видит реальные качества своих соотечественников. И на основе этих качеств делает прогнозы. И составляет планы о том, как его народу лучше всего жить. Или выживать.

Сейчас структура русского народа практически разрушена. Причём разрушена изнутри. И надо прежде всего заниматься её восстановлением. Точнее в наших условиях – строительством заново. А уже воссозданная структура может служить для исполнения каких-либо масштабных планов. Сейчас, стремясь предвидеть будущее русских, надо быть как можно более рассудительным реалистом. Нельзя поддаваться самообману. Потому что в нынешней ситуации он для русских смертельно опасен.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter