Оранжевый секонд-хэнд

На днях в Уфе состоялся очередной форум национально-культурной международной общественной организации «Всемирный курултай башкир» (ВКБ). Ставшее традиционным мероприятие, приуроченное к народному празднику сабантую, могло бы стать хорошим вкладом в развитие культуры и общественных связей республики. Если бы не целый шлейф скандалов, связанных с подготовкой и проведением курултая.

Цепочка скандалов началась еще в декабре, на заседании Исполкома ВКБ, где при участии и под давлением министра культуры Башкортостана Илишева фактически произошла подмена национально-культурных целей организации целями национал-политическими. Особо пикантно из уст министра культуры звучали разухабистые комментарии в адрес различных национальностей, особенно татар. Но не менее смачные выражения были использованы и в адрес башкир из других регионов, заподозренных в близости к татарам.

Например, саратовское башкирское землячество было описано министром культуры так, что вспомнился анекдот про прачечную: «Параллельно все вы члены Всемирного конгресса татар, и здесь вы и там. Какой ногой где стоите, не знаю… а над пропастью висят гениталии». Это показательный штрих к вопросу о заявленной устроителями ВКБ цели «этнической консолидации».

Причина подмены культуры национализмом и грубого вмешательства республиканской власти в деятельность этнокультурной общественной организации прояснилась лишь полгода спустя, в июне 2010 года, когда на третьем съезде ВКБ прозвучали, якобы от имени всех башкир, требования к федеральному центру не допустить пришествия «варягов» на княжение в Уфе.

Фактически речь идет о шантаже федеральной власти, которая за год до истечения срока полномочий президента республики М.Рахимова просто обязана начать подбор кандидатов на замену. Причем в качестве средства шантажа используются немудреные политтехнологи, заимствованные из арсенала обанкротившихся «оранжевых» политиканов из Киева.

Сходство методов и даже речей политиков, разыгрывающих карту этнического национализма, просто поражает. Украинские «свидомые» точно так же, как «министр культуры», привыкли делить не только сограждан на высший и низший сорт по этническому признаку. И сами этнические украинцы, особенно проживающие за пределами Галичины, неизбежно ранжируются по степени этнической полноценности. Но разве не этим же занят «министр культуры» и подобные ему «оранжоиды» в окружении Рахимова?

Одной рукой башкирская власть стремится во время переписи записать в башкиры людей других национальностей, в первую очередь татар. При подготовке «Всемирного курултая» для представительности использует связи более мощной татарской диаспоры в зарубежных странах. Но при этом другой рукой немедленно записывает часть башкир в сомнительные, не заслуживающие доверия. Такова ущербная логика национализма, выстраиваемого не на основе принадлежности к культуре, а на измерении черепов или степени приближенности к вождю. Между тем вовсе не назначение «варяга» может унизить культурную нацию башкир, а именно такого рода отношение к ней – как к отсталому родо-племенному образованию.

Одним из самых скандальных моментов прошедшего Курултая стало оглашение приветствия президента России не в начале работы, а во второй половине. Это нужно назвать не случайностью, а только сознательным демаршем. Ведь в приветствии Медведева содержалось вполне ожидаемое пожелание успехов в деле развития башкирской культуры. Но эта задача – формирование гражданской цивилизованной нации на основе развития культуры – не то что не соответствует, а прямо противоречит разрушительным политическим технологиям этнического национализма.

Используемый в основном докладе термин «этническая консолидация» (всех башкир) выглядит буквально как списанный из конспекта речей Ющенко или Бандеры, а те в свою очередь учились у известных классиков нацизма. К счастью, этот опасный европейский вирус на наших евразийских просторах быстро хиреет и в ослабленном виде вызывает только здоровый смех, а после небольшого и недолгого недомогания – укрепление культурного организма.

Не вызывают никаких иных эмоций, кроме смеха пополам с брезгливостью, и исторические опусы галичанских этнонационалистов о «древних украх», заселявших просторы всей Евразии и заодно Атлантиды.

Но разве не теми же вилами писана резолюция Курултая, призывающая усилить связи с соотечественниками из так называемого «исторического Башкортостана»? Судя по «историческим» опусам идеологов националистов, «исторический Башкортостан» включает в себя всю территорию Поволжья, Урала и Сибири, на которых когда-то кочевали древние племена общих предков многих народов России. Сами же этнически продвинутые исследователи до сих пор спорят, были ли среди предков башкир только тюркские и уральские племена, или же башкир следует считать также и прямыми потомками древних арийцев. В этом случае территория «исторического Башкортостана» рискует совпасть с территорией расселения «древних укров».

К сожалению, все эти политические и исторические изыскания этнонационалистов, не имеющие популярности у взрослого населения республики, легко воздействуют на часть башкирской молодежи, особенно из числа приехавших в Уфу учиться из отдаленных горных районов юга Башкирии. В работе со студентами и молодежью отдаленных башкирских сел националисты в окружении Муртазы Рахимова также откровенно копируют методы и стиль киевских «оранжевых», делавших ставку на недоученных студентов и сельских жителей из западноукраинских горных районов. Более того, в распоряжении правоохранителей есть свидетельства обмена опытом между экстремистски настроенными молодыми националистами из Башкирии и крымско-татарскими союзниками «оранжевых».

Так же, как и в Киеве накануне «оранжевого переворота», в электронных и печатных СМИ на башкирском языке, финансируемых из республиканского бюджета, фактически проводится пропаганда против политики федерального центра и федеральных законов. Наибольшей критике подвергается работа правоохранительных органов по борьбе с экстремизмом и разжиганием национальной розни. Передовым отрядом в этой идейной борьбе националистов с федеральными правоохранителями выступает так называемый «Союз башкирской молодежи», основателем и идеологом которого является Идельбаев А.М., трудоустроенный М.Рахимовым на должность замруководителя управления по делам печати при правительстве республики. При этом по Уфе ходит видеозапись состоявшейся в 1996 году встречи Идельбаева с главарями чеченских боевиков Масхадовым и Басаевым, где представитель башкирских националистов говорит о поддержке борьбы чеченских сепаратистов с Россией и сообщает о гуманитарном грузе в их адрес.

Характерным для ситуации является тот факт, что признаваемый руководством республики и активно участвующий в Курултае «Союз башкирской молодежи» нигде не зарегистрирован как общественное объединение, в государственном реестре юридических лиц не значится. Тем не менее именно в выступлении на Курултае зампредседателя СБМ Ф.Багаева прозвучали фактически призывы башкирской молодежи к сепаратизму. Например, прозвучал такой пассаж: «Я также заявляю, что Россия, где верховная власть не замечает или не хочет замечать, как определенные финансово-политические группировки бездумно используют свое влияние на некоторые силовые структуры в регионах для решения своих задач, а те позволяют себя использовать, – это не та Россия, где мы хотели бы жить!»

Все эти нарочито выставляемые напоказ признаки «оранжевого» родоплеменного подхода (не столько к истории, сколько к политике) нарочито выставляются частью окружения Рахимова напоказ, в качестве страшилки для федерального центра. Мол, если вы нам предложите «варяга», мы вам устроим какую-нибудь «цветную» заварушку. Оно вам в Кремле надо, чтобы в Уфе стало, как в Бишкеке?

Ответ ведь заведомо известен: никому это не надо. Но больше всего это, как на телевизионной картинке из Оша, не нужно самим башкирам, всем жителям республики. Это лет пять назад, когда киевский «оранжад» был еще в моде, а Грузию с Киргизией еще не постигли разрушительные последствия цветочных переворотов, можно было бы агитировать народ на нехитрое дурное дело. Но именно потому, что башкирская нация – культурная, трудно ожидать, что она вдохновится новостной картинкой из Киргизии.

Мотивы, движущие частью окружения Рахимова, вполне очевидны. Главе республики уже далеко за семьдесят, он самый старый не только из глав субъектов Федерации, но и вообще самый старый из государственных деятелей в России. Поэтому лозунг «не допустим варягов» имеет вполне понятный смысл: требуем назначить преемником кого-то из нас, ближайших помощников Рахимова, чтобы сохранить наш статус и не выносить лишний сор из нашей избы.

Но вот вопрос, который возникает при сопоставлении ситуации в Уфе и соседней Казани: Почему же это Минтимеру Шаймиеву удалось без всяких скандалов и «оранжевых» курултаев договориться с федеральной властью о преемнике из числа ближайших соратников?

Может быть потому, что президент Татарстана проводил немного другую кадровую политику и опирался на надежных людей? Или, может быть, потому, что Шаймиев не приватизировал нефтегазовый комплекс республики, а развивал его в государственной собственности?

В таком случае, наверное, не федеральный центр будет виноват в том, что в ближнем окружении Рахимова нет достойных кандидатов. Это ведь не из Москвы в Уфу изгоняли и клеймили вослед любых набравших сравнимую с Рахимовым популярность башкирских политиков. И наверное, не федеральный центр виноват, что нефтегазовое достояние республики было приватизировано в интересах одного-единственного клана.

Попытка шантажировать Кремль, разыграть этнонационалистическую «бледно-оранжевую» карту свидетельствует только о слабости позиций башкирских «ющенко» в окружении башкирского «кучмы». Максимум, чего можно достичь на этом пути, – это предотвратить досрочную отставку главы республики по причине видимого отсутствия вменяемых людей в окружении. То есть, скорее всего, хитрый старый лис просто по старой привычке использует подручных в своих личных целях, не заботясь об их политическом будущем.

Остается лишь один вопрос: а какая, собственно, разница – уходить в отставку осенью 2011 года или годом раньше? Наоборот, можно было бы взять пример с М.Шаймиева и договориться с федеральным центром об условиях ухода и преемнике.

Последние слухи из ближайшего окружения Урала Муртазовича Рахимова проливают свет и на этот вопрос. Согласно домыслам недоброжелателей, в очередной раз между отцом и сыном возникли серьезные разногласия по коренному вопросу: где держать деньги, вырученные за перепродажу нефтегазового комплекса республики. Сын не хочет рисковать и выступает за скорейший перевод денег за рубеж, в то время как отец выжидает, надеясь договориться с федеральным центром о гарантиях и преемнике из своего клана.

Авторитет президента Рахимова в большей части преимущественно сельского населения республики держится в том числе и на его постоянных заверениях, что деньги от приватизации ТЭКа остаются в республике и работают на ее экономику. Эти слова в целом соответствуют реальности, пока сам Рахимов является гарантом сохранности вырученных для семейного клана средств, порядка 2-3 миллиардов долларов.

Нужно заметить, что преднамеренно запутанная история фактически бесплатной приватизации республиканских активов, в том числе нефтегазового комплекса и банка «Уралсиб», постоянно сопровождается скандалами и противоречащими друг другу решениями судебных инстанций. То есть в любой момент каждое решение о приватизации или о перепродаже активов может быть отменено. Это и есть главный рычаг влияния Рахимова на крупных инвесторов и бенефициаров, в том числе и на собственного сына. Именно поэтому политическая интрига с заменой старейшего руководителя республики обещает быть столь же скандальной, как и его долгое правление.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
  • Самое читаемое
  • Все за сегодня
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter