Современные инквизиторы на ниве малого и среднего бизнеса

Правовая база удушения бизнеса

В приснопамятные времена 1930-х «врагов народа», как и «врагов церкви» в эпоху средневековой инквизиции, сажали в тюрьмы и казнили по сфабрикованным доносам и подмётным письмам - наветами подменялось законодательство. «Электорат» при этом держали в постоянном страхе, а борьба с врагами идеологически прикрывалась необходимостью строительства светлого будущего, хотя истинные мотивы были более приземлёнными и обычно касались меркантильных интересов тех или иных лиц и сообществ.

Вирусы инквизиции, как и возбудители многих инфекционных заболеваний, живут веками, мимикрируя и превращаясь в родственные штаммы. Принципы достижения личных интересов некоторые нынешние чиновники не выбросили на помойку истории, а модернизировали лишь средства их реализации и изменили идеологическое прикрытие своих истинных намерений. Сегодня жертвами произвола современных инквизиторов нередко становятся люди, создававшие с нуля производство той или иной продукции. Большей частью ими оказываются слабо защищённые представители малого и среднего бизнеса.

Основная цель современных инквизиторов – коррупция. Для ее достижения оказалось целесообразным не сажать в тюрьмы или убивать бизнесменов, а заставить их «добровольно делиться». Осознанная необходимость такой дележки возникает при наличии постоянной угрозы уголовного преследования. Для этого потребовалось фабриковать не доносы, как прежде, ведь государство наше правовое, а подзаконные нормативно-правовые акты, ложно истолковывая законы и добиваясь внесения в них неоднозначных, а зачастую откровенно противоправных положений и норм.

Все это напоминает запрещенную охоту на животных с использованием всякого рода ловушек – капканов, замаскированных ям и пр. В результате бизнесмены оказываются в положении постоянных нарушителей чего-либо, попадают в расставленные силки и вынуждены всё время «отмывать» навязываемые им грехи. Стоимость «отмывания» закладывается в себестоимость и цену производимой продукции, порождая дополнительную ценовую инфляцию, конкурентоспособность продукции и платежеспособный спрос на нее падают, вынуждая товаропроизводителей сворачивать дело.

Свою самодеятельность чиновники прикрывают декларациями о необходимости строительства светлого будущего, на сей раз рыночного, и, конечно же, заботой об интересах государства и общества. Однако, на самом деле, участники этой самодеятельности пекутся о себе и своём бизнесе, именуемом коррупцией. Понятие это толкуется узко, как получение взятки госслужащими. На мой взгляд, более полное правовое толкование коррупции следует из п. 3 ст. 35 Конституции России, под которой следует понимать внесудебное отчуждение собственности – денежных средств и/или имущества юридическим или должностным лицом в корыстных целях.

Руководство таким сложным делом не может быть работой по совместительству. Поэтому фабрикуемые нормативно-правовые акты чиновники одновременно ориентируют и на имитацию своей основной деятельности, чтобы ни за что не отвечать. Получение зарплаты за имитацию служебных обязанностей (многочисленные совещания, надуманные конференции, обман, отписки и пр. – расхожие для этого средства) следует рассматривать как разновидность коррупции.

В нее вовлекаются и некоторые недобросовестные сотрудники милиции и правоохранительных органов. Для них разоблачение несуществующих преступлений в сфере малого и среднего бизнеса, руководствуясь сфабрикованными чиновниками нормативными документами, также является формой имитирования служебной деятельности. Нередко делается это по наводкам самих чиновников, которые ставят нормативно-правовые капканы. Ведь ловить бандитов намного опасней, нежели гробить тот же малый и средний бизнес. К тому же быстро растет число раскрываемых преступлений, идут внеочередные чины и награды…

Благодатная почва для возникновения и процветания таких коррупционных, нередко вертикально интегрированных, сообществ имеется в наукоёмких отраслях, где требуются специальные знания и поэтому легче дурить головы законодателю, собственному начальству и контролирующим органам. Масштабным коррупционным проектом явилась «реформа» электроэнергетики, направленная фактически на вымогательство денег у государства и потребителей и разрушение электроснабжения страны (см. «некролог к кончине РАО «ЕЭС России». - «Промышленные ведомости» № 4, апрель 2008 г.).

Большие коррупционные возможности созданы «реформой технического регулирования», с началом которой экономика страны лишилась значительной части нормативно-технической базы (см. «Закон «О техническом регулировании» развала российской экономики. Проплаченный стриптиз перед вступлением в ВТО» и «Распиливание бюджетных средств по Закону «О техническом регулировании». – Промышленные ведомости № 9, сентябрь 2007 г. и « 6, май 2008 г.)

Большой потенциал для коррупции создан, к примеру, и в сфере метрологии, или, точнее, области метрологического контроля (надзора).

Лицензированная коррупция

Метрология, если толковать это понятие несколько упрощённо, наука об измерениях. Как известно, научными исследованиями во всём мире занимаются соответствующие научно-исследовательские и конструкторские организации. Однако метрологии в нашей стране как никакой другой научной дисциплине почему-то уделено особое внимание правительства. Состоянием дел в этой сфере озабочены Федеральное агентство по техническому регулированию и метрологии (Ростехрегулирование) и Минпромторг. На самом же деле эти органы исполнительной власти заняты не научными метрологическими изысканиями, а им поручены организация в стране единства измерений и контроль за его соблюдением. Это во многом административная и организационная работа, которую образно можно сравнить с вождением автомобиля и созданием для его движения нужной инфраструктуры.

Однако начальники метрологической службы оказались плохими водителями, к тому же сознательно исказившими принятые правила движения и нарушающими их. В результате наносится громадный ущерб экономике страны и её безопасности. При этом по наветам чиновников от метрологии и согласно их «законодательству» ряд руководителей приборостроительных предприятий привлекли к уголовной ответственности. Этому способствует и Федеральный закон «О лицензировании отдельных видов деятельности» (далее - Закон «О лицензировании»), которым, в частности, регламентировано лицензирование изготовления и ремонта средств измерений как вида деятельности, причем без указания конкретных устройств.

Надо полагать, законодатель и органы, контролирующие законотворчество, не были осведомлены о порядке принятия к эксплуатации средств измерений, а те, кто готовил эту часть упомянутого Закона, видимо, сознательно воспользовались их незнанием. Дело в том, что после разработки любое средство измерения обязательно проходит государственные испытания, затем оно вносится в соответствующий государственный реестр, и выписывается сертификат об утверждении этого типа устройства. После изготовления или ремонта средство измерения, используемое в сферах государственного регулирования единства измерений, обязательно поверяется уполномоченной на то специальной организацией. В остальных случаях об этом должен позаботиться сам потребитель, которому нужен исправный прибор.

Замечу, при поверке подтверждается соответствие средства измерения характеристикам, которые записаны в упомянутом сертификате. Спрашивается, кто при таком контроле соответствия запустит производство негодных измерительных устройств? Даже если поверитель окажется недобросовестным, некачественное средство измерения потребитель возвратит его изготовителю. Поэтому лицензирование производства и ремонта средств измерений при последующем независимом контроле их качества – дело совершенно бессмысленное, да и сама лицензия выдаётся непонятно на что. И вот почему.

На 30 июля с. г. в Государственном реестре было зарегистрировано свыше 41 тысячи наименований средств измерений. Они различаются видами измеряемых величин, принципами действия и построения, технологиями изготовления и рядом других существенных признаков. Это могут быть простейшие приборы типа ртутного термометра и сложные измерительные системы, насчитывающие сотни измерительных датчиков, в составе которых есть каналы связи и ЭВМ.

Совершенно очевидно, ни одно предприятие не в состоянии освоить производство всего многообразия существующей номенклатуры измерительной техники. Поэтому лицензирование её производства и ремонта как вида деятельности звучит аналогично получению прав на эксплуатацию всех видов транспортных средств: автомашин, самолётов, вертолётов, поездов, транспортёров, трубопроводного транспорта, тракторов, мотоциклов и др. Иначе говоря, подобная лицензия – пустая бумага.

Однако в Законе «О лицензировании» в п. 93 части 1 ст. 17 записано однозначно: лицензируется «деятельность по изготовлению и производству средств измерения» без каких-либо указаний на их вид.

Правда, в ст. 9 этого Закона говорится, что получатель лицензии должен представить копии документов, свидетельствующих о наличии у него возможности выполнения лицензионных требований и условий. Перечень документов должен определяться Положением о лицензировании конкретного вида деятельности.

В таком Положении, утверждённом правительством, которое касается средств измерения, в качестве лицензионных требований и условий, в частности, указаны «наличие помещений и оборудования, необходимых для осуществления лицензируемой деятельности, соответствующих установленным к ним требованиям», а также «соблюдение лицензиатом технологий изготовления и ремонта средств измерений в соответствии с установленными требованиями».

Согласно семантике русского языка в первом из условий - «наличие помещений и оборудования, … соответствующих установленным к ним требованиям», эти требования, очевидно, относятся к помещениям и оборудованию. Иначе говоря, помещения должны, в частности, удовлетворять требованиям пожарной безопасности и охраны труда, а оборудование – техническим условиям его изготовителя, что является общим правилом в любой производственной деятельности.

Что же касается «соблюдения технологий изготовления и ремонта средств измерений в соответствии с установленными требованиями», то совершенно непонятно к чему они относятся – к технологиям или средствам измерения, и где они изложены. Замечу, технологии и контроль за их соблюдением регламентируются внутренней документацией самих предприятий. Поэтому «установленные требования» выполняются автоматически.

Кроме того непонятно для чего от получателя лицензии требуют ещё «перечень нормативно-технических документов (не сказано каких), технологических процессов (?!), оборудования, измерительных средств и аппаратуры». При этом неясно, о каком оборудовании идёт речь – достаточно ограничиться станками или указать ещё и весь ручной инструмент, вплоть до паяльников и набора отвёрток. Короче говоря, полная неопределённость и бессмысленность.

Всё это свидетельствует либо о безграмотности авторов упомянутого Положения о лицензировании, либо о сознательной попытке «замутить воду». Скорее второе. Ведь неоднозначность положений нормативно-правовых документов, позволяющая двусмысленно их толковать, чревата опасными последствиями для «электората», но выгодна любителям ловить рыбку в мутной воде.

Оказалось, что начальники метрологической службы, которые, надо полагать, были авторами упомянутых порочных нормативных документов, ещё и толкуют их на свой лад. Согласно их пониманию Положения о лицензировании в собственном переводе с русского языка на какой-то иной лицензия на вид деятельности – документ, существующий сам по себе, а её обладатель якобы должен получать ещё лицензию на каждый вид изготавливаемого или ремонтируемого средства измерений с неким приложением. Об этом свидетельствуют приведённые ниже выдержки из официальных писем и протоколов допросов некоторых лиц, ответственных в стране за метрологический надзор, в который входит и контроль лицензионный.

Если учесть, что на конец июля этого года в госреестре средств измерений значилось уже свыше 41 тысячи наименований, а один и тот же прибор изготавливает и ремонтирует не одно предприятие, то количество лицензий, которое понадобится оформить согласно противоправным требованиям начальников от метрологии, превысит несколько сотен тысяч. За соблюдением лицензионных условий надо надзирать, проводить плановые и внеплановые проверки, каждые пять лет переоформлять лицензии…

Получается, вместо контроля за соблюдением в стране единства измерений, дела явно хлопотного и ответственного, чиновники метрологической службы, исказив нормативно-правовые документы, добились совсем иного - возможности неограниченно контролировать бессмысленное лицензирование производства и ремонта средств измерений. При этом они незаконно увеличили базу объектов лицензирования, что создаёт громадные возможности для коррупции.

Как отмечалось, на каждое вновь созданное средство измерения после проведения государственных испытаний выдается сертификат о его утверждении, а после изготовления и ремонта перед сдачей прибора в эксплуатацию он обязательно поверяется. Казалось бы, если получение лицензии на производство и ремонт средств измерения почему-то жизненно необходимо, а лицензионная деятельность – часть метрологического надзора и контроля, то почему в поверяющих организациях для поверки помимо сертификата не требуют от заказчика еще и лицензию? Однако такое условие документами не предусмотрено. Можно предположить, произошло это либо по недосмотру, либо по умыслу, чтобы руководителей предприятий, не получивших лицензий, привлекать к уголовной ответственности за нарушение предпринимательской деятельности. Но в любом случае обеспечен масштабный потенциал для коррупции.

Возможности для коррупции существенно возросли с принятием нового Федерального закона «Об обеспечении единства измерений», соавтором которого является заместитель руководителя Ростехрегулирования В. Н. Крутиков. Этим актом к измеряемым отнесены многие нефизические процессы и величины, в частности, учётные и банковские операции, основанные на арифметическом счёте. Тем самым были грубо нарушены вековые каноны метрологии, так как измеряться могут лишь физические процессы и величины. Но зато значительно расширилась база объектов лицензирования, ответственен за которое всё тот же Крутиков.

Однако основополагающим нормам обеспечения единства измерений – требованиям к эталонной базе и системе передачи рабочим средствам размеров единиц различных физических величин в законе почти не уделено внимания. Если бы их законодательно регламентировали, вылезла бы наружу вся абсурдность «измерения» нефизических величин. Ведь тот же соавтор «новой» теории измерений не смог ответить на вопрос, каким должен быть эталон размера единицы, допустим, бухгалтерского сальдо, так как создать его невозможно в принципе (см. «Законопроект по развалу отечественной системы измерений. Очередная диверсия против страны под прикрытием «реформы технического регулирования». – «Промышленные ведомости» № 9, сентябрь 2007 г.).

Все эти новации чиновников привели к тому, что людей за производство и ремонт измерительных приборов без надуманных лицензий стали привлекать к уголовной ответственности. Так была начата «охота на ведьм».

Милиционеры переквалифицировались в метрологов

Центром средоточия «нарушителей» оказался Таганрог, выбранный, очевидно, в качестве испытательного полигона для отработки методологии. Там за последний год милиция открыла четыре уголовных дела на руководителей приборостроительных предприятий, три из которых уже завершились вынесением судебных приговоров, а четвёртое направлено в суд. Надо полагать, борьба с другими преступлениями в этом славном городе уже завершена, и правоохранительные органы теперь отрабатывают методы ликвидации преступлений в новом для них сегменте правонарушений. Иначе можно остаться без дела, да и приборостроение в стране не разрушить окончательно.

Замечу, на производство и ремонт средств измерений выдано 4500 лицензий, из них 2500 – только на ремонт, а в госреестре, как отмечалось, зарегистрировано свыше 41 тысячи измерительных приборов и систем. Получается, что примерно 39 тысяч уже существующих отечественных средств измерений в стране не производят, и, в лучшем случае, их ввозят из-за рубежа.

Об «охоте на ведьм» таганрогских милиционеров мне поведал генеральный директор ООО «Научно-исследовательская лаборатория автоматизации проектирования» («НИЛ АП») кандидат технических наук Виктор Денисенко. На него тоже завели уголовное дело и уже передали его в суд. Возглавляемый Денисенко небольшой, около 50 человек, коллектив разработал и производит системы многоточечного измерения температуры с централизованным сбором и компьютерной обработкой данных. Около 20 таких систем нескольких модификаций изготовлено по договорам и установлено на элеваторах в различных регионах страны. Дело в том, что хранимое в них зерно прогревается и возгорается. Его интенсивный саморазогрев начинается в интервале 30 – 40C. Поэтому требуется непрерывный оперативный контроль за температурой зерна, находящегося на разной высоте в сооружениях цилиндрической формы диаметром 6 м и высотой 30 м. В одном элеваторе размещено до 500 таких «бочек».

Отзывы заказчиков о компьютерных термометрических системах, созданных в «НИЛ АП», весьма положительные. Ее коллективу на производство и ремонт средств измерений в 2005 г. Ростехрегулирование выдало лицензию с дополнением на производство ряда измерительных преобразователей. Но в августе прошлого года оперуполномоченный ОБЭП при УВД Таганрога майор Андросов на основании полученных где-то сведений решил, что Денисенко занимается якобы незаконным, без лицензии, производством измерительной системы «Грейн». Так именуется последняя модификация созданных в «НИЛ АП» термометрических систем.

Расследование длилось почти год, начиная с августа прошлого года, и в июне с. г. капитан юстиции Калуцкий, старший следователь Следственного управления при УВД Таганрога, подписал Постановление о привлечении Денисенко В. В. в качестве обвиняемого. Занимались расследованием около 10 человек, дело возвращалось на доследование. Следователи ездили в Москву в Ростехрегулирование для допроса трёх специалистов.

Было бы нелишним подсчитать, во что все это обошлось налогоплательщикам, в числе которых и сам обвиняемый Денисенко, и заодно оценить убытки, понесенные предприятием и казной. Но Денисенко оказался не единственным «нарушителем».

Замечу, чтобы разобраться в этом деле и сделать выводы, изложенные в статье, мне понадобилось две недели. Следователи, спустя почти год после начала расследования, обвинили Виктора Васильевича в совершении двух преступлений. В Постановлении сказано:

«Он в нарушение Федерального закона «О лицензировании отдельных видов деятельности», а также требований пункта 4 Положения о лицензировании деятельности по изготовлению и ремонту средств измерений, с 12 февраля по 29 декабря 2008 г., не имея специального разрешения (лицензии) на изготовление и ремонт средств измерений – системы термометрии «Грейн», умышленно с целью извлечения дохода заключил договоры (перечислено семь предприятий) на изготовление и поставку этой системы, зарегистрированной в Государственном реестре средств измерений, и тем самым осуществлял незаконную предпринимательскую деятельность.

В результате Денисенко В. В. согласно заключению документально-бухгалтерской судебной экспертизы получил доход (без учёта НДС) в сумме 5 242 220 рублей, что является особо крупным размером.

Своими действиями Денисенко совершил преступление, предусмотренное пунктом «б» части 2 статьи 171 УК РФ – незаконное предпринимательство, т. е. осуществление предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии), сопряжённое с извлечением дохода в особо крупном размере.

Он же, действуя с преступным умыслом, направленным на совершение финансовых операций с денежными средствами, добытыми в результате незаконной предпринимательской деятельности, совершил финансовые операции с денежными средствами согласно документально-бухгалтерской судебной экспертизы в общей сумме 1 994 729 рублей 42 копейки, т. е. легализовал их.

Своими действиями Денисенко Виктор Васильевич совершил преступление, предусмотренное п. «б» ч. 3 ст. 174.1 УК РФ – легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретённых лицом в результате совершения им преступления, т. е. совершение финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом, приобретёнными лицом в результате совершения им преступления, либо использование указанных средств или иного имущества для осуществления предпринимательской или иной деятельности, совершённые в крупном размере, с использованием своего служебного положения». – Конец цитаты.

Если бы капитан юстиции (!) Калуцкий, подписавший это Постановление, следовал Закону «О милиции» и заглянул в упомянутые им же закон и положение о лицензировании, то смог бы убедиться, что Денисенко ничего не нарушал, и никаких объективных доказательств его вины, как показано ниже, следствие не представило. Свои утверждения следователи основывали, по всей видимости, не на соответствующих нормативно-правовых актах, а на домыслах трёх специалистов Ростехрегулирования, высказанных ими в качестве свидетелей на допросах и записанных в протоколах.

Свидетелями являлись начальник Управления метрологии, его заместитель и ведущий специалист. Все они говорили примерно одно и то же. Поэтому проанализирую протокол допроса начальника Управления метрологии Владимира Лахова. Он утверждал, что «НИЛ АП» необходимо было получить отдельную лицензию на изготовление и ремонт системы термометрии «Грейн», так как имеющаяся у этого предприятия лицензия на производство и ремонт средств измерения якобы на упомянутую систему не распространяется. Спрашивается, зачем же выдаётся лицензия на вид деятельности, которая ни на что не распространяется? Но, как отмечалось выше, согласно Закону «О лицензировании» разрешение выдают одно, и оно распространяется на производство и ремонт любых видов измерительных устройств.

Далее Владимир Лахов согласно протоколу допроса утверждал, что ООО «НИЛ АП», не имея лицензии на производство и ремонт системы «Грейн», якобы ещё нарушило и часть требований п. 4 Положения о лицензировании деятельности по изготовлению и ремонту средств измерений. Выше показано, что эти требования либо абсурдны, либо выполняются как само собой разумеющееся. Поэтому нарушить их невозможно в принципе, и приведённые в качестве доказательства вины Денисенко утверждения Владимира Лахова были несостоятельны. Это в конце допроса он подтвердил сам:

«Я не могу утверждать о нарушениях со стороны ООО «НИЛ АП» лицензионных требований и условий при изготовлении и ремонте системы термометрии «Грейн», так как Ростехрегулирование не проводило проверку возможности выполнения ООО «НИЛ АП» этих лицензионных требований и условий». – Конец цитаты.

Спрашивается, если проверка не проводилась, то как же можно обвинять предприятие и его директора в нарушении неких требований? А для полноты представления о начальнике Управления метрологии, прекрасно понимавшем, что от его слов зависит судьба человека, приведу еще одну цитату из его показаний:

«Чтобы закрепить отдельный вид деятельности за конкретным юридическим лицом, являющимся объектом налогообложения, и облегчить лицензионным органам работу по расширению сферы лицензирования, Ростехрегулированием был разработан порядок выдачи дополнения к лицензии, которым расширялась область лицензирования деятельности на конкретные виды производства на конкретных предприятиях». – Конец цитаты.

Действительно, заместитель руководителя Ростехрегулирования В. Н. Крутиков подписывает бумаги, именуемые то приложением, то дополнением к лицензии. В них указаны конкретные средства измерения, изготавливаемые или ремонтируемые предприятием, уже получившим лицензию на этот вид деятельности. Причём, в лицензиях о выданных к ним в нагрузку дополнениях или приложениях нет ни слова.

Как известно, вносить поправки в законодательные акты может только законодатель. Ростехрегулирование же согласно п. 7 Положения об этом Агентстве не вправе осуществлять нормативно-правовое регулирование в метрологии, а дополнительные постановления правительства по этому поводу отсутствуют.

Владимир Лахов сначала утверждал, что по Закону «О лицензировании» «НИЛ АП» должна была получить отдельную лицензию на систему «Грейн». Но тут же заявил, что согласно якобы разработанному в Ростехрегулирования новому порядку она заменена дополнением к уже имеющейся лицензии на вид деятельности. При этом у капитана юстиции Калуцкого, проводившего допрос, это противоречащее праву утверждение начальника Управления метрологии почему-то не вызвало никаких вопросов.

Интересно, попросил ли капитан Калуцкий показать ему нормативный документ, регламентирующий новый порядок, или поверил на слово? Замечу, этот документ, существуй он, вопреки заявлению Владимира Лахова не должен был регламентировать внесение поправок в законодательный акт, на что Ростехрегулирование, будучи органом исполнительной власти, не имеет полномочий.

Порядок осуществления Агентством лицензионной деятельности (а не выдачи дополнений) приказом его руководителя за № 2442 от 11 сентября 2006 г. поручалось разработать Управлению метрологии и Управлению территориальных органов, контролирующим в стране производство, ремонт и поверку средств измерений. Однако обнаружить этот документ не удалось. Отсутствовало какое-либо упоминание о нём в материалах Минюста, где его должны были зарегистрировать, чтобы документ получил правовой статус.

Нет его и на Интернет-сайте Ростехрегулирования на странице, где вывешены нормативные документы, относящиеся к лицензированию, причем, далеко не все. Зато там можно обнаружить придуманную незаконную форму приложения к заявлению о предоставлении лицензии. В приложение вписываются средства измерения, которые от имени Ростехрегулирования г-н Крутиков почему-то разрешает изготавливать и ремонтировать, замечу, В. Н. Крутиков как частное лицо. Ведь ни в законе, ни в положении о лицензировании производства (ремонта) средств измерения такой документ не значится. А в правительственном Постановлении от 11 апреля 2006 г. № 208, которым утверждена форма лицензии, дословно сказано:

«Лицензия может иметь приложения, являющиеся её неотъемлемой частью, о чём делается соответствующая запись в лицензии, и содержащие информацию о лицензиате, предусмотренную положением о лицензировании конкретного вида деятельности». – Конец цитаты.

Так как в Положении о лицензировании производства (ремонта) средств измерений, утвержденном правительственным Постановлением № 493 от 13 августа 2006 г., в перечне требуемых документов упомянутые приложения не предусмотрены, то и в лицензии, выдаваемой на этот конкретный вид деятельности, никакой записи о приложении нет. Следователи могли бы в этом убедиться, однако почему-то не захотели. Но даже если приложение и требовалось бы, то в него, как указано в правительственном постановлении, надо было вписывать только информацию об обладателе лицензии, но не о средствах измерений.

Любопытно, что на странице Интернет-сайта Ростехрегулирования, где размещены документы по лицензированию, упомянутые положения, регламентирующие форму лицензии и порядок ее получения, почему-то отсутствуют. А приказ руководителя Агентства Г. И. Элькина № 2442 от 11 сентября 2006 г. об организации работы по лицензированию, в котором приведена также утвержденная правительством форма лицензии, размещен на другой странице, но наполовину обрезанным, без этой формы и подписи руководителя. И правильно, народ должен знать кто главнее: король или его свита, самовольно играющая роль монарха.

Подчиняясь непосредственному начальству, вводили в заблуждение таганрогских следователей и подчинённые Крутикова и Лахова. Заместитель начальника Управления метрологии Н. А. Фатьянов заявил даже, что запись о приложении якобы имеется в лицензиях. Бедняга наверняка их не видел живьём. Беда, однако, не столько во вранье, сколько в безнравственности всех этих чиновников, которым наплевать на судьбы людей, пострадавших от их ложных показаний. Все они в силу правового нигилизма и безнаказанности, видимо, не задумывались, что за дачу заведомо ложных показаний статьей 307 УК РФ предусмотрено лишение свободы на срок до пяти лет.

Эти показания отражали нарушения руководителями метрологической службы страны В. Н. Крутиковым и В. М. Лаховым нормативно-правовых актов по лицензированию, контроль за которым возложен на них. Они, видимо, тоже не ведают, что их действия, возможно, квалифицируются п. 2 ст. 286 УК РФ «Превышение должностных полномочий» и п. 2 ст. 330 УК РФ «Самоуправство».

К сожалению, из-за этих нарушений законодательства, в которых не захотели разобраться в УВД Таганрога, помимо директора «НИЛ АП» В. В. Денисенко привлекли к уголовной ответственности ещё ряд невиновных людей. Что касается обвинений в адрес Денисенко, то после так называемого доследования из Постановления о привлечении его к уголовной ответственности исчезло словосочетание «приложение к лицензии». Следователи, надо полагать, запутались окончательно, обвинив теперь его якобы в незаконной предпринимательской деятельности без лицензии.

Новации таганрогских следователей в толковании дохода и НДС

Очевидная несостоятельность предъявленного Денисенко обвинения в незаконной предпринимательской деятельности – работа без лицензии - исключает и второе обвинение – в легализации (отмывании) средств, якобы полученных им преступным путём. За второе деяние по предъявленной ему ст.174.1 УК РФ положено лишение свободы на срок от 4 до 8 лет со штрафом до 1 млн. рублей.

Таганрогские следователи не смогли или не захотели разобраться не только с формально правовой стороной лицензирования и пошли на поводу у чиновников, которые своими внеправовыми действиями внесли хаос в эту сферу. Следователи, на мой взгляд, допустили и серьёзные правовые ошибки с точки зрения оценки хозяйственной деятельности обвинённого ими предпринимателя. Произошло это еще и в силу нечёткости и неоднозначности, а также ошибочности ряда статей УК РФ, относящихся к сфере экономических отношений. К сожалению, сказанное характерно для большинства нормативно-правовых актов, регулирующих отношения в хозяйственно- экономической деятельности, и порождает коррупцию (см. «Хаос в экономическом законодательстве и его опасные последствия. Как их устранить». – «Промышленные ведомости» № 7, июль 2008 г.).

Ситуация усугубляется нередкими нарушениями правовых норм официальными лицами, кому доверены исполнение законодательства и контроль за его исполнением. Делается это по безграмотности или умышленно – можно, в частности, судить по обвинениям, выдвинутым в Таганроге против Виктора Денисенко.

Согласно первому из них, как отмечалось выше, Денисенко вменяется «незаконное предпринимательство, … сопряжённое с извлечением дохода в особо крупном размере». Я подумал, было, что капитан юстиции Калуцкий, который подписал Постановление о привлечении Денисенко в качестве обвиняемого, приписав ему получение дохода в особо крупном размере, просто ошибся - попутал юридическое лицо ООО «НИЛ АП» с физическим - его директором. Ведь в ст.171 УК, которую якобы нарушил Денисенко, не конкретизирован нарушитель, т. е. не сказано - человек это или предприятие. А в ст.174.1, по утверждению следователя также якобы нарушенной Денисенко, говорится просто о лице. Однако в Постановлении указан источник информации о доходе Денисенко, что развеяло сомнения в её объективности:

«Денисенко В. В. с 12 февраля по 29 декабря 2008 г. согласно заключению документально-бухгалтерской судебной экспертизы № 45 от 29 апреля 2009 г. получил доход (без учёта НДС) в сумме 5 242 220 рублей, что является особо крупным размером». – Конец цитаты.

Пояснение «без учета НДС» означает, что в доход еще якобы входил и этот налог. Но НДС не может являться частью дохода, да еще физического лица, не занятого индивидуальной частнопредпринимательской деятельностью. Само же ООО «НИЛ АП» работает по упрощенной схеме налогообложения, при которой за выполненные работы НДС вообще не начисляется. Подобные «неточности» наглядно свидетельствуют либо о поверхностном подходе к исследованию материалов, либо об элементарной неграмотности в бухгалтерских и налоговых вопросах.

Бухгалтерскую экспертизу проводило ООО «Таган-Аудит». Я ознакомился с заключением этой аудиторской фирмы, на которое сослался Калуцкий, и считаю его, как показано ниже, далеко неполным, хотя за аудит, надо полагать, заплачены немалые бюджетные деньги. Оно называется «Заключение экспертизы финансово-хозяйственной деятельности ООО «НИЛ АП», связанной с изготовлением и ремонтом средств измерений». Это вопреки утверждению следователя не заключение о доходе Денисенко, и в нем говорится только о доходе именно юридического лица «НИЛ АП», полученном от реализации систем «Грейн». К тому же в задании на экспертизу требовалось оценить именно доход «НИЛ АП» от реализации этих систем. Зачем следователю понадобилось приписывать фирме, проводившей экспертизу, ложную информацию, можно только догадываться.

Спрашивается, не идёт ли речь о фальсификации доказательств по уголовному делу, которая согласно ст. 303 УК РФ наказывается лишением свободы на срок от трёх до пяти лет? А может быть это «нарушение» связано еще и со ст. 299 Уголовного кодекса «Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности», за что лишают свободы на срок от трех до десяти лет? Или на работников силовых структур нормы УК РФ не распространяются?

Доход Виктора Денисенко в 2008 г. в «НИЛ АП» на самом деле был равен его годовой заработной плате и согласно бухгалтерским документам предприятия составил около 200 тысяч рублей. Однако справку о доходе Денисенко, по его словам, отказались приобщить к делу, что тоже, очевидно, может свидетельствовать о преступлениях, за которые предусмотрены наказания по ст. 303 и ст. 299 УК РФ.

Сумма незаконного дохода в 5 242 220 рублей, инкриминированного Денисенко, в упомянутом заключении бухгалтерской экспертизы отсутствует, и откуда ее взял следователь неизвестно. В заключении экспертизы указана сумма в 5 762 220 рублей, и

указана она, что отмечалось, как доход «НИЛ АП», полученный от реализации систем «Грейн». Выручка от реализации этих систем стала бы преступным доходом Денисенко, если бы он ее каким-то образом присвоил. Но таких доказательств в материалах следствия нет.

Таким образом, факт инкриминированного Денисенко дохода, якобы полученного им криминальным путём в особо крупном размере», следствием никак не установлен. Но если

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter