Дело Мухачёва. Статья найдётся

4 августа сего года, на рассвете, около 6 часов утра в подмосковном городе Железнодорожном начали происходить очень странные события.

В квартиру, где проживает молодой бизнесмен Антон Мухачев, его жена — журналистка Ольга Касьяненко-Мухачева и их шестимесячная дочь Ярослава, стали ломиться неизвестные. Дверь квартиры Мухачевых высаживали почти два часа, и только ближе к восьми группа неизвестных, в составе семи человек в штатском, ворвалась в квартиру. Захватчики в достаточно грубой форме пояснили хозяевам квартиры, что они — сотрудники ФСБ, угрожая табельным оружием, заставили Мухачева и супругу лечь на пол и начали обыскивать квартиру. В ходе данных оперативно-следственных мероприятий Антону Мухачеву было нанесено несколько ударов.

Заметим, что все это происходило на глазах у шестимесячного ребенка.

Обыск длился до четырех часов вечера. За это время у семьи Мухачевых-Касьяненко были реквизированны персональные компьютеры, мобильные телефоны, флэш-карты, документы личного характера и бумаги, касающиеся рабочих проектов Антона. (На момент ареста Мухачев был генеральным директором торгового дома стройматериалов и параллельно занимался продажей и установкой систем видеонаблюдения. В те часы, когда в его доме шел обыск, он должен был проводить переговоры с заказчиком).

По словам Ольги Касьяненко, ворвавшиеся в дом люди практически сразу сообщили о своем месте работы, в доступных выражениях: «Мы ФСБ, поняла? А ну на пол, быстро!»

Среди тех, кто проводил обыск в доме Мухачевых, был следователь. Впоследствии, на суде, он утверждал, что сразу представился. Однако Ольга Касьяненко узнала его данные только из протоколов, которые подписывала в Следственном управлении ФСБ: это был сотрудник ФСБ РФ Юрий Викторович Костин.

Именно Костин сделал Ольге Касьяненко удивительное предложение: либо она прямо сейчас посодействует ФСБ и расскажет все, что знает о некоем Александре Миронове, либо в квартиру будут вызваны сотрудники органов опеки, которые заберут ребенка, а сама Ольга отправится вместе с мужем на допрос в «Лефортово».

Ольга Касьяненко-Мухачева: «Я отказалась, сказала, что мне есть с кем оставить ребенка, позвонила сестре мужа, та согласилась помочь. Она осталась с Ясей, а нас с Антоном увезли».

В Следственном управлении ФСБ супругов Мухачевых допрашивали отдельно.

Ольга Касьяненко-Мухачева: «Следователь сообщил, что если буду сотрудничать со следствием, то отправлюсь домой, я лично их не особо интересую, их интересуют люди, причастные к «Северному братству», а не я. Я честно призналась, что не знаю Александра Миронова, но видела его один раз в жизни — он был свидетелем на нашей свадьбе»

По итогам допроса Антона Мухачева взяли под стражу, сперва — на 48 часов, до первого судебного заседания.

Ольга была выпущена под подписку о невыезде, по делу она проходит как свидетель. Не совсем, правда, ясно свидетель чего. Ни мобильный телефон, ни личные документы ей так и не вернули.

6 августа 2009 года в Лефортовском районном суде города Москвы состоялось заседание. Стандартная формулировка «по делу Мухачева» в данном случае не подходит, поскольку уголовного дела против Антона возбудить не сумели, хоть следователь и цеплялся за каждый, даже самый надуманный повод. Мухачева не смогли назвать ни обвиняемым, ни подозреваемым, зато вполне успешно оставили за решеткой еще на двое суток — до повторного заседания суда.

Ольга Касьяненко-Мухачева: «Судебное заседание происходило в Лефортовском суде. Это напрямую противоречит нашему законодательству, поскольку судебное заседание должно происходить либо в суде по месту жительства обвиняемого, либо по месту совершения преступления»

Происходившие в этот и последующие дни юридические правонарушения способны довести до маразма любого преподавателя, читающего лекции по уголовному и гражданскому праву.

Начнем с того, что служители Фемиды так и не нашли обвинений, чтобы предъявить их Антону Мухачеву. То есть, у человека произведен обыск, конфискованы личные вещи и документы, допрошена жена, сам он заключен под стражу, но при этом уголовное дело против данного человека не было возбуждено и понять, на каких основаниях Федеральная служба безопасности производит весь этот бедлам — категорически невозможно.

6 августа 2009 года в Лефортовском суде города Москвы прошло первое заседание, на котором против Антона Мухачева пытались возбудить уголовное дело. Поскольку вменить в вину Мухачеву что-либо следователю не удалось, он выдвинул против Антона потрясающее по своей тяжести обвинение: оказывается, гражданин России Антон Юрьевич Мухачев повинен в том, что несколько лет назад он был гражданином Украины и до сих пор хранит дома свой старый паспорт. Не иначе просроченный личный документ содержит в себе информацию, направленную на разжигание межнациональной розни и прочую экстремистскую деятельность?

Ольга Касьяненко-Мухачева: «Антон прожил почти все детство в Норильске и только незадолго до его совершеннолетия его родители переехали в Кривой Рог, в Украину, где он и получил паспорт. Спустя год он вернулся в Россию, а в 2006 году получил русское гражданство. Нас обвинили в том, что президент Украины Виктор Ющенко не подписал указ о лишении Антона гражданства Украины.»

Насколько мне известно, ни в уголовном, ни в гражданском кодексе РФ не написано о том, что российский гражданин должен нести какую-либо ответственность за действия главы постороннего государства.

Решением суда Антон Мухачев был оставлен под стражей еще на двое суток.

Второй суд состоялся 8 августа, через два дня. Причин для возбуждения уголовного дела против Антона Мухачева снова не нашлось, поэтому его обвинили в том, что он не проживает по месту регистрации. Насколько известно, подобные действия не являются даже административным правонарушением, не говоря уже об уголовном.

Однако полное отсутствие обвинений, улик, правонарушений и каких-либо доказательств того, что Мухачев хоть как-то нарушал законы Российской Федерации, не помешало судье вынести еще одно постановление об аресте — на этот раз на два месяца.

Друзья семьи Мухачевых обратились к судье с просьбой отпустить Антона под залог. Однако и эта просьба была отклонена. Так же было проигнорировано и обращение деловых партнеров Мухачева — о том, что заключение Антона под стражу нанесет удар их бизнесу, и даже положительная характеристика, выданная участковым милиционером.

Все происходящее напоминает дурной сон и является вопиющим нарушением отечественного законодательства.

Человека, не являющегося ни обвиняемым, ни подозреваемым, ни свидетелем арестовали на два месяца для того, чтобы успеть за это время придумать хоть какое-нибудь обвинение и найти хоть самую завалящую причину для возбуждения уголовного дела.

Следует так же напомнить, что в прошлом Антон Мухачев был активистом ДПНИ, Ольга Касьяненко состояла в небольшой общественно-политической организации «Красный блицкриг» и даже некоторое время ею руководила, участвовала в акциях протеста (к примеру, собирала подписи за переименование улицы Кадырова в Москве и была арестована в момент сбора этих подписей по достаточно надуманному предлогу).

Не смотря на происходящее, Ольга Касьяненко держит себя в руках. В разговоре с корреспондентом АПН она пояснила, что собирается в ближайшие дни опротестовывать решение Лефортовского суда, и обращаться в различные вышестоящие инстанции. Поводов для этого несколько — начиная от грубейших нарушений, допущенных следователем и судьей, и заканчивая изъятием личного имущества, фотоснимков и документов — ведь их невозможно использовать как доказательства, поскольку уголовного дела не существует.

Шестимесячной Ярославе куда труднее. Ей вряд ли можно объяснить суть происходящего (его и взрослому человеку объяснить довольно сложно, если не использовать при этом слово «бардак»). Он просто плохо спит, часто плачет и сильно нервничает. Девочка, к счастью, не понимает, какое именно паранормальное беззаконие происходило на ее глазах, она просто переживает из-за того, что куда-то делся любимый папа и стала такой грустной и озабоченной любимая мама. Завтра и послезавтра мамы рядом тоже не будет — Ольга снова вызвана на допрос к следователю ФСБ.

Дальнейшая судьба Антона Мухачева будет определена 9 октября, на следующем заседании Лефортовского суда.

За это время может произойти очень многое. Например, если вспомнить, по каким именно надуманным поводам был арестован Антон Мухачев. И понять, что, по сути дела, обвинения подобного уровня можно предъявить любому гражданину России, если он по какой-то причине кажется потенциально опасным тем, в чьи обязанности вменено предотвращать разжигание межнациональной розни и бороться с экстремизмом. Ну, или если у людей, выполняющих именно эту работу, резко обнаружится недовыполнение плана по борьбе с экстремизмом.

А еще у Ольги и ее ребенка могут закончится деньги. На момент ареста мужа Ольга сидела дома с младенцем, семью содержал арестованный неизвестно за что Антон. Других средств к существованию у Ольги Касьяненко и ее дочки нет. Главы семейства теперь нет тоже.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter