"Ты за тех или за этих?"

Сокращенная стенограмма заседания членов клуба «Русский интерес», прошедшего 23 апреля 2009 года.

Тема заседания: «Итоги российской политической жизни за первый квартал 2009 года»

Александр Севастьянов, идеолог русского национального движения:

Я готовил не параллельный доклад, а отдельные соображения, которые образовались в ходе выступления моего коллеги Константина Анатольевича Крылова. Доклад был очень интересным и я, наверное, начну с того тезиса, на котором остановился Константин Анатольевич, и позволю себе этот тезис несколько оспорить.

Константин Анатольевич сказал, что система «забронзовела». На первый взгляд, это действительно так. Еще в конце прошлого года, в своей статье «Подводя итоги», я писал о том, что правительство победило, что оно набрало достаточно сил для того, чтобы подавить любую оппозицию, что оно создало карманную оппозицию (псевдо-оппозицию), которая оттягивает на себя протестные настроения. Здесь нельзя не восхититься Геннадием Андреевичем Зюгановым, который создал протестную партию под названием «Марш мимо Кремля». Каждый год, два раза, в мае и ноябре, мы наблюдаем этот «Марш», и каждый раз многотысячная толпа понимает, что никогда никаких существенных изменений в нашей политике она не произведет.

Напоминаю, что сейчас, в отличие от начала девяностых годов, в России сложился правящий класс, который знает, за что он будет рвать глотки. Есть контингент прикормленных офицеров, есть полностью прикормленные МВД и ФСБ, которые будут безжалостно подавлять любые беспорядки. Причем, если местные офицеры это делать откажутся – как это было во Владивостоке, – вместо них приедет московский ОМОН.

То есть, я действительно должен был сказать, что режим утвердился, режим окреп. Если бы не одно обстоятельство. Это обстоятельство именуется двоевластие. Тандем именуют по-разному, присоединяя к этому названию разные преффиксы и суффиксы, но сути это не меняет.

Мы сейчас видим, как в медиа-пространстве, стремительно вытесняя Путина, укрепляется Медведев. Мы видим, что Медведев уже объявил о своей «золотой резервной сотне» кадров. Это его кадровая сотня, не путинская. Мы видим, что меняются отдельные губернаторы, отдельные администраторы – пока! – на уровне замминистров, хотя и кое-кто из основных министров тоже полетел.

Недавно в Интернете была размещена одна любопытная статья. Есть такой достаточно известный журналист и публицист Александр Рыклин. Он прямо пишет о том, что борьба между прошлым и нынешним президентами – это расхожая тема журналистских будней. И даже приводит любопытный эпизод о том, как в лифте подрались две команды – команда Шувалова и команда Сечина. Как я понял из статьи Рыклина, дело там дошло до мордобоя. Надо сказать, что это в порядке вещей. Политика – игра командная. И коль скоро команда сложилась – она будет теребить своего атамана. Вот что скажет команда рано или поздно: «За зипунами пойдем, батька!». Как сказала некогда дружина князю Игорю: «Отроцы свенелжи изоделися суть оружием и порты, а мы нази. Поидем в Дерева, да и ты добудеши, и мы».

Поэтому, с моей точки зрения, схватка вот в этой забронзовелой системе, в которой для нас, казалось бы, не осталось ни одной отдушинки, ни одной щелочки, показывает, что эта система сама внутри себя разделена. А как сказано в Писании: «Дом, разделенный в себе, погибнет». И я уверен, что недолго нам осталось ждать, когда разразится кремлевская верхушечная гражданская война, которая не заденет массы. Кто-то, помимо всего прочего, должен будет ответить и за кризис.

Вот тут я должен признаться, что полностью разделяю мысль о том, что массы сегодня инертны, что ни на какие баррикады они не пойдут, никакую свою кровь они проливать не станут. Есть масса желающих убивать, но нет желающих умирать. Никто не знает, за что бы он мог умереть так, как умирали солдаты и революционеры прошлого.

В последнем номере журнала «Наш современник» я отметил статью Александра Казинцева. Статья называется «Возвращение масс», это глава из книги, которую он печатает из номера в номер. В этой статье Казинцев, как мне кажется, самообольстительно пишет о том, что массы возвращаются в политику и приводит в пример возмущение автомобилистов, «Тигра» и все такое прочее. На самом деле, протестный электорат растет и будет расти, но он настолько дезинтегрирован в масштабах страны, что опасности для Кремля не представляет. И недаром попытка того же «Тигра» провести свое мероприятие в Москве позорно провалилась. Это у себя на малой родине они «тигры», а здесь оказались белыми подопытными мышками. И так будет с каждым местным «тигром», как только он попытается претендовать на какое-то общероссийское значение. Люди сейчас просто не готовы к революции. Я выше говорил о Зюганове, но можно вспомнить и того же Жириновского, и того же Проханова, сливающих в песок народный протест; в общем, сейчас положение именно такое.

А вот верхушечная гражданская война, на мой взгляд, есть неизбежность. И здесь перед нами появляются определенные перспективы. Я говорю перед нами, то есть – перед Русским движением.

Русское движение сегодня лежит в руинах, если вспомнить ноябрьские события прошлого года и все, что им предшествовало. Сейчас нет ни одной русской организации, способной послужить ядром для сплочения. А сплотительная работа, которая велась после Русского Марша 2005-ого года и была на определенном этапе успешной и очень плодотворной, она в силу разных причин была торпедирована и сегодня не ведется. Кроме того: явным фаворитом Русского Марша и Русского движения до сегодняшнего дня было ДПНИ. Если иметь в виду чисто организационные моменты, оно и сейчас таковым является. Но сегодня ДПНИ потеряло всякие перспективы. Сейчас я расскажу, почему.

В первую очередь, развитие русского движения сдерживается путем усиления репрессивной системы. Я приведу несколько цифр, которые помогут подчеркнуть и усугубить наше представление об этом.

В июле 2007 года прошла объединенная коллегия Генпрокуратуры, на которой присутствовали представители администрации президента, МВД и ФСБ. Прокурор Чайка заявил там, что политическим противником номер один сейчас является русский национализм. И отныне все интенции и помыслы карательных органов должны быть устремлены именно в эту область. Я подчеркну, что на тот момент, когда человек это произносил, за весь 2007 год было совершено немногим более 3 000 000 преступлений вообще. Из них только 300 с небольшим, то есть, одна сотая процента, были преступления, связанные с этническими конфликтами. То есть, в реальности опасность – 0,01 процента. Но именная эта одна сотая процента встала на острие атаки репрессивных органов. Это произошло после того, как Сурков выступил на съезде «Единой России» и заявил о том, что у нынешней политики два главных врага: олигархи и националисты.

А вот результат той коллегии 2007 года: через полтора года, уже в начале текущего, 2009 года, Чайка, отчитываясь о произведенной работе Генпрокуратуры, заявил, что в 2008 году прокурорами различных уровней было сделано 4600 представлений о признании различных материалов экстремистскими. Вдумайтесь в эту цифру!

Вы понимаете, что это значит? Ведь у нас привыкли планировать «от достигнутого».

Я должен сообщить, что таким материалом признали мою брошюру «Азбучные истины национализма» в Советском районном суде города Иванова. Это такое захолустье, окраина: до него на такси по городу от вокзала почти час езды. Мою брошюру признали экстремистской по представлению прокурора Ивановской области, которого зовут, я прошу прощения, Мурат Азраилович Кабалоев (Азраил – это ангел смерти у мусульман). А экспертизу давала профессор-лингвист Фарахутдинова из Ивановского Университета. В ее заключении есть гениальная фраза: «Брошюра носит ярко выраженный прорусский (!) характер». Эта формулировка перекочевала из экспертизы в обвинительное заключение прокуратуры, а потом в решение суда. Сейчас я это решение, естественно, оспариваю.

Людям в погонах дали вот такую установку. За такое им будут давать премии, звезды, чины и награды, а они будут планировать «от достигнутого». И по всей России пойдет абсурд: ведь за ярко выраженную прорусскую направленность любого из здесь присутствующих могут привлечь.

А вот еще один яркий пример. Всем известно, что есть такая книжка «Удар русских богов». К ней можно относиться по-разному. В законе «Об экстремизме» появилась добавка, согласно которой прокуратура может возбудить дело о признании материала экстремистским не только по месту опубликования, но еще и по месту обнаружения. В результате, суд над этой книжкой объявили в Костроме. Людям пришлось туда ехать, отбиваться. Отбились. Сразу после этого – суд в Ростове-на-Дону. Отбились и там. Потом в Екатеринбурге… Причем, в конечном счете, все судебные решения получились типовые: суды признают, что поскольку это авторское произведение, и решение суда о запрете этой книги повлечет за собой нарушение авторских прав, такие иски должны подаваться по месту жительства в порядке искового заявления, а не в порядке общего судопроизводства. Все три суда ответили одинаково. Но это не значит, что завтра во Владивостоке или Новосибирске не откроют новый процесс. Потому что у нас нет прецедентного права и решение костромского суда ничего не значит для Ростова.

Я уж не говорю о том, что автора романов, писателя Юрия Петухова вообще затравили, он умер в этом году от инфаркта, пережив признание своих книг экстремистскими. Это была фантастическая литература. Простите, но даже при советской власти тех же Стругацких не судили за их антисоветскую фантастику!

Итак, на что надо надеяться в этих обстоятельствах? Есть три момента, которые подают нам некоторую надежду.

Момент первый – обнищание и рост недовольства масс. Это гарантия их невмешательства в войну верхов, это гарантия того, что в стране будет сохраняться определенная стабильность. Даже если там наверху «волки от испуга скушают друг друга», народ будет смотреть на любую воюющую кремлевскую партию по-шекспировски, то есть – «чума на оба ваших дома». Это как раз дает возможность некоему организованному сплоченому меньшинству в этих условиях проявить активность.

Она неизбежна в виду двух обстоятельств: верхушечной войны, в которой рано или поздно, поскольку национальная идея представляет собой политический ресурс, и русский национал-патриотический электорат тоже представляет собой ресурс, одна из сторон востребует этот ресурс и мобилизует его себе на пользу. Это второй момент. И третий – не я один сейчас пишу и говорю об этом – власть вытеснила русских из легального политического пространство в подполье. Тем самым была дана отмашка для партизанской войны, для разделения русского движения на надводную и подводную части айсберга. Мы с вами относимся к надводной части, живем в легальном пространстве, пытаемся в нем закрепиться и удержаться. Но партизанская война в России уже началась, я писал об этом в своей статье «Русское подполье. Реальность, миф и перспектива» на АПН. Я с полной ответственностью могу сообщить, что Россия подошла вплотную к ирландскому варианту национальной освободительной войны.

Эти вещи уже неуправляемы. Я считаю, что власть своей собственной рукой подвела нас к этой ситуации и создала русское подполье, которого пять лет назад у нас еще не было, и которое будет теперь развиваться по своим собственным законам, которые неподвластны ни Кремлю, ни мне, ни кому-либо из присутствующих. От хаотичного и абстрактно-террористического, направленного против сотни таджикских дворников, это подполье будет преобразовываться в хорошо отточенный, избирательный, индивидуальный, политически грамотный  террор.

В этих условиях на нас с вами ложится ответственность: сформировать субъект, который в принципе мог бы быть преобразован в партию переговорщиков, в аналог Шинн Фейн, раз уж у нас «силою вещей» (как говаривал Пушкин) создается аналог ИРА. Вот в этом, а не в возвращении масс, я вижу некоторую перспективу.

Спасибо за внимание.  

Александр Самоваров, независимый журналист:  

Я с большим удовольствием слушал предыдущие выступления. Они блестящие. После выступления Александра Никитича Севастьянова у меня где-то как-то даже стало прорисовываться понимание того, что предполагается, что мы должны сыграть какую-то особую роль. Но вот какую роль? Время сейчас странное, скажем мягко.

Просчитать что либо, очень трудно. Хотя бы потому, что лично я плохо себе представляю, кто  управляет страной. Может, присутствующие здесь это и представляют, а я – нет. Даже сверх закрытые коммунисты были гораздо более понятны, чем нынешние. Та информация, которая приходила из Русской партии в конце семидесятых – начале восьмидесятых годов о партийных чиновниках, которые курировали разные области, или о сотрудниках спецслужб, была довольно объективной. Был понятен расклад сил.

Кто там сейчас наверху противостоит друг другу, и что они представляют в идеологическом и психологическом плане, чего они хотят и на что готовы, не ясно.

Когда меня спрашивают: «Ты за тех или за этих?», я не знаю, что сказать, потому что не могу понять, чем они вообще друг от друга отличаются. Русская история никогда не знала такой потрясающей, уникальной скрытности власти.

Что касается ближайших перспектив, то тут тоже ничего просчитать нельзя. Если произойдет реальное обнищание, которое сейчас пока еще не коснулось большинства людей, то всеобщее обозление возродит к  жизни не столько тех уголовных братков, которых недостреляли в начале девяностых, а породит уже некий новый тип «крутых». Мы пока представить себе не можем, как именно это будет происходить.  

Я не говорю, что  бунт - это хорошо: потому что, если народ поднимется, нас с вами никто слушать не будет, это точно. Там уже будет  своя внутренняя логика. Сколь-нибудь крупный бунт просто «перенесет» Россию из одной эпохи в другую, независимо от того, чем он закончится. И что это будет за эпоха, одному Богу известно. 

Касаемо выступлений и реплики о том, что русский народ не поднимется и этого не надо ждать, то я сам написал  об этом статью, она называется «Страна бомжей». Но как историк я хочу сказать, что это отнюдь не предрешенный вопрос – о том, что народ не поднимется. Русский народ непредсказуем.  

Была сравнительно недавно такая история, чрезвычайно любопытная с моей точки зрения: когда какой-то крупный мафиози, промышлявший наркотиками не то в Красноярске, не то в Новосибирске или еще где, попал в милицейскую засаду. Он приказал своей братве его выручить. Они на джипах атаковали ментов, пробиваясь к своему вожаку. Это сумасшествие полное. Менты всех повязали, естественно, кто против них устоит: «Вывели болезного, руки ему за спину и с размаху кинули в черный воронок».   

Это явно не был риск за какие-то идеи. И не за деньги тоже. Братва в этих джипах  получала они от силы по тысяче баксов в месяц, но вы представляете, на что именно они пошли?  

Мы живем в поганую эпоху. Вот Константин Крылов уже говорил про усиление внутренних войска, это все не шутки, это очень страшно. С одной стороны, непонятная власть, без идеологии и внятных перспектив и нежеланием считаться с обществом, с другой стороны, мы имеем дело с очень нехилым русским народом, который способен жертвовать своими жизнями даже непонятно за что. А если у русских появляются осмысленные цели – то они вообще все сносят к чертовой матери.  

Сегодня мы с Сергеем Сергеевым были на выступлении Леонида Бородина, который отсидел двенадцать лет, за то, что в середине шестидесятых годов они создали подпольную организацию. Там было сто двадцать человек, это была «элитная организация», там были интеллектуалы. И Бородин рассказывал, что в их ряды вливались все новые люди. А ведь – это не шутки, создать тогда организацию, нацеленную на захват власти, в случае падения коммунистического режима. 

Уж вроде ко всему  привыкший советский народ, терпеливый и непривередливый,  но ведь все клокотало, не будь колоссального репрессивного аппарата и «профилактической работы», таких организаций были бы десятки, а может быть, сотни. Но ведь тогда был не только кнут, но и пряники. Власть честно пыталась построить общество, где народу было бы хорошо жить. 

Сейчас таких целей никто и не думает ставить. Почему нет таких организаций? Да потому что есть какая-то свобода слова, есть интернет, и нет ясного понимания перспектив. И главное, пока нет веры, что силой что-то можно улучшить. У нас очень богатая история в этом плане. 

Но при этом перспективы общества очень туманные, и как все обернется ни одна Ванга не предскажет. 

Что в этих условиях мы можем сделать? Мы можем создать общественную организацию, не политическую, нет. Организацию, которая занимался бы проблемами экономики,  культуры, экологией, образованием, правозащитой. Самый широкий спектр проблем, и мы будем честно заявлять о том, как мы видим интерес русского народа в том или ином случае, честно высказывать свою точку зрения о том, что ему выгодно, а что невыгодно. Кстати, организацию  можно так и  назвать  «Русский интерес». 

Эта организация  не должна никого отталкивать, ксенофобия или антисемитизм здесь не нужны. Мы не должны бороться против чего-то, мы должны бороться за что-то. Желательно бы привлечь ученых  к этому делу, преподавателей вузов, учителей, творческую интеллигенцию. И я уверен, что  мы довольно быстро обозначим наш «третий путь», не либерализм, не диктатура, а русский интерес. Пусть эта организация будет рыхлой, пусть в нее в качестве коллективных членов будут вступать хоть балерины Большого театра, хоть профсоюз угольщиков. Но нам нужно очень точно обозначить задачу этой организации – проявление интересов русского народа, выработка «третьего пути». 

С моей точки зрения – это максимум, на который мы сейчас способны. Но сделать хоть что-то в нынешних условиях, значит сделать очень многое. 

Спасибо за внимание.

Максим Калашников, писатель-футуролог:  

Действительно, момент наступает критический. У существования системы, которая еще вчера была самодостаточной, есть совершенно конкретные, зримые пределы. Очевидно, что нынешний Мегакризис продлится долгие годы, РФ не хватит накоплений 2000-2008 годов, чтобы его переждать.

Первый этап распада – это финансовый коллапс режима, исчерпание его ресурсов. Кудрин говорил, что накопленных финансовых резервов государства хватит до 2011 года. Теперь он утверждает, что они иссякнут в 2010-м. А что это такое?  «Кремлинам» нечем будет платить военным. Как бывший старший сержант внутренних войск я спокойно могу об этом говорить: наши внутренние войска раздуваются и раздувается проблема их содержания. Нет денег – нечем спасать заваливающиеся компании реального сектора и терпящие бедствие регионы, не на что выполнять социальные обязательства. Бюджет зазияет дырами, придется сворачивать бюджетные расходы. Сокращается содержание и собственно армии, и МВД. Режим теряет силовую опору.

Второй этап: при отсутствии финансирования и урезании бюджета начинается  бунт регионов. Им нужно выживать. Появляется одноканальная система уплаты налогов. То есть, регионы начинают не перечислять деньги Центру, Москве. Это – реинкарнация фингансовой войны союзного центра и союзных республик 1990-1991 гг., о которой вы, возможно, помните.

Следующий шаг – приватизация губернаторами и местными элитами частей внутренних войск и армии на своей территории.  Из-за финансовой войны Центра и регионов идет развал рублевой системы. Возможно, в регионах вводятся свои суррогат-валюты. Наблюдается разгул местного сепаратизма. Вон сейчас уже, например, высказывается идея о том, что если взять газопровод, протянуть его немножечко от Тюменской области на юг, подключиться к будущему газопроводу «Набукко» (идущему мимо РФ и Украины в Европу) – и вот основа для независмой Тюменской республики, свободной от жадной Москвы. А армию ее можно, дескать, сформировать из бывших бойцов бригад спецназа ГРУ, которые распускаются по «реформе Сердюкова».

Итак, первый ограничитель жизни коррупционно-застойного, сырьевого и полицейского режима РФ – конец финансовых резервов. Второй – мировой нефтяной кризис, который прогнозируется в 2012-2015 годах, потому что сейчас потребление нефти в мире растет куда быстрее и сильнее, чем ее добыча. Уже сегодня на Западе говорят, что новых кувейтов нет, что не хватает ни буровых платформ, ни нефтеперерабатывающих мощностей.

В условиях наступившего глобального дефицита углеводородов всегда найдутся охотники поделить Российскую Федерацию быстро, надежно и без ядерной войны. Это вполне возможно: достаточно лишь умело поддержать внутренний сепаратизм и прозападных «демократов».

Третья причина возможного крушения РФ – инфраструктурно-техногенная. РФ – металлолом, страна гнилая, всякая красно-сине-белая сволочь ее изъездила до изнеможения. В стране – кризис недоинвестирования в основные фонды, в ЖКХ. Вместо того, чтобы инвестировать в страну, бело-сине-красные ее разворовывали с 1991 года и гоняли  техносферу на износ. Я сейчас читаю американские газеты и понимаю, что они там все нас давно списали со счетов.

Вот, соответственно, три причины-ограничителя. Четвертая – это следствие: ограничение валютных доходов. Я тут не соглашусь с Костей Крыловым, потому что газ и нефть в РФ действительно всему голова, от них идет спрос и на перевозки, и на строительство, а так же на все остальные виды сырья. Падает в цене нефть – падает и лес, и металл, и все такое прочее. Уменьшаются доходы – откусывать от бюджета получается меньше и поросята в Кремле принимаются  жрать друг друга. Я с вами, господин Севастьянов, в этом плане согласен на все сто процентов. Грызня и усобицы в  верхах непременно начнутся.

Итак, у нас налицо все объективные предпосылки революционной ситуации.

Что касается вопроса «Выйдет ли народ на улицы?» Надо поставить перед нашей массой вопрос будущего – «А чего мы хотим?». Ради чего выходить-то?

Я, как футуролог, не боясь заработать себе репутацию сумасшедшего, беру на себя социалистическое обязательство: написать книгу «Выход Ру» о том,какой мир мы хотим построить. Там будет город будущего, поселки-полисы, энергетика и транспорт будущего, производства на закрывающих и прорывных технологиях, сверхэффективная медицина и т.д. То есть, наше русское будущее. Нужна альтернатива унылому прозябанию людей в Эрэфии, где для  90% недоступны ни покупка элементарной квартиры, ни нормальная медицина, ни высокооплачиваемая, интересная работа.

Действительно, вопрос «Выйдет ли народ на улицы» очень трудный. Я бы совсем не сбрасывал со счетов этот выход. Он может случиться. Больше всего боюсь, что регионы будут отпиливаться от Москвы. Вот что страшно. Особенно если учесть, что окружают нас всякие всякие магниты (что притянут обломки) и тигры – в виде Китая. А тигры просто завоевывают слабые лоскутья РФ. А если мы разрушимся – мы обратно не соберемся. Это только Северное Братство может мечтать о том, что они превратят РФ в конфедерацию этнически чистых «русистанов». Но это будут полные чмо. Я боюсь регионального антимосковского всплеска. Никаких новых израилей и финляндий из обломков РФ не выйдет. А вот новые «сомалилэнды» - запросто.

 Второй момент. Про возможный подпольный террор. Он у нас тупой. Я сталкиваюсь с тем, что я для многих так нызываемых «русских националистов» - нерусский и они уже смерти моей матери желают. Они помешаны на расовой чистоте, а мы знаем, что это гибель. Не надо тешить себя мыслью о том, что они сегодня пойдут убивать таджиков, а завтра устроят массовый поход на Рублевку. Этого не будет, к сожалению. Слишком тупо и предсказуемо движение «расово-чистовиков», этих «быдлонацистов». Переход на расистский вариант типа гитлеровского означает кровавую баню в РФ и ее распад. С деградацией и гибелью обломков. С ожесточенной войной татар, башкир, якутов и финно-угров против русских. Про Севкавказ даже не заикаюсь…

Мы из истории знаем: террор никогда не приводил к победе.

На самом деле, стоит подумать о том, чтобы создавать – я наверное это громко слишком скажу – клубы любителей русской оперы. Все помнят фильм «В джазе только девушки?». Помните, как там клуб назывался? Клуб любителей итальянской оперы. Нам пора создавать такие организации и говорить о большой оперной премьере.

Общий шум.

Впереди трудное время, возможен хаос. Давайте готовиться к подполью.

Выходить из кризиса, когда кончатся финансовые резервы РФ и посыплется инфраструктура, надо будет с помощью другой экономической политики, весьма нелиберальной. Есть одна политика – эмиссионная, а-ля Яльмар Шахт, с конфискацией капиталов у паразитов, как в Третьем Рейхе. Эту политику никто из ныне правящих проводить не может. С одной стороны – у них нет мозгов, с другой – им неолиберальная вера не позволяет. Давайте попробуем эту политику сформулировать, попробуем понять, какими реанимационными мерами мы сможем спастись. Есть слабая надежда на то, что победившая в кремлевской усобице партия, востребовавшая ресурс русского национализма, поведет эту политику. А с другой стороны – может, и нам ее придется проводить, куда деваться.

Пусть это будет наша последняя охота, но мы должны попробовать. Опускать руки и говорить о том, что все пропало, в любом случае неплодотворно.

Спасибо за внимание.

Сергей Сергеев, главный редактор журнала «Москва»: 

В отличие от многих здесь присутствующих я не политик. Я не очень себя вижу в роли представителя какой-либо, даже самой замечательной националистической партии, но с удовольствием буду поддерживать ее на выборах.

Мне кажется, что все выступавшие в основном совпадают в ощущении того, какое ближайшее будущее нас ждет. Вопрос в другом: что мы собственно можем сделать, что нам под силу? Я со своей скромной колокольни лишь повторю то, что уже говорил на презентации книги Константина Крылова «Семнадцать ответов».

Чем хороша эта книжка? Это очень внятная катехизация того, чего хотят русские националисты. По-моему, в наших силах сделать и нечто большее - создать проект Русского Националистического Просвещения, аналогичный проекту Французского Просвещения XVIII века (аналогичный, разумеется, не по идеологическому содержанию, а по размаху и методам его формирования). Мы должны дать основным культурным, политическим, социологическим и прочим понятиям свои смыслы. И эти смыслы должны стать самыми влиятельными. Нация, национализм, демократия, суверенитет, прогресс, гуманизм, либерализм, консерватизм и т.д. – все это должно восприниматься общественным мнением именно так, как это формулируем мы.

Я считаю, что совсем не абсурдной была бы идея издания Русской Националистической Энциклопедии, опять-таки по формальной аналогии с детищем Дидро и Д”Аламбера. Теоретиков и аналитиков у нас для такой работы хватит. Лично я готов взять на себя раздел по истории русской националистической мысли XIX-XX веков. Книгу можно печатать сначала брошюрами типа крыловской по тем или иным конкретным проблемам, а затем свести в большой том или несколько томов.

Нам надо оккупировать сферу идеологии, так, чтобы никакая влиятельная политическая сила не могла пройти мимо столь хорошо и детально разработанной (и столь укорененной в общественном сознании) системы идей. 

Спасибо за внимание.

Конец первой части

Подготовила Лариса Романовская

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter