В ожидании Рюрика

В разговорах о молдавских событиях часто повторяется штамп: дескать, молдавское общество расколото по линии «старое – новое». Старое – это «Воронин и пенсионеры, тупо голосующие за коммунистов», новое – это «прорумынски и прозападно настроенная молодёжь». Дальше начинаются дискуссии по поводу того, кто в данном случае прав. Наши охранители решительно занимают сторону «Воронина и пенсионеров», клеймя молодёжь «оранжевыми агентами румынских спецслужб» и поминая нехорошими словами присущую событиям «морарь». Либералы потирают руки, говоря – ага-ага, сейчас ещё одна страна сбросит гнёт тоталитаризма и воссоединится с исторической родиной, а России покажет дулю, и это хорошо.

И, в общем-то, если всё так, то либералы и в самом деле имеют причины для веселья. Потому что при таком раскладе оказывается, что Россия, да и сама Молдова – это «прошлое», а Румыния – «будущее». Будущее всегда приходит, рано или поздно. И прозападная молодёжь права просто в силу своей молодости.

Однако. Что вообще означает слово «прозападная»? Каков его смысл?

Смыслов этих, как минимум, три. Приличный, неприличный и совсем неприличный.

Приличный таков. «Прозападными» мы называем политические силы, а также их отдельных представителей, которые желают установления в своей стране политических институтов, обычно связываемых с Западом. Ну там, демократия всякая, экономика рыночная, чистота на улицах и отсутствие коррупции – сами знаете весь список. «Мы построим у себя Запад».

Менее приличный – в ином. Это желание сдаться Западу, сдаться в самом прямом смысле – «чтоб НАТО армию ввело», или чуть деликатнее – «пусть они своего президента нам посадят». Выгоду видят в том, что Запад сдавшуюся страну будет кормить (опять же буквально – даст денег и всяких вещей), а также установит в ней правильные порядки. «Пусть Запад придёт к нам».

Совсем неприличный состоит в желании на «теле Запада» паразитировать. Как арабы какие-нибудь. Чтобы иметь возможность ездить по Евросоюзу, торговать наркотиками и красть машины. Жить общинами, «пилюя» на западные нормы и правила, писаные для законопослушных лохов. «Пусть Запад пустит нас к себе, хе-хе».

Разумеется, это крайние позиции, «логические». Между ними есть промежуточные. Например, между первой и второй балансируют все восточноевропейские политические силы, их идеология – смесь желания «построить» и «сдаться» в разных пропорциях. Противоречия между ними состоят как раз в обсуждении пропорций и процентов. А, скажем, обласканная европейцами Албания сразу поставила на третий вариант – мы вам сербов побили, теперь мы с вас за это возьмём сами, по понятиям.

На постсоветском пространстве получилось интересно. Тут никто никаких западных институций строить не хотел, то ранняя идеология бывших советских была смесью желания сесть Западу на шею (под предлогами типа «дайте нам денег против России») и делания вида, что строится какая-то демократия и рынок («вот видите, мы же проводим выборы, всё как у людей»). То есть, проще говоря, фуфла и паразитизма. Исключением стали страны Прибалтики и Грузия, где и в самом деле были построены некие институты, заслуживающие хотя бы формального сравнения с западными. Принесло ли им это много счастья – вопрос совершенно отдельный, мы не о счастье говорим.

Так вот. Зададимся вопросом – в каком смысле толпа молодёжи у здания парламента «прозападна»? Чего хотят рассерженные молодые люди?

Будем максимально снисходительны и заблокируем ответ – «они хотели пограбить и пожечь». По той же причине заблокируем возражения типа «это их спровоцировали». Закроем глаза на это – и спросим себя, чего они ХОТЯТ?

В общем-то, вменяемых требований у них ровно одно. Ликвидировать молдавское государство как таковое, сдаться Румынии, ну или ЕС: товарищи ясно дали понять, что не видят разницы. Сдаться, чтобы те пришли к ним и дали денег, а также навели хоть какой-нибудь порядок. Также они хотят свободно ездить в Европу – ну не то чтобы грабить, не албанцы, чай, а на заработки. «Вся программа».

Отсюда, кстати, и лёгкость, с которой толпа пошла громить парламент, и та лёгкость, с которой она оттуда ушла. Они хотели не «взять власть», а ликвидировать её. «Пусть нами управляют нормальные люди, раз сами не можем».

Ну что ж. Это тоже программа, какая-никакая. «Земля наша велика и обильна, а наряду в ней нет».

В таком случае вопрос стоит очень просто. Готов ли – сейчас, в настоящее время – Евросоюз обустроить жизнь трех с половиной миллионов молдаван? Именно Евросоюз – потому что Румыния не прочь была бы расшириться и укрепиться, но своих денег у неё на это нет и вряд ли будут в ближайшее время. Скорее уж, румынское руководство было бы непрочь получить с Евросоюза посильное вспомоществование на реинтеграцию Молдовы (что, возможно, и объясняет румынскую активность в этом направлении). Но ЕС – готово ли оно платить за это удовольствие полновесными евро?

Год назад это было бы обсуждаемым вопросом. Но сейчас?

Тем более, что Молдова никуда не денется и не убежит. Ни сейчас, ни завтра, ни через десять лет. Разве что там появятся настоящие прозападные политики, которые займутся построением полноценного государства.

Но это вряд ли.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter