Создается механизм мягкого давления на союзников России

Инициатива создания совместных военных сил быстрого реагирования, вопрос о чем обсуждается сейчас в Москве, на встрече руководителей стран ОДКБ, исходила от России, с ней выступил наш президент сразу после событий в Южной Осетии. И пока готовится первый шаг к созданию таких сил. Насколько реально осуществить эти планы, сказать сложно. Есть достаточно много «подводных камней», в первую очередь, это позиция Таджикистана – не секрет, что Рахмонова с большим трудом уговорили приехать на эту встречу в Москве.

Проблем достаточно много. Удастся нашему руководству эти проблемы как-то снять, разрулить, убедить наших коллег, что создание этих совместных сил действительно им нужно, что это не игра нашей страны в не совсем для них понятную политику, а что это обоюдовыгодный шаг, то проект осуществится. Если нет – это будет очередной «пшик», которых за последнее время у нас было достаточно много.

Если говорить о шансах создания совместных военных сил быстрого реагирования, то я их оцениваю как 50 на 50, может быть, даже больше. Дело в том, что и страны Средней Азии, и другие сейчас заинтересованы в том, чтобы максимально использовать в том числе и наш потенциал, с тем, чтобы не допустить развития всяких негативных сценариев - особенно связанных с экономическим кризисом.

Речь идет о том, чтобы создать некие механизмы, в том числе и мягкого, в хорошем смысле слова, давления на наших союзников, в особенности в условиях, когда репутация нашей страны на Западе подпорчена - не только событиями, связанными с Южной Осетией, но и той газовой войной, которая обусловлена позицией украинских властей. В то же время других рычагов у нас нет.

Соединенные Штаты и страны Евросоюза будут предпринимать серьезнейшие попытки для того, чтобы максимально снизить энергозависимость Европы от нас. Отсюда – игра с республиками Средней Азии со стороны американцев и европейцев для того, чтобы выстроить альтернативные потоки для поставки углеводородов. Это является для нас весьма и весьма неприятным. Поэтому, если говорить о причинах, по которым Россия стремится создать совместные военные силы быстрого реагирования, то собака зарыта именно в этой сфере. Это попытка не допустить влияния внешнеполитических факторов на положение в зоне наших стратегических интересов, какой для России является постсоветское пространство - Средняя Азия, Белоруссия и так далее.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
  • Самое читаемое
  • Все за сегодня
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter