Антисоветчина как болезнь современных «националистов»

Изображение советской истории этого периода
как разделение на кучку злодеев во главе со Сталиным
и прочую массу невинных жертв этой кучки
есть идеологический кретинизм.

Александр Зиновьев. Русская трагедия. М., «Эксмо», 2008, с.83.

Честно говоря, я полагал дискуссию, развернувшуюся на АПН после моей статьи «Красное и коричневое», завершённой.

Однако публикация Ивана Жукова «Неблагодарная свинья русского коммунизма», в которой автор, цитируя фрагменты моей статьи «О русском предательстве и товарище Сталине» (название, кстати, не моё, а редакционное), полемизирует со мной лично на половину всего материала, требует даже не только и не столько развёрнутого ответа. Она заставляет всерьёз задуматься о природе антисоветской идеологической платформы, присущей, увы, многим людям, позиционирующим себя «русскими националистами».

Их антисоветизм, как правило, носит вульгарный, карикатурный и примитивно-лозунговый характер.

И основан он не на знании, полученном путём беспристрастного исторического исследовании, а на материалах эмигрантских или западных агиток времён Холодной войны, да публикациях времён перестройки.

Начиная с конца 80-х, русская националистическая мысль, во многом, формировалась не на основе объективного восприятия реальности, а на основе многочисленных фобий и «перестроечных» политических клише, активно навязываемых СМИ.

Причём, навязываемых известными политическими силами в определённых политических целях.

К сожалению, русское национальное движение изначально складывалось не как политическая сила с чётко выработанной идеологией, направленной на обретение власти, а, скорее, как некая рефлекторная реакция части общества, чей национальный настрой был поначалу чисто стихийным. Потому и цели многочисленных вначале русских партий и движений выбирались в целом неполитическими. Сплочение русских по этническому признаку и сплочение славян, возрождение православия, противостояние миграции инородцев, разоблачение роли евреев в революции и советской истории 20-х, разоблачение масонов — в общем, всё, что угодно, только не борьба за реальные политические цели.

Участие в реальной политике независимой и неподконтрольной власти политической силы автоматически подразумевает её борьбу за власть. Но русские националисты как раз за власть никогда всерьёз и не боролись.

Защита бойцами РНЕ Верховного Совета в 1993 году — это лишь один яркий боевой эпизод в довольно серой истории этой организации, не более того. На протяжении почти всего своего существования вроде бы военизированное РНЕ пыталась с властью заигрывать (вспомним совместные с милицией патрули в парках и электричках).

Возникшая в 2002 году НДПР, отвергая путь жёсткого противостояния режиму, пробовала пойти путём легальной парламентской оппозиции, но тоже закономерно потерпела политическое фиаско. В путинскую эпоху списки допущенных к выборам партий утверждаются администрацией президента. А ей русские националисты не нужны даже в таком сервильном варианте.

В изменившихся исторических условиях НДПР сыграть роль «легальных марксистов» объективно не могла.

Остальные же партии, движения и группы националистической направленности если даже и декларируют на словах о своём неприятии существующей общественно-политической модели, то в реальности не то, что не борются против неё, но даже в публичной политике практически не участвуют.

Время от времени, правда, собираются различные съезды, конференции и т.д., но дальше деклараций дело не идёт.

Думаю, во многом, этот безрадостный факт объясняется ещё и качеством людей, собирающихся в этих организациях. Они — не политические борцы, не пассионарии.

В общем, на протяжении почти всей своей истории русские националисты боролись с кем угодно и с чем угодно (чаще — друг с другом), но только не свластью и не за власть. А если же не бороться за власть и не пытаться создать организацию, направленную именно на достижение этой цели, то остаётся только выискивать внутренних врагов и изобличать их «подобныеалкоголизму политико-идеологические недуги», чем, в частности, усиленно занимается г-н Жуков.

Я не раз задавался отнюдь не риторическим вопросом: почему, несмотря на постсоветскую трагедию именно русского народа, в России так и не возникло твёрдой политической организации русских националистов.

Подчёркиваю, именно политической. Православные, монархисты, хоругвеносцы, язычники, скинхэды, гитлеристы и тому подобная публика — это кружки по интересам, а не политические организации в полном смысле этого слова.

Один мой друг, имеющий 15-летний опыт участия в русском национальном движении, в качестве объяснении этого, казалось бы, парадоксального феномена называл низкий, в целом, образовательный уровень большинства его участников. В частности, в его городе (а он живёт в областном центре-миллионнике) долгое время в местной нац. тусовке было всего три человека с высшим образованием на добрую сотню участников. По его словам, многие националисты просто «не догоняли», что причина бедствий русского народа не в наплыве инородцев как таковых, а в существующей политической системе, не только поощряющей этот наплыв, но и проводящей такую политику, в результате которых русский народ просто обречён на исчезновение как этно-социальный организм.

Итог печален. У русских националистов нет ни партии, ни единой организации, ни единой идеологии, ни единой политической стратегии.

По сути, есть течение в обществе, имеющее множество стихийных сторонников. Но скрипеть зубами в адрес «понаехавших», сидя в пивбаре или на кухне, и активно участвовать в политической борьбе — это вещи разного порядка.

Есть куча мелких групп, группок и тусовок, с остервенением грызущихся между собой. Точно с таким же остервенением они готовы накинуться на любого, кто хоть в чём-то усомниться в их единственно верных и не подлежащих никакой критике концепциях, являющихся истинами в последней инстанции. Видимо, участие в бесконечных дискуссиях они принимают за участие в политической борьбе.

При этом подобная публика ещё и радостно заглатывает идеологические наживки, спущенные властью через подконтрольные СМИ, и вольно или невольно втягивается в кремлёвские пропагандистские кампании.

В частности, Иван Жуков, позиционирует себя вроде бы в качестве противника существующего режима. Однако на деле радостно воспроизводит одну из основных пластинок медведевско-путинского агитпропа. А именно: антикоммунистическую. Да при этом ещё ухитряется обвинять в тайных провластных симпатиях того, кто противопоставляет этой пропаганде аргументированное контрмнение. Поистине, в его же терминах «шизофрения в самойзлокачественной форме» налицо.

«Вполне очевидно, что путинские власти закулисно поддерживают просталинские настроения в обществе», — безапелляционно заявляет Иван Жуков.

И далее продолжает в том же духе:

«При путинском режиме, который всякую неподконтрольную властям гражданскую активность, а тем более политическую оппозицию закатал под асфальт, в Многонациональной РФ за экстремизЬм с разжиганием прокуроры легко могут привлечь к уголовной ответственности и телеграфный столб, невозможна такая случайность как массированная кампания в поддержку сталинизма».

Г-н Жуков, вы где и когда узрели массированную кампанию в поддержку сталинизма?

Потрудитесь сообщить, в каких газетах, на каких телеканалах и в каких передачах или художественных фильмах она проводится? Самому интересно почитать и послушать. А-то, как ни включи ящик, всё только Сванидзе, да Радзинский с Познером красуются вперемешку со «Штрафбатами». Те ещё «сталинисты», нечего сказать!

В качестве доказательств своей правоты Жуков приводит запись из ЖЖ-дневника некоего А.Мальгина, да Интернет-опрос «Имя России», по результатам которого И.В.Сталин лидирует как «исторический герой России» в XX веке.

Да уж, поистине сталинский пропагандистский удар по умам сограждан, нечего сказать!

Книги о Сталине российские коммерческие издательства издают не потому, что получили приказ из Кремля, а потому что на них есть читательский спрос. Я, как человек, лично общавшийся с представителями не одного издательства, могу сказать, что читательский спрос и коммерческий успех выпускаемой книги — это чуть ли не единственное, что их интересует. А спрос, как известно, рождает предложение.

Известный в России редактор издательства «Яуза» Александр Колпакиди мне лично говорил, что в области военной мемуаристики и политической историографии бешеным спросом среди населения пользуются книги о Великой Отечественной войне. А она неразрывно связана со сталинской эпохой русской истории.

Вообще, живой интерес к Сталину и сталинизму вполне объясним на фоне периода почти двадцатилетнего национального унижения России как государства и русских как нации.

Но Жуков игнорирует эти факторы и, по всей видимости, не смотрит ТВ и не читает газет. Иначе не мог бы не заметить, что такой оголтелой и разнузданной антисоветской и антисталинской пропаганды в официозных СМИ как сейчас, не было, наверное, с начала 90-х. В первые годы правления Путина вроде поутихло немного, а потом понеслось с новой силой.

Природа её понятна. Нынешняя власть, утвердившаяся на обломках власти советской, кровно заинтересована в её очернении и демонизации. Для народа требуется срочно сварганить ложный жупел в недавнем историческом прошлом, якобы являющийся источником его бедствий в настоящем. Раздувая до вселенских масштабов недостатки социалистического строя и просчёты советской власти, власть современная пытается скрыть за этой пропагандистской шумихой собственные преступления перед народом.

К примеру, спекулируя на теме репрессий 30-х, медведевско-путинский агитпроп ловко уводит общественное мнение в сторону от современных политических репрессий (в частности, против русской правой молодёжи), современных политических заключённых и огромного количества заключённых вообще в российских тюрьмах и лагерях, чьё количество давно превысило аналогичные категории в сталинские годы, хотя численность населения РФ в сравнении с СССР значительно сократилась.

Поливая грязью сталинскую коллективизацию и индустриализацию, официозные СМИ уводят внимание общественности в сторону от такого чудовищного по своим разрушительным масштабам общественно-исторического процесса современности, как тотальная деиндустриализация России и превращение её в сырьевую колонию Запада.

Россия при Ельцине и Путине практически сошла с исторической сцены не то что «мировая держава», а даже как государство, проводящее просто независимую внешнюю и внутреннюю политику. Но тем ни менее по всем телеканалам ежедневно выливают грязные помои на прошлую эпоху, при которой Россия достигла пика своего исторического могущества и влияния в мире.

Принижая и замалчивая колоссальные успехи советского образования и науки, провластные СМИ исподволь проводят мысль, что, мол, ничего катастрофического в современном вырождении образовательной системы и упадке науки, а также в массовом одебиливании населения нет.

Продолжать перечисление перечня причин, подталкивающих власть к разворачиванию антикоммунистической и антисоветской истерии в СМИ можно ещё долго.

Многие из числа «националистов», видимо, в силу своего интеллектуального уровня — слово «националист» я беру в кавычки умышленно, так как человек, которому действительно дороги Россия и русский народ никогда не будет брызгать слюной бешенства при упоминании о СССР — охотно заглатывают такую идеологическую наживку.

Активно включаясь в антикоммунистическую и антисоветскую кампании, они начинают объективно лить воду на мельницу Медведева, Путина и Суркова. Причём, льют с показным рвением, заставляющим всерьёз задуматься о глубинных мотивах такого поведения.

Отчасти, здесь играет роль тот факт, что немногие из числа русских националистов способны мыслить по-настоящему политическими категориями.

Для них поиск и разоблачение врагов в историческом прошлом страны — любимое занятие. То Ивана Грозного и Московское царство, присоединивших «вольный Новгород» (а Москва что, невольничьей была?) виновником всех бед объявят. То христианизацию Руси анафеме предадут. Теперь вот нападают на коммунистов и лично Сталина с бешеной яростью. Как будто это он лично, восстав из праха, клепает без конца заказные политические процессы против русской молодёжи, накачивает нефтедолларами Рамзана Кадырова с его чеченцами, передаёт острова на Амуре Китаю, вымаривает по миллиону русских в год и наводняет российские города кавказскими и среднеазиатскими мигрантами.

Казалось бы, ясно кто сейчас является настоящим врагом русского народа. Причём, абсолютно реальным. Но нет, у таких господ-антисоветчиков, именующих себя «националистами», под категорическое нежелание по-настоящему бороться с властью и за власть в России сразу подводится идейный базис: мы, мол, против братоубийственной распри между русскими, мы хотим найти в Кремле русских союзников, мы должны направить власть на путь национализма и т.д.

Идейка эта, помимо своей утопичности, ещё и довольно подлая, так как являет собой фактическое одобрение всего того, что делается власть имущими в стране.

Интересно, какие у этих Интернет-мечтателей есть реальные рычаги воздействия на власть для направления её внутренней политики в лоно русского национализма? Несколько сайтов и Живых журналов?

Другая же их часть, хватая вершки различных идеологических доктрин, мешают в одну кучу, образно выражаясь, Гитлера и Новодворскую. В итоге получается дикий суррогат из псевдонационалистических лозунгов, перемешанных с западными и белоэмигрантскими антисоветскими мифами вплоть до очернения Великой Отечественной войны, сдобренный пассажами о правах человека и гражданском обществе, слизанными у либералов.

Вот, например, Иван Жуков пишет:

«Объяснял и ещё раз объясню, почему принципиально выступаю против советчины. Цель совсем не в том чтобы свести исторические счеты с коммунистами и Советской властью (хотя тоже надо, с какой стати прощать того, кто твёрд в преступлении), дело в актуальной политической вредности советской идеологии: в основе советчины положена идея об абсолютном бесправии народа перед правящей элитой».

Сначала отметим в скобках, что «актуальная политическая вредность» является сомнительной смысловой «новацией», а ведь русской словесностью «русскому националисту» надо бы владеть в совершенстве.

Далее, во-первых, от термина «советчина», которым Жуков старается уничижительно припечатать 70-летнюю историю красной России, несёт хорошо знакомым душком «перестроечной» демшизы. Риторика совпадает практически полностью с той лишь разницей, что Жуков со товарищи эксплуатирует слово «русский» вместо слова «демократия».

Во-вторых, идея об абсолютном бесправии народа перед правящей элитой — это идея не коммунистическая и не советская. Это фактическая идея так называемой «суверенной демократии» в её повседневной практике. В советскую эпоху даже слово-то такое как «элита» не употреблялось. Тем более, применительно к органам власти, так как считалось, что в рабоче-крестьянском государстве трудовой народ делегирует во власть своих лучших представителей, которые не какая-то там «элита», а плоть от плоти трудящихся масс. Насквозь западное буржуазное деление народа на некую «элиту» и остальное быдло, на «белых» и «синих воротничков» пришло к нам оттуда вместе с эпохой «демократии».

В-третьих, интересно бы узнать, что мой оппонент подразумевает под «абсолютным бесправием народа»? Хотелось бы получить разъяснение сего демагогического тезиса.

СССР в отличие от путинско-медведевской России как раз являлся правовым государством в том смысле, что социалистическая законность соблюдалась. И законы, принятые государством, исполнялись. Общую надзорную функцию за соблюдением законности выполняла прокуратура в порядке «общего надзора». Именно прокуратура была тем реально действующим и эффективным органом, который стоял на страже закона.

К сожалению, мало кто сейчас задумывается о настоящей роли советской прокуратуры в обществе той эпохи. Упор делается на её обвинительной, репрессивной функции, но редко кто обращает внимание на выполнявшуюся ею функцию общего надзора. А ведь именно благодаря этому советский человек мог отстоять свои нарушенные права, обратившись не в партийные органы, а именно в прокуратуру. И прокуратура выносила решения не в соответствии с политической конъюнктурой, а в соответствие с существующим законодательством. Любой человек, заставший советскую эпоху в осмысленном возрасте, подтвердит, что в то время он ощущал несравнимо большую по сравнению с современностью степень своей правовой и гражданской защищённости со стороны государства. Властный произвол, наглое попрание законодательства, круговая порука продажных чиновников, безнаказанные преступления силовиков — это характерные черты путинизма, а не «советчины». А сейчас функцию общего надзора с прокуратуры РФ, между прочим, сняли — точнее урезали до жалкого минимума. На страже «российской законности» сейчас, по существу, никто не стоит даже формально.

Но Жуков, по всей видимости, слабо представляет себе реалии советской эпохи. Далее он пишет:

«Однако прежде чем предъявлять кому-то моральные претензии в предательстве, следует напомнить, что предателем может быть лишь свободный человек. Однако даже самые упёртые из коммунистов не смеют утверждать, что советский человек был свободен и имел хоть какие-нибудь нефиктивные гражданские права».

Полагаю, что лишь самые ортодоксальные, примитивные и узколобые из антикоммунистов станут утверждать обратное, то есть, что советский человек был государственным рабом и не имел никаких гражданских прав.

На мысль о том, что автор «Неблагодарной свиньи» плохо разбирается в предмете, о котором пишет, наталкивает и такой его пассаж:

«Напомню, что причиной распада Советского Союза послужила позиция украинских национал-коммунистов, чьи кланы правили в Москве начиная с Хрущёва».

Интересно, о каких украинских кланах идёт речь? Уж не Брежнев ли, Андропов или Горбачёв были ставленниками украинских кланов?

Скажем, председатель Президиума Верховного Совета украинец Н. Подгорный в рамках той политической системы выполнял, главным образом, представительские функции и не обладал реальной политической властью. Члена Политбюро Шелеста тоже к кланам украинских национал-коммунистов не отнесёшь. Возможно, имеется виду «перестроечный» Леонид Кравчук? Но тот никогда не правил в Москве.

И вообще, вот характерная черта подавляющего числа современных антисоветчиков. Они не только плохо разбираются в предмете своих злобных нападок, то есть в системе советской власти и принципах функционирования социалистического государства, но ещё и автоматически переносят стреотипы и термины (причём, вплоть до сленга: «элиты», «кланы», «олигархия» и т.д). сегодняшнего дня на ушедшую эпоху. В голове подобных авторов наблюдается полная мешанина из антисоветских агиток, перестроечных фильмов, произведений Солженицына и вульгарного языкового стиля многих современных горе-публицистов. Они даже не задумываются о том, что, скажем, такие современные понятия как «элита» или «олигархия» по своему смыслу вообще не применимы к обществу советской эпохи.

Кроме того, моему оппоненту не даёт покоя тема массовых предательств, поднятая в моей статье. Он пишет:

«Впрочем, если для них образцовые советские подвиги картинки из пропагандистских брошюрок, их дело. Наше дело — бить их по наглым красным мордам за пресловутых «власовцев».

То есть, по Жукову получается, что «пресловутых власовцев» не было? Ещё как были! Так же, как были и каратели из числа украинцев, прибалтов, крымских татар, чеченцев и т.д. Только не надо пытаться за счёт выпячивания преступлений одних замазать и скрыть преступления других. О причинах сталинской депортации чеченцев, ингушей, карачаевцев и балкарцев я писал в статье «Как удержать Кавказ». Хотя бы поэтому приписываемое мне Жуковым желание обелить предателей нерусских за счёт демонизации предателей русских является прямой ложью.

О феномене массового предательства конца XX века, о его причинах и следствиях я подробно писал в «Красном и коричневом». Поэтому повторяться не буду. Однако на пассаж Жукова:

«Есть один случай, когда предательство может совершить и несвободный человек, это предательство своих. Но разве советские коммунисты были для русских своими, а советская власть русской?»

всё же отвечу.

Да, г-н Жуков, представьте себе, советские коммунисты, особенно сталинской и послесталинской эпох, были для русских своими. Хотя бы потому что огромное их число было русскими по национальности. И родились они все в России, были выходцами из народа. И советская власть была порождением исторического творчества многомиллионных русских масс.

Или мой оппонент полагает, что все коммунисты вплоть 91-го года десантировались к нам прямиком в «запломбированном вагоне» с Лениным из Германии или из Швейцарии?

Никто не отрицает того факта, что большевики строили СССР во многом за счёт выжимания соков из русской глубинки в пользу национальных окраин. Но только «национальная дискриминация русских являлась основой» не только их политики, а политики имперской России, начиная, по крайней мере, с XVIII века. И термин «колониализм наоборот» был изобретён западными исследователями в отношении отнюдь не советской общественно-политической системы. Коммунистические лидеры в этом отношении стали преемниками российских императоров. И это с логической точки зрения вполне объяснимо: разрушив прежнее государственное устройство, ты неизбежно будешь строить новое с использованием элементов старого.

Но вот причина изначального создания антирусской матрицы российского государства до сих пор не вскрыта и не выявлена. По этому поводу, за редким исключением, мы слышим лишь истерические вопли разных недоумков, да бесконечную демонизацию то одной, то другой эпохи отечественной истории.

А это ведь серьёзнейший вопрос, требующий специального фундаментального научного исследования.

И если в будущем к власти в стране придёт гипотетическое русское правительство, то ему неизбежно придётся искать ответ на этот проклятый вопрос русской истории.

Потому что без объективного осмысления и понимания прошлого невозможно двигаться в будущее.

Впрочем, г-н Жуков уже набросал план этого будущего:

«А социалистической по духу она (т.е., идеология русского реванша — И.Б).может быть только лишь как антисоветская. Всякий нефиктивный социализм предусматривает неотъемлемые демократические права для народа и гражданские свободы для человека, и поэтому он прямо враждебен «социализму» коммунистического типа (т.е. советского, маоистского, полпотовского, северокорейского)».

О как! То есть наш борец с «советчиной» изобрёл даже принципиально новый вид социализма — антисоветский! И при этом ещё и «нефиктивный», в отличие от советского «фиктивного», то есть, антисоциализма, по мысли Жукова. Настоящий же мол, антисоветский социализм «прямо враждебен «социализму» коммунистического типа».

Интересно, где и в каких странах такой «нефиктивный социализм» был идеологически сформулирован и успешно воплощён в жизнь? Во Вьетнаме? На Кубе? В Швеции? Или в гитлеровской Германии, чей открыто враждебный СССР национал-социализм потерпел историческое крушение? И что именно он понимает под социализмом? Остаётся теряться в догадках.

Выше я говорил о необходимости фундаментального исследования вопроса о природе возникновения и многовекового процветания государственной политики, основанной на эксплуатации преимущественно русского народа в многонациональной стране.

Но необходимо также и другое историческое исследование — о природе, истории возникновения, величия и гибели русского коммунизма. И необходимо оно по той же причине. У нерусских работают инстинкты родо-племенной спайки. Для того, чтобы сплотиться и создать этнократию, им не требуются теоретические исследования. У русских такие инстинкты атрофированы в силу множества причин. И во многом поэтому русским нужна именно идеология национального реванша.

Правда, в современных условиях изучение истории коммунистического строя в СССР останется уделом энтузиастов. Ни о каком объективном исследовании при поддержке государства не может идти и речи.

Наоборот, в современной РФ сделают всё, чтобы максимально исказить, оболгать и демонизировать советский коммунизм. Хотя бы, потому что на его фоне современная «суверенная демократия» смотрится как пигмей рядом с богатырём. Дуракам же так и будут спускать сверху заезженные клише вроде «все сидели в ГУЛАГЕ», «Сталин был недоумком» и «перестройка всех освободила».

Если уж кто и является в этих условиях «неблагодарной свиньёй» по отношению к своей стране, то именно они.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter