Помогут ли русским мародёры?

’Pride and despair!’ he cried. ’Didst thou think that the eyes of the WhiteTower were blind? Nay, I have seen more than thou лnowest, Grey Fool. For thy hope is but ignorance. Go then and labour in healing! Go forth and fight! Vanity. For a little space you may triumph in the field, for a day. But against the Power that now arises there is no victory. To this City only the first finger of its hand has yet been stretched. All the East is moving. And even now the wind of thy hope cheats thee and wafts up Anduin a fleet with black sails. The West has failed. It is time for all to depart who would not be slaves.’

’Such counsels will make the Enemy’s victory certain indeed,’ said Gandalf.

J.R.R. Tolkien. «The Lord of the Rings»

 

Придя к такому заключению, Митрич застраховал от огня всё свое движимое имущество. Теперь он мог быть спокоен и равнодушно глядел, как бабушка тащила к себе наверх большую мутную бутыль с керосином, держа ее на руках, как ребенка. …

Всё было ясно. Дом был обречён. Он не мог не сгореть. И действительно, в двенадцать часов ночи он запылал, подожжённый сразу с шести концов.

Илья Ильф, Евгений Петров. «Золотой телёнок»

МАРОДЁРСКИЙ ПАРКУР

Не так давно писателем с псевдонимом Беркем аль Атоми вниманию российской публики была предложена линейка интеллектуальных продуктов:

Это, насколько я могу судить, первый отечественный проект такого масштаба.

Главный герой дилогии — нерусский житель закрытого уральского города, которому его интуиция позволила крайне эффективно действовать в условиях последовавшей за иностранной оккупацией гуманитарной катастрофы, сосредоточив в своих руках существенные ресурсы и власть. Однако неодолимая сила — очищающие город от остатков жителей оккупанты — сумела уничтожить его семью и близких, но не его самого, снова спасённого безошибочным чутьём. Оставшись один, герой призывает себе на службу башкирских демонов, которым и был обязан своей интуицией, и с их помощью мстит оккупантам. Он демонстрирует вызывающие восхищение предприимчивость, решительность и другие качества, нехватка которых в современной России весьма ощутима.

Читатель найдёт в текстах полезные советы по хозяйству, отдельные циничные, но точные психологические и социологические наблюдения, описания жёстких действенных стратегий. Всё это может пригодиться, если наступит описанная там ситуация, да и даже в мирное время. Особенно пригодится тем, кто в силу, например, профессиональной ориентации или других факторов недостаточно социально адаптирован.

Автор открыто презирает потребителей своей продукции, прямо называя их свиньями и мудаками, использует декоративную орфографию и ненормативную лексику в таких количествах, что на обложках напечатали предупреждение. Это должно произвести впечатление бесхитростной честности.

Неудержимый апломб заменяет аль Атоми доказательство своих смелых тезисов. Стиль текстов демонстративно брутален. Как в радикально мужчинском глянцевом журнале читателя нагружают тактико-техническими характеристиками — намёками на крутизну автора и его доступ к государственным тайнам. Всё это можно было бы услышать и в пивнушке, но через Интернет не видно красного носа с прожилками, пивного брюха и майки-алкашки, зато автор может произвести впечатление видавшего виды и знающего, о чём говорит.

Смелым шагом, который, если верить автору, мог стоить ему допуска к печати (но не стоил), можно считать демонстрируемое презрение к женщинам. Они у автора — самодовольные жестокие паразитки, своей тупостью губящие окружающих.

Проект ориентирован на патриотически и националистически настроенных интеллектуалов. Выбором целевой аудитории и обусловлены особенности авторских текстов.

Существенной особенностью продуктов, появление которых обусловлено выбранным сегментом рынка, является тот факт, что постапокалиптическая фантастика подаётся под видом футурологии и публицистики. Роман художественно описывает то, что, как утверждает автор, скоро (в 2010 году) и неизбежно произойдёт с Россией: её оккупируют американцы и это сразу же приведёт к падению цивилизации и массовому вымиранию. Никаких вариантов или возможностей нет: всё решено заранее и без нас.

МАРОДЁРСТВО, КАК СТИЛЬ ЖИЗНИ

Аль Атоми продаёт не только книги и компьютерные игры, но и стиль жизни. Проникшиеся его циничным пафосом должны не только купить продукцию аль Атоми, но и сделать значительно большие инвестиции. А именно в своё выживание после неминуемой катастрофы: устроить тайники и убежища за городом, создать запасы продовольствия, предметов первой необходимости, снаряжения и оружия.

Предполагается, что при первых признаках падения государства, для определения которых рекомендуется как можно больше полагаться на интуицию, следует, превентивно усмирив супругу мордобоем, скрытно бежать к первому тайнику, оборудованному ловушками против бандитов и содержащему минимум нужных вещей, чтобы добраться до главного — богато снабжённого убежища в глуши. Нужно всячески избегать людей — они представляют смертельную опасность. Впрочем, потом, когда всё более или менее утрясётся, можно заняться торговлишкой полезными мелочами, вроде сигарет, рабов или цветных металлов.

Возможности обороны, партизанской борьбы, самоорганизации или поддержания инфраструктуры в работающем состоянии даже не обсуждаются. Описанная в «Мародёре» попытка организации местного самоуправления проваливается из-за гнилой человеческой природы — для этого нужна была некая Власть с большой буквы, которую могли бы установить только высшие силы, а не сами люди. Откуда бралась настоящая Власть раньше, автор не уточняет.

МАРОДЁРЫ ИЛИ ДЕЗЕРТИРЫ?

Аль Атоми утверждает, что множество людей уже активно готовится к гибели цивилизации, планируя, тренируясь, запасаясь и вооружаясь. И только ты, беззаботный читатель, рискуешь попасть в положение попрыгуньи стрекозы; торопись, время выходит!

Но что будет с теми, кто воспримет страшилки аль Атоми (назовём их «мародёрами») всерьёз? И с остальными?

Мародёры обречены. Даже главному герою «Мародёра» (хоть в каком-то тексте автор от него предусмотрительно отмежёвывается, главный герой отрицательным не бывает) помогли продержаться некоторое время только благосклонные к нему башкирские демоны, тайные советские склады и подземные ходы. Но на каких богов из машины рассчитывать поверившим аль Атоми? Человек — общественное животное. Пережить цивилизацию нельзя, можно только затянуть свою агонию. Шансы есть только у тех, кто сохранит часть цивилизации — прежде всего, социальные связи. Но как раз от таких попыток, давя всем своим апломбом, нас и предостерегает аль Атоми.

Мародёры не спасут русский народ. Даже если отдельные сверхлюди, спрятавшись в глуши, переживут гибель цивилизации, русские — индустриальная нация, зависимая от инфраструктуры — перестанут существовать. У нас больше нет деревень, живущих натуральным хозяйством, и башкирская нечисть на помощь не явится.

Мародёры бесполезны для дела поддержания цивилизации. Подготовившиеся к кризису люди больше не заинтересованы в её сохранении. Они убедили себя, что смогут прожить и так. Силы и средства они тратят на пополнение тайников, а не на поддержание порядка. При первом признаке кризиса, толку от них станет ещё меньше: они будут слишком заняты приведением в действие своих планов, чтобы отвлекаться на борьбу с ним.

Мародёры опасны при наступлении кризиса. Одержимые паранойей, они будут истреблять свидетелей, очищать подъезды от ненужных соседей, а магазины и склады — от содержимого. Они будут распространять панику своим бегством: народ решит, что реальные пацаны с внедорожниками и дробовиками информированы лучше других — раз они бегут, то всё кончено и всё позволено.

Мародёры заинтересованы в разрушении цивилизации. Они вложили деньги в специфические товары и навыки, жертвуя другими возможностями. Если катастрофа не настанет, то эти деньги будут потрачены зря, возможности будут упущены, а те, кто ими воспользовался, вместо закупки соли и спичек, вырвутся вперёд в конкурентной гонке.

С другой стороны именно распад цивилизации откроет для них новые социальные лифты и возможности: убийства и грабежи, к которым они морально и физически готовы, сделают их баронами, рабовладельцами или ростовщиками, а с оккупантами они договорятся.

Катастрофа освободит их от социальных обязательств: долгов, алиментов и прочего, даст шанс свести старые счёты и удовлетворить до тех пор не одобрявшиеся обществом сексуальные запросы. Озверевшие бандиты, носящиеся по городу и истребляющие остатки порядка, — мечта любого агрессора. В такой ситуации единственным выходом для разумных людей останется сотрудничество с оккупантами.

Мародёры способствуют экономическому спаду ещё в мирное время. Вывод ценностей из оборота в тайники, как и трата времени на постройку убежищ, вместо работы по специальности, не способствует здоровью экономики. Массовая покупка пшена и полиэтилена вместо технологичной продукции приведёт к рецессии в высокотехнологических отраслях.

СИНДРОМ МАРОДЁРА

Беркем аль Атоми создал самосбывающееся пророчество, из того же ряда, что биржевая паника, или ажиотажный спрос на продукты: грабь, запасайся, прячься, пока тебя не опередили! Вложенное в достаточное число голов, оно усилит любую проблему до степени катастрофы.

Произведения аль Атоми, если принимать их слишком серьёзно, подрывают волю к борьбе. Они вбивают мысль о том, что всё предрешено высшими силами и изменить ничего нельзя. Для мусульман эта мысль естественна, но русские верят в свободу воли.

Картина мира аль Атоми состоит из стада скота и стоящего над ними всемогущего, непостижимого и неодолимого, как ураган, Хозяина — или Хозяек, как у писателя зовут оккупантов. Власть даётся исключительно некими потусторонними силами, а не приобретается самостоятельно или учреждается общественным договором.

Только в башкирских деревнях, что характерно, существует более или менее организованное самоуправление. А максимальный доступный русским, как нас хочет убедить автор, уровень самоорганизации — Дом. Скотам не положено самоуправления, им остаётся делить друг друга на «свиней», «шакалов», «крыс» и молить Тенгри-хана о ниспослании нового фюрера.

Из мизантропической картины мира следует социопатическая практика: автор, как могут убедиться желающие, и сам не договороспособен (или старательно создаёт такое впечатление), и активно распространяет социопатию среди своих читателей.

Синдром мародёра не даёт увидеть возможности, которыми давно пользуются более благополучные народы.

ТЕРПЕТЬ ЛИ РУССКИМ МАРОДЁРОВ?

Мародёр погубит и себя и других. Одно его присутствие разлагает социальный организм. Мародёры помогут кому угодно: американцам, китайцам, живущим сельским хозяйством инородцам, только не нам.

Купив «плазму» на стену в кредит Вы, на мой взгляд, больше поспособствуете предотвращению катастрофы, чем адепт выживания, запасающийся помповым ружьём и пшёнкой. Вы заставите двигаться товары и деньги, дав людям работу и рынки сбыта. А купив страшилку Беркема аль Атоми, ещё и поддержите «отечественного производителя»; десяток продолжений «Мародёра» сделают этому производителю имя и состояние. Платить деньги, за то, чтобы быть названным свиньёй? Хотя, о вкусах не спорят…

Более того, вставших на путь мародёра желательно сдерживать имеющимися у вас средствами. Вообразите власти, в чрезвычайной ситуации ограничивающие передвижения, изымающие оружие и припасы, а слишком предприимчивых умников расстреливающие. Такие меры могут вызвать только ненависть, но на месте властей, вполне возможно, любой разумный человек поступит так же. Мы или все вместе выживем, или все вместе погибнем.

Было бы ошибкой и признать автора «Мародёра» (при всём его апломбе) моральным авторитетом. Сторонник жесточайшей цензуры, под которую бы первый и попал, он не поднялся над уровнем мышления милиционера, заключённого или азиата, деля людей по мастям, а распад Советского Союза приписывая тому, что люди не удержали прочих животных под контролем. Всякий разговор о свободе он считает манипуляцией, понятия чести, личной инициативы, прав и общественного договора ему незнакомы.

Непревзойдённый идеал автора — сталинский СССР, который он считает монархией.

Но на худой конец, видимо, сойдёт и редко населённая башкирами бывшая Россия под китайской оккупацией.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter