Утилизация Путина?

Мы живём в довольно странное время и в довольно странном месте. Конечно, принюхавшись и притерпевшись, так что большинство странностей уже как бы и не замечаются. Но именно поэтому имеет смысл иногда остраняться, чтобы не утратить правильные представления о том, как оно вообще-то должно быть на самом деле.

 

Ну вот например. Сейчас вся страна увлечённо обсуждает, кто будет преемником Путина. Поразительно тут то, что подобная тема обсуждается вполне открыто и безо всякого стеснения. Типа это нормально — преемник. Напоминаю: мы живём в демократическом как бы государстве, где его первейший начальник должен выбираться типа всеобщим, равным и тайным голосованием. У нас соответствующий институт тоже вроде имеется. Но никто его не воспринимает в таком качестве. Все судачат, кого нам назначат, ибо Президент у нас — назначаемая должность. А выборы, всеобщие-равные-тайные — это просто способ демонстрации назначенца «справиться с работой», что-то вроде тестового задания: «обеспечить явку и голоса». Все это понимают — и все находят это нормальным, ага-ага.

 

Но ещё интереснее другая обсуждаемая тема. На пристойном политологическом языке она называется — «гарантии уходящему Президенту». То есть предполагается, что есть страшная проблема: человек, ушедший с высшего государственного поста, нуждается в каком-то особом с собой обращении. Его надо «куда-то деть».

 

Во всех странах мира, включая африканские, такой проблемы не стоит. Ну, был некто Президентом, Верховным Правителем или кем-нибудь ещё. Если он не особенно накосячил, он получает некоторую денежную и моральную компенсацию за труды и живёт себе припеваючи, наслаждаясь своим портретом в учебнике истории. Если накосячил сильно — ну, его можно убить, а ещё лучше дать немного денег и отправить куда-нибудь за границу, лучше всего в Европу: «живи тихо и не высовывайся». Разумеется, севший на его место товарищ списывает на предшественника все накопившиеся долги и проблемы, но это так завсегда… В общем, ничего нового и интересного.

 

У нас же судьба отработавшего своё Президента является предметом общенациональной озабоченности. Такое впечатление, что речь идёт о захоронении выгоревшего ядерного топлива. Все только и думают, какое хранилище соорудить для этой дряни, в какие бетонные блоки уложить, каким свинцом окружить.

 

Рационализируется этот страх тремя способами.

 

Во-первых, демонстративной озабоченностью судьбой отставника. Почему-то предполагается, что лишившийся верховной власти товарищ тут же окажется козлом отпущения. На него будут повешены все долги и все собаки, после чего он останется беззащитным перед гневом элит и яростью толп. И как лишившийся кремлёвской охраны экс-Президент выйдет за ворота Кремля, его растерзают голодные пенсионеры, подстрекаемые обиженными олигархами, и как бы его защитить от такой страшной участи. А то, что даже тотально ненавидимый всеми Михаил Горбачёв невозбранно бегает по улицам, и ему даже в рожу не плюют, никого почему-то не вразумляет. Как и судьба Ельцина, которого, конечно, держали под хрусталём, но ведь даже и попыток не было. Нет — всё болботают о каких-то «гарантиях уходящему первому лицу», как будто мало обычных мер безопасности.

 

Вторая тема — озабоченность судьбой уже не персоны, а «курса». Дескать, как только власть сменится, преемник обязательно всё испортит, поведёт не туда и вообще насвинячит. Поэтому нужны железные гарантии влияния предшественника на преемника, чтобы он стоял за спиной и мог в любой момент поправить молодого. Опять же, непонятно, почему и зачем молодой будет портить хорошую вещь — прежний курс, и почему так страшно с него сойти «в виду новых обстоятельств». При том печальный пример КПСС, которая предпочла судьбу Титаника, лишь бы не касаться штурвала, никого почему-то не пугает. Нет, все боятся за «курс» — даром что в нашей ситуации никто толком не знает, куда мы плывём.

 

И на третье — страх перед самой фигурой уходящего, опять же за «курс». Когда Президент уйдёт, он обязательно захочет разрушить всё то, что созидал.

Напишет какие-нибудь разоблачительные мемуары, или заговор устроит, в общем — предаст и продаст. Да мало ли чего натворит бывший бог, ставший человеком — глядишь, подастся в Прометеи. Поэтому его нужно всячески пеленать, сковывать, держать под присмотром, как титана какого. Опять же, исторические примеры отсутствуют: ничего такого ужасного эксы у нас не творили. Даже наоборот: типичный «бывший» Примаков в своё время ой как пригодился. Всё равно боятся.

 

Тем не менее, при всей абсурдности постановки вопроса, он стоит во весь рост, «как лист перед травой». Куда девать экс-президента? Или, чтобы быть ближе к текущим реалиям — как утилизировать Путина, если он всё-таки уйдёт?

 

Отвечают на этот вопрос тоже тремя способами.

 

Во-первых, отрабатываются планы неухода — начиная от банального «третьего срока» и кончая идеей «конституционной передержки»: Путин уходит, но на время, оставляя власть назначенному им местоблюстителю, чтобы через четыре года вернуть себе бразды. При этом главной опасностью представляется фигура местоблюстителя: а ну как он и в самом деле вообразит себя Президентом и начнёт своевольничать и бразды не вернёт? Далее выстраиваются конструкции политического кукловодства — как связать местоблюстителя по рукам и ногам, чтобы Путин из тайного скита, куда он удалится на четыре года передержки, мог бы дёргать за эти ручки-ножки.

 

Вторая идея — уход в сторону. Дать Путину возможности и ресурсы, сравнимые с возможностями и ресурсами первого лица. Фактически речь идёт об установлении дуумвирата, где Путин оказывается старшим дуумиром, да ещё и не несущим прямой ответственности за действия младшего (то бишь официального Президента). Дальше начинаются варианты: то ли «Газпром» ему отдать, Патриархом Всея Руси назначить. Так или иначе, речь идёт о создании новой властной институции, равночестной президентству как таковому. По сути, переворот.

 

И третий вариант — вверх. Путин становится чем-то большим, чем Президент. Например, президентом Союзного государства России и Белоруссии, или международным чиновником верхнего уровня, в какой-нибудь структуре типа ООН. На худой конец, такую структуру можно создать — скажем, заключить какой-нибудь союз или блок с участием России, а Путина посадить на главное место. Это тоже переворот, хотя и внешнеполитический.

 

Никто не рассматривает почему-то четвёртый вариант. Путин уходит с поста Президента России и далее живёт как частное лицо, бегает по утрам в парке, пишет мемуары, раздаёт интервью и наставляет молодое поколение. Пользуясь при этом всеобщим уважением, переходящим в ностальгическую грусть, и готовясь предстать перед судом истории. Как в какой-нибудь Америке — ну или хотя бы в Польше…

 

Но пока что подобная программа слишком радикальна. Поэтому мы включаемся в тему и начинаем обсуждать вопрос об утилизации уходящего Президента. Рассматриваются все варианты, кроме пули в лоб и вил в бок.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter