Резервации для «кавказских индейцев»

Предыдущая часть — здесь

Это сладкое слово «резервация»

У слова «резервация» сложилась очень негативная репутация. Это неудивительно — долгое время «резервациями» назывались концентрационные лагеря, призванные обеспечить «нежелательному элементу», в первую очередь, высокую смертность. В дальнейшем правительство США изменило тактику и попыталось проводить политику, направленную на насильственную ассимиляцию индейского населения. У политики этой было два основных направления (своего рода «кнут» и «пряник»): «терминация» (создание невыносимых условий в резервациях) и «релокация» (поощрение ассимиляции). Были потрачены миллиарды долларов, но результаты оставались плачевными.

Лишь в 80-е годы ставка была сделана на «прикрепление индейцев к почве» за счет создания в резервациях «особых условий». Запретительный подход (в свое время законодательство прямо запрещало индейцам покидать территорию резервации) уступил место подходу поощрительному, который полностью себя оправдал.

Сегодня права индейцев (в том числе, право на свободу передвижения) никак не ограничены. Тем не менее, значительная часть индейцев постоянно проживает в резервациях и не намерено их покидать. Среди обстоятельств, закрепляющих такой поведенческий стереотип: значительные правительственные субсидии (предоставляемые только тем из индейцев, кто не покидает территорию резервации) и ряд очень денежных льгот, главная из которых — возможность открывать собственные казино…

Игорный бизнес запрещен почти на всей территории США — казино разрешено устраивать лишь на отдельных территориях (в штатах Невада и Калифорния). В 1983 году индейцы моронго (Калифорния) с разрешения правительства открыли в резервации свое первое казино. Сегодня вожди моронго способны не моргнув глазом выложить $250 млн. за огромный 23-этажный казино-отель в нескольких милях от знаменитого Миллардского каньона… Из 562 индейских племен, 201 уже устроили казино в своих резервациях. В 2001 году индейцы заработали на любителях азартных игр $12,7 млрд. — сумма заметная даже на фоне прибылей игорных домов Лас-Вегаса.

Кроме того, в современной Америке индейцы выполняют функции хранителей главных природных красот. Резервации расположены в местах, наиболее востребованных у кинематографистов и туристов. Доходы от их эксплуатации получают индейцы.

На территориях резерваций действует индейское самоуправление. Индейцы вправе закрыть на свои земли доступ, вправе требовать от посетителей соблюдения тех или иных (зачастую весьма курьезных) правил. В частности, патриархальный уклад, принятый у индейцев жестко регламентирует внешний вид и поведение женщин на территории резервации. Вообще, современная «индейская резервация» — это, прежде всего территория, принадлежащая индейцам. Юрисдикция штата на нее не распространяется. Более того, например, в Канаде обсуждается вопрос о предоставлении индейским резервациям возможности организовывать собственное судопроизводство (базирующиеся на принципе «коллективной ответственности») — чтобы индеец, совершивший преступление на территории резервации, мог выбирать между индейским и государственным судом.

В США за индейцами по-прежнему сохранены все рудименты времен «ставки на ассимиляцию»: льготы на поступление в вузы, бесплатные курсы «повышения квалификации», система содействия трудоустройству и т.д. Но индейцы всем этим благам в последнее время все чаще предпочитают традиционный уклад резерваций. Американский исследователь Л.Бин приводит следующее высказывание индейца моронго: »Когда человек состоит членом резервационной общины, у него кое-что есть. Он не утрачивает свое лицо. Он не такой как люди в городском гетто, где ваше единственное отличие — работа. Мы не безликие люди. Мы — индейцы моронго». Индианка из племени навахо Паулина Уатсингер подчеркивает: »В нашем традиционном языке нет слова, обозначающего переселение. Я поняла, что человек умрет, если покинет свою землю. Я пришла к заключению, что та земля, которую я оставила, суждена мне до смерти…».

Индейские хитрости северо-кавказских президентов

Несмотря, на кажущуюся экзотичность «индейской политики», которая проводится в современной Америке, нельзя не признать тот факт, что ее отдельные элементы практиковались еще в Советском Союзе. В частности, именно такая политика проводилась после войны на Сахалине.

В январе 1947 года, когда была образована Сахалинская область, Сталин заявил: »Париж на Сахалине мы не создадим, но условия для жизни создадим обязательно». Коренное население Сахалина — нивхи. Никаких оснований для создания особых условий для них в законодательстве СССР предусмотрено не было, поэтому, чтобы создать для нивхов «индейские условия», советская власть вынуждена была идти на «маленькие хитрости». Если верить медицинским заключениям того времени, у всех мужчин-нивхов, на протяжении десятилетий в 100% случаев обнаруживалась тяжелая форма туберкулеза. На этом основании все мужчины-нивхи освобождались от воинской повинности. Все нивхи числились работниками совхоза, и раз в месяц аккуратно получали в кассе по 120 рублей в месяц. Ни в каком совхозе они при этом не работали — летом уходили в леса и жили в землянках, зимой ловили рыбу и охотились. Таким образом, нивхов удалось сохранить от неизбежного столкновения с чуждой им цивилизацией. Конституция, конечно, нарушалась, зато нивхи жили…

Если объективно взглянуть на межбюджетные отношения, складывающиеся сегодня на Северном Кавказе, мы также увидим элементы «резервационного подхода». Причем активной стороной здесь выступает отнюдь не федеральная власть — сами национальные республики любыми путями стараются обеспечить себе скрытые субсидии из федерального бюджета (то есть устроить себе «индейскую жизнь»).

Недавно в Карачаево-Черкессии имел место громкий скандал — выяснилось, что республиканским законодательством установлен размер детских пособий, превышающий среднероссийский в 12-15 раз. При характерной для республики многодетности общая сумма получалась довольно-таки солидной. В бюджетах почти всех семей республики «детские деньги» долгие годы играли заметную роль.

В другой южной республике — Адыгее — была своя специфика. Там в течение многих лет действовало протекционистские законодательные нормы в отношении игорного бизнеса. В итоге число казино в крошечной Адыгее превысила число аналогичных заведений в Краснодарском крае в 17 раз.

И подобным примерам на Северном Кавказе «несть числа». На фоне пассивности Федерального центра наши «кавказские индейцы» уже взяли инициативу в свои руки. Полагаю, что это — здоровая тенденция. Ей не следует противодействовать — напротив, «кавказская политика» Москвы должна идти в фарватере, проложенном этими инициативами… Президенты Батдыев и Совмен сейчас говорят о готовности привести спорные разделы законодательства своих республик в норму. Но стоит ли это делать? Субсидии и льготы — в принципе, вещь не плохая. Нужно лишь четко себе представлять — на какой эффект мы от них рассчитываем. Американцы за последние десятилетия истратили на индейцев миллиарды долларов и лишь к середине 80-х нащупали верный путь… России тоже необходимо кардинально пересмотреть всю свою «кавказскую политику». Вернее, после длительной паузы начать, наконец, ее проводить…

Вынужден признать, что интересы государства российского и мои личные интересы — не одно и то же. Я, как представитель городской европейской цивилизации, заинтересован исключительно защите моей традиционной среды обитания от чуждых элементов. Судьба самих этих «элементов» меня, честно говоря, не особенно волнует. Государство же российское заинтересовано в создании такого порядка, при котором хорошо всем — и мне и раздражающим меня чужакам (тоже гражданам России). Опыт США свидетельствует о том, что это невозможно до тех пор, пока индейцам (горцам) не будет предоставлена возможность полноценного существования в условиях традиционного для них уклада. Как это происходит в США — мы знаем, а как это могло бы выглядеть на Северном Кавказе?

ОТНР: «через четыре года здесь будет город-сад»

Первое, что хочется отметить — никакие революционные изменения в национально-территориальном устройстве России для этого не нужны. Реформа исполнительной власти предоставляет Федеральному центру возможность превратить национальные республики из гнезд сепаратизма в некое подобие американских штатов. Возглавляемые ставленниками Москвы республиканские администрации, уже в ближайшее время приведут республиканские законы в соответствие с федеральным законодательством. «Серые схемы», обеспечивающие возможности для скрытого субсидирования, будут ликвидированы…

В таких условиях есть все предпосылки для создания того, что в США называется «резервациями», а в России могло бы называться… допустим, «особыми территориями национального развития» (ОТНР). В Америке несколько сотен резерваций, на территории которых постоянно проживает чуть более 500 тыс. индейцев. На российском Северном Кавказе можно создать примерно столько же ОТНР. Размер ОТНР должен позволять организовывать там эффективные структуры местного самоуправления, коим следует делегировать максимум полномочий. Следует рассмотреть возможность предоставления ОТНР широких возможностей для организации управления в соответствии с традиционным для горцев укладом (в частности, в ОТНР может быть узаконено многоженство и «коллективная ответственность», юноши могут быть освобождены от службы в армии и т.д.). Соответствие действующих в ОТНР внутренних правил Конституции РФ должно быть признано необязательным. ОТНР должны находиться с Федеральным центром в особых договорных отношениях, исключающих посредников в лице республиканских администраций. Для решения вопросов, касающихся ОТНР, должно быть создано специальное министерство (или агентство в составе Миннаца).

ОТНРы должны стать главными (в идеале — единственными) получателями субсидий Федерального центра. Все субсидии должны перечисляться на именные счета, лицам, постоянно проживающим на территории ОТНР (покидая ОТНР, они должны автоматически лишается права на их получение). Жители северо-кавказских республик, не проживающие постоянно в ОТНР, никакими специальными льготами пользоваться не должны…

То обстоятельство, что территории, пригодные для организации ОТНР, расположены в красивейших уголках Северного Кавказа, позволяет рассчитывать на развитие там туристической индустрии (так же, как это происходит в США). Но особо эффективной мерой может оказаться использование американского опыта по организации в резервациях игорного бизнеса. Вообще-то, закрытие игорных заведений на всей территории России — мера давно назревшая. Это наиболее криминализированная сфера, повинная в тысячах «маленьких трагедий» в российских семьях. С другой стороны, предоставление права на организацию игорных заведений ОТНР автоматически сделает их сверхпривлекательными зонами для инвестиций, гарантирует быстрое развитие туристической инфраструктуры, обеспечит местных жителей рабочими местами и т.д. Американцы, решившиеся на эту меру двадцать лет назад, сегодня практически сняли с повестки дня «индейскую проблему», сэкономив при этом миллиарды бюджетных денег. И у нас есть все основания ожидать подобного эффекта (кстати, в качестве пилотного региона здесь могла бы выступить Адыгея)…

Чем предложенная мною схема отличается от нынешней северо-кавказской «черной дыры», в которую ежегодно вбухиваются миллиарды рублей? Здесь каждый потраченный рубль будет работать на то, чтобы максимальное количество горцев оставалось на родине, а не отправлялось искать счастья в российские города. Сейчас у них практически нет выбора — чудовищная безработица и хроническое безденежье гонят сотни тысяч молодых горцев на заработки. Постоянное миграционное давление со стороны Кавказа создает массу проблем. Организация на Северном Кавказе ОТНР создаст новый центр притяжения для горской молодежи, за счет которого объем вынужденной миграции может снизиться в разы. Этнические преступные группировки лишатся кадровой подпитки. Осевшие в России диаспоры, оставшись один на один с коренным населением Центральной части России, будут вынуждены либо ассимилироваться, либо вернуться на Кавказ (ОТНР создадут для такой «репатриации» все необходимые условия)…

Таким образом, внедрение в России последних достижений правительства США на «индейском направлении» отвечает интересам всех заинтересованных сторон. В том числе, и чеченских сепаратистов. Во всяком случае, один из их главных идеологов Хож-Ахмед Нухаев (беседы с которым в свое время издал отдельной книжкой ныне покойный Пол Хлебников) в своих статьях настойчиво предлагает устроить в Южной Чечне нечто вроде ОТНР. По мнению Нухаева, эта мера способна навсегда прекратить войну в Чечне, избавить ее от ваххабитов и принести множество других бесценных благ. В этих условиях было бы непростительным легкомыслием пренебрегать передовым опытом американских товарищей».

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
  • Самое читаемое
  • Все за сегодня
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter