Выхухоль в яблочном соусе

Выборы Законодательного собрания Санкт-Петербурга стали карикатурой на кровавый государственный переворот 21 сентября — 12 декабря 1993 года.

По меткому наблюдению Карла Маркса, история повторяется дважды: один раз как трагедия, второй раз — в виде фарса. Классик в очередной раз оказался совершенно прав. Избирательная кампания в Петербурге живо напомнила многие этапы ельцинского путча четырнадцатилетней давности и последующей комедии выборов Государственной Думы. Правда, на ту жестокую бойню, питерские разборки походили не более, чем жаба на крокодила, и, слава богу, обошлось все без трупов, но все же сходство отдельных деталей казалось поразительным.

Как и в 1993 году, был принят новый избирательный закон, ударивший, прежде всего, по депутатам-одномандатникам. Как и тогда, не были допущены до выборов наиболее неприятные властям партии. (В 1993 году анпиловские коммунисты и бабуринские национал-патриоты, сейчас национал-большевики и «Яблоко»). Наконец, точно так же, как и при Дедушке, выборам предшествовали массовые столкновения милиции с демонстрантами.  Драка ОМОНа с лимонно-каспаро-яблочным «Маршем несогласных» обошлась без стрельбы, но урожай с мордобоя опять собрали отсидевшиеся в кустах. Пенки снова сняли благонамереннейшие зюгановцы и жириновцы, хотя ныне к ним присоседилась и робкая выхухоль из «Справедливой России».

 

За коммунистов голосовали, поскольку в Законодательном собрании их фракции не было уже два срока подряд. Жириновский, как обычно оказался самым прикольным, едва ли не лично собирая челобитные против нерадивых жилищно-коммунальных чиновников. Полученные КПРФ 16%, как  и 10.8% ЛДПР вполне оправданны.

Сложнее со «Справедливой Россией». Как уже писалось, имея «демократический» бочок в лице экс-яблочницы Оксаны Дмитриевой и старого активиста Народного Фронта Алексея Ковалева, мироновцы планировали уловить часть «фруктовых» избирателей.  В последний момент им это удалось. Способствовало успеху и осуждение «Спросом» разгона и неучтенные конкурентами особенности массовой психологии. В отличие от губернаторов и министров, лидер «Справедливой России» Сергей Миронов, хоть формально и третье лицо государства, но как настоящее начальство не воспринимается. Начальник, это представитель власти исполнительной, кто в случае чего может ментов напустить или танки двинуть. А Миронов так, собрания какого-то там Совета Федерации ведет. То есть такой большой птиц-говорун или главный по цирку, где заседают разные экзотические мартышки типа собчаковской вдовушки.

Поскольку говорить этот птиц за годы работы в Москве научился, ему поверили, простив даже монетизацию. Получив 21,9% голосов и 13 мандатов, они уверенно взяли второе место. Удайся «медведям» восстановить «Яблоко», результат «выхухолей» оказался бы куда хуже, но женское упрямство смольнинской городничихи оказалось сильнее.

 

Куда хуже досталось «Патриотам России». Заметно более косноязычные, чем мироновцы, они боялись критиковать не только Матвиенко, но и «медведей». Замаскировать свою природу одной из голов многопартийного Змея Горыныча на смольнинской цепочке «Патриотам» не удалось, и они сошли с дистанции. Последний удар нанес соратникам лидер Конгресса Русских общин Дмитрий Рогозин. Прибыв на Невские берега, Дмитрий Олегович не нашел ничего лучшего, как признаться в любви Матвиенко, чем изрядно взбесил патриотическую общественность.


Главными неудачниками кампании, что 12 декабря 1993-го, что 11 марта 2007-го стали главные фавориты — соответственно «Выбор России» и «Единая Россия». Четырнадцать лет назад, «ВыбРос» формально занял первое место, но, имея 24% голосов по спискам и почти полный провал по одномандатным округам так и не смог установить контроль на парламентом. В дело пришлось вступать Кремлю, и его гибкая тактика танкового кнута в сочетании с валютным пряником имела успех.


В отличие от придурковатого Юрия Карякина, увидев результат выборов, петербургские «медведи» не стали орать: «Россия ты одурела!», а наоборот сохранили хорошую морду при плохой игре. Но в узком кругу провал был признан полностью. Имея в начале марта рейтинг почти 45%, косолапая братва за неделю с небольшим опустилась до неполных 37,4% и 23 депутатских мест!  Разгон «Марша несогласных» изрядно накалил обстановку, а многократные заверения вожаков «ЕдРа», что Питером все эти годы правили именно они и,  следовательно, наряду с губернатором ответственны за все, окончательно пустил кампанию под откос.

 

Озверевший народ без всяких науськиваний со стороны вражеских пиарщиков стал громить билборды «Единой России». Особенной любовью пользовались изображения Матвиенко, нежно держащей за руку  лидера «медведей» Вадима Тюльпанова. Надпись «Вместе можем все!», как правило, дополнялась словом «украсть», а лицо Вадима Альбертовича украшалось удивительно идущим ему поросячьим пятачком. Продлись выборы еще неделю-другую, и Питер стал бы для «медведей» вторым Ставрополем, но их окончание спасло городскую берлогу.

 

Теперь, прикупив нескольких бывших конкурентов, они смогут завладеть контрольным пакетом акций городского парламента. Суть от этого не изменится, поскольку городской администрации лояльны все фракции, и лишь от коммунистов можно ожидать определенных шевелений. Полученные ими 9 мест, могут быть использованы лишь для торга между ведущими фракциями за теплые места в самых денежных комитетах. В еще большей мере это относится к депутатской группе из 5 жириновцев, а Смольный будет плевать на нынешний состав Законодательного собрания, точно так же, как плевал на прошлый. Состав-то по сути один и тот же: жареная медвежья лапа, политая жиром, да тушеная выхухоль сбоку. Разве что от кислого зеленого яблока один жиденький соус остался.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter