АПН Национально-Демократическая ПартияРентген на домуРусская энциклопедия
Главная События Публикации Мнения Авторы Темы Библиотека ИНС
Среда, 1 июня 2016 » Расширенный поиск
МНЕНИЯ » Версия для печати
2010-09-03 Эдуард Карданов

Президент КБР Каноков Арсен Баширович: логика Кремля
Кавказ способен подняться через традиционные мелкие хозяйства

Беспрецедентно гладкое переназначение президента Кабардино-Балкарии Канокова Арсена Башировича на второй срок неизбежно привлекает внимание к его биографии и ставит вопрос — почему это переназначение произошло таким путем?

 

Действующего президента Канокова не просто переутвердили — в список кандидатов не включили даже ни одного такого, кто мог бы хоть как-то потрепать ему нервы. Помимо того, что Кремль здесь видимо учел горький опыт последнего назначения руководителя Дагестана — когда проволочки с оглашением окончательного решения привели к острому конфликту местных элит, в такой гладкой процедуре по КБР нельзя не увидеть действительного одобрения работы Арсена Канокова со стороны Москвы. И это при том, что никто не назовет сегодня Кабардино-Балкарию беспроблемным регионом. Террористическая активность за последние годы там выросла, мягко говоря, «скачкообразно» (многие это, собственно, грядущим переназначением и объясняли), в республике не все просто с межнациональными отношениями, разве что в экономике, в целом, лучше чем у большинства кавказских соседей. Также не секрет, что желающие конкурировать с Арсеном Башировичем были. Но все эти обстоятельства никак не осложнили его переназначение.

Пытаясь угадать логику Кремля, можно назвать несколько особенностей первого срока Канокова Арсена Башировича. Может быть, не самых главных, но достаточно неожиданных на сегодняшнем кавказском фоне.

Первое. Национальные проблемы в Кабардино-Балкарии настойчиво переводились в русло дискуссии между общественными движениями. Речь в первую очередь о согласительной комиссии по земельным вопросам, которую весной 2009 года по предложению президента Кабардино-Балкарии образовал ее парламент.

Земельный вопрос в Кабардино-Балкарии опасен своей виртуальностью: разные национальные движения выдвигают прямо противоположные способы распределения горных пастбищ между населенными пунктами (в конечном итоге, между национальностями), при этом нет ни малейших свидетельств того, что какое-то заметное количество фермеров реально готово заниматься отгонным животноводством в горах. Спор о несуществующих вещах может, как известно, быть особенно долгим и взрывоопасным. Однако новейшая история Кавказа убедительно демонстрирует, что национальные осложнения приобретают наибольший резонанс, когда этнические общественные движения обращаются напрямую к власти, ставят ей ультиматумы, требуют, чтобы она играла по их правилам. Накануне почти всех кавказских конфликтов последних двадцати лет происходило именно это. В Кабардино-Балкарии ситуацию удалось хоть как-то развернуть в сторону прямого диалога национальных общественников друг с другом, хотя и при участии власти. О результатах этого диалога, то есть об итоговых решениях согласительной комиссии, говорить пока рано. Ясно лишь, что организации, не захотевшие войти в комиссию, уже давно не могут провести даже сколь-нибудь заметного митинга, сократившись до горстки стариков, проводящих голодовку в Москве.

Второе. В регионе была сделана серьезная ставка на малый и средний бизнес. Как раз накануне вступления Арсена Башировича Канокова в должность делалась очередная попытка вдохнуть жизнь в крупнейшее предприятие региона — Тырныаузский горно-обогатительный комбинат. Для Арсена Канокова же уснувшие гиганты советской индустрии не были в приоритете.

В рамках Стратегии развития Северного Кавказа, разработанной по предложению Хлопонина, в Кабардино-Балкарии ожидается строительство ряда крупных предприятий, в том числе в сфере туризма, но в течение первого срока Арсена Канокова существенное внимание уделялось именно созданию условий для небольших субъектов бизнеса. Предложенные для этого механизмы касались прежде всего помощи в получении заемных средств. Кроме того, снижались те налоговые ставки для бизнеса, размер которых находится в ведении региона.

Получается, что при Канокове руководство региона признало: Кавказ способен подняться через традиционные мелкие хозяйства, всюду подменять их мегахолдингами бесперспективно. Упомянутые меры поддержки малого и среднего бизнеса обеспечивали и еще один необычный для Северного Кавказа результат: мелкий бизнес постепенно «обеляется», поскольку иначе получить те же льготные кредиты никак не сможет.

Переназначение Канокова позволяет предположить, что в Кремле обратили внимание на эти «рецепты» руководства Кабардино-Балкарии. Только вот в контексте на глазах усложняющейся ситуации в целом на Кавказе применить их в дальнейшем будет очень непросто.

А значит, второй срок Канокова поставит перед ним еще более сложные проблемы, чем первый.

РЕКЛАМА