Злое

Прямое обращение власти к народу, к этим телевизионным «дорогим друзьям», прозвучало не мобилизующим сигналом, а скорее трубой отбоя. Худо-бедно, но страшная бесланская история закончена: «Они жили мало и несчастливо, но умерли в один день».

И, повинуясь зову этой аппокалиптической трубы, из всех щелей на нас поползла публичная политика. Появились попрятавшиеся представители политических партий, движений и общественных организаций. Возникли депутаты, по-христиански не прервавшие досрочно свой декретный отпуск. Отыскались спикеры обеих палат, лично наблюдавшие трансляцию штурма.

Нашелся и второй человек в государстве, призванный в минуты роковые заменить недееспособного первого. По конституции — это премьер-министр, о его деятельности в ходе кризиса было доподлинно известно два факта: он был своевременно проинформирован и принял точное решение об усилении охраны Белого дома.

Не терялись лишь мэры-губернаторы обеих столиц. Один до последнего норовил сохранять веселье, а другая даже провела помпезный дворцовый парад в Эрмитаже, в попытке «возродить утраченные традиции и дух российской армии». Когда весь мир присылает в Осетию какие-то материальные штучки, столицы поддерживают Беслан морально — сегодня на Дворцовой площади пройдет акция «Против террора». Завтра митинг случится и на Васильевском спуске.

Тотчас все политические игроки высшей и первой лиги полетели в Беслан. Устремились оказаться во главе похоронной процессии, чтобы успеть поправить траурные ленточки и настырно пощупать холодные лобики. Заодно и подзаработать себе немного очков.

В дни Норд-Оста это называлось Президентом так — «делать себе рейтинг на крови». То, что вчера было еще невозможно, сегодня — уже обычная медиа-практика. Что нам война с террором, нам бы медиадень простоять, да медианочь продержаться. Подгадать в горячке так, чтобы записать «своих» в «оптимисты и победители», а «чужих» — в «пораженцы и паникеры».

Вслед за масштабными политиками пришел черед интерпретаторов событий и политических комментаторов. Они ринулись вперед, чтобы еще до наступления траура успеть застолбить и разметить собой все пространство комментариев. Чтобы поскорее найти неточности в передаче информагентствами выступления Президента. Оно и понятно, держать корректуру — куда проще, чем держать оборону. А выискивать блох в тексте — куда приятней, чем искать диверсионные группы…

Вся эта неуместная возня вокруг трагедии в Беслане напоминает «блошиный цирк». Старый аттракцион, известный нам еще с восьмидесятых. Тогда политическая «элита» резвилась в шкуре рухнувшего гиганта СССР. А затем всем составом успешно перебралась в оставшееся от него «ядро», называемое Российская Федерация.

Без решительной смены засидевшейся на теле страны политической «элиты» мы будем обречены вместо политической мобилизации на бесконечные разговоры об «удвоении мобилизации». И будем до последнего наблюдать одни и те же блошиные прыжки. Сами же участники блошиного цирка ничем не рискуют. В случае трагического исхода для страны блохи быстро снимутся и разбегутся по миру в поисках нового «хозяина».

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter