Тараканы в банке

Минувшая неделя прошла под знаком нарастания «банковского кризиса». Рабочая пятидневка, начавшись со смутных слухов о «черном списке» ЦБ, окончилась к выходным полномасштабной очередью клиентов у банкоматов и филиалов ранее беспроблемных банков. Власть, как у нее это водится, сразу ушла в полную «несознанку». Даже на само употребление термина «банковский кризис» был наложен запрет. А раз слова «банковский кризис» нет, то никакого кризиса нет и подавно. Премьер-министр Михаил Фрадков повторял не раз, на манер багдадской Шехерезады: «В банках все спокойно». А мэр Москвы Юрий Лужков так успокоил вкладчиков Банка Москвы, что в субботу двери отделений этого банка просто ломились от желающих забрать свои вклады.

Принято считать, что банковский кризис — это «заговор самих банков друг против друга». Мол, это пауки в банке едят друг друга, а у финансовых властей лишь чубы трещат. А, вкладчики, как тараканы, с понедельника по пятницу побежали от наших лицензированных «общаков», желая спасти свои лоховские денежки. И ни Центробанк эту человеческую насекомую не берет, ни 10-процентная комиссия по снятию вклада, введенная Альфа-Банком, не пугает. Мало того, эта «плохая шутка» даже сделала бодрее тех клиентов, кто и не помышлял забирать свои грошики. Что самое интересное в этой истории, тараканы сначала появились в голове, а с помощью всех видов ядовитых СМИ они лишь размножились до необычайности.

Доброжелательные спамеры, пожелавшие остаться неизвестными, рассылали электронные письма «несчастья» сначала банкирам, затем экспертам, потом и просто друзьям и знакомым вкладчиков. Ну и у населения, ясное дело, коленочки задрожали. Народ рефлекторно побежал сниматься со счета, а в депутатской речи замелькали знакомые преддефолтные речи о том, что «тело вклада гарантируется Конституцией». Не хватало для полного счастья вкладчиков телевыступления в духе дедушки Ельцина: «Как, гарант вкладов, мол, категорически заверяю вас, что никакого такого… насколько я знаю.. кризиса не буди-ит!». Вот тут бы все и завертелось! Но вместо этого власть спохватилась и начала просовывать вертикаль в зачесавшееся место. Госдума приняла сразу в трех чтениях два закона, защищающих вкладчиков банков.

Руку помощи власти протянул и АПН, проведя экспресс-обсуждение среди своих экспертов и аналитиков по теме банковского кризиса. Директор Института национальной стратегии (ИНС) Станислав Белковский заметил, что в условиях высоких цен на нефть объективных причин для финансового кризиса нет. Точно также, как нет сегодня единого банковского кризиса. Сегодня важнейшим кризисом является кризис нашего восприятия реальности, поскольку пиар-технологии стали доминировать над социальной практикой. Другой важнейший кризис — это кризис пресловутой вертикали власти, в которой отсутствуют основные системообразующие конструкции, так что это вертикаль стала во многом виртуальна и иллюзорна.

Директор информационных программ ИНС, шеф-редактор АПН Михаил Ремизов свел существующие версии кризиса к двум основным: первая — «рыночная» – кризис, как совокупный результат непродуманных действий финансовых властей, которые начали санацию банковской системы, и эгоистического поведения на рынке межбанковских кредитов финансово-политических игроков, привыкших пользоваться инсайдерской информацией. Версия вторая — «стратегическая». Кризис — это осознанные действия, направленные против коммерческих банков, имеющие целью укрупнение банковской системы в руках государственных финансовых учреждений. Ряд интернет-сайтов прямо намекают, что происходящее есть явное продолжение антиолигархической кампании.

Редактор отдела политики «Русского журнала» Алексей Чадаев отметил крайнюю несогласованность действий властей в ходе разворачивающегося кризиса. Глава ЦБ и советник президента по экономике позволяли себе делать прямо противоположные заявления. Население, не привыкшее к такому симфонизму в посланиях власти, воспринимает это не как многоголосую полифонию, но скорее как шизофрению говорящих голов власти.

Генеральный директор ИНС Роман Карев предложил рассмотреть в качестве базового фактора банковского кризиса произошедшее накануне падение капитализации ЮКОСа — этой основной «голубой фишки» нашего фондового рынка. Второй элемент кризиса, по его мнению, — это нарастающий отток капитала, который, по данным ЦБ, достигает суммы до 5 млрд. долларов. В качестве примера этого фонового процесса была упомянута ситуация на рынке московской недвижимости, на котором в июле впервые за долгое время прекратилось повышение цен.

Директор по исследованиям «Имиджленда», аналитик Евгений Кузнецов видит в основе кризиса существующей финансовой системы проявление борьбы государства с «серыми» схемами. Цепная реакция по росту числа банков, вовлеченных в кризис, является своего рода прообразом «серой» Федеральной резервной схемы. Когда одни, мелкие банки, цепляются за средние, а те, в свою очередь, за крупные, чтобы удержаться на плаву. Аналитик подчеркнул, что впервые в истории российских финансовых кризисов заметную роль в его развитии сыграло «заражение паникой» инсайдерских каналов информации, которые используют игроки финансового рынка.

Вице-президент ИНС Виктор Милитарев выдвинул ряд интересных конспирологических гипотез происхождения банковского кризиса. Вместе с этим он выделил важный системный фактор кризиса на российском фондовом рынке. Речь о различии в финансовой стратегии «старых» и «новых» энергетических компаний. Одни (Лукойл, Сургутнефтегаз) — систематически занижали свою капитализацию в целях сохранения контроля над корпорацией топ-менеджерами компании. Другие, такие как ЮКОС, попытались стать, чисто внешне, «более прозрачными», т.е. максимизировать капитализацию. Возникающий вследствие этого разрыв в рыночной оценке близких по ресурсным позициям компаний не может не влиять на стабильность фондового рынка и финансовой системы.

Редактор отдела новостей АПН Павел Святенков отметил, что маловероятна версия заговора иностранных банков против всей российской банковской системы. Заговор госбанков против частных также вызывает сомнение, хотя бы в части возможности проведения такой скоординированной компании. Развивается кризис сложившейся в России экономической системы, основанной на нерушимой связке ФПГ — промышленная (сырьевая) компания и обслуживающий ее карманный банк.

Аналитик АПН Юрий Солозобов обратил внимание собравшихся на институциональный характер кризиса, который, по его мнению, будет усугубляться и в других сферах. Одним из главных факторов снижения капитализации главной «голубой фишки» ЮКОСа на фоне растущих цен на нефть стала «нелегитимность собственности», полученной в ходе дикой приватизации. Эта собственность не только расценивается российским обществом как ворованная, но и сами «эффективные собственники» относятся к ней как к краденой и используют ее исключительно по теневым или «серым» схемам. Наши ФПГ стали «коррупционными корпорациями», способными выжить только за счет коррумпирования окружающей их среды и представителей власти. Как только ресурс госбюрократии (силовой, административный или финансовый) стал сравним или даже начал превышать ресурс частных корпораций, у «флагманов дикого капитализма» начались проблемы. Эти проблемы могут только развиваться в преддверии вступления в ВТО.

Отдельные выступления экспертов будут уже в ближайшее время опубликованы на сайте Агентства политических новостей.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter