Политическая проституция в Белоруссии: казус Протасевича

Перековать врага в охранителя – задача, решая которую, спецслужбы Белоруссии пытаются продемонстрировать «высший пилотаж». Получается по-разному. Иногда и вовсе результат таков, что лучше бы ничего не делали.

Так как ни в науке, ни в культуре, ни в социально-экономической сфере Белоруссии похвастаться особо нечем, то госагитпроп пытается переключать внимание обывателя на скандалы. В мае было два местных инфоповода: в очередной раз пошатнувшееся здоровье Александра Лукашенко и помилование им бывшего оппозиционера Романа Протасевича.


Казус Протасевича – классический случай политической проституции. Термин вполне литературный, широко использовавшийся большевиками – и теоретиками, и практиками, в публицистике и даже в кинематографе («Ленин в Октябре», реж. Михаил Ромм). В западной политической культуре термин «политическая проститутка» широко использовался как минимум с XVII века и применялся при характеристике меняющих свои взгляды политиков. В наше время термин применяется не только к политикам, но и к демонстрирующим «политический активизм».


Протасевич был в числе тех, кто создал и запустил уникальный для Белоруссии оппозиционный медиапроект NEXTA. Телеграм-канал и Ютуб-канал проекта быстро набрали популярность, шокировав не только Лукашенко, но и его приближённых, ответственных за пропагандистскую деятельность и прочую «работу с населением».

Проект до сих пор находится на финансировании западных правительств и под кураторством их спецслужб. Главная цель NEXTA– информационно-психологическое сопровождение операции по свержению «режима Лукашенко». Такой шанс предоставился во время президентской кампании 2020 года.

«Свалить Луку» тогда не удалось, однако заставили руководителя республики и силовиков сильно понервничать. В отместку спецслужбы Белоруссии попытались заблокировать доступ к ресурсам NEXTA, причислив участников проекта к террористам. Однако граждане быстро освоили VPN и другие сервисы, позволяющие обходить блокировку этого и других оппозиционных ресурсов. Белорусских прокуроров унизили при формальном рассмотрении их обращений о выдаче обвиняемых из ЕС.


В 2021 году западные кураторы NEXTAпродолжили «качать Белоруссию», вселяя ложные надежды фейковыми сообщениями и инсинуациями. Роман Протасевич с коллегами Степаном Путило, Яном Рудиком и другими менее известными участниками проекта успешно находили и финансирование, и иную поддержку.

КГБ Белоруссии начал охоту за участниками NEXTA. В мае 2021 года Александр Лукашенко санкционировал спецоперацию по посадке в Минске борта ирландской авиакомпании Ryanair, выполнявшей рейс «Афины-Вильнюс». В минском аэропорту с самолёта были ссажены и арестованы два пассажира: Роман Протасевич и его сожительница Софья Сапега.

 

Политики ЕС и представители авиакомпании назвали произошедшее актом воздушного пиратства. Предлогом для посадки самолёта в Минске стало сообщение белорусской государственной авиадиспетчерской службы о якобы «террористической угрозе» ирландскому борту. По версии официального Минска, самолёт могли взорвать некие «солдаты Хамас», которые якобы сообщили об этом белорусским властям посредством электронной почты из Швейцарии.

Вскоре выяснилось, что письма были отправлены неизвестными после начала спецоперации по посадке борта. Под подозрение попали сотрудники посольства Белоруссии в Берне. Впервые в истории движение «Хамас» выступило с опровержением правительства европейской страны. Гендиректор авиакомпании Майкл О'Лири возложил ответственность за инцидент с самолётом на КГБ Белоруссии, охарактеризовав произошедшее как «угон, совершённый при поддержке государства».

 

Ценой пленения Протасевича и Сапеги стало введение международных санкций в отношении белорусского госмонополиста «Белавиа» и всей отрасли республики. Отказ в приёме белорусских лайнеров, их ремонте и прочем сервисе поддержали и другие страны, в частности – Украина. Европейский суд посчитал санкции правомерными. Они действуют до сих пор, умножая огромный ущерб Белоруссии. Минимизировала его Россия, предоставив белорусским самолётам возможность зарабатывать на перевозках в РФ.

 

Протасевича и Сапегу поместили в СИЗО КГБ. По белорусскому законодательству, предъявленные им обвинения в тяжких и особо тяжких преступлениях (включая терроризм) предполагали только одну меру пресечения – содержание под стражей.

Прозападная оппозиция в Белоруссии и российские как бы либералы сразу же начали международную кампанию в поддержку своих товарищей. В аэропортах ЕС появились баннеры с изображением Протасевича, его немедленно признали «политзаключённым».

 

Педалировалась и тема Сапеги. Из неё изображали несчастную студентку вильнюсского «Европейского гуманитарного университета», якобы случайно попавшую в переделку. Всячески подчёркивалось, что она является гражданкой России.

В этой полуправде скрывалось многое. Например, администрирование Сапегой оппозиционных «телег», через которые проводился «деанон» сотрудников силовых структур Белоруссии – включая глубоко законспирированных оперативников. Особое внимание ею уделялось силовикам, участвовавшим в жестоком подавлении массовых ненасильственных протестных акций в белорусских городах, соучастникам убийств и пыток диссидентов. Во странах ЕС, США и Британии такая деятельность является уголовно наказуемой.

 

Сапега вскоре признала, что администрировала Telegram-канал «Чёрная книга Белоруссии». Как и Протасевич, она пошла на сотрудничество со следствием. Однако, в отличие от своего «бойфренда», она не получила даже незаконную замену режима.

Действительно, Сепега была студенткой ЕГУ. Однако этот вуз, основанный белорусскими националистами, изначально и до сих пор выполняет функцию кузницы кадров для «новой Беларуси» - русофобской, прозападной, с режимами вроде прибалтийских или украинского.

 

Впрочем, это выбор Сапеги и её родителей. Странно, что с такими подходами к воспитанию дочери и специфическому месту её обучения родственники осуждённой делают какие-то заявления в адрес «поматросившего» её Протасевича и России.

Протасевич начал выслуживаться перед спецслужбами вскоре после ареста. В арестантской среде таким присваивают крайне обидные прозвища. Родственники его бывшей подруги жизни публично называют Протасевича «козлом».

 

Ещё будучи формально арестованным, в июне 2021 года Протасевич принял участие в пресс-конференции вместе с руководителями белорусских силовых ведомств. Не прошло и месяца, как обвиняемый в терроризме и других преступлениях – в том числе на территории Донбасса с оружием в руках, -- выступил против лидеров националистической оппозиции в Вильнюсе и Варшаве.

В дальнейшем Протасевич выступал на государственном телевидении Белоруссии. Он отрицал применение к нему пыток, заявлял о раскаянии и антипатии к оппозиционной деятельности. Особый упор в этих деморализующих оппозицию акциях Протасевич сделал на фигуре экс-кандидата в президенты Светланы Тихановской.


Именно с «сотрудничеством со следствием» Протасевича в эмигрантских центрах связывают новые волны арестов оставшихся в Белоруссии диссидентов. Вероятно, не без его помощи были вскрыты «консервы» в госаппарате, на которые западные кураторы Светланы Тихановской, Павла Латушко и других номинальных лидеров белорусских националистов за рубежом возлагали особые надежды.

К такой ситуации оппозиционные «правозащитные» и прочие структуры оказались не готовы. Они до сих пор не готовы расстаться с Протасевичем как с символом, столь поспешно высоко поднятым наряду с другими реальными борцами за свои идеалы.

 

Примером такого позорного диссонанса является дискуссия в белорусских оппозиционных прозападных изданиях в связи с помилованием, которое Протасевич выпросил у Лукашенко. По оглашённому 3 мая приговору в Минском областном суде по «делу NEXTA» Роман Протасевич получил 8 лет колонии усиленного режима, Степан Путило— 20 лет и Ян Рудик— 19 лет.

Никто и не сомневался в формализме, которым сопровождалось формальное осуждение и быстрое освобождение столь любезного «режиму Лукашенко» Протасевича. Ещё находясь под домашним арестом (вместо законного содержания в СИЗО), Роман успел не только плотно поработать со СМИ и даже дать показания прокурорам непризнанной союзником ЛНР, но и жениться. Последним он доставил огромные душевные страдания матери и другим публично активным родственникам «бывшей девушки» Сапеги.

 

Под домашним арестом Протасевич оставался и после вынесения такого приговора – ещё один беспрецедентный случай в белорусской правоприменительной практике. Уже 16 мая Лукашенко подписал указ о помиловании Протасевича, и 22 мая «палитвязень» шокировал этим известием своих бывших коллег по «змагарскому» цеху. Далее последовала серия публикаций о готовности Протасевича сотрудничать с властями республики и с такими его заявлениями:«Меня, собственно, свои и сдали, говоря совсем простыми словами».


Охранители долгостроя под названием «Союзное государство» сразу же принялись славить великодушие Лукашенко. Такой подлой породе сгодится любой повод для подхалимажа – помилование террориста или первый календарный день лета. В административном восторге некоторые принялись резко повышать значимость Протасевича. Главред RT Маргарита Симоньян заявила, что он якобы продемонстрировал «окружающему миру истинную морду любого лидера любой цветной революции — морду зайца-бздуна».

Ярким примером типичной реакции на финал этой резонансной истории с другой стороны стал обширный комментарий оппозиционера Алексея Леончика изданию «Зеркало». По его мнению, «Протасевич «должен оставаться политзаключённым, так как он прошел через то, через что не должен проходить человек в нормальном государстве».

«Да, он сдал много людей. Это понятно. Он был глубоко включен в работу NEXTA, он знал много «внутряка». Достаточно много человек попало за решеётку после того, как он попал в руки КГБ», - сообщил Леончик.

Далее он же отметил: «Но если мы потом узнаем, что он сдавал людей с удовольствием, типа меня убедили, что был неправ, и буду от чистого сердца это делать… Если, так сказать, он делал это «услужливо»: от него не требовали, а он сам называл имена с позиции «не хотите ли ещё»… То это другое».


Крылатое выражение «это другое» здесь использовано в изначальном смысле автора - бывшего посла США в России. Публикация начинается с подводки, в которой упоминается про «бывшую девушку» - Сапегу. Далее следуют смешные и нелепые рассуждения, в которых приводятся как бы достойные внимания примеры подобных предательств с конкретными фамилиями.

В частности, Леончик называет имена польского дезертира Эмиля Чечко и гомельского оппозиционера Владислава Михайлова. Они сотрудничали с КГБ Белоруссии и были найдены мёртвыми с признаками суицида. Затем Леончик говорит, что «нашлись только Воскресенский и Протасевич, которые сделали вот такой кульбит».


На самом деле, примеры некорректные, а список сотрудничавших с «режимом Лукашенко» (через спецслужбы или иначе) огромен. Если не вспоминать таких ярких его фигурантов из не такого уж и далёкого прошлого, как Евгений Новиков или Александр Милинкевич, Анна Канопацкая то из современности самый близкий пример и как раз из сферы деятельности Романа Протасевича – Владимир Чуденцов.

Чуденцов в 90-е под своей первой фамилией Зуев бодро гнобил прозападную националистическую оппозицию в правительственной газете «Знамя юности». Однако он резко переменил позицию накануне судебного процесса о защите чести и достоинства одного из фигурантов своих фельетонов – оппозиционера Геннадия Карпенко. Не получив обещанной поддержки от президентской администрации, Зуев принёс извинения Карпенко, который отозвал свой иск с немалой по тем временам суммой, а попутно сдал своих незадачливых кураторов из госструктур. Сразу же после этого Чуденцов получил содержание от западного фонда, сменил фамилию и работал в оппозиционных СМИ. 

Затем он основал своё электронное издание, в котором продвигал местечковую националистическую русофобскую повестку. Арестован был с наркотиками при въезде с Украины по пути в Польшу. Спецслужбы опубликовали материалы на Чуденцова – видимо, из уголовного дела. Эмигрантские оппозиционные политцентры занимались распилом финпотоков, им было не до новоиспечённого «политзаключённого». Поэтому вскоре Чуденцов в лагерной робе стал фигурировать в пропагандистских фильмах совместного производства КГБ и государственного телевидения. На камеру говорил то, что от него требовалось, – как и Протасевич.


Вполне понятно стремление белорусских националистов представить ситуацию в своей сределучше, чем она есть. Они не готовы расстаться с любимым баянистом своего отряда даже после того, как тот стал играть на попойках зондеркоманды и громко славить фюрера. Ещё в январе 2022 года Протасевич публично сообщил о трудоустройстве в курируемую КГБ организацию «Системная правозащита». Кстати, такого в правоприменительной практике Белоруссии тоже ранее не наблюдалось.

Любопытно, что Протасевич до сих пор находится под номером 726 в базе данных КГБ Белоруссии«Актуальный перечень организаций и физических лиц, причастных к террористической деятельности». Изменения в перечень вносились уже после того, как Лукашенко подписал помилование экс-редактору NEXTA.

 

Идеализируют себя не только «змагары», но и «ябатьки». Обе тусовки оперируют полуправдой, ложью и инсинуациями. Не останавливаются даже тогда, когда всё вроде бы закончилось – например: «По информации BRIEF, правоохранители Беларуси говорили Протасевичу, что он может не давать показаний на Сапегу и не указывать на неё как на свою пособницу, но он настоял на том, что именно его бывшая девушка была важным человеком «в оппозиционной и антиправительственной тусовке». Свои показания против Сапеги Протасевич повторил несколько раз, добавляют источники».

Сработано в стиле NEXTA и созданных по его подобию ТГ-каналов «ябатек». Последние занимались ровно тем же, чем и Протасевич с Сапегой. Принципиальных отличий нет, даже стилистических. Разница лишь в том, что в случае «ябатек» имеется индульгенция от Лукашенко и финансирование «сливов» из белорусских казённых средств.

 

«В Беларуси агентов КГБ не просто много, а очень много. Агенты КГБ есть среди руководителей оппозиционных партий, включая самых ярых националистов. Среди националистов агентов даже больше, чем в других партиях, потому что с БНФ не прекращали работать еще с советских времен. Стукачи присутствуют в каждом подразделении на каждом предприятии. Среди агентов много действительно подонков, которые не за страх, а за совесть работают на спецслужбы и верят, что подлость – дорога к счастью. Однако огромное число людей сотрудничают с КГБ, потому что в тоталитарной стране это неизбежно»,- констатировал бежавший в Варшаву белорусский оппозиционный политолог Дмитрий Болкунец.

 

Сотрудничество со спецслужбами как бы не тоталитарных стран Запада, а также Украины, Польши и Прибалтики – «это другое». Политзаключённых и узников совести в этих как бы демократических странах замечать не следует – их и не замечают деятели белорусской националистической прозападной фронды.

Они не замечают таковых даже в Белоруссии – проверкой на принципиальность были «дело регнумовцев», «дело Денисенко» и целый ряд других «кейсов» уголовного преследования и травли так называемых «пророссийских» публицистов, общественных активистов и обычных граждан, выражающих симпатии к союзной России и антипатии к строчащим доносы русофобам.

 

Не замечают находящиеся на западном финансировании белорусские политические мигранты и своих товарищей, у которых внутренний стержень и идеалы есть. Очень удобно понизить общую планку, авансом снизить требования и к фейковому политзаключённому Протасевичу, и к упомянутому Юрию Воскресенскому (хотя это, скорее, история агента, а не предателя), а заодно и к себе.

В отличие от Протасевича, своё мнение по этому вопросу не могут высказать реальные белорусские политзаключённые – такие борцы со стержнем, как Сергей Тихановский или Мария Колесникова. Не все такие, как Протасевич, хотя этот типаж наиболее распространён среди содержанок западных фондов, выделяющих финансирование не только лишь всем и не за красивые глаза.


Протасевич измазал собой всех – и бывших господ, и новых. Практический выход от захвата этой политической добычи с последующей её манкуртизацией сопоставим с метанием пачки дрожжей в колхозную выгребную яму. Развлечение хоть какое-то для деревенских детей, однако оставаться на этом же уровне эстетического и прочего развития при высоких государственных должностях – это какая-то самодискредитация. Как бы взрослые дяди при погонах должны были просчитать эффект и уговорить своего хозяина отменить истеричный и заведомо преступный приказ. Ущерб ведь нанесён не «Белавиа», а самой идее белорусской государственности.

 

Без Протасевича NEXTAпродолжает свою деятельность и пытается развиваться. Однако время этого ресурса, похоже, безвозвратно ушло. Не помогают ни «накрутки», ни новые продукты с новыми лицами. Существенно сузилась целевая аудитория – до национал-радикалов и ярых русофобов, которым достаточно полуправды и откровенных фейков о Белоруссии и России.

В 2022 году команда NEXTAподписалась «качать Россию». Из наиболее известных эпизодов этого направления деятельности – попытки организовать массовые оппозиционные выступления в Дагестане.

Возврат к деградации наблюдается и с другой стороны информационно-политических баррикад. Доходит до того, что в трудовых коллективах еженедельно проводятся специальные собрания с пересказом пропагандистских фильмов производства КГБ и двух главных гостелеканалов. Выясняется, что ни учителя, ни врачи, ни рабочие, ни многие другие не желают потреблять продукты госагитпропа даже в минимальном количестве. Впрочем, это никоим образом не говорит об ориентации граждан на оппозиционные СМИ. Реальное положение дел выяснить непросто в условиях госмонополии на социологию. 
Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Telegram