Что происходит и чего ждём на Украине

Прошли десять дней боевых действий российской армии и народной милиции ЛДНР на Украине. Есть достаточно материала для размышлений. Вот несколько соображений.


1. Прежде всего мы поняли: настойчивые и длительные попытки Путина принудить Запад к выдаче гарантий насчет безопасности России, были предельно честной, хотя и тщетной попыткой избежать войны. Путин добросовестно такую попытку сделал, он открыто предупреждал западных «партнеров», что игнорировать жизненные интересы России нельзя, что это плохо кончится. Но все считали, что он блефует, что на самом деле нам нечем ответить Западу на его презрительное невнимание к нашим настойчивым просьбам. Однако оказалось, к нашей чести, что это не блеф. И теперь мы достойны уважения и морально чисты перед миром.


Отдельно о Германии. Чтобы понять ее нежное отношение к Украине, надо вспомнить, как в 1941 году в Галичине с цветами встречали Гитлера. Немцы не потому поддерживают украинцев против русских, что забыли военные годы, а потому, напротив, что хорошо помнят про них и платят должок старым союзникам. Немцам следует немедленно выкатить счет за геноцид славян, русских, белоруссов, создав Чрезвычайную Государственную комиссию по расследованию факта геноцида (русских со стороны немцев в 1941-1945 гг.) и преодолению его последствий. Может, тогда они образумятся.


2. Война – не увеселительная прогулка по бульварам, это ясно. Успех наш поначалу был стремительным и оглушающим. Нам ежедневно докладывают о вроде бы внушительных потерях материальной базы противника. Но ничего похожего на блицкриг я пока не вижу, ВСУ все еще яростно и небезуспешно сопротивляются. Есть опасение, что война может принять затяжной тяжелый характер. Возможно, я чего-то не знаю и не понимаю, но мне кое-что неясно, есть вопросы. Например: почему до сих пор продолжаются обстрелы Донецка и многострадальной Горловки?


Почему не подавляются беспощадно огневые точки ВСУ и нацбатов? Почему наши ВКС не показывают тех результатов, какие мы видели в Сирии, когда любая попытка врага стрелять из танков и пушек кончалась нанесением сокрушительных ударов по ним? Где наша авиация в Донбассе, о полном превосходстве которой в воздухе заявило Минобороны, почему не ведет по-настоящему эффективных ковровых бомбардировок по позициям противника? Где знаменитые «Калибры» с Каспия, восхитившие весь мир на сирийской войне? Что за миндальничание? За него расплачиваются жизнями наши бойцы, это недопустимо! Разве не ясно, что жизнь любого и каждого российского солдата несравнимо дороже жизни граждан другой страны?


Удручает положение в Мариуполе, Николаеве, Харькове, Сумах, Киеве и др., где укронацисты используют малейшую передышку для улучшения своих позиций, прикрываясь мирными гражданами. Обеспечивая безопасность бегущих из Волновахи горожан, погибкомандир отдельного разведывательного батальона «Спарта» гвардии полковник Владимир Жога, известный герой Донбасса. Это очень горькая потеря – и разве стоило оно того? Наши связанные гуманизмом руки слишком дорого нам обходятся.


В то же время чеченские формирования, имеющие большой и успешный опыт войны в городских условиях, мало используются в штурме этих городов. А зря. Почему бы не поставить перед ними вполне конкретную задачу уничтожения противника, с условием, чтобы гражданское население пострадало минимально? Как выполнить эту задачу – их дело; уверен, они решат ее целесообразно. Но, как известно, не разбив яиц, омлет не приготовить. Нужно ясно понимать: исход войны и судьбы миллионов людей зависят не от того, какое количество жителей удастся вывести по гуманитарным коридорам, а от того, насколько быстро будут взяты подконтрольные укронацистам города и как скоро закончится война.


Особо следует сказать о наемниках Запада, матерых диверсантов из ЧВК, составивших своего рода новые «интербригады». Они в основном прибывают вместе с оружием на Украину большегрузными фурами через Польшу. Возможно, кто-то пересекает границу и по железной дороге. Поэтому первым делом необходимо высокоточными ударами разрушить, как это делали натовцы в Сербии, все приграничные участки всех трасс, а также мосты вблизи границ. Перебить транспортные артерии без всяких сантиментов. И запустить на Украину свои собственные ЧВК, которых направить именно против «гостей». Почему это не делается?


Впрочем, отдельные недостатки не могут затмить главный факт: российская армия демонстрирует блестящие возможности. Это особенно заметно при сравнении с «успехами» США на сирийской войне, когда, скажем, 40-тысячная армия союзников в течение 4 месяцев не могла взять Ракку, а Мосул безуспешно пытались взять более года.


3. Неожиданно большими кажутся мне наши потери (хотя у противника они в разы больше, но ведь в статистику Минобороны не входят данные по милиции ЛДНР). Это говорит о серьезности намерений, об упорстве ВСУ. В чем причина?


На мой взгляд, все дело в том, что имеет место серьезная недоработка по части мотивации нашей армии. Украинские военные мотивированы на пять с плюсом, наши – на троечку. А все потому, что наши идеологические установки невнятны, а то и ложны. Я хотел бы взглянуть в глаза тем «экспертам», которые выдали желаемое за действительное, дезориентировали президента Путина и подвигли его выступить с фальшивой и вредной концепцией о якобы едином народе, состоящем из русских и украинцев. Как вы после этого прикажете стрелять в «братьев», в «таких же русских»?!


Между тем, многие медиа-персоны и даже официальные лица, подражая президенту, любят восклицать: «Украинцы – это те же русские!», хотя очевидно, что сами украинцы сегодня так вовсе не считают. Мало ли что было когда-то, более ста лет назад! Все это давно уже стало неправдой. Потому что за последние тридцать лет объективный процесс украинского этногенеза зашел слишком далеко, да и массовая бандеризация всей Украины произошла всерьез и необратимо.


Практика показала, что за восемь последних лет с 2014 года националистическая проукраинская пропаганда добилась больших успехов, особенно у молодого поколения. И нашу армию, кроме как на Донбассе, никто с особой радостью не встречает, во всяком случае открыто. Не стреляют пока по ночам из-за угла, но и цветов не подносят. Возможно, по-другому будет в Одессе, посмотрим. Но вот Николаев явно нас не ждет, и даже Харьков, похоже, не очень ждал. В итоге многим нашим военным становится не очень-то понятно, что они делают на Украине, за что воюют.


Нужна мощная разъяснительная работа, и тут абсолютно противопоказано опираться на неоднократно высказанную Путиным версию про якобы «единый народ», сочиненную льстивыми экспертами, малоумными и малосведущими. Эта версия не работает даже «на экспорт», в отношении украинцев, душой принявших свою новую особую идентичность. Что же до русских, то она работает против них, укрепляя во вредной иллюзии.


Перед нами не научная истина, а всего лишь личная позиция президента – результат самообмана или обмана со стороны горе-экспертов. Можно и нужно обманывать врага, это называется военная хитрость. Но не стоит поддаваться самообману, это чревато бедой. Вместо этого надо объяснять и объяснять каждому солдату и офицеру, каждому гражданину России, что бандеровец русскому не друг и не брат, а смертельный и непримиримый враг. Эту простую и неотразимую истину надо твердить, как мантру, с утра до вечера. Только тогда у наших военных появится железный мотив.


В этой войне у нас три главных идейных врага: интернационализм, ложное славянофильство и гуманизм. Не победив их прежде всего, мы не сможем надлежащим образом мотивировать нашу армию и потому рискуем проиграть информационно-пропагандистскую войну, несмотря на любые внешние победы и достижения. Этого допустить нельзя.


4. У нас есть большая заинтересованность в скорейшем мирном окончании операции. А это – отличный повод для шантажа со стороны Украины, которая, определившись с нашей ахиллесовой пятой, будет бить в нее, всячески затягивая войну, уповая на партизанщину и отказываясь от мирных переговоров, как когда-то Александр Первый поступил с Наполеоном.


Единственный возможный ответ – скорый беспощадный разгром ВСУ и, особенно и максимально, нацбатов, а также взятие Киева и пленение всей политической верхушки и лично Зеленского, увиливающего от мирных переговоров. Не факт, что и в этой ситуации он подпишет акт о капитуляции: у шута появилась возможность поиграть в героя на мировой сцене и так войти в историю, вряд ли он ее упустит. Но и у нас есть возможность встречного шантажа: ведь отказываясь заключать мир, Зеленский длит и преумножает мучения украинского народа. Который должен хотеть и требовать мира.


5. Не надо так уж бояться санкций, они потеряют смысл, когда мы установим контроль над Украиной, ведь вся ее экономическая система, как и система международных связей, станет, по сути, нашей. Мы получим доступ к мировой экономике через Украину во всей полноте, которую Запад по причине своего показного украинолюбия не сможет ограничивать.


Однажды Наполеона спросили, откуда он черпает средства для своих разорительных войн. Наполеон ответил коротко и внятно: «Война сама себя кормит». Эту войну должна оплатить Украина, у которой уже сейчас следует отбирать продовольствие и ГСМ для наших вооруженных сил, а после войны ее следует обложить контрибуцией. Украина должна заплатить за то, что заставила нас воевать с нею; впредь неповадно будет.


6. Надо крепко понять самое главное: если Украина не будет разделена, останется единой страной, то истинная цель войны не будет достигнута. И все жертвы с обеих сторон будут напрасны.


Делить ее, как я уже настаивал, следует на три части. Во-первых, на бандеровскую Галицию из семи областей, куда должны быть депортированы в порядке денацификации остальной Украины все уцелевшие в войне и не попавшие под суд националисты. Возможно, у такой Галиции возникнут территориальные проблемы с Польшей и Венгрией, а возможно и с Карпатской Русью, но это уже почти не наша проблема (хотя русинов Закарпатья придется поддержать).


Вторая часть, с центром в Киеве, должна стать буферным государством, нейтральным, демилитаризованным и контролируемым Россией, отделяющим ее от враждебной Галичины. (Понятно, что использовать при этом обанкротившихся украинских политиков типа Януковича или Азарова категорически противопоказано, нужны новые лояльные к России и уважаемые на своей земле люди.)


Наконец, Новороссия в составе Донецкой, Луганской, Харьковской, Сумской, Днепропетровской, Запорожской, Херсонской, Николаевской и Одесской областей плюс Приднестровье должна, после основательной денацификации, войти в состав России полностью или частями.

Обращу внимание, что схожий концепт изложил недавно публично Александр Бородай, который был одно время премьером в Донецке и хорошо разбирается в ситуации, понимает, что к чему.


Между тем, 5 марта в интервью телеканалу Sky News Arabia официальный представитель Кремля Дмитрий Песков заявил, что Россия не стремится разделить Украину. Мне сразу вспомнился знаменитый вопрос Милюкова: что это – глупость или измена? Конечно, возможен дипломатический маневр, своего рода дымовая завеса или дезинформация. Поживем – увидим. Но повторю: не разделив Украину, Россия не решит ни одну из задач, приводимых в обоснование этой тяжелой войны.


В истории не раз бывало, что российские дипломаты и политики бездарно обесценивали выдающиеся достижения русской армии, полученные ценой великого подвига и жертвы. Так было по итогам Отечественной войны с Наполеоном, так было после русско-турецких войн, русско-японской войны и т.д. И только Сталин бестрепетной рукой сумел выжать максимум возможного из Великой Победы.


Хотелось бы, чтобы на этот раз мы не повторили старых ошибок, а в полной мере воспользовались плодами своих побед.



Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Telegram