Пандемия как "день сурка"

 

15 марта, ровно через год после того, как Италия, Франция и Испания в первый раз посадили своих граждан под замок, разрешив лишь часовые прогулки и походы в магазин, власти европейских стран открыто говорят о третьей волне заражений и что новые ограничительные меры могут продлиться, минимум, до начале лета.

Что именно пошло не так в самых экономически благополучных странах Европы -- разбиралась Алёна Чернова.


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СТРАНЫ НЕВЫУЧЕННЫХ УРОКОВ


С понедельника почти все Апеннины вновь отправлены, как непослушные дети, «в угол», чтобы, как выразился премьер-министр, «поставить преграды новой волне заражений».

За несколько дней до этого "вдохновляющего" решения глава Института Роберта Коха заявил, что Германию ждёт «третья волна заражений».

Во Франции из Парижа, из столичного региона тяжелобольных вывозят по воздуху и железной дороге (а для этого их погружают в искусственную кому, а до того, как погрузить в кому, требуют согласия родственников на перемещение близкого им человека за сотни километров) -- сотнями. Потому что не хватает коек в отделениях интенсивной терапии и реанимациях – при том, что отменены не менее 40%, как выражаются в Минздраве, «хирургических операций не слишком срочного характера».

 

Нынешняя ситуация выглядит одновременно и смешной – поскольку в точности повторяет события годичной давности, когда власти тех же стран, патетически заламывая руки и опуская очи долу, говорили, что «идёт цунами заражений, и если мы все не возьмёмся за руки и не проявим солидарность, то оно нас накроет», -- но и страшной, поскольку это же демократически избранные власти, это же лучшие из лучших, это цвет европейского политического истеблишмента, который, как выясняется, оказался категорически не способен принимать никакие решения!

«А если бы это была бактериологическая война?» -- вопрос, который приходит на ум.

«А если бы это было спланированное нападение террористов?» -- и этот вопрос тоже остаётся без ответа.

Старый Свет, который когда-то так доверял своей науке, считая её лучшей, самой-самой передовой, награждённой всеми премиями, оказался не способен воспринимать слова специалистов, если они не вписывались в мейнстримный дискурс, лейтмотив которого – «Мы все умрём!».

Хотя, казалось, и решения были предложены, и данные все выложены и опубликованы -- бери и пользуйся!

Ровно год назад журналисты французского государственного радио France Info выпустили значимое расследование, которое прошло практически незамеченным.

Из него явствовало, что, к примеру, одна из лабораторий в Ухане, лаборатория Р-4 (P от pathogène, самого высокого уровня опасности хранящихся в ней патогенов, согласно полученной аккредитации от ВОЗ) была построена по французскому проекту, французскими компаниями, и в ней работали французские специалисты.

Но это присказка. Сказка – впереди.

Выяснилось, что власти Пятой республики построили не только эту лабораторию, но и ту, что имеет меньший уровень опасности, Р-3, и тоже в Ухане.

И лишь спустя несколько лет они заметили, что их партнёры сообщают им, мягко говоря, не всё, и не очень ставят в курс того, что в этих научных учреждениях происходит.

«Французы охладели, поскольку к тому моменту ощутили отсутствие прозрачности со стороны китайцев, - говорит автор книги «Опасные связи» Антуан Изамбар. – Их объяснения о том, что касалось использования лабораторий Р3, были мутными. Часть правящего истеблишмента думала, что Китай примерно так же будет относиться к использованию лаборатории типа Р4. И это вселяло огромное количество опасений».


Важный фактор: получением аккредитаций для лабораторий в ВОЗ также занималась Франция. Существенно и то, что практически весь руководящий состав исследователей либо получал во Франции образование, либо писал там диссертацию, либо даже имел трудовой стаж, работая, к примеру, в инфекционных отделениях крупных парижских больниц.

Франция, со свой стороны, обязалась передавать китайским коллегам имеющиеся у неё ноу-хау, а также помочь повысить квалификацию тех, кто будет следить за биологической безопасностью лаборатории. Предполагалось и ведение совместных исследований, но французские учёные так никогда и не присоединились к своим китайским коллегам.

 

Вскоре после того, как лаборатории были полностью введены в строй, работа там была только для граждан Поднебесной. 

И – очень редко – для американцев. Для избранных американцев.

Для тех американских специалистов (один из самых ярких – профессор-микробиолог Ральф Барик), которые продвигали идею так называемой генетической gain-of-function, когда природно безопасным вирусам, как, к примеру, коронавирусам животных, которые очень редко заражали человека, придавались с помощью генной инженерии качества, делающие их иногда смертельными для homo sapiens.

 

 

КОРОНАВИРУС: ОШИБКА ИЛИ ПРЕСТУПЛЕНИЕ?

 

Очнувшаяся от летаргии пресса решила всё-таки начать выполнять свою задачу, и журналисты одной из главных программ государственного телевидения Франции поехали разбираться в обоснованности утверждений о рукотворном происхождении нынешнего SARS-CoV-2.

 

Ведь отписка делегации ВОЗ, которую вначале Пекин не впускал, а потом в результате давления, всё же впустил (но не допустил даже до разговоров с сотрудниками Уханьской лаборатории), что любая версия об искусственном происхождении вируса – фантазия, могла устроить лишь принимающую сторону.

 

Журналистов, разумеется, не допустили до лаборатории, и уж точно – до её персонала, зато им удалось поговорить с французскими, австралийскими, индийскими исследователями.

 

Каждый из тех, кто соглашался интервью, так или иначе давал понять, что версия, впервые высказанная профессором Монтанье, не только имеет под собой научные доказательства, но должна рассматриваться едва ли не как важнейшая.

 

Практически все опрошенные – и француз Брюно Канар из CNRS, и его австралийский коллега профессор медицины Николай Петровский – утверждают вполне открыто, что шиповидный белок коронавируса словно специально создан, чтобы проникнуть в клетки верхних дыхательных путей человека.

 

При этом все те, кто согласился говорить, подчёркивают, что версию о заражении коронавирусом летучей мыши на рынке они никогда не рассматривали серьёзно. Поскольку, как они считают, коронавирус животных, тем более мышей, -- человеку практически не передаётся.

 

Зато -- и на эту тему тоже есть определённый научный консенсус – легко передаётся другой вирус: его тоже называют коронавирусом, но он лишь схож с тем вирусом, который имеется у летучих мышей.

 

Гипотеза этой части исследовательского сообщества: коронавирус летучей мыши был выделен в лаборатории в Ухане, а затем к нему была применена манипуляция gain-of-function, чтобы сделать заразным.

 

Остаётся вопрос: зачем это потребовалось китайским микробиологам? 

 

И на этот вопрос делается попытка дать ответ: после эпидемии атипичной пневмонии 2003-го года, о которой в Европе мало кто слышал, китайское руководство решило предпринять ряд профилактических мер, в числе их было и создание вакцины против этого типа ОРВИ. 

    

За её создание отвечала микробиолог Ши Чжэнли из Уханьского института вирусологии.

И она начала в лаборатории Р-3 вместе с Ральфом Бариком, едва ли не первая в Китае, применять технику gain-of-function.

 

Как именно мог ускользнуть вирус (или ему «помогли ускользнуть») -- здесь место научной гипотезы занимают спекуляции, но этот вариант сегодня независимые специалисты не исключают.

 

Специалисты из французского CNRS сообщили, что за несколько дней до того, как ВОЗ объявила Китай зоной эпидемии острого респираторного заболевания, база данных, в которой хранились описания многих сотен вирусов, в том числе и коронавирусов (и которую составили сотрудники Ши Чжэнли), -- была уничтожена.

 

 

«ПРИНУЖДЕНИЕ К СОГЛАСИЮ»


Но вернёмся в Старый Свет, где итальянцы не могут выйти из дома, где в Германии намерены продлевать карантинные меры, и где Эммануэль Макрон может, начиная с грядущих выходных, «залочить» весь Париж с пригородами.

 

Избранная властями европейских стран тактика – предмет сетования ведущих врачей-инфекционистов, в частности, руководителя профильного и едва ли не крупнейшего в Европе института по исследованию возбудителей болезней (это учреждение гражданского назначения). 

Профессор Раульт на прошлой неделе в своём видеоблоге (у ведущего специалиста нет иной возможности коммуникации, его не приглашают в мейнстримные медиа) сообщил:

«Это не третья волна заражений -- это новая эпидемия, вызванная новым вирусом, который решили назвать «британским штаммом» или Y501, но строение его шиповидного белка довольно существенно отличается от имевшегося у прежнего возбудителя ОРВИ, поэтому нет никакой уверенности, что выпущенные вакцины могут быть эффективны против этого и будущего штаммов».
  

Глава института IHU Méditerranée добавил, что властям и обществу стоит задать себе вопросы на сей счёт, и чем раньше -- тем лучше. 

Он добавил, что происходящее выглядит как «принуждение к согласию», а добиваются его с помощью манипуляций, устрашая и пугая, напомнив историю с письмами, в которых содержались «споры сибирской язвы».

 

История двадцатилетней давности, позволившая в своё время США заручиться поддержкой для военной интервенции в Ираке, которая не закончилась и до сих пор.

 

 

 

 

 

 

 


Материал недели
Главные темы
Рейтинги
  • Самое читаемое
  • Все за сегодня
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter