Мифы и реальности «Великого Турана»: есть ли угроза России?

Накануне Нового года появилось сообщение о планах Турции Власти создать новый военно-политический блок всех тюркских стран. О том, что эта идея становится все более популярной после войны в Нагорном Карабахе, написал «Московский комсомолец». По мнению издания, на фоне военных успехов Азербайджана, которые о многом были предопределены турецкой поддержкой Баку, в Анкаре вновь заговорили о создании военно-политического блока тюркских стран с Турцией во главе. 

Впрочем, пока что все это скорее проекты, причем, МК в данном случае больше использует домыслы. В частности, опирается на речь турецкого президента Тайипа Реджепа Эрдогана во время парада в Баку, где он, в частности, как пишет МК, намекнул на необходимость отделения от Ирана регионов, населенных этническими азербайджанцами. Речь идет о цитировании стихотворения азербайджанского поэта Бахтияра Вагабзаде. Конечно, это нельзя прямо назвать анонсированием новых военных операций, которые позволят «восстановить историческую справедливость», как пишет МК, но в Тегране заметно напряглись — вызвали на ковер турецкого посла.

МК обращает внимание также на то, что турецкие власти давно оказывают поддержку уйгурским сепаратистам в Китае, налаживают связи с правительствами и политическими партиями в республиках Средней Азии. Например, в ходе недавней конференции, посвященной 25-й годовщине провозглашения Туркменистана нейтральной державой, Эрдоган призвал Ашхабад присоединиться к Совету сотрудничества тюркоязычных государств. Кроме того, Анкара, намереваясь утвердить свое присутствие в Каспийском регионе, заключила ряд контрактов на поставку в Туркменистан военной техники, что фактически нарушает действующий принцип неприсутствия на Каспии вооружений неприкаспийских государств.

Турция также налаживает военное сотрудничество с другими тюркоязычными странами Средней Азии. Так подписано новое соглашение о военном сотрудничестве с Узбекистаном, согласно которому Ташкент производство турецкой бронетехники. Кроме того, приобрести партию турецких ударных беспилотников Bayraktar TB-3 намерены власти Казахстана, а в конце прошлого года партия турецкой военной техники и другого войскового имущества была передана вооруженным силам Киргизии.

Наверное, все же стоит немного развеять явно панические настроения МК. Заполучить турецкие беспилотники после их триумфального применения в Карабахе захотели многие, та же Украина, которая вряд ли представляет интерес для гипотетического «Великого Турана». К тому же Турция, очень заинтересована в продаже своего вооружения на фоне введенных Западом санкций, фактически препятствующих поставке в страну жизненно важных деталей для производства новых образцов техники. Да, в общем, и лишние деньги никому никогда не мешали. А государства Средней Азии — наиболее удобный покупатель, который старается балансировать между Россией и США, не попадая в зависимость ни от одной из сторон.

Что же касается поддержки китайских уйгуров, то их кто в мире из числа недоброжелателей Пекина только не поддерживал, как недавно выяснилось, пусть не делом, но словом — даже Япония. В любом случае, едва ли Анкара когда-либо осмелеет настолько, чтобы открыто говорить о претензиях на китайские территории.

Кстати, Китай, наряду с Россией и США — ключевой игрок в Средней Азии, уверен, идея появления там «четвертого лишнего» не понравится ни Москве, ни Вашингтону, ни Пекину.

Не понравится она и самим властям четырех экс- советских среднеазиатских республик, которые привыкли получать выводы от сотрудничества с вышеуказанными игроками, ничего серьезного не отдавая взамен, вовсю пользуясь своей независимостью, а некоторые, как Туркмения, еще и нейтралитетом. Идея войти в какой-то блок с далекой Турцией, с которой у них нет ничего общего, кроме религии, тем более, поссорившись ради этого с Россией, США и Китаем — для них прямо так себе. Тем более, что Казахстан и Киргизия уже член ОДКБ. Да и что может дать Анкара такого, ради чего стоило бы так рисковать?

Иными словами, в нынешней ситуации о создании какого-либо военного или политического блока Турции с государствами Средней Азии говорить не приходится. Если такая идея и может получить право на существование, то в далеком будущем.

Тем не менее, идея жива, пока живы ее носители, а их число в Турции не малое, судя по всему, и продолжает расти.

Тут МК справедливо обращает внимание на то, что пишут турецкие СМИ, для которых лозунг «один народ - два государства» (имея в виду Турцию и Азербайджан), сегодня превратился в «один народ - пять государств». Турецкая пресса открыто заявляет о том, что «пришла пора для объединения тюркских народов в единый альянс, очертания которого с каждым днем становятся отчетливее». И неоднозначные реваншистские заявления Эрдогана как бы намекают, что у него на уме то, что у консервативных турецких изданий на языке.

Тут стоит заметить, что напрячься давно пора не только Китаю и Ирану, но и России. И России, пожалуй, в первую очередь. 

Ладно бы речь шла о странах Средней Азии, за которые мы с первых дней после распада СССР ведем конкуренцию с Вашингтоном, а с недавних пор — еще и с Пекином. Речь идет уже о территориях России.

В первую очередь, речь, конечно, о Крыме.

В конце прошлого года я уже обращал внимание на публикацию в газете Türkiye автор которой, рассуждая о правильности поддержки Анкарой территориальной целостности Украины в вопросе статуса Крыма, в итоге приходит к весьма провокационному выводу — полуостров — это «древняя тюркская земля, незаконно отторгнутая Россией».

«Крым — это вечная песня тюркского народа, и однажды мы все вместе споём её», —резюмирует он.

На самом деле, Крым большей своей частью никогда не входил в состав Османской империи, он был ее вассалом.

Тем не менее, в Турции никогда не скрывали, что считают полуостров своим. И пусть в Киеве не обольщаются, когда Эрдоган и другие турецкие официальные лица говорят о том, что никогда не признают «аннексии», и поддерживают Украину на всех международных площадках. В реальности для турок Крым — это «тюркская песня», которую они мечтают спеть без Украины. 

Просто сегодня никто из официальных лиц Турции не заявит об этом вслух — на Западе не поймут, с Украиной ссориться не охота, да и окончательно становиться врагом для Москвы —тоже. Пока что эту песню поют радикально консервативный СМИ типа Türkiy. Эта газета это что-то вроде нашей «Завтра», для которой Крым все эти годы оставался русским, даже когда Москва и не мыслила, что полуостров когда-либо вновь станет частью России.

Но, как я уже говорил, что у турецких консерваторов на языке, то, судя по всему, у Эрдогана на уме.

Идеи пантюркизма начали стремительно развиваться еще в 90-е – сразу после распада СССР, когда многие мечтали поживиться территориями за счет разваливающейся империи. Но именно при Эрдогане они достигли высшего расцвета. Придя к власти сначала в качестве премьера, а уж потом — президента, тот сразу взял курс на изменение статуса Турции на международной арене. Это было необходимо не столько для собственно расширения влияния Турции, сколько для сплочения нации — ведь власть Эрдогана многие не принимали и не принимают до сих пор, считая его предателем идеологии Ататюрка и чрезмерно радикальным для светской Турции исламистом.

По линии исламизма Эрдоган также активно работал, в частности, бодаясь с Израилем — что для любого исламского лидера является обязательной частью программы.  Однако на этом поле у него серьезная конкуренция — с одной стороны, арабы, для которых турки чужие, с другой —поднимающий голову шиитский Иран, который начал демонстрировать намерения получить лидерство в исламском мире, причем, тесня Турцию на ее исторической территории — в Ираке и Сирии.

Тут нельзя не добавить, что еще одним из идеологических направлений, в рамках которых действует Эрдоган — это неоосманизм. Понятно, что претендовать на контроль над всей бывшей территории Порты сегодня Анкаре никак невозможно, в первую очередь — в Израиле и монархиях Залива, не говоря уже о Балканах. Зато свои неоосманистские амбиции новый султан от души реализует там, где с легкой руки его союзников по НАТО создана зона перманентной нестабильности — Ливия, Сирия, Ирак.

Надо сказать, что там у него наблюдается переменный успех, и в целом неоосманские амбиции, пусть и в сильно усеченном варианте выглядит намного более реалистичным, чем пантюркистские. Тем не менее, и от последних Эрдоган отказываться явно не собирается.

И это не только слова, произнесенные консервативной прессой, это и конкретные дела.

Думаю, ни для кого не секрет, что Турция всегда поддерживала крымско-татарских радикалов, в том числе, и в период нахождения полуострова в составе Украины. После присоединения к России эта активность не только не исчезла, но и усилилась. Анкара открыто поддерживает не только запрещенный в России экстремистский «Меджлис» (фактически содержит его), но и радикальные религиозные структуры типа также запрещенной «Хизб ут-Тахрир». Несмотря на то, что организация запрещена и в самой Турции, турецкий МИД активно защищал осужденных в России экстремистов, считая это дело примером «политики запугивания крымских татар в аннексированном Крыму». 

Нельзя не упомянуть, что среди организаторов «блокады» полуострова не раз замечали представителей «серых волков», подконтрольных турецким властям, боевики которых ранее воевали в Нагорном Карабахе и Чечне, устраивали теракты по всему миру и даже вербовали людей в запрещенный не только в России, но и во всем цивилизованном мире ИГИЛ.

Кончено, прямых доказательств того, что все это делается по личному приказу Эрдогана, нет, но едва ли можно сомневаться в том, что это делается, как минимум, с его молчаливого согласия.

Наконец, тот факт, что Анкара активно вооружает Украину, которая не скрывает намерения отвоевать не только Донбасс, но и Крым, как бы говорит само за себя.

Проблема для России в том, что Турция облизывается не только на Крым.

Обратимся еще раз к турецким СМИ.

Также в конце прошлого года издание AHaber публикует карту распространения «турецкой силы». Обсуждая «рост «страха в российских СМИ по поводу запущенного Турцией плана «пять государств — один народ», газета демонстрирует карту, на которой кроме Азербайджана и Средней Азии, изображена часть территории РФ, также входящая в зону влияния Турции — от Северного Кавказа до Сибири и Дальнего востока.

Если кто не в курсе, с тюрками Русь контактировала испокон веков — задолго до появления Османской империи: хазары, печенеги, кипчаки, алтайцы, булгары и другие с незапамятных времен проживали на нынешних российских землях. И сегодня на территории нашей страны проживает целый ряд тюркоязычных народов. Это кумыки, карачаевцы, балкарцы, ногайцы, татары, башкиры, чуваши, тувинцы, хакасы, алтайцы, долганы и даже якуты.

Конечно, смешно представить себе, чтобы якуты вдруг захотели стать частью «Великого Турана», у них даже религия другая. Сколько бы смешным это ни выглядело, но турецкие эмиссары пытались в 90-е работать и в Якутии, правда, там у них, предсказуемо, ничего не вышло.

Зато гораздо больше и активнее они работали в Татарстане и на Северном Кавказе. К чему может привести работа иностранных эмиссаров в таких проблемных регионах, мы наглядно увидели в том же Дагестане в 1999-м, где все 90-е арабы открыто насаждали ваххабизм, строя мечети и медресе.

Так или иначе, если говорить о пантюркизме, наивысших успехов на постсоветском пространстве его идеологи достигли в тогда еще украинском Крыму и в Азербайджане, который фактически стал полноценным вассалом Анкары, а после второй карабахской войны — в полной мере.

Кстати, вот еще на что я обратил бы внимание. Еще в ноябре российский военкор Семен Пегов писал о том, что Анкара планирует не забирать своих подопечных сирийских боевиков, которых использовала в Карабахе, обратно, а заселить ими «освобожденные» земли.

Если это правда, то речь уже даже не о том, что Турция всерьез и надолго пришла в Закавказье, а о том, что недалеко от наших границ создается то, ради разгрома чего мы и пришли в Сирию, то, что не сегодня, так завтра вонзит иглы в наше подбрюшье, и тогда запылать может уже весь Северный Кавказ.

Кончено, сегодня «Великий Туран» все еще остается мечтой романтиков, но определенные шаги по направлению к этой мечте делаются уже сейчас. И на пути их реализации стоит Россия, которая неизбежно становится первой и главной целью…

 

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter