Квоты не для всех в Красноярском крае

На системные проблемы в рыбной отрасли обращает внимание издание Аргументы Недели. Так, прошедшие в прошлом году аукционы по вылову краба привели к началу монополизации отрасли.
 
Предприятия рыбодобывающего комплекса Сахалинской области и отраслевая ассоциация выступают против монополизации, сообщает издание. Если вылов краба - это многомиллиардный бизнес, и борьба за квоты ведется на самых верхах, то еще более парадоксальная ситуация складывается с рыбным промыслом в Красноярском крае. Были обнулены квоты на муксуна, нельму и арктического омуля, а из-за ошибки в документе Минсельхоза РФ под запрет попала рыбалка на всей Ангаре, Енисее и Подкаменной Тунгуске. Запрещена к вылову была и корюшка, которая в этот период времени является для населения единственным видом водных биоресурсов, добывается с применением удочек и ее добыча носит социальный характер.
 
Системную проблему в рыбном хозяйстве вскрыла произошедшая в мае этого года авария в Норильске, когда в местные речки вылилось дизельное топливо. На недавнем выездном совещании в Норильске депутатской комиссии Заксобрания Красноярского края глава Енисейского управления Росрыболовства Андрей Голонопулос заявил, что норильское озеро Пясино стало «мертвым» после известного всей стране разлива нефтепродуктов. И более того, загрязнение дизельным топливом достигло Карского моря, что ставит под угрозу рыболовство на реке Пясина.
 
 
Рыбоводы-исследователи сами едят рыбу из отравленных рек на Таймыре

Издание делает вывод, что население Севера Красноярского края намеренно запугивают, не имея никаких для этого оснований. Приводится информация, что ученые  Всероссийского научно-исследовательского института рыбного хозяйства и океанографии (ВНИРО), которые прошли весь путь от Норильска до Карского моря с масштабной экспедицией, "проблем с рыбой во время экспедиции не испытывали, сами ее вылавливали и ели с удовольствием и в большом количестве”.  Изначально, власти считают коренное население исконными браконьерами. Тот же руководитель Енисейского филиала Росрыболовства Андрей Голонопулос, сам рыбак из Таймыра, до назначения рассуждал: "Не знаю, как в других регионах дела обстоят, у нас на Таймыре, например, планируют каждому представителю коренных этносов дать квоту в тонну на год. И встаёт вопрос: а как проверить – отпущенную тонну он поймал или в разы больше?... Как ловили её ненцы, нганасане, долгане, энцы, эвенки, так и ловят. И никто про сетку, которая стоит у них в реке для пропитания, про двадцать рыбин, которые он домой везёт, слова не скажет”.
 
Журналисты сообщают, что на исконных рыбопромысловых участках коренного населения теперь рыбачат компании из Красноярска. Деловые ребята из краевого центра выигрывают конкурсы, обладают большими финансами и рыболовными судами. В итоге, местное население лишено заработка.  И такая проблема встречается повсеместно по всему русскому Северу, отмечает издание.   

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter