Воспоминания о будущем. 2019-2020

Автор предупреждает сразу: этот текст не является прогнозом, предсказанием или чем-то ещё. Однако и чистой фантастикой он тоже не является. Это промежуточный жанр. Автор пытается описать то, что он сам считает возможным, но не более того. Однако всегда полезно представить себе, как это может выглядеть. Польза таких картинок – в расширении наших представлений. Особенно это помогает от вреднейшей из идей – «ну не могут же ОНИ сделать ТАК». Эту мысль умный человек от себя гонит. И думает только над тем, КАК ИМЕННО «они» сделают «это», если им будет очень нужно.

 

Текст основан на нескольких предположениях, которые читатель может принимать или не принимать, но иметь в виду должен – если он хочет читать статью с интересом и пониманием. Я не предлагаю поверить в это на самом деле, я предлагаю во время чтения исходить из этих гипотез. Тогда текст покажется логичным и понятным.

 

Итак:

  1. Россия с 1917 и по сей день не является самостоятельным государством. Это колония, нужная только для эксплуатации населения и вывоза ресурсов. Ей владеет одна англоязычная страна, определённый пакет акций имеет другая англоязычная страна. Впрочем, это в данном случае неважно, страны могли бы быть и не англоязычными. Но в целом – это чужая собственность, причём собственники скрываются (как и большинство действительно крупных собственников в наше непростое время).
  2. Колонии могут быть устроены по-разному. Россия устроена как КАТОРГА. То есть как место, где невольники (а население России, особенно русское, являются невольниками, так как не имеют политических и человеческих прав) работают на износ, а плоды их труда вывозятся куда-то вовне, за исключением того, что крадётся начальством.
  3. Важно и то, что на каторге начальство ненавидит своё место работы, каторжников (которых считает мерзкими людишками, которым хорошо бы поскорее сдохнуть) и мечтает, накопив денег, выйти на пенсию и вернуться в нормальную страну, где и дожить счастливую старость. Именно так российское начальство относится к россиянам, конкретно – к русским. Оно их ненавидит (биологически) и с удовольствием истребило бы всех, но кому-то же надо работать. Но эта ненависть очень сильна, и хозяева каторги СДЕРЖИВАЮТ этих людей – иначе бы они стали бы вредить русским даже тогда, когда это невыгодно и вредно для них же самих.
  4. Разумеется, любой российский начальник, включая президента РФ, мечтает только о том, чтобы как можно скорее уехать отсюда на Запад, где они все и доживают свой век. Или куда угодно – лишь бы прочь отсюда.
  5. Так называемые либералы (особенно «системные», но вообще любые российские либералы) являются частью начальства. То, что они говорят, начальство думает. Поэтому государство их холит, лелеет и финансирует (см. владельцев «Эха Москвы», спонсоров либеральной прессы и т.п.) То же самое касается коммунистов. Националисты же полностью оттеснены от какой-либо возможности влиять на массы, оклеветаны и маргинализованы – так как они русские, а русских начальство ненавидит.
  6. В настоящее время на международном уровне дальнейшее существование «Российской Федерации» признано нецелесообразным. Вопрос состоит только в том, как именно произвести её утилизацию.

Описываемый в моём тексте способ утилизации РФ далеко не единственный. Но он возможен и реален.

 

PS. Здесь упоминаются фамилии конкретных российских политиков – от Путина до Навального. Я прошу воспринимать эти фамилии как чистую условность: это могут быть совсем другие люди. Также я прошу не считать этот текст «антипутинской» или «антинавальновской» агиткой. Это я имел в виду меньше всего. Я использую знакомые фамилии только как удобные  маски.

 

И  уж понятно, это никоим образом не попытка убедить читателя, что всё схвачено, всё решено и сделать ничего нельзя. Однако единственный шанс сделать что-то осмысленное – это понимать логику противника. Каковым для нас является государство РФ и его хозяева. Которые вполне способны использовать ваши благородные чувства и справедливые требования против вас.

 

ВОСПОМИНАНИЯ О БУДУЩЕМ (2019-2020)

 

Лето-осень 2019.

 

Кампания по выборам в Мосгордуму оказывается неожиданно скандальной. До выборов – ещё пара «хипстерских сходок», причём количество людей увеличивается. В сетях обычное – «ооо, народ проснулся, завтра режим падёт».

 

Накануне выборов Навальный и ещё ряд либеральных политиков выпускают заявление на тему того, что выборы в Мосгордуму заведомо нелегитимны, поскольку до выборов не допущены Соболь, Яшин и так далее. Заявление как заявление, но ему почему-то придаётся большая значимость, о нём говорят по телевизору, и называют «серьёзным вызовом российской государственности». Европейцы что-то там говорят (через ПАСЕ или как-то ещё).

Выборы проходят относительно спокойно. Есть отдельные пикетчики с плакатами «мы не признаём эту Мосгордуму». В сетях обычное – «режим силён как никогда, Путин нами будет править вечно, мы ничтожества и ничего не можем сделать».

 

Зима 2019.

 

1 декабря. Простой омоновец Семёнов делает сенсационное заявление на ютубе. Оказывается, во время разгона хипстерских демонстраций было убито по меньшей мере пять человек. По словам Семёнова, эти жертвы были забиты в полицейских участках. «Одну девушку так изуродовали» - говорит он, - «что начальник решил - лучше её добить, чтоб не мучалась».

 

Все тела, по его словам, были проведены через морг в Одинцово (там есть специализированный морг для военнослужащих и военных пенсионеров). У него даже есть фотография одной из жертв – той самой девушки. Он её показывает на камеру.

 

Девушку опознают. Это Хуршеда Досуева, таджичка, она числится пропавшей без вести, пропала как раз в день одного из мероприятий. Общественность воет и требует расследования. В сетях обычное – «ааа, её какие-нибудь хулиганы изнасиловали и убили, а эти гады просто раскачивают лодку».

Начинается обычная россиянская болтовня – «начальник полиции взял дело на персональный контроль» и всё такое. Обычно это работает. Но не на этот раз. Общественность ощетинивается, требование не «расследовать дело», а найти тело и убийц становится общим. Подтягиваются даже националисты, хотя ими брезгуют и демонстративно отпихивают – «а может, это ваши скины девочку убили, идите-ка вы отсюда».

 

В сетях буча, охранители вспоминают, что «на Украине вот тоже начинали с головы Гонгадзе», но никто их никто особо не слушает. Более успешна пропаганда  в стилистике «ну, может и убили, погорячились, но это ради страны».

 

Заявление делает и официальная таджикская диаспора. Она тоже требует найти и покарать виновных. Это замечают, но особого внимания не обращают.

 

21 декабря. Навальный презентует перед публикой новое расследование. Из которого ясно, что убийства людей полицейскими – распространённая практика, а тела убитых обычно оформляются через три московских морга (они называются). Общественность негодует. В список требований оппозиция включают реформу полиции, которая должна начаться с ареста и суда над всей полицейской верхушкой. Путину направляется несколько коллективных писем с этим требованием – в том числе подписанных всякими публичными людьми, ранее известными своим запутинизмом (в том числе деятелями культуры).

 

Всё это, однако, происходит в рамках привычного и никаких устоев не колеблет.

 

2020. Январь.

 

В январе появляется новая тема – сибирские погорельцы. Зима холодная, людям деться некуда, их дома сгорели в летних пожарах. Они уезжают из Сибири в европейскую часть страны, перекантоваться в тепле. Это и раньше было, но тут возникает движение. Лидер – Платон Данилов, по профессии вроде бы дальнобойщик, по национальности – полурусский-полуякут. Он делает ряд заявлений от имени погорельцев. Главная мысль – тайгу специально поджигали, чтобы скрыть огромные незадокументированные вырубки леса для продажи китайцам. Требует огромных компенсаций от властей. Погорельцам, в общем, сочувствуют, хотя и не очень: очередные недовольные Путиным, подумаешь, им и так все недовольны. И опять же – всё это в рамках привычного.

 

Однако 1 февраля происходит совершенно новое явление: огромный политический митинг, на который выходят московские таджики, их поддерживают узбеки и киргизы. Выясняется, что их много, а главное – они абсолютно не боятся полиции. Особенно эффективны киргизы, которые играют роль ударной силы митинга. Заслоны они прорывают, заграждения сметают, когда их пытаются винтить – отбивают своих. Движутся они на Петровку 38 – «поговорить насчёт нашей девушки». Колокольцеву приходится лично подъезжать с Житной, что-то говорить, что-то обещать. Таджики в конце концов расходятся, но все очень сильно напуганы.

 

Одновременно с этим Навальный и его коллеги устраивают своё шествие – с лозунгами демократизации системы, честных выборов, ну и «Путина долой». Останавливать их некому, они проходят через центр Москвы. Устраиваются сразу три палаточных лагеря, один – на площади Революции. Туда приходят даже лимоновцы (о которых в последнее время все вроде бы забыли).

 

То ли лимоновцы, то ли кто, создают символ движения. Это красный круг с восклицательным знаком внутри. Близкий сподвижник Навального Волков объясняет это так – «власть не обращает на нас внимания, но мы заставим её нас заметить».

 

На домах появляется граффити – круг с восклицательным знаком. Появляется также аббревиатура МЗВ – «мы здесь власть». Кто-то подмечает, что м3в – это миллизиверт, единица измерения доз радиации. Навальный это комментирует: «мы добрая радиация, которой боятся только упыри».

 

Западные газеты пишут о «весенней революции в Москве».

 

10 февраля. В город вводят войска. В Москве устанавливается «специальный антитеррористический режим» - фактически военное положение.

 

Проводятся задержания и аресты. Навальный и все сколько-нибудь известные лидеры арестованы. На свободе остался только Волков, сумевший вовремя скрыться.

 

Путин делает грозные заявления о «деструктивных силах, которые пытаются расколоть наше общество». Выглядят они крайне жалко.

 

2920. Февраль – апрель.

 

Качество жизни в Москве резко падает. Всё перестаёт нормально работать, включая городские службы. Многие сидят без воды, электричества, а где-то и канализации, особенно в спальных районах. Объясняют всё это саботажем таджикских и киргизских гастарбайтеров, которые, дескать, устроили сидячую забастовку. На что живут эти люди, кто спонсирует забастовку, почему не нанимают других рабочих – всё это непонятно.

 

Националисты пытаются через интернет привлечь внимание к этой непонятке, а заодно и поразжигать по отношению к гастарбайтерам. Ничего не выходит – их обсмеивают и зашикивают.

 

Да, кстати, интернет не выключен, но работает плохо и периодически пропадает. Это дополнительно всех бесит.

 

Список претензий оппонентов Путина – которых все называют «навальнистами», хотя туда входят и лимоновцы, гастарбайтеры и погорельцы, а вообще-то все – пополняется: они требуют выпустить всех незаконно арестованных, прежде всего Навального и его соратников.

 

Войска разлагаются. Недовольны все. Ситуация приобретает черты - «вся Москва против путинских кретинов».

 

Режим пытается спасти положение успехами на внешнеполитическом фронте. В частности, несколько нормализуются отношения с Украиной. Нет, позиции сторон остаются прежними, однако кое-какие подвижки налицо. В частности, восстанавливается транспортное сообщение.

 

Май 2020.

 

3 мая. Достигнута договорённость о визите Путина в Украину («в» подчёркивается всячески). По российским СМИ это подаётся как победа Путина. Патриоты пишут в сетях – «Путин едет принимать капитуляцию Украины». Украинцы в ответ хамят, но слабо, без огонька. Всем интересно, что дальше будет.

 

14 мая. Путин в Киеве. В тот же самый день в Москве «ни с того, ни с сего» начинаются беспорядки. Причина: патруль прямо на Тверской задержал инвалида на ходунках и обращались с ним крайне грубо. Интернет как раз заработал и все узнали, что инвалида свезли в ОВД по Тверскому району. Невесть откуда взявшаяся толпа оцепила отделение и стала требовать выдачи инвалида. Начальник отделения вышел к толпе и сказал, что никаких инвалидов здесь нет. В ответ летят камни. Через некоторое время ОВД захвачено (по слухам, полицейские сами открыли двери и сдались). Выясняется, что никакого инвалида среди задержанных и в самом деле нет.

 

Появляются телевизионщики, с ходу берут интервью. Некий человек с замотанным шарфом лицом говорит, что «они сами не понимают, как здесь оказались».

 

Любопытное совпадение: в момент, когда становится известно о захвате участка, начинается пожар на ул. Адмирала Макарова, 29 (где находится Российский государственный военный архив). Никакой конспирологии здесь нет: руководители архива уже два месяца писали отчаянные письма на тему необходимости срочного коммунального ремонта, уже проходила информация о возгораниях. Все силы – полицейские и пожарники – переброшены туда. Огонь удаётся потушить, документы вроде как не пострадали.

 

Тем временем вокруг злополучного участка собирается толпа. Цель её – вывести людей, захвативших участок и не дать их задержать. Это удаётся. Полицейские не пострадали. Более того, на вопросы журналистов они отвечают, что захватившие участок вели себя крайне корректно, не хамили, не угрожали, и говорили, что они за законность и порядок.

 

15 мая. У Путина – встреча с Зеленским. Непонятно откуда (якобы – слив из МИДа) распространяется информация, будто Путин пообещал Зеленскому 50 миллиардов долларов для Украины за сближение с Россией.

 

Как ни странно, но в Киеве протесты довольно слабые (только свободовцы пытаются как-то выступать, но успеха они не имеют). Зато в Москве возмущены все: людям и так плохо живётся, а тут последние деньги вывозят за границу!

 

В Москве собирается толпа под антипутинскими лозунгами (благо, день выходной). Толпа идёт по Тверской и заворачивает к Думе. Охрана особо не сопротивляется – всё равно суббота, в Думе никого нет. Толпа вламывается внутрь и захватывает помещения.

 

15 мая. По всей Москве идут волнения. Везде – восклицательный знак в круге, лозунги. Появляются портреты Навального.

 

В Думе, по оценкам полиции, находится около 5000 человек, вокруг неё – разбит «стихийный палаточный городок», перекрывающий ближайшие улицы. Численность толпы оценивают по-разному, но она очень велика. Охрана – киргизы и сибирские погорельцы.

 

Решением московских властей и лично Собянина создан «Штаб по обеспечению общественного порядка и стабильной работы органов власти, учреждений и организаций». Заявленная цель – «обеспечить нормальную жизнь москвичей». В состав штаба введены представители оппозиции.

 

Волков (откуда-то появившийся) делает заявление из Думы (по слухам, он там занял кабинет Жириновского). Он призывает всех к спокойствию, диалогу, а также немедленному исполнению требований оппозиции, первое из которых – освобождение Навального.

 

Под вечер Колокольцев выступает с заявлением по телевидению. По его словам, он пытался связаться с Путиным, но безуспешно. «Мы не можем действовать – нет приказа» - говорит он под камеру. То же самое говорят и военные. «Без приказа действовать не будем» - заявляет командир Кантемировской дивизии полковник Завадский.

 

На этом фоне пожар в Новых Черёмушках (архивы МВД) и непонятная возня на Ивантеевской улице (Росгвардия) проходят незамеченными.

 

16 мая. Навальный доставлен в Москву под милицейской охраной – по личному решению Колокольцева.

 

17 мая. Весь мир обсуждает «исчезновение Путина в Украине». Из МИДа доходит информация, что Путин находится в Киеве, ему ничто не угрожает, но он хочет «взять паузу».

 

18 мая. «Штаб по обеспечению общественного порядка» переименовывается во «Временный консультативный комитет». Во главе комитета – Навальный. По всем СМИ месседж: Навальный – нейтральный вариант, он всех устраивает, главное сейчас выйти из политического кризиса.

 

1 июня.  Временный консультационный комитет требует – или Путин немедленно возвращается в Москву, или его полномочия приостанавливаются. Путин молчит. Зато Зеленский делает заявление: в случае чего Украина принимает Путина как политического беженца, который не может вернуться на родину из-за угрозы для его жизни. Он произносит прочувствованную речь о том, что украинский народ – европейский народ, украинцы не мстят даже тому, кого считали врагом, что они свободные и благородные люди, для которых идеалы демократии важнее. Украинцы охотно глотают лесть и чрезвычайно довольны собой. Против выступают только немногочисленные радикалы.

 

5 июня. После переговоров и консультаций Дума собирается на чрезвычайную сессию. Присутствуют члены правительства и силовики, а также представители оппозиции.

 

Под конец дня делается заявление. Пост президента России считается вакантным до следующих выборов, которые должны состояться в 2024 году под контролем международных наблюдателей. До этого момента власть сосредоточивается в руках Временного комитета, состоящего из Шойгу, Собянина, Навального и Сергея Лаврова. Его задача – обеспечить демократический транзит. По словам Навального, «мы – пожарная команда, мы должны потушить пожар и вернуть страну на путь демократического развития».

 

По слухам, место в Комитете предлагали Медведеву, но тот решительно отказался и сразу же уехал из России. Эта новость никого не взволновала. 

 

8 июня. Появляется декларация Временного комитета. Она очень грамотно составлена, так что не вызывает возмущения даже у политических противников. Утверждается приоритет Конституции над прочими законами. Свобода слова, собраний и союзов гарантируется. Специально оговаривается, что никаких «несогласованных митингов» больше не будет, право митинговать священно. Исключение делается только для «фашистов, расистов, националистов». Далее – разрешается создание и гарантируется регистрация абсолютно любых политических партий с той же оговоркой. Все прочие свободы так же подтверждаются и гарантируются.

 

В конце декларации – публичная клятва всех участников Комитета, что они не будут выставлять свои кандидатуры на выборах 2024 года. «Мы сделаем своё дело и уйдём в закат» - говорит Навальный.

 

(Продолжение следует)

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter