Нечто вроде восточной притчи

2019 год до н.э. Страна Нод, город Уц.
 
Жизнь водоноса тяжела, но проста. Пока держится солнечный зной, нужно ходить с кувшином на голове по тем улицам, где людей больше. Кружка воды стоит ситтар. Некоторые разносчики в самый зной требуют два ситтара. Но он, водонос Кхем, даже в самые жаркие часы наливает кружку за ситтар. Зато его кувшин опустошается быстрее, чем у других, жадных водоносов. И к тому же весь город знает, что Кхем – добрый человек, не берущий лихвы. Поэтому его не толкают и не бьют, как других разносчиков воды, а продавцы сладких лепёшек и вина продают ему свой товар дешевле. Кругом выгода! А научил этому Кхема его друг, писец Энки.
 
Писец Энки ешё не стар, но очень много знает. Это оттого, что он всю жизнь переписывал таблички. В табличках написано много мудрого. Такого, чего не знают простые люди, вроде Кхема. Некоторые таблички писались даже для царей! И Энки переписывал их тоже. Он берётся за любую работу, этот Энки. Ему хорошо платят, одна табличка стоит целых четыре ситтара. Но дом Энки на Писцовой улице – самый маленький, и находится он в самом конце. Дальше только овраг, куда сбрасывают нечистоты. От оврага скверно пахнет, те что возле оврага селятся самые бедные. Энки бедный. Он отдаёт почти все деньги жрецам бога Бел-Таута, которые содержат в храмовой больнице его отца. Энки любит отца, ведь тот был добр к нему и научил грамоте. Поэтому он платит жрецам, а сам живёт скромно. Единственное его удовольствие – вечером, после работы, скоротать часок-другой за вином и лепёшками. Которые сейчас несёт ему Кхем. Он тоже любит вино и лепёшки, но ещё больше он любит мудрые речи. Они лучше даже вина. От вина голова становится мутной и хочется петь песни, а от мудрых речей она яснеет и хочется молчать и слушать.
 
Вот и сейчас Кхем идёт по Писцовой улочке. У него с собой бурдюк вина и две большие сладкие лепёшки. Достаточно для скромного пира.
 
Энки приветствует его. Он худой и бледный – писец мало ест и редко появляется на солнце. Пальцы его испачканы в глине: видимо, он работал, когда увидел Кхема, и не успел совершить омовение.
 
- Да благословит тебя Бел-Амат и пошлёт тебе здоровья и удачи, - вежливо говорит Энки. – Пройди в мой дом, дорогой друг.
 
Кхем отвечает не менее вежливо и проходит. И вот уже они оба совершили омовение, воззвали к богам, и теперь сидят в маленькой тёмной комнатке, наслаждаясь вином и беседой.
 
- Расскажи мне какую-нибудь поучительную историю, в которой есть мудрость, - попросил Кхем.
 
Энки немного подумал.
 
- Вчера я переписывал историю некоего мужа по имени Пха, торговца, - тихо говорит Энки. - Он женился на вдове, у которой были дети от другого мужчины. Она была чернокожей, а он жёлтым, но он всё равно её любил. У вдовы был скверный характер и она кричала на него и попрекала тем, что он беден, а она имела имущество. А он терпел и только закрывался одеждой. Однажды, когда Пха отсутствовал, в дом забрался грабитель и убил всех, чтобы те его не узнали. Пха сбрил себе брови в знак траура и не выходил из дома три месяца, потому что не мог выносить человеческих лиц. Добрые соседи ставили ему на порог корзину с хлебом и воду, чтобы он от скорби не лишился жизни. Когда же он вышел, все увидели на его плечах глубокие раны – так он их расцарапал. Все жалели его, и очень скоро он утешился и женился на молодой женщине, от которой завёл собственных детей. Он умер в старости, насытясь днями.
 
- Это был хороший человек, этот Пха, - степенно заметил Кхем. – Будь хорошим, и беда тебя не сломит, потому что ты получишь похвалу от людей и удачу от богов. В этом мудрость?
 
- В этом нет мудрости, - мягко поправил Энки. – И это не вся история. Пха жил долго и перед смертью рассказал свою историю жрецам Бел-Кунака, бога очищений. По его словам, он взял в жёны ту первую женщину только из-за её имущества, чтобы поправить свои денежные дела: он был на грани разорения. Сама женщина была ему противна, её дети – тем более. Он мечтал о том, чтобы убить её, но из-за трусости и боязни наказания не мог этого сделать. Но тут всё сделал за него вор. Пха не показывался на людях, чтобы скрыть счастливую улыбку. Он царапал себе плечи, чтобы вызвать на лице хотя бы подобие скорби.
 
Кхем огорчился. Он не любил слушать о злых делах.
 
- Выходит, это был плохой человек, этот Пха, - сказал он. – Он только казался хорошим, а был плохим. Но притворяться хорошим полезно даже для плохого человека. В этом мудрость?
 
- В этом мало мудрости, - отмахнулся Энки. – Смотри, что удивительно. Вор – враг домовладельца, ведь он крадёт его вещи. Но этот вор сделал за Пха то, на что тот не мог решиться сам. Скажи, если бы Пха пришёл домой как раз тогда, когда вор убивал его жену и детей, он остановил бы вора?
 
Кхем подумал. Он был простым водоносом, но глупым он не был.
 
- Нет, - сказал он. – Он не стал бы останавливать вора. Он подождал бы, пока тот не убьёт нелюбимую жену и чужих детей, и только потом схватил бы его.
 
- Мудрость в том, - сказал Энки, отламывая от сладкой лепёшки, – что иногда твой враг может быть тебе в чём-то полезен. Надо уметь видеть такие вещи… Может быть, теперь ты мне расскажешь что-нибудь интересное?
 
Кхем пожал плечами.
 
- Мне нечего рассказать, я ведь всего лишь водонос. Я не видел ничего примечательного. И не слышал, - добавил он, - если не считать обычные споры. Сегодня ведь День Снятия Осады, и все базарные бездельники чешут языками по этому поводу.
 
- И что же говорят базарные бездельники? – внезапно заинтересовался Энки.
 
- Говорят разное, - водонос пожал плечами. – Одни, как водится, проклинают тирана Бетагамота, который напал на Нод и три года держал в осаде Каменный Город. Другие проклинают Медноликого, который запретил сдавать крепость. Они говорят, что если бы Каменный Город был сдан, то тысячи людей не погибло бы от голода. Третьи говорят, что Бетагамот перебил бы всех жителей Уц. Четвёртые – что Бетагамот не тронул жителей царства Баху, а значит, он не стал бы убивать жителей Каменного Города. Есть даже такое, кто говорит, что Медноликий виноват в том, что Бетагамот напал на Нод. От споров у них пересыхали глотки, так что я не успевал бегать к колодцу за водой… Получается, - сообразил он, - что даже от этих глупцов есть польза. На их деньги я купил вино, которое мы сейчас пьём. Так глупость питает умных.
 
- Вино недурное! – одобрил Энки. – Но, думаю, из этой старой истории мы можем извлечь больше пользы. Я усматриваю в ней какое-то подобие той истории, которую я рассказал раньше.
 
- И в чём же оно? – Кхем налил себе ещё одну плошку вина и приготовился слушать.
 
- Посмотрим на обстоятельства, - сказал писец. – Как Медноликий пришёл к власти?
 
- Это все знают, - ответил водонос. – Царством Нод тысячу лет правила династия Луны. Но люди устали от их правления и захотели перемен. В Каменном Городе случился бунт, в котором участвовали все жители города. Династию Луны свергли, последнего лунного царя убили вместе с семьёй. И воцарился Медноликий. Говорят, он был простым медником, а стал царём… Но в чём подобие этих историй?
 
- Подумай вот о чём, - сказал Энки. – Какой цвет кожи был у Медноликого? И где он родился?
 
- Он был краснокожим, - сказал Кхем, - это все знают. Но он всегда говорил, что в душе он такой же, как мы – жёлтый. А родился он где-то в горах. Но разве это важно?
 
- Может быть, важно, - протянул писец. – Потому что следующий мой вопрос будет такой: любил ли Медноликий Царь Каменный Город и его жителей? Или они просто были ему полезны, так как привели его к власти?
 
- Скорее второе, - подумав, сказал Кхем. – Он был не таким, как они, а они – не такими, как он. Это не способствует любви. А власть – что-то вроде имущества вдовы из твоей истории. Её он любил, а кто ему дал её – тех нет.
 
- Это правильное рассуждение, - сказал писец. – Я даже думаю, что Медноликий ожидал попрёков жителей Каменного Города. И наконец – не надо забывать, что Медноликий был простым медником, а жители Каменного Города были самыми умными и образованными людьми в стране Нод. Мог ли он их любить?
 
- Я не понимаю, к чему ты клонишь, - признался Кхем.
 
- К тому же, что и в прошлый раз, - сказал писец. – Известно, что Медноликий убил многих жителей Каменного Города по разным поводам. Но напавший на его страну Бетагамот оказал ему огромную услугу, окружив Каменный Город целиком. Это дало возможность выморить его население голодом. Теперь в Каменном Городе живут совсем не те люди, которые жили до нашествия Бетагамота. И всё это было проделано руками Бетагамота, а не Медноликого!
 
- И ты хочешь сказать, - водонос пожевал губами, - что Медноликий, даже если мог бы снять осаду Города, не стал бы этого делать? Как тот человек, который застиг бы вора, убивающего его семью?
 
- Этого я утверждать не стану, - Энки осторожно отхлебнул вина. – Ведь я простой писец, переписываю таблички за четыре ситтара. К тому же, если бы меня услышали все эти базарные бездельники, они, боюсь, побили бы меня палками, а то и камнями. К чему мне это? Гораздо лучше выпить ещё вина с другом, а потом пойти спать. Завтра будет новый день, а у местных людей короткая память. Сегодня они спорят о Дне Снятия Осады, а завтра у них появятся новые причины для споров. Давай же пить и хвалить богов, что мы пока живы и в добром здравии!
Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter