Полумесяц над Тавридой

Государственный переворот и референдум

 

Прошло четыре года со времени начала русского восстания на Украине, неожиданно поддержанного правительством Российской Федерации. Неизвестные доселе планы властей вдруг приняли общий вектор с чаяниями русского народа. Но период общего национального подъёма оказался кратковременным, был мгновенно стушёван после состоявшегося присоединения Крыма и начала боевых действий на Донбассе. Но всё же это была национальная победа, и таких достижений будет всё больше: в опасное для страны время правительству, как всегда, остаётся полагаться только на русский народ. Даже большевики вспомнили в годы войны об интересах главенствующей и подавляемой ими нации и открыли православные храмы. Ни один другой народ, кроме русских, создавших и возвысивших Россию, не является оплотом и опорой нашего государства. Прочие меньшинства, и в особенности национальные автономии, в период всенародных испытаний в лучшем случае постараются отмежеваться, а в худшем займут враждебную по отношению к центру позицию, как это не раз доказывала история.

 

Гражданское противостояние в Киеве зимой 2013–2014 годов вылилось в захват власти антироссийскими силами. Сопровождаемое непрекращающимися угрозами в сторону русских, оно вызвало естественное отторжение и осуждение на юго-востоке Украины, в том числе и в Крыму. Однако не все жители полуострова разделяли такое мнение: лидеры крымских татар увидели в перевороте благоприятную возможность добиться желанного политического преимущества, недостижимого в условиях равной конкуренции с русскими.

 

Впрочем, о здоровой конкуренции на полуострове уже давно не идёт речи. Ряд законодательных актов и напористость крымских татар, никогда не чуравшихся использовать захватное право, позволяли им на протяжении лет добиваться определённых привилегий. Но до Майдана украинская власть знала предел таким уступкам и, подавляя всё русское, всё же не решались давать в Крыму зелёный свет татарам, столь тесно связанным с интересами Турции в регионе.

 

«В течение 25 лет крымских татар использовали как инструмент давления на остальных крымчан, как фактор раздражения, их водили по политическим лабиринтам, использовали в качестве протестной массы. 25 лет лидеры Меджлиса имели монополию на крымских татар, говорили не от имени своего народа, а в интересах внешнеполитической повестки», — объяснил заместитель председателя Комитета Государственной Думы по делам национальностей Руслан Исмаилович Бальбек.

 

Но если в финансовом отношении на многое закрывались глаза: например, на многократное бесконтрольное получение и последующую продажу государственной земли одними и теми же репатриантами, то в политическом отношении у татар было не всё так гладко. Оказывая поддержку мусульманству, Украина в то же время старалась не усиливать религиозную напряжённость в Крыму.

 

Но революционные события и ослабление центральной власти открывали для татар совершенно иные возможности. Неудивительно поэтому, что председатель Меджлиса Рефат Абдурахманович Чубаров в своём [i].

 

Вспомним: 23 февраля 2014 года под предлогом памятного мероприятия в Симферополе прошёл татарский митинг, на котором прозвучали призывы к роспуску крымского парламента и изменению Конституции Крыма. Затем последовали известные события 26 февраля у стен Верховного Совета Крыма, когда подготовленные татарские бойцы силой ворвались в холл здания, а в ходе противостояния с ними пострадали 80 человек, в том числе были убиты двое русских (Игорь Постныйи Валентина Корнева) и шестеро были госпитализированы. Дальнейшее кровопролитие было остановлено российскими специальными войсками, которые в одночасье охладили пыл и развеяли радужные мечты татарских националистов захватить силой власть в Крыму.

Далее лидеры крымских татар призвали бойкотировать референдум, а активисты устраивали пикеты вдоль дорог. Руководство Бахчисарайского и Белогорского районов и вовсе отказалось обеспечить проведение референдума. В конечном счёте в местах компактного проживания татар явка оказалась предельно низкой. А по отчётам независимых наблюдателей в этих регионах избирательные участки практически не посещались. Почти полное отсутствие на выборах татар и обеспечило столь высокую долю проголосовавших за вхождение в состав России — более 95 %[ii].

 

Крымские татары в своём подавляющем большинстве снова оказались во враждебном к русским лагере. Но бывший заместитель председателя Совета министров Крыма, назначенный на эту должность по критерию национальной принадлежности, а ныне ставший депутатом Государственной Думы, Руслан Исмаилович Бальбек заявил, что крымские татары в целом внесли существенный вклад в проведение референдума, и вручил медали «За возвращение Крыма» восьми крымским татарам, служившим в органах правопорядка, за то, что они выполняли свои рядовые обязанности.

 

В ура-патриотических кругах любят провозглашать многотысячные цифры числа татар-радикалов (в том числе членов запрещённой организации «Хизб ут-Тахрир»), якобы покинувших русский Крым. Но, если отстраниться от беспочвенных лозунгов, то по словам того же Р. И. Бальбека: «На самом деле Крым покинули всего 600–800 человек. В основном это радикалы, которые проповедовали запрещённую с точки зрения российского законодательства идеологию. А также студенты, которые уже поступили в вузы за пределами полуострова. Плюс окружение Джемилева — 15 грантоедов, которые все 23 года нигде не работали, превратившись в профессиональных крымских татар. То есть численность крымских татар на полуострове фактически осталась той же».

 

Гарантии восстановления прав

 

Но театральные действия крымских татар в период присоединения Крыма к России не были напрасными: они преследовали вполне определённые цели и реализовали их. 11 марта 2014 года Верховный совет Крыма объявил республику независимым государством и заявил о намерении войти в состав России. Вместе с тем было принято постановление «О гарантиях восстановления прав крымско-татарского народа и его интеграции в крымское общество». И этот документ явно не содействовал достижению межэтнического мира на полуострове, так как помимо множественных гарантий финансового и культурного характера, включая государственный язык и возвращение татарских топонимов, предоставлял меньшинству ряд привилегий, в том числе, формирование депутатских корпусов и органов исполнительной власти на основе «пропорциональной избирательной системы» с гарантированным представительством крымских татар 20 %, которых, по переписи, в Крыму 10,17 %. Параллельно с этим для той же категории граждан были отведены должности вице-спикера, заместителя премьера, а также главы постоянной комиссии по межнациональным отношениям и проблемам депортированных граждан. И совершенно непонятно, как это соотносится с конституцией, гарантирующей равенство граждан в отношении доступа к государственной службе?

 

Или обратный пример: апеллируя к равным возможностям граждан, в керченский отдел по межнациональным отношениям назначен имам Марлен Парихович Аджарипов, то есть человек далёкий от того, чтобы учитывать интересы любых других конфессий, кроме ислама, служению которому он посвятил свою жизнь.

 

Со своей стороны, Верховная Рада Украины признала 20 марта 2014 года Меджлис высшим исполнительным органом крымско-татарского народа, а в 2016 году впервые выделила из бюджета на его финансирование 40 млн гривен.

 

21 апреля 2014 года вышел Указ Президента РФ «О мерах по реабилитации армянского, болгарского, греческого, крымско-татарского и немецкого народов и государственной поддержке их возрождения и развития». Но произошёл конфуз: забыли об итальянцах, коих во всём Крыму, согласно переписи, сегодня проживает 77 человек. Правда, говорят, что есть ещё около полутысячи «несознательных» граждан, по недоразумению считающих себя русскими. После встречи президента с Сильвио Берлускони и общения с руководством скромного «Сообщества итальянцев Крыма „Черкио"», указ был переиздан в новой редакции от 12 сентября 2015 года с упоминанием итальянцев. Согласно этому законоположению, должен быть принят комплекс мер по восстановлению исторической справедливости, политическому, социальному и духовному возрождению народов, подвергшихся незаконной депортации и политическим репрессиям по национальному и иным признакам.

 

Перед малочисленной итальянской диаспорой Крыма открылись широкие материальные возможности, и её представители надеются, что благодаря этому многие обрусевшие снова пожелают назваться итальянцами. Уже через пару месяцев «Черкио» выиграла грант на 1,5 млн рублей для сбора сведений о депортированных итальянцах и издания книги.

 

В 2017 году вышел документальный фильм «Фрязи. Туман, изваянный в образ», созданный при финансовой поддержке Министерства культуры России. Как-то неловко получилось, что в нём потомки итальянцев, пострадавших в годы войны за подозрение в сочувствии нацизму, занимаются измерением черепов и хиромантией для подтверждения своих итальянских корней. Впрочем, всё это оплачивается из российского бюджета.

 

 

В 2016 году в Крыму уже было создано порядка 85 национально-культурных автономий и обществ. «Мы работаем одной большой командой вместе с национально-культурными автономиями в Крыму. По действующему российскому законодательству эти автономии наделены широкими полномочиями. Они имеют право не только на получение грантов, но и имеют своё веское слово в формировании повестки дня в национальном вопросе», — подчеркнул председатель государственного комитета по делам межнациональных отношений и депортированных граждан Заур Русланович Смирнов. Автономии также могут получать финансовую поддержку из федерального, республиканского и муниципального бюджетов (№ 74-ФЗ, ст. 16).

 

Например, председатель Национально-культурной автономии немцев Крыма и заместитель председателя Комитета по межнациональным отношениям Государственного совета Республики Крым Юрий Константинович Гемпель ратует за переселение на полустров российских немцев, выехавших в Германию в тяжёлые годы перестройки по соответствующим немецким программам, а теперь желающих поселиться в Крыму и получить финансовую поддержку. Для этого, по его мнению, культурная автономия должна получить от правительства собственные ресурсы для вовзедения посёлков или микрорайонов «в немецком архитектурном стиле, чтобы можно было сохранить свою культуру, традиции и обычаи».

 

Конечно, в Крыму была создана и украинская национально-культурная автономия, а также община с отделениями по городам и весям. Теперь они вместе с российской общиной чествуют память Тараса Шевченко — «рекордсмена по количеству памятников во всём мире» (после Ленина, конечно). У одного из этих 1384 монументов в Симферополе недавно снова собралось два десятка общественников на зарплате. Нарядившись в «вышиванки», они исполнили «писни», зачитали «вирши», но не сплясали гопак— быть может, потому полного погружения так и не произошло.

 

 

К началу 2015/2016 учебного года в Крыму действовали 52 крымско-татарские школы и 22 украинские, также эти языки изучались как предметы в 183 и 169 школах, соответственно, а факультативно или в кружках — ещё в 271 учреждении. На тот же момент времени на полуостров уже было завезено 45 тысяч учебников с 1 по 9 классы на крымско-татарском языке — это исторический рекорд, — отметил З. Р. Смирнов. Нет, это лишь первое достижение российских властей, за которым обязательно последуют новые.

 

Лидеры крымских татар уже обращаются за содействием к международным организациям, так как их усилия по принуждению русских жителей полуострова изучать украинский или крымско-татарский в качестве обязательного предмета пока не увенчались успехом. Выступая в Варшаве на конференции «Бюро демократических институтов и прав человека ОБСЕ», заместитель муфтия Крыма Айдер Сулейманович Исмаилов обратил внимание европейской организации, что крымскотатарский язык должен стать обязательным предметом программы всех учебных заведений Крыма на уровне российского законодательства. Едва ли можно сомневаться, что вынесение этого вопроса на обсуждение в ОБСЕ сделано без согласования с российскими властями.

 

Ещё одним ярким примером процветающего в Российской Федерации неравенства по национальному признаку стали события вокруг Бахчисарайского историко-культурного заповедника, которые получили широкую огласку сразу после вхождения Крыма в состав России. Заповедник является одним из крупнейших учреждений культуры на территории полуострова, на его балансе находятся 138 памятников археологии и архитектуры общей площадью около 2,5 тысяч гектар, и только 18 из них принадлежат к культурному наследию крымских татар. Это соотносится и с национальным составом Бахчисарайского района, продвигаемого как моноэтнический и монокультурный татарский регион, тогда как крымские татары составляют не более четверти его населения. Между тем, руководство Меджлиса и приближённые к нему люди, преследуя экономические интересы, предприняли решительные попытки захвата заповедника. Конфликт начался ещё при Украине — тогда татарам удалось заполучить две руководящие должности в учреждении, после чего началась травля директора, учёного и археолога Валерия Евгеньевича Науменко, с ложными обвинениями его в деятельности, направленной якобы к уничтожению исторической памяти крымско-татарского народа. Затем последовали угрозы физической расправы с требованием добровольной отставки.

 

Эта проблемная ситуация стала лакмусовой бумажкой, готовой охарактеризовать национальную политику новых властей Крыма: жители полуострова внимательно следили за развитием событий. Из двух предложенных дирекцией заповедника вариантов решения конфликта Сергей Валерьевич Аксёнов выбрал третий и волевым решением, вопреки здравому смыслу и мнению научного сообщества, назначил на должность генерального директора выдвинутую Меджлисом Эльмиру Наримановну Аблялимову, не имеющую даже высшего образования в сфере истории, культуры и археологии, не то что докторской степени и научного авторитета, необходимых для управления столь серьёзным научным учреждением республиканского значения.

Между прочим, она является женой заместителя председателя Меджлиса Ахтема Зейтуллайовича Чийгоза, сбившего в 2004 году беременную женщину и отделавшегося штрафом и причастного к организации массовых беспорядков у Верховного Совета Крыма. За последнее правонарушение 11 сентября 2017 года он был приговорён Верховным судом Крыма на 8 лет колонии строгого режима.

 

Но так как в Кремле к заслугам врагов русского народа относятся с особым почтением, то уже в октябре в ответ на формальное ходатайство крымского муфтия президент России, «исповедующий принципы гуманизма», помиловал и освободил от уголовного преследования Ахтема Чийгоза вместе с приговорённым к двум годам колонии-поселения Ильми Умеровым (заместитель председателя экстремистской организации Меджлис и бывший глава Бахчисарайского района). Не этого ли следовало ожидать после яркого примера Надежды Савченко, PR-кампанией которой почему-то занималась судебно-правовая система РФ?

 

25 октября на правительственном борте бывшие осуждённые были с почётом доставлены в Анкару. В то же время о судьбе российских граждан в украинских тюрьмах никто даже не поднимает вопроса. «Мы точно знаем, что это не обмен. То есть по обратному маршруту, в Россию, никто не поедет. Мы также точно знаем, что вопрос об освобождении крымских политзаключенных поднимался Петром Порошенко в ходе переговоров с президентом Турции Реджепом Эрдоганом», — подчеркнула заместитель министра информационной политики Украины Эмине Джеппар.

 

В столице Турции Ахтем Зейтуллайович и Ильми Рустемович дали пресс-конференцию, на которой среди прочего заявили: «Несколько недель назад ко мне приехали два высокопоставленных ФСБшника из Москвы. Они предлагали написать прошение на имя Путина о помиловании. Я категорически отказался. …Рано утром вчера меня забрали из больницы …привезли в аэропорт, посадили в самолёт. …Дело в том, что граждане Украины, живущие в Крыму, почувствовали силу, стоящую за ними, и это очень важно в борьбе …Эта поддержка даёт возможность там быть в безопасности. …Бегать мы от них не будем. Случай с нами — это лишь один эпизод в борьбе за возвращение Крыма и за восстановление территориальной целостности Украины». Помилованные не исключают возможности возвращения в Крым, ведь препятствий юридического характера к этому нет.

 

Ещё в 2014 году Ахтем Чийгоз посетил Казань в составе делегации Меджлиса для обсуждения с организацией Всемирный конгресс татар вопросов интеграции в российское государство и высказал сожаление, что до сих пор не восстановлена крымско-татарская государственность на территории Крыма, но пообещал, что от этой цели крымские татары не отступят. Важным вопросом в этом ключе выступает репатриация населения: только из Средней Азии необходимо вернуть на полуостров около 100 тысяч татар, а гораздо больше проживают в Турции, Румынии, Германии.

 

 

Там же Нариман Джелялов заявил, что на пути к собственной государственности власть в Крыму уже сейчас должна быть представлена в значительной степени лицами крымско-татарского происхождения: не по действующим законам, а по праву сильного — что в итоге и было одобрено Кремлём. О необходимости крымско-татарской территориальной автономии говорил и Табах Садых.

 

И хотя малый народ, составляющий десятую часть населения полуострова, не имеет права управлять русским регионом в русской стране, практика Советского Союза, продолженная в современной «многонациональной» России, внушает уверенность в возможности таких грубых притязаний. Этих людей, видевших распад СССР, построенного по принципу автономизации регионов, нисколько не смущает перспектива дальнейшего ослабления и раздела России — это чуждая им страна, построенная силами русского народа, а потому возможность оторвать свой кусок, да ещё за русские средства, выглядит весьма привлекательной.

 

Заслуживает внимания комментарий доктора исторических наук Дамира Мавлявеевича Исхакова о том, как лучше татарам приспособиться в российском государстве и что из себя представляет татарская общность. Он отметил, что есть сибирские, астраханские, казанские, крымские татары — все они выходцы из Золотой Орды, но наиболее чистыми монголами являются именно татары Крыма, и дал очень хорошее определение: «коренной народ Золотой Орды». Дамир Исхаков подчеркнул, что вопрос государственности нельзя решить за один шаг, особенно в текущих условиях, когда в Крыму якобы пришли к власти радикальные русские круги, — гораздо лучше, по его словам, решать дело передачи власти на широком российском пространстве, используя уже имеющийся обширный опыт выстраивания отношений. «Наши дети должны знать, как предшествующие поколения идеологов конструировали нацию», — заключил татарский националист.

 

 

Немногим ранее глава республики Татарстан Рустам Нургалиевич Минниханов выступил на курултае в Крыму на фоне изображения Номана Челебиджихана, первого председателя самопровозглашённой в 1918 году татарской республики и по совместительству Таврического муфтия. Он заявил, что является посредником и проводником требований крымских татар к центральной власти и выразил уверенность, что та форма государственности, которой пользуются поволжские татары, приемлема и для Крыма — с соответствующим замещением всего русского.

 

(Продолжение следует)

 

[i] Депортация народов Крыма / Предисловие, составление, заключение, комментарии: Н. Ф. Бугай — М., 2002, с. 194.

[ii] Историческое наследие Крыма / Гос. комитет по охране культурного наследия Республики Крым: сб. ст. — Симферополь, 2014, с. 7–11, 16–19.

 

 

 


Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter