Денацификация и деевропеизация

О необходимости «денацификации Украины» стали регулярно говорить сразу после одесской трагедии, а может и еще раньше, ибо с зимы 2013\2014 логика событий неумолима вела к горящему дому профсоюзов. Год назад даже появилась книга Армена Гаспаряна под названием «ДеНАЦИфикация Украины» (именно так с четырьмя большими буквами внутри слова). 
Несмотря на обилие разговоров никаких практических действий не произошло. Понятно, что это следствие расположения фигур на великой шахматной доске. Однако удручает, что сами разговоры сводятся к скольжению по поверхности.
Как видно, и из книги Гаспаряна и из других публикаций по этому вопросу и из моих разговоров с авторами, пишущими на украинскую тему, они считают, что денацификация должна касаться не только правых радикалов, демонстрирующих соответствующую символику и открыто называющих себя националистами -(«Свобода», «Гражданский корпус Азов», «Правый сектор» (запрещенная в России экстремистская организация) и т. д.. Нет, этот процесс должен затронуть прежде всего представителей власти, то есть те политических сил, которые правят страной с февраля 2014 года. С такой логикой      нельзя спорить, ибо именно киевская власть осуществляет политику, которую называют националистической, нацистской и т. п. Перечисление примеров такой политики сделало бы эту статью безразмерной. Но думаю, они и так хорошо известны. 
Только что представляет из себя эта власть в более широком контексте? Так сильнейшая партия страны в нынешней Верховной Раде блок Петра Порошенко имеет статус наблюдателя в Европейской народной партии наряду с партией «Батькивщина», возглавляемой с главным соперником главы государства, Юлией Тимошенко. Да на сайте ЕНП, говорится, что от Украины две партии наблюдателя «Батькивщина» и «УДАР». Но вместе с этим на том же сайте есть пресс-релиз о том как политическая ассамблея ЕНП 2 сентября 2015 приветствовала объединение БПП и «УДАРа», которое имело место перед началом местных выборов в Украине. Тогда деятели партии Виталия Кличко участвовали в них под брэндом БПП, а сам пошедший в политику боксер официально является не только мэром Киева но и лидером президентской партии. Ну а сам Петр Порошенко регулярно ездит на конгрессы ЕНП. И можно заключить, что БПП существует для европейцев под брэндом УДАРа. 
Второй партией правящей коалиции является «Народный Фронт» экс-премьера Яценюка, главы МВД и секретаря СНБО Турчинова. «НФ», который внутри заслуженно имеет репутацию партии войны также стремится в ЕНП, и хотя он там формально не имеет никакого статуса, информация о нем на европейском партсайте исключительно позитивна Так, 24 апреля 2015 председательство ЕНП выступило с заявлением, где говорилось: «Мы обращаемся ко всем нашим членам и партнерам, в том числе к партиям «Батькивщина», «УДАР», «Народный фронт» и «Блок Петра Порошенко» сохранить коалицию и поддержать быстрый и эффективный процесс реформ, которые проводит правительство и поддерживает коалиция». Напомню в коалицию тогда входили 5 партий, но поименно не названы «Самопомощь» и Радикальная партия Ляшко, следовательно, упоминание можно оценить как особое партнерство с ЕНП. Ну а сам пресс-релиз как чуть прикрытую поддержку принятого двумя неделями раньше закона «О правовом статусе и увековечении памяти борцов за независимость Украины», который объявил Бандеру, Шухевича и их соратников официальными героями. Да если копаться в деталях то слова «герой» в документе нет но официально сомневаться в их героизме не дозволяется, ибо тот же закон утверждает, что публичное отрицание правомерности действий этих лиц «признается унижением украинского народа и является противоправным». 
А уже упомянутое заявление от 2 сентября 2015 начиналось так: «Европейская народная партия (ЕНП) подтвердила свою безоговорочную (здесь и далее выделение мое - БГ) поддержку украинским правоцентристским партиям «УДАР, «Солидарность» и «Народный фронт» на прошедшей в Брюсселе 1-2 сентября политической Ассамблее ЕНП. « ЕНП приветствует слияние наших партнеров, «Солидарности» и «УДАРа» и будет поддерживать объединение правоцентристских демократических сил в Украине, в частности Блока президента Петра Порошенко «Солидарность» с «Народным фронтом». Создание такой мощной проевропейской политической силы поможет продолжить процесс реформ в стране… ЕНП всегда имела тесное и прочное сотрудничество с нашими партиями-членами в Украине. Наша поддержка остается безоговорочной», сказал президент ЕНП Жозеф Доль». То есть, в случае с украинскими партнерами для лидера европейских христианских демократов даже нет разницы между статусом наблюдателя-партнера и полноправным членством в ЕНП.
Но почему-то о подобном контексте практически ничего не говорится. Борцы за денацификацию могут много рассказывать о том, как соотносится «Нациократия» Николая Сциборского с «Майн Кампф», а идеология ОУН с германским нацизмом и итальянским фашизмом, как вермахт оставлял оружием бандеровцам, как оуновцы убивали поляков на Волыни и т.д. и т.п. Да в этих рассказах много познавательных вещей, однако все они ведут речь о делах прошлого столетия. А надо б подумать и о вещах более близких, тем более что объективно-то мысли об этом должны напрашиваться.
Итак с одной стороны существует (по крайней мере у сторонников украинской денацификации) знак равенства между украинскими националистами и германскими нацистами, с другой стороны такой же знак существует между украинскими националистами тех времен и правящими партиями нынешней Украины (не говоря уже об «Азове», «Правом секторе» и т.п). Но коль так, то аналогичный знак надо ставить и между Блоком Порошенко вкупе с «Народным фронтом» и их европейскими партнерами в лице скажем германской ХДС, испанской Народной партии, французских республиканцев и менее значительных политических сил, например Хорватского демократического содружества. Но хорватское ХДС получило статус наблюдателя в ЕНП лишь в 2002-м, то есть не только после 7 лет мира в стране, но и после того, как партия провела детуджманизацию, но и отмежевавшись от наследия своего бывшего лидера и первого президента современной Хорватии. А вот БПП война не мешает участию в Европейской народной партии. 
Но если мы признаем равенство БПП оуновскому нацизму, то чему должны быть равны ее европейские демократические партнеры?... Да в истории несложно найти и примеры договоренностей между демократам и нацистами, например Мюнхенский сговор 1938. Но в нашем случае такое сравнение некорректно – Мюнхен это межгосударственное соглашение, которое никак не предполагала межпартийного сотрудничества да еще в рамках одной европейской суперпартии между НСДАП и британскими консерваторами и французскими радикалами.
Что -- неудобно согласиться с формулой нацизм=ОУН=БПП=ЕНП, то есть с уравниванием – пусть через украинскую прокладку нацизма и европейской либеральной демократии? Попробуем пристальней рассмотреть современный элемент этой прокладки, особенно его отличия от предшественников. 
Так, правящие украинские партии не объявляют национализм своей идеологией, нет никакого бума на изучение писаний Бандеры, Донцова или Сциборского. А в рядах этих партий на первых ролях есть люди не только неукраинского этнического происхождения, но и не умеющие толком изъясниться на государственном языке (например тот же Аваков). Например, если например правящая партия Македонии ВМРО (Внутренняя македонская революционная организация) считает себя реинкарнацией террористической коллаборантской ВМРО первой половины прошлого века, то отношение правящих украинских партий и их избирателей Их отношение к Бандере, Шухевичу и Петлюре – это почитание героев прошлого, примерно такое же отношение как было в СССР к Емельяну Пугачеву или народовольцам, только более увлеченное но не переходящее в прямую преемственность. 
И если фашизм предполагает отсутствие демократических свобод и многопартийности, то БПП и НФ выступают-то за демократию, свободу слова и т. п. Да и вообще в стране есть многопартийные выборы… . Впрочем, у венгерских избирателей в 1930-е тоже был формально широкий выбор. Так в 1939 в парламент, помимо получившей большинство консервативной Партии венгерской жизни, прошли 5 ультраправых партий, из которых 3 имели слово «национал-социализм» в названии, а партия «Скрещенные стрелы» обходилась без этого слова хотя по сути и была самой нацистской. Прошли тогда в парламент и 4 умеренных партии, включая венгерских социал-демократов. Вместе взятые они имели 22%, но в сложившейся политической системе они никогда не могли бы получить большинства, как в современной Украине никогда не получат большинства партии, отвергающие Майдан . Ну а отличие правившей тогда Партии Венгерской жизни от «Скрещенных стрел» схожи с отличиями БПП и «Народного фронта» от «Свободы» и «Азова». Правда «Скрещенные стрелы» в 1941 даже запрещали за критику недостаточного участия Венгрии во второй мировой, тогда как на Украине правых радикалов не запрещают. Еще одно отличие украинской ситуации от тогдашней венгерской заключается в том, что исход выборов в стране не предопределен. Но отсутствие предопределения касается лишь имени победителя выборов (будь-то человек или партия), а не принципиального курса, которым пойдет государство.
Как известно именно с этим плюралистическим парламентом избранным в 1939 Венгрия и втянулась весной 1941 во вторую мировую войну на стороне нацистской Германии. А в октябре 1944 тот же парламент утвердил «правительство национального единства во главе с лидером «Скрещенных стрел» Ференцем Салаши, которое поддерживало Рейх до конца войны. Но Германия тогда господствовала в Европе и Венгрия оказалась рядом с ней «силою вещей» (говоря словами Пушкина). Сейчас же в Европе господствуют государства с иной идеологией, где правят европейские партнеры БПП.
И сторонники украинской власти будь-то политики или избиратели тянутся именно к этим странам, декларируя европейский выбор. И война в Донбассе и сожжение Дома профсоюзов для них средства гарантии этого выбора. Но европейский путь на самом деле является улицей с двусторонним движением, так как упомянутые государства опекают Украину в рамках ассоциации с ЕС, Совета Европы и т.д.. И именно в этой взаимности секрет феномена, который озадачивает многих. Ведь как например, интеллигентные казалось бы умные люди, в том числе евреи такие как например, поэт Борис Херсонский или переводчик Марк Белорусец, могут поддерживать это «нацистское государство», которое якобы должно неизбежно прийти к тому …? Ну а дальше идут фантазии поводу того, как соплеменников херсонских и белорусцев заставят носить желтую звезду или еще хуже… Фантазии которые опираются как на опыт второй мировой так и на высказывания отдельных частных лиц из радикальной среды. 
Но на самом деле упомянутых интеллигентов можно критиковать исключительно за их взгляды, но никак не за отсутствие разума. А разум трезво говорит о невозможности для них лично столь печального будущего. Ибо те кого на Украине официально признают радикалами - лишь инструменты необходимые для реализации европейского выбора в специфических обстоятельствах, но отождествление современной Украины с нацистской Германией неуместно. И для отрицания этого тождества совсем не надо объявлять Порошенко, Яценюка и Турчинова истинными демократами. Просто отождествлять эти две страны значило признать Украину самодостаточной великой державой, каковой была Германия 1930-х. А на такое признание не способны и пламенные националисты, которые мечтают стать новой властью, а не инструментом в руках нынешней. Современная Украина – это слабое, абсолютно зависимое от Запада государство, которое с каждым годом эту зависимость увеличивает, ибо разрушение ее промышленного потенциала происходит не потому что у власти в стране бывшие крестьяне, которые ничего в экономике не смыслят, а потому что экономические рецепты ей пишет цивилизованный мир в лице Международного валютного фонда. А такое зависимое государство не может себе позволить антисемитской политики, если на эту политику не дадут отмашки старшие партнеры. Но они не дадут – и не только из-за того места, которое занимает Холокост в европейской идеологии, но и потому, что антисемитизм отвлек бы Украину от борьбы с Россией и русским миром, которая с европейской точки зрения является абсолютно справедливой. Ведь если брать дискурс на уровне официальных документов, то понятия «российская агрессия» «оккупированные территории» (относительно Донбасса) сначала появились в резолюциях ПАСЕ и уже через несколько лет перекочевали в закон о реинтеграции Донбасса.
Да, хотя ЕНП в 2015 заявляла о «безоговорочной» поддержке Украины на самом деле Запад допускает и критику в адрес Киева, в том числе и за политику в связи с войной в Донбассе - речь идет и о пытках, и об арестах отдельных журналистов, о давлении на СМИ и т.п. Эти моменты, попадая в российскую печать или в те немногие украинские издания, которые относятся к партии мира, и дают повод для разговоров о том, что дескать Запад прозревает. Разговоров абсолютно беспочвенных, ибо западная критика в отношении Украины равно как и какой-либо иной слабой страны существует в двух качественно различных видах. С одной стороны есть критика, которая сковывает государство-клиент в его политике ибо сопровождается соответствующим давлением. С другой стороны, есть критика, которая декларирует отмежевание от действий клиента, но не мешает ему эти действия продолжать. Пример первой это осуждение уголовного преследования Юлии Тимошенко и применения силы против сторонников Евромайдана при Януковиче и затягивания принятия закона об антикоррупционном суде при Порошенко. Второй – это критика сторонников Евромайдана за захват государственных зданий при Януковиче и упомянутая критика пыток и давления на свободу слова при нынешнем режиме. Последняя регулярно звучит еще с 2014 года, в результате украинская свобода слова дошла до того, что на Украину запрещено ввозить записки княгини Дашковой и «Сталинград» Энтони Бивора (в последнем ведь рассказывается об участии украинских националистов в расстреле евреев в Белой Церкви в 1941). Думаю одного этого эпизода достаточно для того чтобы снять вопрос о том сколь принципиальны различия ассоциированной с Европой украинской власти и оуновских предшественников этой власти.
Кстати, и относительно прямых наследников ОУН на Западе нет полного осуждающего консенсуса. Да, в конгрессе США могут запрещать предоставлять американскую военную помощь полку «Азов», но в статье центра Карнеги об украинской армии «Азов» назван примером успешной интеграции добровольческих батальонов в силовые структуры , а в Старом Свете самым большим пропагандистом этой части стал чешский европарламентарий либерал и в прошлом диссидент Яромир Штетина. В 2015-м он съездил в расположение «Азова» под Мариуполь, а у себя на родине засветился на телевидении с полковой эмблемой доказывая что это никакая не свастика, и что вообще из людей с нормальными европейскими правыми взглядами российская пропаганда лепит нацистов. Тогда же собрался Штетина устроить презентацию командира «Азова» нардепа Андрея Белецкого в стенах «Европарламента». С этим, правда, не вышло, и по какой причине, официально не сообщалось. Допускаю, что старшие товарищи из фракции либералов а может и из руководства ЕП отсоветовали чешскому депутату приводить таких гостей. Но убежден если бы Штетина не «Азовом» увлекся, а высказался б за взаимопонимание с «Национальным фронтом» Марин Ле Пен или засомневался в происхождении газа, отравившего Скрипаля, то так тихо он не отделался бы: поперли бы его из евролиберальной фракции с волчьим билетом. 
Именно благодаря таким штетинам рассуждать о денацификации Украины можно исключительно в формате диванных размышлений. И размышления эти большей частью плохи, но не из-за формата, а потому что уже пятый год скользят по поверхности. Ибо осудить Порошенко Яценюка Авакова Турчинова это лишь сказать «А». А вот чтоб сказать «Б» надо немного заглянуть в бездну – что разумеется можно сделать и сидя на диване -- а заглянув признать что поскольку четкой грани между либерализмом и фашизмом нет, и потому денацификация Украины – на самом деле означает ее деевропеизацию. Такое признание, конечно, не изменит существующего положения вещей. Но, по крайней мере, поможет почистить собственное сознание, освободив его от фальшивых ценностей и героев.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter