Холокост и все-все-все

Этим летом в Пермском краевом суде коллегией присяжных будет рассмотрено дело публициста и правозащитника Романа Юшкова, обвиняемого по, еще пока малообкатанной на россиянских просторах, статье 354.1 «Реабилитация нацизма», которая подразумевает «отрицание фактов, установленных приговором Международного нюрнбергского трибунала».

 

После такой чеканной формулировки даже второкурсник юридического факультета какого-нибудь замшелого ВУЗа зачешет в затылке, гадая, а что же хотел сказать законодатель. Если студенту поведать, что судить Юшкова будут за то, что он переопубликовал в социальных сетях статью мурманского писателя Антона Благина «Евреи! Верните немцам деньги за мошенничество с "Holocaustsixmillionsjews”!», размещённую на сайте «Русский мир», а также в своих комментариях выразил одобрение содержанию статьи, то будущий юрист и вовсе впадет в меланхолию. Ведь слышал же он и о Холокосте, и о Нюрнберге. Тогда почему во всеуслышание не объявят о том, что судят человека именно за «отрицание Холокоста»? И разве русских людей не в разы больше погибло в сталинских лагерях и мясорубке ВОВ?

 

Оставим нашего студента в недоумении на какое-то время и отметим для него несколько фактов, которые помогут ему оценить картину чуть менее зашоренным взглядом.

 

Слепая вера

 

Нет никакого желания разбирать все турусы на колёсах, которые были построены за послевоенные десятилетия. Статьи, книги, ‘’научные’’ публикации, рассказы чудесным образом спасшихся из лагерей, постоянно путающихся в показаниях, параллельно создающиеся заведомо   слабые позиции оппонентов,  отсутствие здравого смысла и отрицание очевидного в наше время могут быть интересны либо заинтересованным лицам - либо тем, кого судят. А таких осужденных может быть много. Законы, прямо запрещающие публичное отрицание, одобрение или оправдание холокоста, приняты во многих европейских странах. В 2007 году генеральная Ассамблея ООН,  к сожалению, не без инициативы России приняла специальную резолюцию, осуждающую без каких-либо оговорок «отрицание Холокоста».

 

Главные отрицатели

 

Но не все члены мирового сообщества так однозначно уперты , как некоторые европейские страны. Так, в  США отрицание Холокоста ненаказуемо, поскольку свободное выражение своих взглядов защищено Первой поправкой к Конституции.

 

В Испании в ноябре 2007 года конституционный суд и вовсе принял решение отменить наказание в виде тюремного заключения за ревизионизм холокоста.Испанские судьи привели примеры фраз, за которые больше не существует угрозы уголовного преследования: «Немцы имели все основания сжигать евреев», «Немцы никогда не сжигали евреев»

 

Даже некоторые либерально настроенные политики и общественные деятели, в том числе такие известные оппоненты отрицателей Холокоста, как Дебора

Липштадт, критикуют уголовное преследование отрицателей - считая, что оно нарушает право на свободу слова. Как полагает британский историк Тимоти Гартон-Эш, «с отрицанием Холокоста надо бороться в наших школах, университетах и СМИ, а не в полицейских участках и судах».

 

А что же российские парламентарии? ‘’Проведенный в 2007 году опрос среди российских депутатов Государственной думы показал единодушное неприятие введения специальной нормы об уголовной ответственности за отрицание Холокоста. По мнению российских парламентариев, эту проблему не следует выделять в ряду отрицания иных преступлений фашизма’’– пишет Википедия. Что же, формулировка хорошая, особенно учитывая наши реалии. Как известно, почти каждая российская семья пострадала от войны, и далеко не каждая была еврейской. Однако на деле из статьи за реабилитацию нацизма делают старое-доброе отрицание Холокоста, забывая о всех прочих жертвах национал-социалистов.

 

Нюрнберг и ‘’Нюрнберг’’

 

Мало кто знает, но Нюрнбергских процессов в коллективно-социальном мировом сознании существует два (а может и больше).

 

Первый процесс проходил в «Зале 600» нюрнбергского Дворца юстиции с  20 ноября 1945 по 1 октября 1946 года и представлял собой международный судебный процесс над бывшими руководителями гитлеровской Германии. Решением этого процесса никогда достоверно не обозначалось ни число жертв Холокоста, ни разделение в лагерях в отношении евреев и неевреев, ни даже упоминалось само понятие Холокоста. Это знает любой историк.

 

Но есть и второй Нюрнберг, законотворческий. На его основании законотворцами многих стран были созданы уголовные статьи и карающие штрафы, вокруг его отрицания постоянно копятся громкие медийные скандалы. Однако,если спросить тех же депутатов, читали ли они решения Нюрнбергского трибунала, то, уверен, подавляющее большинство ответит отрицательно. Ведь второй Нюрнберг - это те самые турусы на тех самых колесах: книги, статьи и публикации, десятилетиями втираемые в сознание обывателям.

 

То есть отрицание фактов, установленных приговором Международного Нюрнбергского трибунала к самому этому трибуналу не имеет никакого отношения! На основе чего же тогда следствие строит обвинения в наши дни.

 

Эксперт на эксперте сидит

 

Основанием для выдвижения обвинений по экстремистским статьям в РФ является заключение психолого-лингвистической экспертизы.

 

Стоит отметить, что в России психолого-лингвистическая экспертиза отсутствует как подотрасль. На её месте сидит толпа дармоедов и подписывает всё, что им велят из ФСБ и СК. Ответственность за то или иное решение отсутствует настолько, что формулировки горе-экспертов разбираются народом на анекдоты. Все эти «стремится ухудшить эмоциональное состояние оппонентов», выделение в социальную группу членов правящей партии, усмотрение разжигания межнациональной розни во фразе «пора кончать с этой экономической моделью» - всё это множится с каждым годом и напоминает несмешной анекдот.

 

Что касается дела Романа Юшкова. Экспертизу проводил Средневолжский региональный центр судебной экспертизы Минюста России, г.Казань. К исследованию высказываний Юшкова были привлечены эксперты Ханзафарова Диля Линаровна и Абитов Ильдар Равильевич. Кто же, кроме суда, поверит в независимость такой экспертизы? А ведь каждая экспертиза это чей-то срок.

 

(Лирическое) ‘’ Был ли покойный нравственным человеком?’'

 

Я специально не трогал цифру ‘’6.000.000’’, без которой, к сожалению, не обходится большинство разговоров на эту тему. Скажите ‘’Гитлер’’ и услышите ‘’6 миллионов’’. ‘’Черта оседлости’’ - ’’6 миллионов’’. ‘’Арабо-израильский конфликт’’ - ’’6 миллионов’’.

 

Это число сакрально и непоколебимо. Оно должно золотом опоясывать здания ООН, Европарламентаи Думы, быть напечатано на купюрах любого достоинства всех цивилизованных стран. Спросишь ‘’Почему?’’ – окажешься на скамье подсудимых за отрицание. Почему именно 6.000.000, а не 5.999.999? – под суд. Почему только за евреев?– под суд. Товарищ судья, а вы сами приговор нюрнбергского трибунала читали? – под суд. И не видно конца этому издевательству над правом. Пока не видно.

 

Вот и сидит наш студент, трёт глаза. Позади Конституция с хорошими словами «Каждому гарантируется свобода мысли и слова», впереди курс международного права с «Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора».  Сидит и думает ‘’Э-ге, да тут нечестная игра’’.

 

P.S. Товарищ майор, я не отрицаю «фактов, установленных приговором Международного Нюрнбергского трибунала»  в том смысле, в котором вы его понимаете. Я ставлю под сомнение целесообразность судебных процессов над людьми, имеющими свое мнение. Я не думаю, что расплывчатые юридические формулировки должны становиться основанием для реальных тюремных сроков. И я не считаю, что исторические числа должны сакрализовываться до степени священных писаний, закрывая путь даже к академической дискуссии.

 


Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter