Торговый флот противника — сжечь!

Некоторые вопросы большой военной стратегии годами и десятилетиями остаются без какого-либо внимания. В числе таких «вопросов умолчания» стоит вопрос о том, что будет делать российский военно-морской флот с торговым флотом своего главного вероятного противника — НАТО в случае большой войны. Лично мне не удалось обнаружить ни одного упоминания даже  самого краткого обсуждения этой темы.

«Идеей-фикс» советских, а потом и российских флотоводцев было утопить американский авианосец, а еще лучше несколько авианосцев. Для выполнения этой задачи разрабатывались различные типы кораблей и их оружия, в том числе и весьма необычные, вроде самолетов Роберта Бартини ВВА-14. Конечно, вид тонущего американского авианосца порадует любого российского моряка, от матроса до адмирала.

Большой флот — большие возможности

Но все же, утопить американские авианосцы — это только полдела. Потеря АУГ сильно сократит наступательные возможности американского флота, но вовсе не лишит американскую армию вести войну на Евразийском континенте. Причина этому — огромный по численности и тоннажу торговый флот. По состоянию на 2010 год в мире было 102,1 тысячи судов общим тоннажом 1,27 млрд. тонн дедвейта. Из них 450 млн. тонн приходится на танкеры, 457 млн. тонн на балкеры и 169 млн. тонн на контейнеровозы.

Для сравнения тоннаж флота «царицы морей» Великобритании в 1939 году составлял всего лишь 17,9 млн. тонн.

Хотя значительная часть этого грандиозного флота бороздит моря под флагом какой-нибудь Панамы или Либерии, тем не менее около двух третей его контролируется судовладельцами европейских стран — членов НАТО или американскими союзниками в Азии. Например, греческие судовладельцы имеют вместе 3150 судов общим тоннажом 186,1 млн. тонн дедвейта. Япония — 3571 судно, 183,3 млн. тонн дедвейта, Германия — 3627 судов 103,9 млн. тонн дедвейта и так далее.

Все это имеет большое военно-хозяйственное значение. В случае большой войны значительная часть этого торгового флота может быть или мобилизована и обращена в военные транспорты (особенно это касается паромов, контейнеровозов и судов класса Ро-Ро), или выполнять перевозки в интересах военной экономики, доставляя сырье и материалы. В случае больших потерь военно-морского флота часть торговых судов может быть довольно быстро вооружена и превращена в некие заменители потопленных или сильно поврежденных боевых кораблей. Скажем, по опыту Второй мировой войны известно, что крупный сухогруз может быть перестроен в авианосец, а современный балкер может довольно быстро превратиться в вертолетоносец.

Так что в условиях большой войны мирового размаха ликвидация торгового флота вероятного противника будет, бесспорно, одной из ключевых задач.

Слишком мало лодок и слишком мало торпед

Только вот достаточно ли средств военно-морского флота для выполнения столь грандиозной задачи? Хотя на первый взгляд может показаться, что нет ничего легче, чем потопить невооруженное торговое судно, все же обзор достижений современного судостроения не позволяет с этим мнением согласиться.

Современные торговые суда, особенно танкеры и балкеры, сильно отличаются от своих предшественников времен Второй мировой войны. Во-первых, размерами. Если в прошлую войну судно в 20-25 тысяч тонн было очень крупным, то теперь не редкость суда в 100-150 тысяч тонн. Попадаются и настоящие гиганты, вроде балкера Berge Stahl, имеющего 369,7 тысяч тонн. Это огромное судно длиной 343 метра, шириной 65 метров и осадкой 23 метра. Его в полном грузу могут принять только два порта в мире: голландский Европорт в Роттердаме и бразильский Понт де Мадейра. Балкер перевозит железную руду.

Стремление к безопасности судоходства и сохранности грузов привели к тому, что торговые суда, как правило, имеют двойное дно, усиленную конструкцию бортов и палуб, совершенные балластные системы, системы контроля напряжений корпуса, системы контроля газов в трюмах и системы углекислотного пожаротушения. Все эти системы делают современное судно весьма крепким орешком для любого противокорабельного оружия, состоящего на вооружении флотов. К примеру, двойное дно современного крупного балкера  уже сопоставимо с двойным дном и противоторпедной защитой линкора времен Второй мировой войны, вроде знаменитого «Бисмарка».

Это также имеет значение. И раньше было трудно пустить ко дну крупное судно, требовалось попадание трех-четырех торпед. Теперь же, ввиду увеличения размеров судов и очень значительного усиления их конструкции для гарантированного поражения потребуется до десяти торпедных попаданий. Скажем, подводный взрыв боевой части торпеды наносит повреждения на площади около 150 кв. метров, а для торпеды 65-76, вооруженной боевой частью весом 450 кг, можно принять до 300 кв. метров. Между тем, упомянутый уже балкер Berge Stahl имеет площадь днища более чем 22 тысяч кв. метров и одна торпеда разрушит около 1,3% этой площади. Одной торпедой можно лишить это судно хода или затопить один или два трюма, но на большее вряд ли можно рассчитывать. Десяток попаданий, пожалуй, могут отправить его на дно, если повезет.

Между тем, боезапас российских подводных лодок не столь велик. Для проекта 971 — 40 торпед, для проекта 885 — 30 торпед, для проекта 941 — 22 торпеды. В ВМФ России имеется по разным данным от 70 до 76 подводных лодок, из которых по открытым данным в строю: две лодки проекта 667БДР, две — проекта 671РТМКК, 5 — проекта 941, 4 — проекта 949А, 5 — проекта 971 и две — проекта 945. Итого 20 боеготовых подводных лодок. Со средним боезапасом в 30 торпед, весь этот флот может взять в боевой поход около 600 торпед. При том, что главные цели для подводных лодок — это все же боевые корабли флотов стран НАТО, очевидно, что на торговое судоходство торпед останется совсем немного. Даже если бы у НАТО не было бы ни одного боевого корабля в море и российские подводные лодки могли бы действовать совершенно без противодействия, то и в этом случае их слишком мало, чтобы расправиться со столь огромным торговым флотом вероятного противника. НАТО может мобилизовать, без особого преувеличения, 20-30 тысяч судов, и российский боеготовый подводный флот даже при полном отсутствии противодействия вряд ли может потопить больше чем 0,2-0,5% этого флота за один боевой поход всем составом.

Угроза для торгового судоходства в условиях войны для НАТО столь незначительная, что им не потребуется даже прибегать к организации конвоев.

Поджечь!

Что-то противопоставить торговому судоходству в условиях большой войны для России это крайне нетривиальная задача, в чем-то посложнее, чем потопление американских авианосцев. Все же АУГ в известном смысле «лезут на рожон», то есть для наибольшей эффективности должны действовать в прибрежной зоне, примерно от 50 до 200 миль от берега, где они досягаемы и для подводных лодок, и для авиации, и для береговых ракетных комплексов. Торговые же суда ходят в открытом океане, подальше от опасных вод, а районы подходов к крупным портам, каналам и проливам могут прикрываться фрегатами и корветами, а также авиацией. Эти районы, а также основные маршруты судоходства в открытом океане достижимы только подводными лодками или стратегической авиацией. И того, и другого в России слишком мало, чтобы представлять вескую угрозу для торгового судоходства и заставить вероятного противника хотя бы собирать суда в конвои. Не говоря уже о том, что есть и другие задачи для подводного флота и стратегической авиации.

Это одна проблема. Есть и вторая проблема — имеющееся оружие флота явно слабовато для гарантированного потопления крупных судов, довольно крепких по конструкции. Или, по крайней мере, нанесения таких повреждений, после которых судно годно только на слом.

Наилучшим из возможных решений было бы использовать ядерное оружие. Ядерный взрыв вблизи судна если не потопит его, то точно сделает  негодным к использованию. Но в масштабах проблемы для этого потребуются десятки тысяч ядерных зарядов. 10000 ядерных зарядов — это от 80 до 120 тонн высокообогащенного плутония или урана. В СССР за все время Холодной войны было наработано до 1400 тонн оружейного урана и 155 тонн оружейного плутония. Часть этого запаса уже продана за рубеж или израсходована на топливные нужды. Сейчас осталось около 780 тонн обогащенного урана. Для потопления торгового флота НАТО в случае мировой войны придется израсходовать почти весь этот запас, лишив российские АЭС, да и атомные подводные лодки, резерва топлива. Наработка такого количества оружейных изотопов потребует многих лет. В общем, даже если не рассматривать политические аспекты столь массового применения ядерного оружия в океане, это плохой вариант.

Нужен более дешевый и простой вариант, дающий приемлемые результаты. Насколько можно судить, из доступных вариантов остается только два типа боеприпасов, сколько-нибудь годных для решения этой грандиозной задачи. Первый — боеприпасы объемного взрыва, дающие при умеренных массо-габаритных характеристиках довольно хороший результат. Так, испытанная несколько лет назад мощная бомба объемного взрыва при весе в 7,1 тонн, имела тротиловый эквивалент в 44 тонны и радиус сильных разрушений в 300 метров. Взрыв такой бомбы над палубой крупного балкера принесет ему большой ущерб. Будут снесены надстройки, мостики, погрузочное оборудование, средства связи, спасательное оборудование, скорее всего, возникнет сильный пожар. Ударная волна может проломить борт и вызвать деформацию корпуса судна. В особенности опасны такие боеприпасы для паромов с их большими автомобильными палубами, а также для танкеров.

Второй вариант — зажигательные боеприпасы термобарического или  термитного действия. Они послабее, чем бомбы объемного взрыва, но тоже обладают определенным фугасным воздействием, при более легком весе. Главное их воздействие состоит в создании пожара на судне, пожалуй, самого опасного фактора судоходства, наряду с подводными скалами.

Если на что-то делать ставку в поражении крупных торговых судов, то целессообразнее делать ее на зажигательные боеприпасы, либо комбинированные, сочетающие объемный взрыв и термитные элементы. Пожары по тяжести последствий стоят на первом месте среди остальных причин кораблекрушений, редкий пожар на судне обходится без погибших. Во-первых, хотя крупные суда оборудованы системами пожаротушения, вряд ли они рассчитаны на очень большие очаги пожаров, а уж тем более на термиты. Во-вторых, команды современных судов, как правило, небольшие, до 30-40 человек для крупных, а для средних и небольших и того меньше (небольшие балкеры часто имеют команду в 3-5 человек), что резко осложняет борьбу за живучесть судна при возникновении большого пожара. В-третьих, поражение зажигательным боеприпасом судна в открытом океане оставляет команду один на один с огнем. Если штатные системы пожаротушения не сработали или оказались недостаточными, то им на помощь никто не придет (портовые и рейдовые противопожарные службы очень далеко) и остается только  покинуть горящее судно. Опыт многочисленных морских пожаров говорит, если команда за 15 минут не справилась с огнем, то им остается только бегство, вплоть до прыжка в воду.

Опыт кораблекрушений показывает, что неконтролируемый пожар на судне примерно в 20% случаев ведет к затоплению или разрушению судна. Огонь ослабляет корпус и переборки судна, пожар распространяется через раскаленные стальные переборки, могут взорваться топливные танки, емкости со сжатыми газами или взрывоопасный груз. И это при том, что суда горят, как правило, от окурков, нарушений правил обращения с горючими жидкостями и правил перевозки грузов.

Применение термобарических зарядов и термитов, создающих сразу большие площади возгорания, высокотемпературные очаги пожара и наносящих определенные повреждения судну, конечно, значительно повысят процент потопления судов от пожаров. Даже если судно после пожара останется на плаву, то ему предстоит или долгий ремонт, или слом, не говоря уже об уничтоженном грузе.

Если выбрать в качестве основного средства для ликвидации торгового судоходства зажигательные боеприпасы, то открывается возможность создать достаточно компактные носители, к примеру, управляемые или планирующие авиабомбы, крылатые ракеты морского или воздушного базирования. Для подводных лодок такие ракеты могут быть сравнительно небольшие, с дальностью полета в пределах 40-50 миль, запускаемые с надводного положения или с перископной глубины. Думается, что можно создать специальный контейнерный блок с такими ракетами, закрепляемый на палубе подводной лодки. Могут быть также созданы роботы-носители, сбрасываемые с лодок или самолетов в нужной акватории, которые сами поджидают или ищут судно и производят выстрел ракетами.

Это должно быть простое, безотказное и массовое оружие флота или авиации, чтобы можно было предполагать нанесение серьезного урона торговому судоходству вероятного противника во время войны.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter