Гептил, возносящий наши ракеты ввысь

 Тема этой статьи обязана своим появлением интернетным дискуссиям. Некоторое время назад казахи очень возмущались запусками российских ракет-носителей с Байконура (теперь не возмущаются, поскольку появилась перспектива, что запуски будут перенесены на новый космодром «Восточный») и тем, что РН «Днепр» и «Протон-М» поливают казахские степи гептилом. Было даже в Казахстане движение «Анти-гептил». Этому ракетному топливу приписывались самые удивительные свойства, вроде способности убивать тысячи сайгаков на огромной площади, вызывать онкологическое заболевания и врожденные уродства. Этому казахскому хору, выводившему песню о том, что Россия должна покаяться и хорошо заплатить, подпевали экологи и разные зарубежные «голоса».

Однажды, в ФБ, под очередным излиянием подобного рода я стал писать комментарии, что хотя гептил (он же — несимметричный диметилгидразин) вещество весьма опасное и токсичное, но все же не настолько, как о нем говорят. Для отравления нужна определенная концентрация, гептил поддается нейтрализации хлорной известью (она же хлорка), он быстро испаряется, окисляется кислородом воздуха и в почве быстро, в течение нескольких суток разлагается, да и вообще, если не совать нос в упавшие в степи топливные баки, то ничего страшного не случится. Проливы топлива — неизбежная плата за технический прогресс, в том числе за прогресс спутниковой связи. В конце концов, казахи, исчерпав набор страшилок, применили главный и самый убойный по их мнению аргумент, что, мол, я — любитель гептила. Подумав, я ответил: почему бы не любить гептил, возносящий наши ракеты ввысь.

Дискуссия на этом кончилась, но тема гептила долго меня не оставляла. Очень это интересное вещество, со свойствами, позволяющими его использовать в военной сфере, причем не только в качестве ракетного топлива, но и для других целей. Например, чтобы земля под ногами оккупантов горела в самом буквальном смысле этого слова.

Огнеметы еще не сказали последнего слова

Зажигательное оружие, как показал опыт Второй мировой войны, весьма эффективное на поле боя, как против живой силы, так и против бронетехники. Множество танков было сожжено копеечной по стоимости зажигательной бутылкой. Помимо этого применения, зажигательные средства применялись и для заграждений. Ров с уложенными в него несколькими сотнями зажигательных бутылок, снабженных управляемым подрывным зарядом, становится неплохим противотанковым заграждением. Кроме бутылок на вооружении Красной Армии был также ФОГ — фугасный огнемет. Например, в ожесточенном сражении за Метгетен в Восточной Пруссии 19 февраля 1945 года части советской 262-й стрелковой дивизии, оборонявшей занятый городок, сорвали самую первую атаку немцев рано утром именно ФОГ-2. Ночью внезапно вспыхнули длинные языки пламени, была подожжена головная «Пантера», что заставило немецкие танки и пехоту спешно отступить.

Тем не менее, после войны развитие огнеметов пошло по пути развития реактивных огнеметов, типа РПО «Шмель», в котором заряд зажигательного вещества выбрасывается в цель пороховым зарядом. Это решило проблему невысокой дальности струйных огнеметов, дальность которых у самых лучших образцов не превышала 200-250 метров, а обычно составляла 100-150 метров. Кроме того, объемный взрыв топливо-воздушной смеси создавал, в дополнение к высокотемпературному импульсу, еще и неплохое фугасное воздействие.

Но это не единственное направление развития этого вида вооружения. Использование ракетного топлива в качестве горючего для огнеметов открывает ряд новых возможностей перед зажигательным оружием.

Гептиловая мина

Какие же эти возможности? Во-первых, ракетное топливо с окислителем горит с гораздо более высокой температурой, чем любые традиционные огнесмеси, давая свыше 3000 градусов, тогда как огнесмеси редко превышают 1200 градусов, а 1800 градусов дают только термиты.

Во-вторых, пары типа азотной кислоты и гептила или гидразина не надо поджигать, при смешивании они воспламеняются сами. В этом их ценность для ракетной техники. При смешивании с концентрированной азотной кислотой или  диоксидом азота возгораются и другие вещества, например, анилин. Даже в лабораторных условиях при смешивании небольшого количества такого горючего с окислителем, из колбы вырывается высокое пламя белого или зеленоватого цвета. Более крупный по весу заряд, примерно до 1 кг топлива даст, конечно, впечатляющий результат.

Эти свойства ракетного топлива позволяют создать вполне полноценную  зажигательную мину для поражения живой силы и техники противника, причем довольно простой конструкции. Это может быть металлический, стеклянный или пластиковый стакан, на дне которого находится вышивной заряд взрывчатки, над которым расположены две герметичные емкости, в одной из которых находится гептил или гидразин, а во второй — концентрированная азотная кислота или диоксид азота (он также может быть жидким). При срабатывании мины взрыв выбрасывает эти емкости вверх, разрушает их и распыляет содержащиеся в них вещества. В распыленном состоянии топливо и оксилитель смешиваются, воспламеняются и образуют зону объемного, высокотемпературного горения.

Мина может также быть прыгающей, в которой один заряд выбрасывает емкости вверх, а второй заряд разрушает емкости и распыляет компоненты зажигательной смеси, с образованием зоны объемного горения примерно на высоте человеческого роста. При желании можно также увеличить высоту подбрасывания или даже добиться забрасывания зажигательного заряда на определенное расстояние, подобно минометной мине. Подобные мины могут устанавливаться как обычные мины, а могут устанавливаться дистанционно, с помощью реактивных снарядов, либо же использоваться в качестве зажигательной боевой части реактивных снарядов.

Вражеский солдат, наступивший на такую мину, оказывается в зоне высокотемпературного горения, у него воспламеняется форма и снаряжение. Горения гептила или гидразина вполне достаточно для нанесения очень тяжелых ожогов, поскольку удельная теплота сгорания гептила составляет 29,9 тысяч кДж/кг, а ожоги четвертой степени наносятся тепловым потоком выше 630 кДж/кв.м. В общем, близкий контакт с облаком горящего гептила не сулит вражескому солдату ничего хорошего.

Не напрасно ведь говорят, что земля будет гореть под ногами оккупантов. Неверующие в справедливость этой поговорки оккупанты могут проверить это своими ногами.

Яркий и горячий факел

Возможно создание и струйного огнемета на основе ракетного топлива и окислителя. Если в создании давления, выталкивающего топливо и окислитель из баков, огнемет будет аналогичен ФОГ-2 и использовать пороховой заряд, то вот в системе распыления должны быть отличия. В отличие от ракет, в двигателях которых достигается наибольшая эффективность сгорания топлива для получения наилучшей тяги, здесь стоит другая задача, чтобы сгорание топлива и образование реактивной тяги было таково, чтобы оно подальше забрасывало капли топлива и окислителя, которые потом будут испаряться, смешиваться и воспламеняться. Это важно для увеличения поражающих свойств огнемета.

Этого можно добиться по крайней мере двумя способами. Первый способ: грубое распыление топлива и окислителя форсунками без использования камеры сгорания и образования реактивной тяги. Форсунки могут быть установлены так, чтобы струи капель скрещивались и смесь воспламенялась на определенном расстоянии от огнемета. Второй способ: использовать камеру сгорания, в которой происходит частичное сгорание топлива, и образующаяся реактивная тяга выбрасывает капли топлива и окислителя из сопла, создавая факел пламени. Тяга должна быть подобрана так, чтобы ее хватило на выброс факела, но при этом она не вырвала огнемет с места установки. Думается, что опытные конструкторы ракетных двигателей без особого труда создадут подобный огнемет, хотя, надо признать, что это необычная для них задача.

Тактически подобные огнеметы могут использоваться для создания заграждений, наподобие ФОГ-2, например, для прикрытия удобных проходов, дорог, мостов, в городских боях. Большое значение такой огнемет может иметь в ночных боях. Во-первых, им можно на короткое время освещать поле боя. Во-вторых, свет факела будет засвечивать приборы ночного видения противника. В-третьих, высокотемпературный факел пламени можно использовать как один из способов защиты против вражеских тепловизоров, прикрывая им маневр или начало атаки. Облако горячих газов на некоторое время скроет все, что находится за ним, от обнаружения тепловизором.

Так что на войне гептил, возносящий наши ракеты ввысь, может найти применение не только в качестве ракетного топлива, но и в качестве зажигательного средства.

 

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter