Кубанцы. Какие они?

Славянское население Кубани долго формировалось во многом на основе миграции. Очень часто – за счёт миграции, непосредственной организуемой государством. Это и создание казачьих поселений, а позже – заселение в них красноармейцев во время расказачивания. Одновременно очень многие приезжали и приезжают на Кубань в поисках сытой и свободной жизни. На Кубани многие люди с украинскими этнографическими корнями и говором приняли русскую идентичность. А после смешались с выходцами из других русских и украинских регионов, тесно интегрировавшись с ними. Первоначально тяжелые условия жизни сменились одними из самых комфортных в стране. А сама Кубань находится на геополитическом перекрёстке между западом и востоком, югом и севером.

Всё это предопределили специфику кубанцев.

Кубанскость – это промежуточность и незаконченность. Стабильная промежуточность и незаконченность. Этим кубанцы близки к украинцам. Которые так же находились в таком состоянии веками. Однако украинцы предпочли самостийность, а кубанцы – слияние с русскими. Однако слияние не полное, на уровне субэтноса с заметной спецификой. Во многом заключающейся в не полностью исчезнувших фрагментах украинскости. Был проект и отдельного кубанского народа, сочетавшего русскость и украинскость. Но и в этот проект почти никто по настоящему не вложился. То же характерное стремление к свободе и самодостаточности, но обязательно под «зонтиком» империи. При схожем отношении к местной и региональной власти. Обязательное присутствие в своём мире необходимого вышестоящего чужого.

Для кубанского менталитета характерны индивидуализм, инструментализм, консерватизм и ограниченность.

Индивидуализм – последовательно эгоцентричная модель мира. Кубанец последовательно осмысляет себя как центр мира. Для людей это вообще характерно изначально. Но на кубанца относительно мало действуют факторы, блокирующие этот принцип.

Инструментализм – рассматривание всего и вся как инструментов для обеспечения собственных интересов и собственного мира. Опять таки, крайне характерно для всех людей. Однако у людей так же нередко возникало желание пожертвовать многим ради чего-либо, во что бы то ни стало что-то уничтожить, от чего-то избавиться и отгородиться.

А вот такой радикализм кубанцам никогда не был свойственным. Характерное отношение к власти и религии: лояльность при в целом отсутствии желания полностью вложиться в эти ценности, отстаивать их не смотря ни на что. Характерно отношение казаков к иногородним «уроды, но в хозяйстве пригодятся». В хозяйстве пригодится… Таково отношение кубанца к православию, разные петербургско - московской власти. Так же это то, что защищает его индивидуальность, в том числе – от другого кубанца.

Консерватизм – кубанец довольно легко принимает инструментальные изменения, которые можно как-то использовать. Но болезненно реагирует на то, что может изменить его жизнь и его самого. Этим и вызвано неприятие советской власти эпохи её становления и неприятие её падения. Это опять-таки характерно для людей как таковых. Но для людей так же нередко бывает характерно тяга к уничтожению старого мира, прежнего себя. Кубанцам это не особенно свойственно. Пишущая публика любит порассуждать о «идеоцентричности» менталитета русских или украинцев. Вот к кубанцам это никак не относится.

Ограниченность – есть небольшой компактный мир, в котором кубанец желает быть свободным и независимым. Это даже не Кубань в целом, а его дом, близкие люди, селение. До всего остального ему особо нет дела. Но чужого кубанец опасается и предпочитает быть отделённым от него обширной нейтральной зоной. Роль этой зоны играют или играли государство, казачье войско, религия и идеологии. Нейтральная зона – не своё, но нужное.

Поведение кубанских казаков во время Гражданской войны – это в чистом виде коллективная самооборона – оборона своего ограниченного мира. Которая не была подкреплена сколь-нибудь массовой и чётко сформулированной идеей, дающей направление движения и в пространстве, и во времени. Например, идея отдельного кубанского казачьего народа не была широко распространена в среде простых казаков. А в умах идеологов путалась с украинофильством.

Для Кубани характерно многовариантность толкования одного и того же явления. Песню могут называть кубанской или украинской. Кубанец одновременно принимает новое и сохраняет элементы старого. Вот это уже характерно в целом для русских.

Поэтому Кубань никогда не становилась очагом, из которого исходила политическая или социальная напряженность. Экономика Кубани чаще всего была в относительном порядке. И социально-политическая активность кубанцев была реакцией на чужую.

Широко известно, что кубанцы индивидуалистичны, практичны, предприимчивы и трудолюбивы, консервативны, осторожны и лояльны к общепринятому. До революции казачество отличалось развитыми военными традициями и традициями самоорганизации, имело собственную ментальность и специфику образа жизни.

Кубанцы понимают свою особость в рамках русского народа. Жители других регионов – тоже. И, видимо, кубанский субэтнос существует. Но это субэтнос именно кубанцев: потомков казаков и приезжих разных волн. А не субэтнос кубанских казаков. Казаки выполняют роль культурно-исторического символа субэтноса, уже общего для них и всех остальных кубанцев. И кубанцы, и приезжие, ростовчане, ставропольчане, москвичи, северяне и пр. признают существование кубанской специфики. Существенной специфики, отделяющих их от прочих кубанцев, у казаков уже не прослеживается. Если иметь в виду быт и социальную психологию, а не форму и оргструктуру.

Описанные выше элементы ментальности являются плодом совместного творчества и казаков, и приезжих. Представление о ценности личной и групповой автономии при одновременной необходимости сильной властной «крыши» разных уровней, консерватизм – казачьи «изобретения». При этом в разработку индивидуализма огромный вклад внесло население более поздних волн миграции.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter