Боевые роботы: первые подразделения

2014 год выдался довольно богатым на события в области военной робототехники. Заместитель министра обороны РФ генерал-полковник Павел Попов заявил, что Министерство обороны России утвердило программу "Создание перспективной военной робототехники до 2025 года", а также разработана концепция применения роботов до 2030 года. Во всех военных округах и флотах создаются роты робототехнических систем и комплексов, в которых будут обучаться специалисты и отрабатываться их боевое применение.

Помимо этого состоялись учения и испытания боевых роботов. В июне 2014 года в Калининградском особом районе состоялись учения с участием Балтийского флота, ВВС и ВДВ, в ходе которых отрабатывалось применение боевого обота "Платформа-М" и беспилотника "Груша" в условиях городского боя. Также, на полигоне 66-го учебного центра в Николо-Урюпино, Московской области, проходили испытания двух инженерных машин: машины разграждения и разминирования "Уран-6" и машины пожаротушения "Уран-14". До этого "Уран-6" испытывали в Чечне на разминировании в горной местности, с доставкой машины вертолетом Ми-26.

Примечательно, что испытания вызвали язвительные комментарии в украинской прессе, в которой утверждалось, что этим Россия создает атмосферу устрашения и ореол величия российской армии, а также, что якобы один из роботов подорвался на мине на подмосковных испытаниях, а результат учений все равно был признан успешным. Хотя, в приведенных фотографиях, на которых запечатлены подрывы, без труда опознается танковый минный трал КМТ-7, прицепленный к танку Т-72, и инженерная машина разграждения на базе танка Т-55. Обе машины достались Российской армии по наследству от Советской армии, и судя по снимкам, с задачей разминирования не справились. Фотографий же подорвавшегося робота украинские критики так и не представили.

Однако, несмотря на критику из Украины, принято решение о том, что боевые роботы будут участвовать в парадах в Москве, наряду с остальной боевой техникой.

Роботострелковые войска

В общем, обозревая имеющиеся прототипы боевых роботов, видно, что в настоящее время российское военное роботостроение развивается по пути создания разнообразных дистанционно управляемых машин. Это не только перечисленные разработки: "Платформа-М", "Уран-6" и "Уран-14", но и ряд других: МРК-27, МРК-002-БГ-57, система дистанционного управления танком Т-72Б и другие образцы, а также три типа ударных беспилотных летательных аппаратов.

Подобное направление работы связано с тем, что создание дистанционно управляемых машин (которые имеют также автоматический режим патрулирования и открытия огня) есть технически достижимая задача, а также с тем, что ведутся дискуссии на тему, можно ли создать полностью автоматического боевого робота. Часто высказывается утверждение, что полностью автоматические боевые машины невозможны без создания искусственного интеллекта. Действительно, западные разработки, связанные с попытками создания подобной техники, не слишком успешны, и пригодного для боевого применения робота пока создать не удалось.

Также, по результатам испытаний видно, что создаваемые машины ориентированы на наиболее актуальную на сегодняшний день задачу - борьбу с незаконными вооруженными формированиями с минимально возможными потерями личного состава. Задачи же создания техники для войны с регулярной армией вероятного противника, оснащенного современной техникой, пока что решаются попутно, и для этой цели на сегодняшний день более всего пригоден робот "Платформа-М", вооруженный крупнокалиберным пулеметом, четырьями реактивными гранатометами и комплексом оптико-электронной и радиолокационной разведки.

Судя по всему, именно "Платформа-М" может составить основу парка боевых роботов Российской армии в ближайшие годы. Это весьма удачная машина, обладающая наименьшим весом (800 кг) среди аналогичных образцов, но при этом имеющая броневую защиту, широкий спектр вооружения и оборудования, способная выполнять самые разнообразные функции на поле боя. Тактико-технические характеристики этой машины позволяют с успехом применять ее в составе аэромобильных подразделений, и не только в них. Робот этого типа может быть включен в структуру вооружений разных видов войск.

Скажем, если создать к ней транспортную машину на базе БТР-80 (на его базе и так создан широкий спектр специализированных машин, в том числе транспортных, которые можно взять за основу) с площадкой для робота и раскладной аппарелью для съезда, то такой комплекс можно ввести в состав вооружения мотострелковых войск или даже создать целые отдельные подразделения роботострелковых войск, обладающие высокой мобильностью и огневой мощью.

Развитие роботострелковых войск вовсе не кажется такой уж фантастикой. Это вполне рациональный путь в условиях сокращения личного состава армии, позволяющий при гораздо меньшей численности личного состава сохранить прежние боевые возможности или даже существенно их увеличить. Развитие этого подвида войск вполне может начаться с формирования отдельных роботострелковых рот или батальонов, придаваемых в качестве средства усиления мотострелковым соединениям. Потом, по мере увеличения парка боевых роботов, можно будет создавать целые роботострелковые соединения. Танковые войска развивались таким же образом. Сто лет назад танки придавались пехотным частям в качестве средства усиления, и лишь потом превратились в многотысячные полчища.

Гуманитарное измерение боевых роботов

Особое значение имеет машина разминирования "Уран-6", которая, судя по испытаниям, эффективнее имеющихся образцов минных тралов. Ее главное преимущество в том, что она не подвергает экипаж машины разминирования опасности при подрывах на минах, от чего не были свободны имеющиеся машины разминирования и минные тралы.

После любой войны остаются обширные минные поля. Это было известно еще во времена Второй мировой войны. Так, отряды разминирования из состава советских оккупационных войск в Германии в 1945-1947 годах провели сплошное разминирование в советской оккупационной зоне на площади более 78 тысяч кв. км. Однако, в других странах, где шли войны, и где не было столь же многочисленных и опытных войск, оставались обширные минные поля. Целый ряд стран в Азии и Африке до сих пор страдает от многочисленных подрывов гражданского населения на старых минных полях. Афганистан, по данным Программы ООН по разминированию, возглавляет список стран, в которых мины наносят наибольший ущерб. Около 3-4% населения страны имеет ранения и увечья от подрывов на минах.

Долгое время не было приемлемого решения этой сложной проблемы. Предлагаемые средства довольно легко справлялись с простыми противопехотными минами, но были бессильны против противотанковых мин или мин-ловушек. Также не было приемлемых средств для обзевреживания старых мин, которые могли взорваться от малейшего прикосновения. Российский робот может решить эту проблему, как средство наиболее безопасного и дешевого уничтожения минных полей, в том числе старых, установленных в густых зарослях травы или кустарника. Использование робота избавляет саперов от смертельного риска подрыва на какой-нибудь ржавой мине или ловушке, поставленной на неизвлекаемость.

Так что можно предложить создать в Российской армии специальные саперные миротворческие роты, оснащенные новыми роботами, которые могли бы выезжать в другие страны и проводить там очистку территории от мин. Эта деятельность может приносить весьма немалый доход, поскольку во инвестиционных проектах на территории стран с минной опасностью, закладываются расходы на разминирование. Для самой армии такая деятельность также может представлять интерес в плане получения опыта разминирования мин разных типов в самых разных условиях, что имеет большое значение для совершенствования робота и его оборудования.

Таким образом, разработка российских боевых роботов достигла определенных успехов, которые позволяют уже в ближайшие годы превратить Российскую армию в самую роботизированную армию в мире. 

 

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter