Крылатая гордость страны: «Искренне Ваш, Аэрофлот»

Аэрофлот, конечно, гордость отечественной авиации. И гордость страны. Национальное достояние.

Правда, летать эта гордость предпочитает по возможности на чем угодно, но не на самолетах отечественной авиации: в собственности у него 121 авиалайнер, из них собственно отечественного производства – 6 (ИЛ-96), и еще 10 самолетов непонятного производства - Superjet 100, разработанного при участии нескольких десятков иностранных кампаний. Некоторые специалисты говорят, что эта программа – по сути программа убийства российской авиации. Судить сложно – пока в ее рамках в прямом смысле были убиты лишь участники показательного полета 9 мая 2012 года, разбившиеся на этом компилятивной изделии в Индонезии.

Остальные 105 самолетов гордости отечественной авиации – это самолеты иностранного производства.

Аэрофлот предпочитает покупать их за рубежом, помогая авиационной промышленности стратегических конкурентов – а не развивать авиацию страны, собственностью которой все еще считается.

Правда, на качестве работы кампании и точности соблюдения расписания это мало сказывается. Самолет может быть немецким, носить гордое национальное имя «Константин Циолковский» - не опаздывать что с отлетом, что с прилетом на полчаса или час – и причем ни кампания, ни экипаж даже формально не принесут за это извинений.

Контрольный пакет акций Аэрофлота принадлежит государству – но члены совета директоров вполне могут при этом безнаказанно финансировать те или иные антигосударственные начинания и политические движения – никто и не пытается скрыть, что именно ими - осуществлялось финансирование «Болотных акций».

51 % акций кампании принадлежит России, а 30 % - кампании с патриотическим названием «Национальная резервная корпорация» - но при заказе билета бланк Вам оформить на английском языке. Даже если Вы летите не то что не в США или Великобритания – а просто в рамках СНГ. И если вы хотите в России получить билет на русском языке – Вам придется специально требовать этого, угрожая скандалом. Кончено «Гордость российской авиации» будет уверять, что это делается потому, что она, «гордость» - кампания международная. Но трудно указать американскую кампании., которая будет выдавать билеты на русском языке при осуществлении полеты из Айовы в Калифорнию – и даже из Нью-Йорка в Москву.

Это называется «колониальное сознание»: воспетая Грибоедовым смесь французского с нижегородским.

Причем и на борту, «приветствуя» вас и сообщая вам информацию о полете капитан и экипаж обратятся сначала к счастью еще по-русски – но потом продублируют текст на английском. Понятно, если это делается при полете в Англию или обратно. С натяжкой, рассматривая английский как некий язык международного общения – при полете в иную дальнюю страну.

Хотя ведь английская кампания при полете из королевства в республику Франция – по-русски дублировать свой текст не будет.

Но почему нужно дублировать обращение к пассажирам на английском языке при полете на Украину и тем более с Украины – объяснять это невозможно в рамках здравого смысла невозможно. Тем более, скажем, на рейсе Симферополь-Москва. Аэрофлот полагает, что этим рейсом летают преимущественно англичане, канадцы и американцы.

Понятно было бы, если бы текст дублировался на украинском. Хотя вообще-то говорить в Крыму на пресловутой мове – значит как минимум вызывать косые взгляды – а вообще то и не вполне безопасно.

Но зачем тут нужен английский – разве что для демонстрации международных амбиций руководителей «гордости российской авиации»: «А мы и сейчас уже работаем на международном уровне!!!».

Правда, международный уровень в основном сказывается только в туземной попытке говорить на чужом языке. Потому что остальное - окажется вполне «национальным». Аэрофлот также не уважает собственную страну и собственный язык – как не уважали его российские аристократы 18- 19 веков, демонстративно стараясь говорить на французском.

Что им адекватно откликнулось в начале 20 века.

Но в остальном он может оставаться носителем вполне «нижегородского хамства».

Авиалайнер может носить названное гордое имя «Константин Циолковский» - и бортпроводницы даже встретят вас вполне доброжелательным видом и доброжелательной улыбкой – но если у стюарда вы попросите лекарство – он не поймет о чем идет речь . Или сделает вид, что не поймет – потому что предпочтет сбегать за водкой для вашего соседа по полету – дадут чаевые. О лекарстве он даже и не вспомнит.

Кстати, на борту запрещено распивать спиртные напитки. Что наверное разумно. Но только в том случае, если они не приобретены по завышенной цене на само борту – по-сути, у экипажа.

Если вы нажмете кнопку вызова бортпроводницы – вы можете ждать долго. Она может и не прийти. А когда при дежурном проходе по салону одной из них, вы для справки поинтересуетесь, что это за кнопка горит над вами – она ее выключит, так и не поняв, пока вы ей об этом не скажете, что это был вызов, на который никто не пришел.

Может быть теперь Вам и принесут лекарство – но не то, которое просили. Например, если вы попросите кардиомагнил предотвращающий загустение крови при изменении атмосферного давления – вам в лучшем случае принесут валидол: «Вы же просили что-то сердечное?».

То есть пусть вы и летите на зарубежном самолете, и говорят с вами амбициозно на языке стратегического конкурента – на медицинскую помощь лучше не рассчитывать. Вам ее, скорее всего, не окажут. Хотя вообще-то – это караемое в уголовном порядке преступление.

Но Аэрофлот это не смущает. Так что такая мелкая статья, как неоказание медицинской помощи – для гордого Аэрофлота – мелочь.

Мелочей вообще много. Например, чай на борту вам дадут такого цвета и вкуса, что останется только гадать – толи заварку заваривали по третьему разу – то ли ее экономят, чтобы сэкономленную члены экипажа могли забрать домой.

Все это Аэрофлот проделает с искренним видом искренней доброжелательности – вполне возможно искренне не понимая, что так делать – стыдно.

Точно также его представители, объясняя, почему «авиационная гордость России» не желает закупать российские самолеты - с искренним видом будут нести ахинею о том, что это делается исключительно в заботе о надежности полетов: советские самолеты ненадежны, потому и списаны. А российское производство остановлено – так что ничего другого не сочтется, как покупать зарубежные. Искренне делая вид, что не понимая – российское авиационное производство находится в упадке потому, что, в частности Аэрофлот не закупает его продукцию. На самом деле – по простой причине: покупать иностранные выгоднее. Самолеты, конечно, летают, а не катают. Но слово «откат» вряд ли неизвестно…

Какое уж тут лекарство для пассажиров. Какая медицинская помощь… Не для того акции покупаются. Не для того стюардами идут работать.

И все – с искренне доброжелательным видом.

Девиз Аэрофлота: «Искренне Ваш, Аэрофлот».

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter