Приднестровье – последний полёт в никуда

Год назад в Приднестровье прошли президентские выборы, разделившие жизнь анклава на «до» и «после». Правившего два десятилетия Игоря Смирнова сменил Евгений Шевчук. В России за судьбой Приднестровья следят более пристально чем где бы то ни было за исключением, пожалуй, Молдовы. Но многие уже позабыли весь трагизм той кампании и её судьбоносное решение для тысяч людей, инкорпорированных в элиту смирновских времён. Вместе с тем политический класс России, как элита так и оппозиционные группы, практически не уделяют внимание Приднестровью. Одни – поскольку не очень приятно обсуждать проблемы, где особо и похвастаться нечем, вторые – потому что не вполне понимают, как можно использовать приднестровскую тематику во внутриполитической российской игре.

Выборы. Как это было

Следует отметить крайнюю хаотичность политического ландшафта накануне выборов декабря 2011 в ПМР. Все помнят как энергично Кремль взялся за судьбы глав российских регионов с репутацией «почтенных старцев». Они либо уходили подобру-поздорову на почётную пенсию, либо против них использовалась тяжелая артиллерия.

Игорь Смирнов стал неудобен Москве. Во-первых, по той причине, что ПМР мировое сообщество ассоциирует с Россией, и получается что именно Кремль продолжает поддерживать на плаву князька с сомнительной репутацией и мрачными, несоответствующими имиджу современной России штампами по поводу «права жить на этой земле» и «Великой России». Нарышкин мягко предложил Смирнову уступить дорогу новому поколению политиков. Смирнов ослушался, и началась сокрушительная медийная война между Москвой и официальным Тирасполем.

Старый и опытный политический лис Смирнов никогда не клал яйца в одну корзину. И он, и его дети вообще к России имели мало отношения, кроме своих паспортов. Единственное, за что смог зацепиться Кремль – это какой-то пусть и дорогой, но вполне среднестатистический себе особняк Смирновых в Бл. Подмосковье. Финансы семья Смирновых не держала в России. Дети Игоря Смирнова более спокойно все эти годы чувствовали себя в Европе и Украине. И в финансовом, и в прочих других смыслах. Лишь невестка Смирнова – Марина, жена одного из сыновей, попытала счастья в российской политике. Неудачно, кстати. Но она – не «семья». У Марины свои амбиции и своя жизнь.

Таким образом, середина 2011 года проявила весьма плачевный для Москвы итог своих манипуляций в Приднестровье.

Единственным российским человеком в анклаве, обладающим статусом мощной фигуры, являлся Владимир Антюфеев, шеф местной спецслужбы.

Но.

Могущество данной структуры в последние годы было слишком преувеличено. Смирнов знал, что Антюфеев – человек Москвы, и сознательно долгие годы ослаблял МГБ и роль главы МГБ Антюфеева. Видел в нём возможного конкурента? Разумеется. Но и не только. Не исключено, что Антюфеева Смирнов ослаблял под давлением Киева.

В последние годы на передний план по влиятельности на «железного Игоря» выходили другие фигуры. Смирнов почему-то окружил себя персонами, имеющими серьёзные интересы в Украине. Таким образом, в силовых структурах Приднестровья, как и во всех прочих структурах, пошло негласное разделение. Но линию Москвы на смену Смирнова в итоге не поддержал никто. Не поддержало и ведомство Антюфеева. Сотрудники МГБ активно участвовали в поимке группы политтехнологов, действовавших в интересах Кремля, помогали в съемках телепередач против кандидатуры, благожелательно оцененной Кремлём – лидера партии «Обновление», опирающейся на крупнейшую региональную финансово-промышленную компанию «Шериф» - Анатолия Каминского.

Каминского и всех, кто его поддерживал, просто на части разрывало местное государственное телевидение, обвиняя в подготовке «оранжевой революции».

Поддержка со стороны компании «Шериф» Каминскому была, может и достаточной по финансам, но крайне скудной по смыслу. Робкое «Обновление» с робким «Шерифом», возможно, были уверены, что за них всё что нужно сделает Москва. А Москва не сделала.

Накануне выборов Каминский в регионе оказался один на один с мощной административно-силовой машиной Приднестровья. Монолитной по своей сути, и опирающейся уже не на официальный Кремль, а на совсем другие каналы в России, тоже весьма влиятельные. В то же время монолитная приднестровская властная машина оказалась полностью уязвимой для граничащей с ПМР Украиной. Поэтому против Каминского, по сути против единственной фигуры Кремля, оказались все.

Смирнова, вероятно, его ближайшее окружение вводило в заблуждение по поводу его безупречного рейтинга. Лесть сделала своё дело. Он верил в успех.

Сила медийного давления Кремля была не маленькой. Смирнов, по сути, был обвинён в предательстве – в неисполнении требований России. В отместку Смирнов начал использовать любые возможности, чтобы утопить замыслы Москвы. И именно Смирнов ответственен за административную и силовую поддержку шедшего к власти Евгения Шевчука. Смирнов, несмотря на затяжной конфликт с Шевчуком, накануне избирательной кампании полностью изменил тактику – он отнёсся к Шевчуку по-отечески. Назло Москве. Назло Нарышкину. Назло всем, кто поддержал в России Каминского.

Шевчук в ходе кампании имел мощные ресурсы. Он полагался на дружественное себе МВД ПМР, «своих» людей в Центризбиркоме, «своего» председателя Верховного Суда. Да и МГБ, по сути, таскало горящие каштаны из огня, раскатывая оппонентов Шевчука и Смирнова. У МГБ, надо понимать, была простая логика – «народ поддержит Смирнова, и Москва вынуждена будет уступить». Эта логика, замечу, не опиралась ни на что – ни на социологические данные, ни на здравый смысл. Восторжествовал махровый маразм властей, которые за 20 лет контроля над всем и всея слишком сильно оторвались от земли.

Смирнов с оглушительным треском вылетел в первом туре.

В ночь выборов центральная площадь Тирасполя была арендована сторонниками Смирнова. С трибуны неслись пламенные речи про то, какой он замечательный. Сторонников Смирнова свезли из других городов, собрали защитников, пришло руководство МГБ. Все демонстрировали «мощь и единство рядов». Выглядело это, мягко говоря, смешно и по-советски пошло.

Потом все разошлись по домам. Ночью стали известны позорные результаты. Говорят, «дед» крушил мебель в своём кабинете.

Был назначен второй тур. Без Смирнова. Только Шевчук и обескровленный Каминский.

И вся мощная административная машина, за исключением МГБ, по инерции поехала дальше «топить» Каминского. Люди на госслужбе поняли, что их шанс теперь – это Шевчук. И все ему быстренько присягнули. Тем более, что уже по первому туру было очевидно – у него преимущество. Он проходит! Конечно, толпа встала на сторону фаворита гонки.

«Рука Москвы» в лице МГБ была по сути деморализована. Всё, на что хватило ресурса ведомства, - это робкий медийный «выстрел» накануне второго тура выборов, Антюфеев заявил, что Шевчук может быть связан с иностранными спецслужбами. Эти откровения без пяти минут отставного шефа спецслужб не показало ни местное телевидение, ни московское. Ролик на YouTube. С почти не слышным звуком.

Такой вот позорный финал.

Москва потерпела в регионе настолько крупное поражение, что самое страшное оказалось - оказаться крайним. Кто понёс ответственность за провал в Приднестровье? Впрочем, этот провал был запланирован всей политикой России последних лет. Весьма странной, и слишком коррумпированной.

В этом хаосе и чехарде чиновников Москвы, Евгений Шевчук стал новым главой ПМР.

Победа и геополитический аспект.

 

Шевчук не ожидал своей победы и не готовился к ней. Он оказался всего лишь фигурой на доске в шахматной партии, исход которой предсказуем – это ликвидация ПМР. Есть лишь вопрос времени и вопрос торга.

Однако в этом торге роль Москвы теперь не просто минимальна, она близка к нулю.

Новый глава Приднестровья начал свои «реформы» с МГБ. Если во времена Смирнова этот очаг влияния Москвы имел хоть какие-то позиции, теперь весь руководящий аппарат и среднее звено ведомства, был жестко зачищен. Экс-сотрудников МГБ, «антюфеевцев», отныне категорически запрещено брать на работу в Приднестровье. Эти люди поставлены в положение изгоев, они и сейчас там находятся, рискуя свободой. Их место заняли ставленники спецслужб Украины.

Представители СБУ теперь негласно находятся в качестве кураторов во всех без исключения министерствах и ведомствах сегодняшнего Приднестровья.

МВД за поддержку Шевчука во время выборов, наоборот, ждало более приятное расположение. Глава МВД ушел в почетную отставку, с крепкими и дружественными рукопожатиями от Шевчука. Данная силовая структура ещё со смирновских последних лет, насквозь пронизана агентурой СБУ.

Новую элиту Приднестровья, также по уже традиционной схеме, Украина прикармливает весьма активно. Все эти процессы эрозии приднестровской «государственности» и постепенной замены российских рычагов влияния на украинские происходили не в один год, и не в два – речь идёт о последнем десятилетии. И плавное сваливание ПМР в орбиту Украины – явление вполне закономерное. Фактор границы.

Все козыри сегодня – в руках у Киева. Спецслужбы и другие ведомства повязаны украинской агентурой, знаковые руководители ПМР инкорпорированы в те или иные направления приграничного бизнеса, контробандного трафика табака и алкоголя, реэкспорта и прочие традиционные для региона функции. Украинский бизнес, военная элита, разведка – все крепко связаны интересами на приднестровском участке. Эти структуры и лица вместе с их контрагентами Тирасполя зарабатывают на использовании «серой зоны» миллионы и миллиарды евро.

Роль Москвы

Москва сегодня вынуждена изображать хорошую мину при полностью проигранной партии. На приднестровском направлении Россию льстецы и демагоги многократно провели вокруг пальца. Люди, из уст которых годами лились и льются до сих пор сладкие речи по поводу «Великой России», «дружбы», «геополитического форпоста» и тому подобного, за спиной у России уже давным давно интегрированы в схемы других государств.

У России остаются в регионе лишь две точки формального присутствия – миротворцы на Днестре и склады вооружений. Фактически, и то, и другое сегодня – это чистой воды недоразумение. Более того, это недоразумение оборачивается постоянными ударами по имиджу России на мировой площадке.

Присутствие миротворцев и небольшой группы военнослужащих, охраняющих склады с боеприпасами, даёт основание для конкурентов России рассуждать о её враждебных амбициях и коварных замыслах. В Молдове целый ряд общественных структур втянут в кампанию русофобии, одним из ведущих аргументов которой является сомнительное с точки зрения международного права нахождение российских войск в юридических границах страны.

В то же время ни миротворцы, ни ОГРВ не имеют никакого влияния на ситуацию внутри ПМР. Они находятся в плотном коконе «дружественной» опеки спецслужб других государств.

Дошло до того, что российским офицерам приднестровские власти устроили недавно выволочку за попытку воспользоваться взлётной полосой в Тирасполе, которая изначально была частью инфраструктуры российской армии. Теперь руководству Приднестровья при ужасающем бюджетном дефиците срочно понадобилось строить собственный аэропорт! Не понятно, как он может функционировать, но главное – вырвать из рук россиян важный транспортный узел! Определенно, данная инициатива руководства ПМР продиктована кураторами из Киева.

Самое смешное заключается ещё и в том, что руководство ПМР и тут решило провести россиян вокруг пальца – уже есть предположение, что строительство данного аэропорта и ремонт полосы должны будут взять на себя… российские власти! Якобы, даже Рогозин ходил лично в туфлях по полосе. Чего-то там проверял, оценивал. Россию разводят просто «по-одесски», как заезжего лоха. В Приднестровье шутят, что самое забавное будет, если этот аэропорт за свои деньги построит Россия, а потом местные власти сдадут его в аренду НАТО. Неплохой бизнес!

Да, в Москве до сих пор находятся лоббисты, в том числе и среди части силовиков, которые умудряются «продавать» Кремлю идею «удержания геополитического форпоста» на Днестре. Якобы, ради расширения влиняния на Молдову. Анекдотично, но в Кремле в эти бредни ещё до сих пор верят…

Идея «влияния на Молдову» из Тирасполя оказалась полностью провальной. Республика Молдова сегодня полностью избавлена от влияния России. Все пророссийские силы в Молдове маргинализированы. У власти находится Альянс за евроинтеграцию, партии которого считают для себя постыдной любую коммуникацию с Москвой за рамками экономического сотрудничества.

Русские в Приднестровье

Пока политики в Москве пытаются изображать патриотизм в лице, в Приднестровье ситуация с каждым месяцем все больше напоминает трагический спектакль. Республика уже целый год обсуждает кадровые решения властей, сногсшибательные инициативы и их последующую отмену. На этом фоне бегство населения продолжается. Безработица. Страшная нищета. Доходит до того, что люди просят милостыню прямо в магазинах, а кафе превращаются в свалки самого дешевого тряпья Second Hand, поскольку это единственный товар, который пока пользуется устойчивым спросом.

Граждане России преследуются новыми властями. Их пытают, доводят до смерти, а порой и убивают в СИЗО. На незаконных основаниях подконтрольными судами ликвидируются оппозиционные партии. Местный провайдер-монополист по требованию КГБ заблокировал доступ к ряду неподконтрольных местным властям Интернет-сайтов.

Все эти чудовищные вещи сопровождаются ежедневным глумливым причитанием на ТВ по поводу «замечательного Путина» и «замечательной России», которая ещё иногда и деньги присылает! И хвалой в адрес миротворцев и российских военнослужащих, которые поневоле оказались в роли «защитников» криминальных властей.

Итог: Россия платит. Украина зарабатывает. Русские подвергаются преследованиям и пыткам. Миротворцев шпыняет Молдова и международные организации.

На все эти, более чем двадцатилетние эксперименты с Приднестровьем, Россия уже истратила более 4 млрд долларов США – только по линии неоплаты Приднестровьем потреблённого газа. Были и другие траты – на регулярной основе Россия отправляет туда деньги. При желании на эти деньги можно было бы давно перевезти, расселить и провести программу интеграции для тех, кто любит Россию, и хочет там жить. К слову, из 750 000 приднестровцев, проживавших там в 1990 году, сегодня в анклаве живет фактически менее 300 000 человек. Эти люди сами бежали, и далеко не всем легко в России. Но обратно у них дороги нет.

Сегодня в Приднестровье больше половины населения – граждане Молдовы. Из 500 000 прописанных в ПМР, пусть порой и не живущих там людей, около 260 000 – обладатели молдавских паспортов, 100 000 – украинских, 170 000 – российских. Некоторые имеют двойное и тройное гражданство. Также распространено в качестве второго-третьего гражданство Болгарии и Румынии. Посольства РФ и Украины требуют у своих граждан, проживающих в Приднестровье, оформить должным образом Вид на жительство в Республике Молдова. Процедура эта сложна. Приднестровцы, как теперь выясняется, годами проживали здесь нелегально. Все бумажки делаются в Кишиневе. Это деньги, время, нервы и страшные очереди.

Политическая площадка

В Приднестровье год спустя многие вещи прояснились и в политике. У Евгения Шевчука появилась некоторая видимость оппозиции. Речь идёт об отдельных депутатах парламента. Сейчас они разделились следующим образом – 11 депутатов поддерживает всевозможные инициативы главы региона, 24 депутата выступают «против».

Костяк этой оппозиционной группы составили представители партии «Обновление», которые поддерживали Анатолия Каминского в ходе президентских выборов. По сути, это последний очаг напряженности внутри ПМР. Новое руководство анклава озабочено мыслями о его ликвидации. Провоцируется схема внесрокового роспуска парламента, налицо кризис, который может обернуться примерно тем, что происходило в Москве в 1993 году. Со скидкой на местные криминальные нравы элиты и общий пессимистичный ход событий в экономике и общественной жизни, ничего хорошего рядовым гражданам это не сулит.

У оппонентов Шевчука отсутствует мощный медийный ресурс, нет админресурса, финансы также под угрозой, поскольку «Шериф» находится под жестким прессингом со стороны властей. Данная компания сегодня скорее напоминает не мощную силу, а… курицу, несущую золотые яйца. Она, эта курица, пребывая в цепких лисьих лапах, вынуждена свои яйца «нести» любой власти. И сегодня эта компания является крупнейшим налогоплательщиком, фактически содержит новый политический режим, в то же время очевидно, что эпоха «Шерифа» не вечна. Новым властям не нужна никакая фронда. Они неплохо усвоили российский политический опыт последних лет. Как ликвидировать и маргинализировать оппозицию. Самое смешное, что этот опыт и тактику «делай как Путин» глава анклава использует в отношении «обновленцев» и «прорывовцев», связанных с Россией пуповиной, местных «путинцев», которые годами раздавали всевозможные георгиевские ленточки и пропагандировали ценности РПЦ. Это последние политические персоналии, которые имеют прямое отношение к Кремлю. И их в Приднестровье топчут теми методами, которыми Кремль топчет всевозможных несогласных у себя дома. Всё это сопровождается постоянными сравнениями Евгения Шевчука с Владимиром Путиным. Шевчук без устали напоминает о своем уважении к российскому президенту и его методам. И этими же самыми, «путинскими» методами в Приднестровье сегодня давят россиян и русских.

Непростая ситуация и c российскими паспортами. Многие приднестровцы были вынуждены платить за этот документ. Порой и три, и пять тысяч долларов. В России эти граждане, даже получившие внутренний паспорт, признаются таковыми далеко не всегда, по усмотрению работодателя. Приднестровье уже получило репутацию места, где, якобы, покупаются фальшивые документы РФ людьми, не имеющими к России никакого отношения. Порой люди, даже приезжая на «Большую землю», вынуждены скитаться, несмотря на русскую национальность, язык и новенький паспорт.

Благодаря «стараниям» отдельных военных лоббистов в Москве, Россия продолжает тратить средства налогоплательщиков на дорогостоящую миротворческую операцию, в то время как за спиной миротворцев граждане России роются в мусорных баках и умирают без должной медицинской помощи. А МИД РФ транслирует пафосные бредни по поводу «успешности» этой самой операции, игнорируя тот факт, что регион уже покинуло более половины населения, а те, кто остались, это в основном брошенные старики и дети, запуганные местным криминальным отребьем, именующим себя «властью».

В чьих руках ключи?

 

Кто держит ключ от решения конфликта на Днестре? Сегодня этот ключ находится в Киеве. У Москвы в регионе есть горстка миротворцев и солдат ОГРВ. Всего порядка пары тысяч человек. У Киева в Тирасполе есть разветвленная сеть агентуры во всех министерствах, есть подконтрольное КГБ ПМР. У самого официального Тирасполя, имеются тысячи военнослужащих, милиционеров и прочих «людей с ружьём». Таким образом, Киев сконцентрировал в своих руках колоссальное влияние, и способен повернуть судьбу Приднестровья в нужном себе русле в течение одного дня. В том числе, особо не оглядываясь на Москву. Была бы на то политическая воля.

В следующем году Украина председательствует в ОБСЕ. Таким образом, у Януковича есть два варианта. Он может войти в мировую историю президентом разрешившим судьбу конфликта на Днестре. Либо Украина тихонько проплывёт себе 2013 год, особо ни во что не вникая. В качестве пассивного наблюдателя разводя руками, глядя на очередные манипуляции со стороны персоналий Кишинева и Тирасполя. Которые, разумеется, ни о чём не договорятся. Приднестровье – для его властей весьма прибыльное коммерческое предприятие. С какой стати тамошняя верхушка разрушит собственный бизнес, передав его добровольно в руки Кишинева?

Но у Киева есть всё для решения конфликта. Вся внутренняя ситуация в ПМР под его контролем. Граница внешняя – опять же – это граница Украины. Закрыть её – вопрос телефонного звонка.

Таким образом, судьба конфликта – это теперь вопрос выбора между тщеславием и коммерческими интересами Киева. У Януковича масса проблем с мировым сообществом из-за Тимошенко, есть и другие поводы. Он, конечно, может легким движением руки всё разрешить. Если победит его тщеславие и желание вечной славы для Украины.

Но есть и другие интересы. Есть амбиции тех, кто много лет зарабатывал, и продолжает зарабатывать на «сером» трафике – представители бизнеса и военной элиты Украины. Граница – лакомый кусок. Они найдут свои аргументы, про свою «геополитику», о том, что надо попридержать Приднестровье в своих, украинских руках, чтобы попортить кровь «проклятым румынам», за остров Змеиный, или другие приведут аргументы, вроде того, что Румыния желает экспансии и продвигает лингвистические проекты в украинских регионах.

К тому же, это так выгодно – столько лет «доить» конфликтную ситуацию, в обнимку со старыми и новыми властями ПМР, а крайними делать «москалей»! Весь мир ругает Москву! Проклинает «русских оккупантов»! А наиболее ушлые московские прохиндеи по привычке «доят» Кремль, украинцы «дербанят» зелень на контрабандном трафике, и всем хорошо! Кроме, разумеется, русских, живущих в Приднестровье.

Впрочем, при полной деградации здравоохранения русским пенсионерам в Тирасполе и Бендерах осталось недолго. И пока в перспективе видится весьма унылая картина – обезлюдевшее Приднестровье, одиноко и нелепо скучающие российские миротворцы, в которых по привычке не забывает плюнуть каждый гражданин Молдовы по дороге из Кишинева в Одессу, трансграничные банды из сексотов СБУ, занимающие пару крупных офисных зданий в Тирасполе, называя себя по старой привычке «президентами», «таможней» и «министрами всевозможных дел»… И большие просторные кладбища, с русскими фамилиями на надгробиях тех, кто умер, но так и не дождался от России никаких внятных действий. Не дождался ничего в этом мутном конфликте – ни разумного решения, ни трезвого анализа, ни серьезной практической помощи людям.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter