Игра Гудковых

Как на рубеже 2000-х годов в одной российской сверхкорпорации было сказано про одного магната – куда более яркого и интересного, чем бунтующий депутат: «Можно быть кем угодно. Можно быть за власть и против власти. Можно быть православным и можно быть атеистом. Можно быть либералом и можно быть коммунистом. Это все – в пределах нормы. Нельзя одного – нельзя быть анархистом и делать, что взбредет в голову».

Можно даже с существующими правилами не соглашаться и против них выступать – но тогда против них нужно выступать и не прибегать к ним для собственной защиты.

Игра без правил всегда плохо заканчивается. И показатель этого – сама сложившаяся с Гудковыми ситуация. Потому что именно они сами начали вести игру без правил. Хотя само по себе это не оправдывает нарушения правил по отношению к ним.

Гудковы не сами начали игру без правил (или, скажем так, по специфическим правилам, потому что любая игра без правил тоже ведется по «правилам», только другим). Но они одними из первых приняли в ней участие и стали одними из наиболее узнаваемых лиц этой игры.

Если ты провозглашаешь, что выборы, на которых ты получил депутатский статус и депутатскую неприкосновенность, нелегитимны и их результаты были сфальсифицированы – ты тем самым признаешь, что твой депутатский статус и депутатская неприкосновенность нелегитимны и являются частью фальсификации. И, так или иначе, ты не можешь претендовать на их сохранение.

Если ты принимаешь участие в процессе, который не поддерживает и в котором не принимает участие партия, наделившая тебя депутатскими полномочиями – то есть статусом одного из ее парламентеров в отношениях с другими политическими силами – у тебя нет оснований требовать сохранения за тобой этого статуса.

Если ты являешься парламентером одной из сторон, принимаешь участие в организации диверсий против стороны, в отношениях которой ты выступаешь парламентером – тебя перестанут признавать таковым.

Если ты, являясь парламентером данной политической силы, пытаешься участвовать и использовать действия неких внешних для твоей партии сил, чтобы совершить переворот и сместить руководителя собственной партии с тем, чтобы занять его место – к тебе отнесутся соответственно.

Все это суть ведение игры без правил, лишающее того, кто в ней участвует, оснований требовать соблюдения правил по отношению к тебе.

Если, как утверждали Гудковы, выборы прошлого года были нечестными – значит, нечестным было получение ими депутатских мандатов. Если сейчас с них эти мандаты снимут – значит, их лишат нечестно полученного. Значит – получается, что с ними поступят как раз честно.

Может быть, Дума легитимна, может быть она нелегитимна – но если она нелегитимна – зачем занимать место в нелегитимном органе. Можно сказать – чтобы помешать заданному не легитимному органу творить беззаконие. – Но смущает, что очень выгодно: бороться с антинародным режимом пользуясь привилегиями антинародного режима.

И все же – это еще можно понять. Политика – вещь циничная. И цель – она оправдывает средства.

Вот когда крупный бизнесмен вступает в социалистическую партию и борется за «новый социализм» - и на этом получает депутатский мандат – уже сложнее. Правда, и капиталист Энгельс был не то что просто социалистом – но и коммунистом. И он все таки сначала и не вполне по своей воле оказался капиталистом – а потом занялся теорией революции и политикой, не смешивая, кстати, одно с другим. И не пытался, скажем, опираясь на растущее рабочее движение требовать от власти создания комфортных условий для своего бизнеса.

Во всяком случае, сочетание двух этих малосочетаемых пар создают как минимум впечатление неслучайности.

И еще ярче выглядит ситуация, когда тебя, говорящего о нечестности власти, начинают ловить на твоей, скажем, неполной честности – в ответ человек не доказывает свою честность – и лишь пишет донос на собственных оппонентов и угрожает рассказать про нечестности всех своих противников.

Во-первых. Чужая нечестность в любом случае не является оправданием нечестности твоей. Если ты честен – доказывай свою честность и не обличай в нечестности других.

Во-вторых, можно конечно пафосно уличать оппонентов, в том, что они сами совершают нарушения, а его по политическим мотивам в таких же обвиняют. Но ведь ты же изначально утверждал, что они – нечестны, а ты честен. То есть, если и признать, что они были нечестны – они сами такие правила игры избрали. Ты декларировал, что избрал другие. И обличал те правила, которые избрали они – но сам-же решил жить именно по правилам, которые обличал.

То есть разница между тобой и ими – что они честно жили по избранным и оправдываемым ими правилам – а ты жил не по тем, которые сам провозглашал.

Тебя не преследуют – тебе просто дают возможность соблюдать те правила, на соблюдении которых ты настаивал.

И не нужно говорить, что тебя преследуют по политическим мотивам. Во-первых, если ты занялся политикой – ты согласился на возможное политическое давление по твоему адресу. Полтика – это не проповеди о честности. Политика – это борьба по поводу власти. Если ты решил в политических целях требовать соблюдения законов – с чего ты взял, что в политическим целях соблюдения законов не потребуют от тебя….

Ты пытался закон использовать как политическое орудие – его как политическое оружие использовали против тебя. Все честно. Ты же хотел честности.

Во-вторых, тебя преследуют не за политическую позицию, как таковую, нынешнюю власть ругают сегодня многие. И вполне безнаказанно. Тебе отвечают не на критику власти – тебе отвечают за игру не по правилам.

Выдвинувшая тебя в парламент партия результаты выборов признала. Ты их не признал. Можно спорить, можешь ли ты быть депутатом. Но депутатом от этой партии – ты не можешь быть точно.

Но уж самое главное и абсолютно неполитическое: доносы писать нехорошо. Даже на своих противников. И даже в самих честных политических целях. А людей, объявивших себя «несистемной оппозицией» среди прочего как то неуловимо отличает одно – страсть к доносам. И еще страсть к клевете.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
  • Самое читаемое
  • Все за сегодня
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter