Декабристы как жертвы заговора

Странная история вышла с декабристами. По ТВ во всю о них спорят, основываясь на старых мифах. Сначала их произвели почти в святые, хотя они на это не претендовали, потом стали говорит, что святые – то с изъянами и стали делать из них чертей. Прямо мистический ужас перед ними, они потопили бы Россию в крови и т.д.

Откуда этот бред у самых серьезных людей? Во-первых, декабристы никогда, ни при каких условиях не могли придти к власти, даже в случае успеха своего «восстания». Слишком мелкими пешками они были. Во-вторых, они и не предлагали ничего такого, чтобы выходило за рамки того, что обсуждалось в обществе в течение лет 20 до их выступления.

Вот начало Конституции Муравьева (звучит современно):

Глава 1. О народе Русском и Правлении

1. Русский народ, свободный и независимый, не есть и не может быть принадлежностью никакого лица и никакого семейства.

2. Источник верховной власти есть народ, которому принадлежит исключительное право делать основные постановления для самого себя.

Конституционная монархия, парламент, различные свободы – все это постоянно обсуждалось в обществе, это обсуждалось в окружении царя Александра I. Сам император на первых порах был СТОРОННИКОМ РЕСПУБЛИКАНСКОЙ ФОРМЫ ПРАВЛЕНИЯ.

Пестель сочинял свою Конституцию, Никита Муравьев свою, но император Александр даже в поздний период в 1818 году создал что-то типа конституционной комиссии во главе с Новосильцевым, и те даже чего-то там написали, какой-то проект. Может быть, и Александра I запишем в карбонарии?

Декабристы шли совершенно вровень с тогдашним обществом. Разница в их разговорах и болтовне прочих заключалось в том, что они создали тайное общество. На самом деле, это был просто закрытый клуб.

Пресловутый декабрист Якубович якобы очень хотел убить Александра I, допустим, что хотел, но ведь декабристы ему не дали это сделать, хотя сделать это было просто. Царь запросто гулял по городу или разъезжал в коляске без охраны.

Особняком, конечно, стоит Пестель, но его идея с военным заговором и введением республики – утопия. Не было в российском обществе тогда сил, которым нужна была бы республика в том варианте, который предлагал Пестель. К Пестелю сами декабристы относились с подозрением.

И на этом фоне вышла очень интересная история с «восстанием декабристов», это не восстание, конечно, это демонстрация с оружием в руках. Декабристов просто использовали, как пугало. И потом сделали из них главных фигурантов событий, что устраивало всех - и власть и либеральные круги. И устраивает до сих пор, между прочим.

В реальном заговоре против того, чтобы Николай стал императором, была фактически вся элита тогдашней России.

Хроника событий была такая: император Александр I умирает, после него императором должен был стать его брат Константин, но Александр лишил его права быть императором, Константин был умен, но с закидонами вроде своего папаши Павла, за ним тянулся хвост скандалов, преступлений, к тому же он женился на польке.

Александр пишет Манифест, по которому императором должен стать Николай, но Манифест этот почему-то не обнародовали, и о нем знали всего несколько человек. Но ведь знали!

Именно настроения в самых верхах тогдашнего общества стали причиной «восстания декабристов», но, анализируя события, эти настроения почему-то принято не учитывать.

Один из высших тогдашних чиновников, одно время второй человек после императора, Сперанский, выходец почти с самых низов, сформулировал программу развития общества. Она предполагала отказ от крепостного права, либерализацию общества. Программа была адекватна нуждам общества.

Но в итоге Сперанского тайно(!) обвинили в государственной измене, сослали под надзор, но дали потом различные периферийные посты, на которых он себя с блеском проявил. К концу жизни император Александр начал опять поднимать Сперанского, как Мао Дэн Сяопина.

Самое интересное, что содействовал восхождению этого выдающегося политика… Аракчеев. Тот самый реакционер и второй человек после императора. Аракчеев тоже был выходец с самых низов, он хотел найти в Сперанском союзника против… знати. Знать ненавидела Аракчеева, не любила Сперанского. Но русская знать не очень жаловала и самого императора. Такой вот был клубок.

Другой силой была русская гвардия, которая и решала все спорные вопросы в борьбе за трон последние 100 лет. Гвардия была настроена весьма либерально. Именно там и созрел полузаговор пресловутых декабристов. В котором участвовали и прямой потомок фаворитов Екатерины генерал Орлов, и юный внук Суворова.

Главная проблема была в том, что Александр не решался на реформы, от Александра общество устало, но наследовавшие ему Константин и Николай были еще хуже, они не пользовались во всех центрах силах никаким уважением.

И вот Александр умер, императором должен был стать Николай, но высшие чиновники и армия тут же присягнули Константину.

Генерал-губернатором Петербурга был тогда Милорадович (его предки из Черногории поселились в России еще в начале 18 века, за сто лет они обрусели, конечно, полностью)

У Милорадовича была такая же должность, что и у графа Палена, который организовал убийство Павла I, Милорадовичу подчинялись 60 т. штыков, плюс полиция. Из-за этой должности случайный и неумелый заговорщик Милорадович и встает во главе заговора. Он заставляет Николая принести присягу Константину! Тем самым Николай отрекался от власти.

Вещь не бывалая в русской истории! Наследник престола сам отрекся от престола! Для будущего монарха весьма позорный поступок, ибо отрекся из-за трусости.

И тут главное – этот акт отречения одобрил Государственный совет и Сенат, т.е. весь высший слой Российской империи!

И когда говорят, что заговорщиками были декабристы, то это смешно! Они были никто, пешки. Настоящий заговор и переворот совершили высшие чины империи.

И вот здесь начало драмы. Милорадович подавил Николая, оттер его от власти как щенка. И был уверен, что тот трус и ничтожество. Он его просто запугал восстанием гвардии, которая действительно ненавидела солдафона Николая.

Вот как отписывает этот реальный заговор Милорадовича автор, который всей душой на стороне Николая:

«Смерть Александра I означала автоматический переход высшей власти в стране к Николаю Павловичу. Великий князь Константин Павлович, находившийся в Польше, формально отказался от престола и фактически не выражал претензий на императорский титул, что было известно узкому кругу посвященных и отражено документально в трех экземплярах. Однако в решающий момент перехода власти, в общем-то, формального к Николаю, явилось новое обстоятельство: интересы высшего генералитета и в первую голову графа Михаила Андреевича Милорадовича, бывшего петербургским генерал-губернатором и имевшего в подчинении 60.000 штыков. Военное крыло правящего дворянского сословия, а именно, высшие армейские чины (Милорадович, Потапов, Воинов, Нейгардт) создали патовую ситуацию, которой не преминули воспользоваться члены тайного общества, также принадлежащие к высшему общественному слою, но отдаленные от властных структур. Милорадович принудил Николая Павловича присягнуть Великому князю Константину Павловичу, который не имел намерения брать власть. Это было, по выражению А.Е. Преснякова, "параличное состояние" власти. Граф Милорадович своими действиями практически подошел к тому рубежу (один Великий князь отстранен от власти, другой сам устранился), за которым впору вводить предусмотренное заговорщиками "временное верховное правление" (см. "Русскую Правду"  П. И. Пестеля). На практике Милорадович, - боевой генерал, патриот, любимец солдат, - оказался большим "декабристом", чем члены всех тайных обществ вместе взятые. А его гибель на Сенатской площади от выстрела Каховского была для него, пожалуй, наилучшим выходом из того тупика, в который он себя загнал».

В частностях точная картина, но то, что Милорадович загнал себя в какой-то тупик - ерунда. Все шло по плану, Николая лишали трона, на котором его никто из власть придержащих видеть не хотел.

К Константину в Варшаву послали гонца передать, что Россия и армия присягнули ему. В ответ Константин написал, что верен Манифесту старшего брата и отрекается от престола.

Раздавленный Николай тут несколько воспрял, но Милорадович резонно заметил, что присяга вещь не шуточная, что пусть Константин сам приедет в Петербург и в Манифесте объявит о своем отречении народу. Это было абсолютно логично. Но Константин отказался приехать, он всю жизнь боялся, что его удавят как отца, он предпочитал, чтобы сначала разобрались с Николаем.

И с тем сразу стали разбираться. Вот здесь и потребовались декабристы. Они явно были на «связи» со Сперанским через друга Сперанского Батенкова, который «случайно» прямо перед всеми этими делами вступил в «Северное общество», они были и на связи с Милорадовичем, как именно они осуществляли эту связь – мы не знаем. Но действовали они согласованно. Милорадович своей властью прикрывал декабристов, о которых Николаю стало известно, что они заговорщики. Об этом сам Николай и написал в своих мемуарах.

Между тем, за эти дни Николай пришел в себя, он был неглупым человеком, оценил ситуацию. После отказа Константина от престола Николай стал настаивать на том, чтобы высшие чины империи и командиры гвардии принесли присягу ему. Милорадович и сенаторы в ответ решили испугать его, вывести на площадь некоторую часть гарнизона. Считая Николая малодушным Милорадович был уверен, что тот после этой демонстрации тот просто уберется из России, и дальше пойдет все по плану.

Вот и отгадка странного поведения декабристов, если этого не понимать, то можно подумать, что они действовали как безумцы. Пестель был арестован накануне, но его все равно никто бы не допустил в вожди. Рулил всем Рылеев, он имел выходы на верхи, в свое время он написал стихи в память об умершем (за год до событий) сенаторе Столыпине, друге и соратнике Сперанском. Ясно, что и без сенатора Столыпина выходы на самые верхи власти у Рылеева остались.

Рылеев поставил перед «заговорщиками» задачу вывести на Сенатскую площадь хоть кого-то. Заговорщики Якубович и полковник Булатов, люди не глупые очень удивились такому плану, он совсем не походил на план захвата власти. Якубович предложил разгромить кабаки, сделать водку доступной и бесплатной для черни и солдат, неизбежно возник бы хаос, и в этом хаосе они захватили бы власть.

Рылеев в ответ сказал, что Якубович с ума сошел, что может пролиться кровь!

Вот тебе и люди, которые собирались захватить власть «и залить кровью всю Россию».

Куда-то и «ушла» задача убийства Николая, о которой раньше говорили. Видно Милорадович решил, что можно вполне обойтись без этого, что при видимости бунта Николай сам убежит за пределы России.

К слову. В ночь с 12 на 13, и в ночь с 13 на 14 декабря во главе охраны Николая и его семьи стояли по очереди два офицера-декабриста, так что убить его могли легко при желании.

Но и во время восстания Николай не был целью! Солдаты стреляли по команде офицеров только выше его головы. А Николай был здоровый малый да еще верхом на лошади, попасть было легко. Когда стояние на Сенатской приобрело ужасающий характер полковник Булатов дважды подходил вплотную к Николаю с заряженными пистолетами, но выстрелить не смог! Не было такого приказа!

Никто не озаботился тем, чтобы «подогнать» киллера Каховского к Николаю, а это было не трудно.

Более того, вожди «восстания» вообще были не на Сенатской. Трубецкого избрали диктатором восстания. Характерный выбор! Трубецкой вечно во всем сомневался, это не Пестель. И об этих его качествах Рылеев прекрасно знал. В итоге Трубецкой не явился на площадь, потом на каторге товарищи год у него допытывались, почему он не пришел?

Думается, что Трубецкой сообразил, что в случае гибели Николая, их в любом случае сделают козлами отпущения. Лидер декабристов Рылеев на площадь пришел, но «пошел искать по городу» Трубецкого. Явно Трубецкой и Рылеев понимали, что если Николая укокошат все же, то отвечать придется им. А раз их не было на Сенатской, то какой с них спрос?

В итоге декабристы остались без вождей, какую-то руководящую роль взял на себя Оболенский. Но Николая убивать не собирались, более того, когда к ним подходил для переговоров единственный верный Николаю человек его младший брат Великий князь Михаил, то и того не дали тронуть, хотя желающие были.

Михаил в благодарность потом лично палил из пушки по декабристам.

Убит был лишь один Милорадович. Профукал мужик заговор. Николай обыграл его. Он начал процесс переприсяги в гвардии рано утром.

Когда кучка декабристов вывела на площадь солдат, Милорадович сидел и завтракал у балерины Телешовой, потом явился к царю, но Николай уже был не тот щенок, с которым он делал все, что хотел. Уже накануне предполагая ход событий, Николай сказал, что завтра его ожидает смерть, но он все равно будет бороться за престол. Именно эта решимость Николая и предопределила исход событий. От него героизма никто не ожидал. Потом в своих дневниках он удивлялся, почему его не убили заговорщики, хотя это могли сделать. А не убили, потому что не было такой установки. Его хотели убрать от власти, но сохранить жизнь. Историю с Петром Ш и Павлом I повторять не хотели.

Николай послал Милорадовича усмирять бунтовщиков, того вырвали из саней некие люди, избили, оторвали ворот, в таком виде, он опять явился к Николаю, что выражает высшую степень растерянности генерала, Николай опять его послал заниматься прямыми обязанностями.

К этому времени, нехотя, но часть гарнизона все-таки собралась и стала по периметру Сенатской. Привезли несколько пушек, но артиллеристы «забыли» ядра с картечью. Полдня ехали конногвардейцы (а езды-то было три минуты), а когда приехали и их послали в атаку на восставших, то они демонстративно поскакали «на врага», не вынимая палашей из ножен.

Милорадович подъехал к «восставшим» и стал уговаривать их идти по казармам, если бы на площади был бы Трубецкой, то очень вероятно, что так бы и произошло. И тогда всю эту историю просто бы замяли. Ибо военные вышли протестовать против переприсяги, что было нормально. Присяга же это не шутки, а то тут сначала одному присягнули, потом другому…

Но там были уже осатаневшие, готовые к смерти Оболенский и Каховский, вот они, как предателя подставившего их, смертельно ранили Милорадовича, делая трагедию уже неотвратимой. Каховской выстрелил в генерала в упор, а Оболенский вонзил генерал-губернатору штык в спину.

Если бы Милорадович не играл так с заговором, а просто, как граф Пален, в свое время, возглавил его, то у Николая не было бы шансов. Достаточно просто было утром поднять против Николая весь гарнизон. У Николая не было своих людей в гвардии, не было их и среди вельмож. Или отдай Милорадович тайный приказ об убийстве Николая…

Вот такая история. В итоге настоящие высокопоставленные заговорщики не пострадали, не мог же Николай выступить против всех высших чинов, он даже тому же Сперанскому поручил процедурные вопросы суда, а допрашивали и судили декабристов опять же свои!

Всего было осужден 121 человек, из них было полно тех, которые давно уже не играли в эти игры, попали под разбор случайно и получили на полную катушку. Никто, кстати, не верил, что смертные приговоры будут приведены в исполнение, но пятерых повесили. Хотя, принадлежавший к высшему кругу, генерал Орлов легко отделался, притом, что при допросе Николая фактически послал…, а дело с внуком Суворова вообще замяли.

Понятно, что эта казнь была актом устрашения и личной местью Николая за пережитое.

Кстати, психологически понятно и «раскаяние» многих декабристов, они поняли, что принимали участие в фарсе. Многие прозрели на Сенатской площади, как тот же Якубович. Они поняли, что их подставили. И те же, которые подставили, участвовали в суде над ними.

У Николая I был шанс замять все это, потом он отчасти понимал, что допустил ошибку с этой расправой. Говорил, что если бы раньше читал стихи Рылеева, то не казнил бы его и т.д.

Любопытно, что отдельная секретная комиссия вела расследование деятельности высших чинов, в своем дневнике Николай прямо пишет о том, что некоторые из них участвовали в заговоре, тот же Милорадович и некоторые генералы и сенаторы, иначе их странное поведение объяснить было нельзя. Но то, что раскопала эта комиссия, осталось тайной, потом бумаги эти исчезли. Историки не без оснований полагают, что их уничтожил сам Николай. Ибо факты были такие, что его власти никто не хотел в России.

В итоге получили правление Николая Палкина, чиновников и Ш Отделения на тридцать лет. Пушкин, понаблюдав все это сказал, что Николай дураков во власти на 30 лет вперед наплодил. Потом была проигранная война Николаем, Россию отбросили на периферию мировой политики, и она долго из этой ямы вылезала.

Чтобы было, если бы «победили декабристы», а точнее сановники и генералы, стоявшие за ними?

Было бы примерно, как в Англии. Была бы введена Конституция, по которой сформировали бы парламент, верхняя палата (Сенат) для знати, куда избирались бы пожизненно (палата лордов), вторая палата для дворян и богатых горожан, которые избирались на пять лет. Это была бы законодательная власть.

Избирались бы депутаты на основе имущественного ценза, и едва ли этих выборщиков было бы больше 200-300 тысяч человек на всю Россию.

Император стоял бы во главе исполнительно власти. Думается, что конформист Константин пошел бы на это, а не пошел бы он, то в императоры декабристы (а значит, и реальные властители) предлагали малолетнего сына Николая Александра.

И были бы независимые суды. И были бы демократические свободы. Крестьян бы освободили, это тем легче было сделать в 1825 году, что земли было много, перенаселения еще не было.

Думается, что было многое, как и в 1861 году, только во время. Ибо во многом по планам декабристов и проходили реформы при Александре II. Даже местные парламенты (земства) предлагали декабристы.

А про Милорадовича остался анекдот. Когда после избиения он подошел к Николаю в разорванном мундире, то стали говорить, что это он от Телешовой выскочил, не застегнув штанов.

Современные книги, которые я рекомендую почитать на эту тему: Владимир Томсинов «Сперанский» (серия ЖЗЛ), Владимир Брюханов «Заговор графа Милорадовича». Книга Брюханова конспирологична, но на это имеет смысл не обращать внимания, достоинство этой книги в том, что автор вводит в оборот интересные факты.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter