Дагестан: деньги рождают войну

Если выехать их столицы Дагестана Махачкалы, то в 15-ти километрах от города, на пустыре можно увидеть огромное здание спортивного комплекса. Стоящий на краю сравнительно небольшого города Каспйска спорткомплекс имени пятикратного чемпиона мира Али Алиева был открыт 22 мая 2010 года. Открывал его президент (ныне Глава) Дагестана Президент РД Магомедсалам Магомедов. Никто тогда особо не поинтересовался, зачем стотысячному Каспийску спорткомплекс мирового уровня на 5 000 посадочных мест, площадью 17 00 квадратных метров? Почему его не выстроили рядом, в семисоттысячной Махачкале?

Ответ прост. Бывший президент Дагестана Муху Алев был не особо в ладах с возглавляющим много лет Махачкалу мэром Саидом Амировым. Последний, за счет средств городского бюджета с начала двухтысячных пытается достроить спорткомплекс на проспекте Шамиля.

Но руководство Дагестана ему на эту стройку денег не давало, а из чувства личного соперничества за три года построило свой суперсовременный комплекс стоимостью 1, 3 миллиарда рублей. За один позолоченный памятник борцу Алиеву скульптор, по слухам, получил пятизначную сумму в долларах.

С момента постройки этого «храма спорта» прошло полтора года. И почти все время он пустовал. Его построили не понятно для кого. Жители Махачкалы туда не ездят, небольшому Каспийску он то же не особо нужен. Даже международные соревнования, если такие и будут, там провести будет сложно из-за удаленности от гостиниц и другой сервисной инфраструктуры. А вот изнывающей от безделья молодежи Махачкалы остается только ждать, когда же откроют свой «храм спорта» на проспекте Шамиля.

История со спорткомплексом имени Алиева – наглядный пример как из-за личных амбиций бывшего президента миллиард с лишним рублей был пущен, фактически, на ветер. Но такие «широкие жесты» дагестанское руководство вполне может себе позволить: деньги ведь тратятся федеральные. Пример с пресловутым спорткомплексом – абсолютно типичный для Дагестана. Льющийся федеральный «золотой денежный дождь» дает массу подобных примеров. Кстати, в проекте федеральной программы «Развитие СКФО до 2025 года» из запланированных 3, 664 триллиона рублейна Дагестан планируется истратить 1, 192 триллиона.

Надо сказать, что пример с обделением Махачкалы в случае спорткомпелкса, весьма типичен. Федеральные дотации идут мимо столицы республики. Мэр города Саид Амиров в личной беседе с автором статьи отмечал, что Махачкала – донор республиканского бюджета. Из 12 миллиардов собираемых в городе налогов в городской бюджет идет лишь 2 миллиарда, остальное – в республиканский и федеральный бюджет. На нужды города почти ничего не остается.

Дагестан – один из самых проблемных регионов России. Он давно и стабильно «сидит на игле» федеральных денежных дотаций. Процент дотаций федерального центра колеблется от 75 до 90. В местных СМИ Дагестана сообщалось, что в 2010 году планировался общий объем доходов бюджета Дагестана в размере 56,4084 миллиарда рублей, из них межбюджетных трансфертов, получаемых из федерального бюджета – 42, 2698 миллиарда. Общий объем расходов при этом планировался в размере 57,1147 миллиарда рублей., т.е с дефицитом 706, 3 миллиона рублей.

Несмотря на обилие денег, в республике постоянно нарастает проблема религиозного экстремизма. Центральные СМИ уже не считают сенсацией сообщения из Дагестана о взрывах, убийствах, боестолкновениях т.п. А в местной дагестанской прессе такие сообщения появляются практически ежедневно. Убивают чиновников, порой высшего звена, убивают полицейских, убивают простых людей за «несоблюдение мусульманских норм поведения». Недавно убили четверых молодых махачкалинцев за пикник со спиртным во время мусульманского поста Рамадан. Ростет число внерелигиозных «бытовых преступлений», зачастую самого дикого свойства. Часто бытовые конфликты перерастают в кровавые побоища: 9 августа драка между жителями сел Унцукуль и Гимры переросла в перестрелку с 7 трупами, включая трехлетнюю девочку, в итоге.

Все проблемы Дагестана Центр пытается решать присылкой федеральных силовиков для «нейтрализации экстремистов» и, само собой, усилением потоков «денежного дождя». Хотя, как открыто пишут даже местные дагестанские газеты (!) бесконтрольные финансовые вливания - это «тушение пожара керосином». «Денежный дождь» из Центра только разжигает весь «набор» социально-кризисных явлений. Он даже не «путь в тупик», он путь в пропасть.

В целом же в уровень жизни республике населения нельзя назвать катастрофическим. Есть бедность, но откровенной нищеты нет. Средний уровень зарплат в республике 8 – 10 тысяч рублей, в Махачкале выше. В столице нет и безработицы, но в других городах, а особенно в горах безработными является значительная часть населения.

Точнее будет сказать, что значительная часть населения работает в «теневой» экономике. Общепит, торговля, сфера обслуживания, мелкое сельхозпроизводство, а особенно строительство, – все эти сферы активно существуют, но зачастую вне налоговых и регистрационных рамок. В республике явно виден «строительный бум». Самыми престижными, и надо полагать доходными видами деятельности является служба в силовых структурах, особенно в ФСБ.

Федеральные деньги уходят в «теневую экономику», имеющую, как правило непроизводственный характер. Возможность получать деньги-дотации убивает в зародыше производство реальной продукции.Зачем что-то производить, если деньги и так дают «под развитие».

Десятки, если не сотни миллиардов рублей провалились в «черную дыру» «целевых программ развития сельского хозяйства Дагестана». Но развитое в советское время сельхозпроизводство в настоящее время в республике почти погибло и существует только в виде мелких фермеров и приусадебных хозяйств.

Вывоз в другие регионы сельхозпродукции почти невозможен. Переработки сельхозпродукции почти нет. Даже молоко и мясо в скотоводческой республике почти перестали перерабатывать. Остались небольшие предприятия остались в Кизлярском районе, в Дербенте автор видел рекламный щит местного молкомбината, продукции же его в магазинах не видел. Все это особенно странным кажется по сравнению с центральной Россией. К примеру в «нищей» Тверской области молокопроизводстово растет, Ржевский молкомбинат снабжает область хорошей местной продукцией. А в поставляющем туда молоко и возглавляемом известным блоггером Олегом Дубовым Оленинском районе, производство молока увеличивается с каждым годом, удойность коров превзошла советский уровень, и даже строятся новые молочные фермы.

А в Дагестан сейчас уже сливочное масло везут из Белгорода, овощные консервы с Кубани, колбасу из Ростове-на-Дону. Картошку, которая в Дагестане дает два урожая в год, как с лютым возмущением пишут местные газеты, уже завозят из Голландии!

Подобная картина видна во всех отраслях хозяйственной жизни. На поддержание и строительство дорог, газификацию горных сел, электроснабжение – на все это выделяются федеральным Центром огромные суммы, которые оседают в большинстве своем на денежных счетах коррупционеров. Если что и делается реально – то делается «карманными» бизнес-структурами местных чиновников, зачастую поверхностно и некачественно. А как итог: – озлобление и протесты «облагодетельственного» населения.

Показательна история с Гимринским тоннелем. Это самый длинный, 4, 3 километра, автотоннель в СНГ. Построили его еще в советское время, сдали в частичную эксплуатацию в начале восьмидесятых, полностью закончили к 1991-му. А в 2008 году тоннель закрыли на реконструкцию. Население нескольких горных районов оказалось отрезанным от центра республики и лишилось возможности вывозить сельхозпродукцию. Но «реконструкция» тоннеля стала бессрочной. Этим летом терпение жителей горных районов иссякло: люди вышли на митинги. Тогда тоннель на период сельхозработ открыли, но осенью закрыли опять. И когда его введут в строй окончательно – неизвестно. Дагестанская газета «Настоящее время» ехидно пишет по этому поводу: «Несмотря на расход более 12 млрд рублей (почти полмиллиарда долларов США), жизненно важный для горцев объект инфраструктуры все еще не принял завершенный вид. Между тем недавно в Китае ввели в эксплуатацию самый длинный в мире мост протяженностью около 45 км. Если верить репортажу ведущего российского информационного телеканала, это грандиозное инженерное сооружение обошлось в 1,2 млрд долларов США».

Между тем из Москвы уже выдан очередной денежный транш в 2 миллиарда 900 миллионов рублей на якобы завершение восстановительных работ Гимринского тоннеля.

Чем сильнее идет поток федеральных дотаций, тем сильнее «работают» коррупционные схемы «распила», тем более усиливаются явления социальной депрессии. А конечным итогом является рост исламско-радикальной пропаганды базирующейся на педалировании темы «социальной несправедливости», «аморализма», «тлетворной роли России».

Дотационные денежные потоки, - что уже давно не секрет, - причина прямой финансовой «подпитки» исламистского вооруженного подполья, по местной терминологии, «лесных». Вооруженное подполье отлично научилось «доить» местных чиновников, которые, в свою очередь «доят» наполненный федеральными деньгами бюджет республики. Теневая власть «лесных» стала неотъемлемой частью социального и экономического пейзажа Дагестана. С их «легальным крылом» из «вернувшихся к мирной жизни» «авторитетов» чиновники консультируются по административным делам, простые люди – по бытовым вопросам. «Уважаемые люди» по нормам исламского права назначают алименты при разводе, взыскивают долги, делят наследство, наказывают воров. Причем делается все совершенно открыто легально. К «лесным» уже обращаются для «регулирования» в сугубо бизнес-сфере, по вопросом межчиновничьей борьбы за «выгодные должности» и т.д.

Огромной проблемой в республике является кризис светских духовных ценностей. Исламизация общества нарастает во всех сферах. Светско-правовой характер власти в умах людей напрочь дискредитирован коррпционно-криминальной практикой жизни Дагестана. Попытки авторитетных в республике людей как мэр Саид Амиров или врач профессор Шамов защитить светские основы жизни общества, все менее действенны. Ислам, зачастую в радикальных формах, уже стал главенствующей идеологией Дагестана.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter