О решении структурных и кадровых проблем ОПК

Публикуется в рамках обсуждения доклада «Модернизация России как построение нового государства»

 

Пристальное внимание к ОПК со стороны руководителей государства, посещение ими ведущих оборонных предприятий, проведение совещаний по проблемам «оборонки» однозначно указывают на то, что стратегические интересы нашей страны состоят в решении двух взаимосвязанных задач: создание современной экономики инновационного типа и обеспечение национальной безопасности. Хотя ОПК – отрасль, решающая, по определению, мобилизационные задачи, связанные с обеспечением суверенитета и безопасности страны, от ее состояния в немалой степени зависит и модернизация всей экономики. В мире известен мультипликативный эффект развития ОПК и широкого применения двойных технологий. Значительная роль в инновационном развитии страны принадлежит предприятиям ОПК, которые должны стать «локомотивом сектора высоких технологий». Ведь развитие вооружений должно базироваться на национальной технологической базе, отечественных разработках в техническом оснащении и компонентах. При хорошем состоянии ОПК страна достигнет лидерства не только в создании новейших образцов вооружения, но и в умении работать, опережая конкурентов и передавая эффективные двойные технологии в другие отрасли народного хозяйства.

Для преодоления технологического разрыва с ведущими странами развитие ОПК должно сопровождаться ускоренной модернизацией отрасли, структурными и кадровыми изменениями на предприятиях. Поэтому в данной статье мы продолжим обсуждение темы, затронутой нами в предыдущих работах по проблемам ОПК, стараясь при этом не стать заложниками эмоциональности.

Некоторые аспекты функционирования архаичной экономики коррупционного типа

Сегодня наша держава функционирует под тяжестью коррупции и бесхозяйственности, об этом прямо и жестко говорит Президент РФ. Без решения этой проблемы не будет ни инноваций, ни модернизации России. Статистические данные по многократному (в разы!) отставанию по сравнению с передовыми странами в производительности труда, превышению энерго- и материальных затрат на выпуск продукции являются объективным индикатором масштабов коррупции, в том числе и в ОПК. Они показывают «мультипликативный» эффект «особенностей национальной коррупции» в тех условиях, в которые нередко попадают исполнители (подрядчики), начиная работать к госзаказчиками. Приведем пример.

Известно, что «откат» в обычных случаях составляет 10…25% (границы, естественно зыбкие как в «+» так и в «-») от всего объема. При этом требуется детально расписывать смету расходов по выполнению договора. В такой ситуации, практически единственным способом сокрытия в смете «отката» является неоправданное и весьма значительное увеличение трудоемкости, т.е. фонда оплаты труда (ФОТ), материалоемкости и энергоемкости работ. При этом автоматически растут отчисления по единому социальному налогу (ЕСН) и накладные расходы. В результате масштаб «отчислений» (т.е. потерь для организации-исполнителя) из-за «отката» в 2…2,5 раза больше его фактического уровня.

Другой стороной таких схем является многократное завышение фактических трудовых и материальных затрат на выпуск продукции. Причем эти данные из бухгалтерских отчетов автоматически поступают в статуправление и далее в экономические отчеты на всех уровнях. Отсюда и получаются явно завышенные данные о зарплате честно работающих людей, неприлично низкой производительности труда, материальных и энергетических потерях в РФ.

Особенность сложившейся ситуации заключается в том, что сегодняшняя российская промышленность с высокой долей государственного присутствия и, в первую очередь, оборонные отрасли бесконечно далеки от воображаемых, модернизированных и конкурентоспособных на мировом уровне предприятий. Их еще только предстоит создать и, ориентируясь на них, должны формироваться требования к национальной системе квалификаций, являющейся основой системы профессионального подготовки. Сегодняшние ФГУП’ы и корпорации, зачастую формирующие т.н. «моногорода», сами по себе являются огромной проблемой государственного развития и в большинстве своем не имеют реальных перспектив быстро перестроить свою структуру и деятельность в соответствии с современными требованиями. Даже в своем былом нормальном виде эти предприятия, ориентированные на полный технологический цикл производства сложной продукции, и в лучшие годы не могли обеспечить достаточную гибкость, способность к быстрой адаптации инноваций и перестройке в соответствии последними достижениями научно-технического прогресса. Пребывание их в течение двух последних десятилетий в исключительно плачевном состоянии привело к необратимым последствиям профессиональной деградации кадрового состава, включая и управленческую вертикаль.

Причем ключевым недостатком здесь является как раз ориентация на полный цикл производства, доставшаяся нам с советских времен и усугубляющаяся бездумным и бездарным вливанием многомиллиардных бюджетных сумм на «развитие современной технологической базы» уже разложившихся структур, часто не способных запустить новые технологии, не говоря уже об эффективном использовании быстро морально стареющего оборудования. За этой политикой стоит незнание или непонимание соответствующими ветвями власти принципов работы современной промышленности.

Современные передовые предприятия, выпускающее конечную продукцию, будь то автомобили, самолеты или компьютеры, должны быть ориентированы на разработку новейших образцов с учетом последних научно-технических достижений, а затем исключительно на сборку и испытание выпускаемых изделий. Они должны быть свободны в выборе поставщиков без постоянных традиционных связей и предпочтений. Поскольку инновации происходят главным образом на уровне подсистем, очевидно, что вертикальная интеграция от производства болта до самолета на одном предприятии (и даже крупной корпорации) - тупиковый путь. Поставка постоянно обновляемых узлов и компонентов должна обеспечиваться многочисленными инновационными предприятиями-партнерами, непрерывно конкурирующими между собой за право обеспечивать головного заказчика, который может придирчиво отбирать лучшие предложения и передовые технологии и при этом не вкладывать свои средства в поддержание и развитие производственно-технологической базы этих предприятий. Собственно, это и есть поле деятельности инновационного малого и среднего бизнеса, полностью отвечающего за свой научно-технический и технологический уровень, экономическую эффективность и не требующего «господдержки».

У нас же значительная часть госбюджета бездумно и безответственно растрачивается на закупку по сверхзавышенным ценам, через «свои» структуры, оборудования, которое фактически раздается ФГУП’ам или государственным ОАО. На многих из них давно утрачен кадровый и технологический потенциал, а у производственных менеджеров нет стимулов и возможности это оборудование использовать. Новые руководители предприятий, нередко отобранные по сомнительным критериям, весьма далеким от профессиональных качеств, успели сформировать свои управленческие команды, работающие в основном на себя, точнее, на верхушку менеджеров, способных только к имитации активной деятельности. Многочисленные публикации показывают, что в основном они озабочены максимальной личной выгодой (бонусами, распилами, откатами). Многие хорошие специалисты давно покинули эти предприятия, а оставшиеся – в значительной степени утратили свою квалификацию и не отвечают современным стандартам.

Диагноз известен: ОПК находится в устойчиво плохом состоянии, он болен теми же недугами, что и вся экономика страны, выживая пока на остаточном советском потенциале. Отказавшись от отраслевого управления, власть передала самую весомую часть производственного комплекса в управление некоммерческим организациям, дополнительно перечислила в их уставные фонды почти триллион рублей. «Ростехнологии» уже подчинили себе более 500 самых разных предприятий и организаций. Наряду с необходимостью лучших научно-технических разработок, технологий и производственной инфраструктуры, эта разношерстная конгломерация требует высококлассного ответственного управления. Но вряд ли приходится говорить об эффективности и ответственности, когда управление огромной госсобственностью и бюджетными средствами законодательно (!) выведено из-под госконтроля.

Бесперспективно на сегодняшний день рассматривать многие предприятия ОПК и их руководителей в качестве заказчиков специалистов для научно-технологического прорыва.

Поэтому основная сложность формирования заказа на конкурентоспособного специалиста ОПК заключается в том, что сегодня необходимости в нем практически нет, так как не появляются эффективные предприятия, адекватные современным системам управления и технологическим требованиям. Возникает естественный вопрос, каких специалистов и для кого готовить?

Концепция-2020 нацеливает на модернизацию и переход к инновационной экономике страны, и ее пока еще никто не отменял. Появились некоторые точки роста, если считать за таковые работающие автосборочные и другие лицензионные и некоторые российские предприятия, занимающиеся выпуском зарубежных разработок на основе импортных комплектующих, оборудования и технологий. Этим предприятиям уже требуются конкурентоспособные специалисты, способные эффективно обслуживать современное технологическое оборудование, обеспечивать грамотную логистику и гарантийное обслуживание конечной продукции. Очевидно, что со временем доля отечественного участия в выпускаемой продукции будет возрастать и постепенно появятся собственные разработчики сначала простых, а затем и более сложных узлов и конечных изделий.

Отечественная высшая техническая школа сегодня еще может готовить специалистов для работы на таких предприятиях. Уровень образования при невысокой стоимости труда является одной из причин привлекательности нашей страны в качестве места размещения подобных производств.

Однако такое «догоняющее» развитие займет многие годы, не приводя к сокращению нашего технологического отставания от развитых стран. По крайней мере, в высокотехнологичных отраслях за это время пройдет полная смена не только моделей, но и технологий. Что же касается предприятий ОПК, то там этот путь в принципе невозможен, если мы не хотим поставить страну под полный контроль стран-конкурентов. Он должен базироваться на национальной технологической и элементной базе, отечественном оборудовании и системах управления.

Итак, с одной стороны налицо принципиально не способные реформироваться старые предприятия ОПК, а с другой – острая необходимость самостоятельного наращивания оборонного потенциала государства.

Картина, весьма похожая на ситуацию в российской высшей технической школе, в которой после двадцати «лихих и застойных» лет вузы сейчас не в состоянии самостоятельно реформироваться в высококлассные университеты. Очевидно, понимание этой ситуации Президентом РФ и привело к идее реформирования российской высшей школы путем ее селекции и создания параллельных структур – федеральных и исследовательских университетов, инновационных компаний при вузах и научных организациях и т.д. Подобные причины приводят современных политологов к предложениям о формировании параллельной властной вертикали как важнейшему элементу модернизации государства.

Задачи и пути модернизации ОПК

Аналогичные шаги надо делать и в ОПК, создавая новые конкурентоспособные предприятия с современными технологиями и высококвалифицированными кадрами, обеспечивая опережающее развитие новейшего технологического уклада, формируя эффективную систему управления. Динамику развития оборонно-промышленного комплекса ведущих стран во многом определяют новые компании, действующие в области высоких технологий. При этом крупные инвестиции ими направляются на приобретение знаний и технологий, меньшие – на совершенствование основных производственных фондов. В первую очередь необходимо прекратить бесперспективное вливание огромных ресурсов в уже неживые ОАО и ФГУП’ы. Сосредоточить усилия на селективной поддержке тех предприятий, которые могут стать точками роста нового российского ОПК и доказать свою живучесть в жестком соревновании с мировыми лидерами, обеспечить опережающую подготовку и закрепление для них конкурентоспособных кадров.

По нашим оценкам, основанным на анализе зарубежного опыта, при создании точек инновационного роста экономики основные инвестиционные затраты (до 70%) должны идти на развитие кадрового потенциала (в первую очередь, на научные, конструкторские и технологические кадры), и не более 30% должны составлять затраты на технику. Тем самым проблема подготовки кадров является ключевой при инновационном развитии ОПК. Первым этапом решения этой проблемы является проблема подготовки новой генерации кадров, что требует роста расходов, в том числе, на переподготовку и повышение квалификации, научные исследования и разработки.

Если считать, что решение о смене проводимого в последние два десятилетия убийственного для национальной безопасности курса все-таки принято, и страна реально встанет на путь ускоренной модернизации ОПК, понадобится много специалистов, подготовленных к работе в современной высокоэффективной и высокотехнологической экономике. Можно рассматривать формирование новых федеральных университетов как движение в этом направлении, но очевидна необходимость системного подхода к развитию кадрового потенциала для сферы ОПК.

Очевидно, в значительной мере решение вопроса подготовки и переподготовки кадров для ОПК связано с необходимостью формирования Федерального университета оборонных технологий (ФУОТ). Цели, организационно-правовая форма и принципы деятельности его изложены нами в статье «Решение кадровой проблемы ОПК» в журнале «Инновации» (№8, 2009 г.). Этот вуз должен быть наделен самостоятельностью в разработке и применении учебных программ, что особенно важно для такой специфической отрасли, как ОПК.

Задача подготовки профессиональных кадров для ОПК фактически разбивается на две: 1) подготовка кадров для предприятий модернизированной экономики; 2) формирование кадрового состава, способного провести модернизацию.

Очевидно, что это две разные задачи, требующие разных подходов и разных методов их решения. Решать их надо фактически одновременно, поскольку реальный учебный цикл подготовки высококлассных специалистов (в том числе кадров высшей научной квалификации) занимает до десяти лет, что фактически совпадает со временем, отпущенным Концепцией 2020 на проведение модернизации экономики страны. В то время, пока идет подготовка специалистов, которые должны работать в новой «оборонке», надо успеть провести ее модернизацию силами специалистов, которых предстоит подготовить для этого гораздо быстрее. Этих специалистов предстоит найти в сегодняшней инженерно-технической и управленческой среде и организовать для них соответствующую краткую, но интенсивную переподготовку в рамках дополнительного профессионального образования (ДПО). Затем сформировать эффективные команды управленцев и специалистов и провести реформирование ОПК.

Первая задача выглядит существенно более понятной для высшей школы. В числе путей ее решения - формирование ФУОТ, образовательных стандартов высшего технического образования и отраслевых рамок квалификаций - профессиональных стандартов для отраслей ОПК. Особое внимание применительно к ОПК необходимо уделить подготовке специалистов-разработчиков, возможно, выделив эту квалификацию в отдельную позицию. В старой системе высшего образования эту задача возлагалась на инженеров-конструкторов, которые и рассматривались в качестве потенциальных разработчиков новых технических систем. Градации внедряемой новой двухуровневой системы высшего образования – бакалавр и магистр – не предусматривают в явном виде квалификацию «конструктор», что вызывает особенно много вопросов у потенциальных работодателей, многие из которых привыкли работать по технологиям, сформированным в середине прошлого века.

Однако сейчас наступило другое время, в котором уже давно нет места традиционному конструктору с карандашом и рейсшиной, да и само понятие «разработка» трансформировалось в компьютерный синтез новых машин, механизмов и технологий. Следовательно, в такой принципиально отличной от прошлого рабочей среде требуются новые специалисты не только по названиям специальностей, но и по своей квалификации.

Основными кадрами в новой производственной среде станут специалисты, должным образом подготовленные и прекрасно ориентирующиеся в современном состоянии и перспективах определенного, но достаточно широкого научно-технического направления. Это «синтезаторы», способные с помощью компьютерных технологий воплощать свои замыслы в конкретные технические решения, и «аналитики», задачей которых должен быть критический анализ эффективности и работоспособности разрабатываемых систем.

Ответственность за дальнейшую работу по реализации принципиальных технических решений, выработанных «синтезаторами», рассчитанных и проверенных «аналитиками», а также по производственному циклу их изготовления и испытаний, должна возлагаться на специалистов уже меньшей квалификации, нацеленных на качественное и точное выполнение всех технических и технологических требований на уровне разработки, производства и испытаний продукции.

Специалисты верхнего уровня – магистры (синтезаторы и аналитики) по уровню квалификации должны быть близки нынешним кандидатам наук (при шестилетней подготовке). Специалисты первого уровня должны быть бакалаврами или (если это сильно раздражает наших традиционалистов) инженерами (при четырехлетней подготовке). На наш взгляд, целесообразно обеспечить и определенную универсальность системы квалификационных и научных уровней в глобальной экономике (бакалавр-магистр-PhD).

На подготовку таких специалистов должны быть ориентированы образовательные стандарты ФУОТ’а для студентов полного цикла обучения. Успешность их реализации будет зависеть от профессорско-преподавательского состава, на который ляжет двойная нагрузка обучения новых специалистов и переучивания специалистов, составляющих костяк сегодняшнего инженерного корпуса предприятий ОПК.

Решением второй задачи должна стать система ДПО с признанием полученной квалификации в качестве дополнительного к высшему (или второго высшего) образования. В первом случае окончательное формирование облика специалиста нового типа в ходе всего цикла обучения в университете растянется на несколько лет. Вторую задачу нужно было решать уже вчера, потому что на «антикризисных специалистов» ляжет основная тяжесть модернизации ОПК с наименьшими кадровыми, производственно-техническими и социальными потерями. Система ДПО для новых управленцев должна начать функционировать как можно быстрее, поскольку ситуация в ОПК требует решительных действий для обеспечения конкурентоспособного научно-технического уровня систем вооружения российской армии.

Прежде всего, надо подумать о тех, кто будет переучивать специалистов для сложнейшей работы по модернизации российского ОПК. Надо осуществить переподготовку специалистов усилиями лучших в стране преподавателей и ученых и одновременно подготовить преподавателей, понимающих, как должна работать современная эффективная экономика.

Очевидно, обойтись здесь только внутренними ресурсами вряд ли удастся. Для этого в стране недостаточно эффективных разработчиков сложной высокотехнологичной продукции мирового уровня, как правило, они не связаны общей национальной рыночной экономикой, слишком адаптированы к тотально коррумпированному чиновничьему аппарату. Придется, как и 300 лет назад, при Петре I, использовать «заморский опыт» и приглашать профессоров из-за рубежа (за прошедшие двадцать лет там появилось много высококвалифицированных специалистов с российскими корнями). Надо отправлять наших преподавателей за опытом в ведущие вузы развитых стран. Не надо бояться, что какая-то их часть может там остаться, ведь альтернативы у нас все равно нет. Многолетний опыт Китая, показал, что специалисты, освоившие передовой зарубежный опыт, становятся важными двигателями реформ. Поэтому, несмотря на уже достигнутые впечатляющие результаты, руководство Китая продолжает стимулировать обучение специалистов всех уровней за рубежом.

Целью контактов с зарубежной высшей школой должна быть не только персональная подготовка и переподготовка преподавателей по конкретным направлениям. Не менее, а, может быть, куда более важным является освоение современной технологии и организации учебного процесса в высшей школе. Здесь не должно быть места высокомерию и ссылкам на собственные прошлые великие достижения и заслуги. Учиться надо всерьез без шапкозакидательства и зазнайства. Потом после возвращения, тщательного публичного анализа и обсуждения результатов можно принимать решения о том, что нужно заимствовать в первую очередь, а с чем можно повременить или вообще еще раз подумать. Основным источником финансирования этой работы может стать ФЦП «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России», действующая до 2013 года. Полезно включить соответствующие положения в межгосударственные соглашения по сотрудничеству в научной и образовательной сфере с передовыми странами.

Авторы:

Б.А. Виноградов, д.т.н., проф. МГТУ им. Н.Э. Баумана, главный научный сотрудник Экспертно-аналитического центра Роснауки.

А.С. Борейшо, д.т.н., проф. БГТУ «Военмех» им. Д.Ф. Устинова, директор института лазерной техники.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
  • Самое читаемое
  • Все за сегодня
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter