Коммерческий пиар и политические технологии объединяются

Имя Джозефа Ная-младшего (род. 1937) в России известно не так широко, но на Западе его считают одним из наиболее влиятельных политологов, авторитет которого выше, чем у, например, более известных Фрэнсиса Фукуямы, Збигнева Бжезинского или Генри Киссинджера. Популярность Наю и его соавтору Роберту Коэхену принесла изданная в 1977 году книга «Власть и независимость: Мировая политика в развитии», заложившая основу неолиберальной школы международных отношений.

Именно Джозефу Наю принадлежит понятие «мягкая сила», разрабатывавшееся с 1980-х годов и ставшее одной из основопологающих теорий в мировой политике, экономике и дипломатии. В разные годы Джозеф С. Най занимал должности председателя Национального разведывательного совета США, заместителя министра обороны США, декана Школы государственного управления им. Кеннеди Гарвардского университета, главы Международного института стратегических исследований. Автор нескольких сотен статей и 13 книг. На русском языке пока издана только одна из них – «Гибкая власть» (Фонд Социо-прогностических Исследований «Тренды», 2006 г.).

Сейчас Джозеф Най-мл. является почетным профессором Гарвардского университета и академиком нескольких межданародных академий. Член Молодежной общественной палаты, аспирант МГИМО (У) МИД России Алексей Рогозин побеседовал с ним о НАТО, России и «умной силе».

* * *

Алексей Рогозин: Вы являлись основоположником теории «мягкой силы», а сегодня разрабатываете новую концепцию smart power – «умной силы». В чем ее суть?

Джозеф С. Най: Вообще, сила – это возможность влияния в целях достижения нужных результатов. «Мягкая сила» делает это с помощью убеждения, притяжения и сотрудничества, «жесткая сила» - с помощью принуждения и вознаграждения. Сегодня же важнейшее значение имеет «умная сила» - способность координировать и комбинировать возможности и ресурсы «мягкой» и «жесткой» сил.

Алексей Рогозин: Кажется, это идеально подходит Североатлантическому альянсу, состоящему из взаимодействующих между собой военной и гражданской структур.

Джозеф С. Най: Да, для НАТО «мягкая сила» означает способность выйти за рамки чисто военной деятельности и сделать свою миссию привлекательной для общественности.

Алексей Рогозин: Какова сегодня роль НАТО? Не кажется ли вам, что для США альянс стал в том числе способом влияния на союзников, инструментом легитимации собственных решений в области внешней политики?

Джозеф С. Най: НАТО мне кажется своебразной страховкой для его членов, подтверждением того, что они сталкиваются с угрозами безопасности не в одиночку. Кстати, в этой связи я хотел бы видеть более тесное сотрудничество НАТО с Россией.

Алексей Рогозин: Как вы считаете, вопросы общественной дипломатии, поддержания авторитета играют существенную роль для таких организаций как НАТО?

Джозеф С. Най: Да, общественная дипломатия, мягкая сила всегда были важнейшими в мировой политике, и не только для НАТО. Тем более это имеет большое значение сегодня, в век информации.

Алексей Рогозин: Майкл Стопфорд, топ-менеджер компании Кока-Кола, отвечавший там за корпоративную репутацию, стал недавно заместителем помощника генсека НАТО. Кажется, что впервые такая консервативная организация как Североатлантический альянс нанимает бизнес-менеджера на такую позицию. Не кажется ли вам, что это является свидетельством того, что сейчас происходит постепенное объединение отраслей коммерческого пиара и политических технологий в единую теорию и практику информационной деятельности?

Джозеф С. Най: Я не знаю господина Стопфорда лично, но согласен с вашим предположением. Это теперь вполне естественный процесс.

Алексей Рогозин: Есть ли угроза того, что другие страны могут влиять на мнения граждан США так, что это будет приводить оказывать негативное влияние на независимость и безопасность Америки?

Джозеф С. Най: Кое-кто здесь, конечно, считает, что Китай или Россия создают такие угрозы, но я с этим не согласен, я не знаю какой-либо страны, которая могла бы представлять сегодня серьезную угрозу Америке. Но чем больше будет международных контактов, тем проще будет бороться с подобными стереотипным восприятием.

Алексей Рогозин: Вы можеет назвать наиболее распространенные в Европе и Америке стереотипы о России? Есть ли у России своя «мягкая сила»?

Джозеф С. Най: Многие на Западе считают, что сегодня Россия переживает реакцию националистического характера на потерю позиций в 90-х годах. Это приводит к ущемлению свободы слова и рыночных отношений, что в свою очередь снижает российских потенциал в области «мягкой силы». Лучший способ противодействовать этим мнениям – вести себя так, чтобы всем было очевидна ошибочность таких суждений. И, конечно, надо развивать многосторонние контакты для того, чтобы никто не становился заложником ложных стереотипов.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter