Почему я не пойду на выборы 2 декабря

Дисклеймер. Да, я в курсе того обстоятельства, что в преддверии выборов агитация запрещена. Я человек, в общем-то, законопослушный, и не стал бы ничего нарушать — и уж тем более лишний раз, без повода, «просто чтобы схулиганить».

Но есть нюанс, даже два.

Во-первых, Президент нашей страны открыто и публично этот самый закон нарушил, вовсю агитируя народ голосовать за одну из партий — собственно, ту, предвыборный список которой он возглавняет (не правьте это слово, корректоры, оно очень точное). Вот прямо так и сказал — «Прошу вас придти на выборы 2 декабря и проголосовать за Единую Россию». Если Президент нарушает закон, то, наверное, это плохой закон, ведь правда? Президент у нас хороший — значит, закон плохой.

Тех же, кто считает, что закон хороший, а Президент не очень (бывают ведь и такие), тоже спешу успокоить. Я не намерен ничего нарушать. Я никого ни за что не хочу агитировать и никого ни к чему не призываю. Прошу занести это в протокол.

Я просто хочу рассказать уважаемым читателям, почему я — лично, как частное лицо — на эти самые выборы не пойду.

Не буду разводить сложную философию. Например, о том, что выборы у нас нечестные, что мой голос будет как-то не так засчитан, что мой бюллетень будет подделан, и так далее. Я не готов бросаться такими обвинениями. Я не знаю, что там будет происходить в этих самых избиркомах. Более того, я — как человек наивный и добропорядочный — готов предположить (ну, в качестве гипотезы), что выборы будут абсолютно честными.

И всё равно я на них не пойду.

При этом меня нельзя упрекнуть в том, что я пофигист, не интересуюсь политикой, не способен отодрать от дивана тощие ягодицы, не болею душой за судьбы страны или испугался декабрьских заморозков. Я, конечно, человек грешный, но вот политическим пофигизмом не страдаю. И не только потому, что журналист и редактор, которому, типа, по работе положено быть ангажированным. Нет. Я человек вполне политический. На демонстрацию я могу пойти, на митинг — пойду, на Русский Марш — всегда буду, а вот на эти конкретные выборы — увольте.

Далее. Есть ещё такая тема, что, участвуя в выборах, вы тем самым, дескать, «легитимизируете режим»,«принимаете его условия», «играете в их игры», а этого ни в коем случае не следует делать, а надо показать ему дулю. Отчасти понимаю такую логику, но не стоит переоценивать её значение.

Во-первых, о пресловутой легитимности. Увлеклись мы этим словом. Вообще-то наш режим нелегитимен то ли с 1993 года, то ли с 1991, то ли с 1917, да и с Рюриком, честно говоря, не всё ясно. Пожалуй, полностью легитимной была только романовская династия — Земский собор, народное волеизъявление, все дела. Да и там, наверное, можно сыскать нарушения. С другой стороны, Гитлер пришёл к власти вполне законным путём — ну, или, во всяком случае, не менее законным, чем многие другие… Так что все эти разговоры о «легитимности» и её важности и есть средство легитимизации. То есть, дескать — если вам докажут, что нынешние власти имеют право сидеть на нашей шее, то так тому и быть, что бы они не делали. А я вот считаю, что легитимность власти определяется её действиями. Англичане, например, уж на что формалисты и крючкотворы, за буковку закона удавятся, а и то поступили с законным королём Эдуардом II самым некрасивым образом, несмотря на всю его легитимность. Потому что этот пидор всех достал своей пидарасией (опять же извините, корректоры, на сей раз политические, но из песни слова не выкинешь).

Так вот, если власть, пусть даже безупречно легитимная, всех достала — грош цена её законным правам.

Теперь об «участии в их играх». Я ходил на все «их» выборы — начиная с первых ельцинских и кончая последними путинскими. Голосовал так, как считал нужным. И сейчас бы пошёл — но не могу.

О «бойкоте выборов». Раньше существовал порог явки, так что массовое неучастие в выборах могло их сорвать. Теперь он отменён. Конечно, если на выборы придёт мало народу, это будет выглядеть не совсем прилично. Но режим у нас достаточно бесстыдный, ему всё божья роса. К тому же пригнать на избирательные участки нужное количество людей они могут — благо, административные рычаги у них хорошо смазаны, аж лоснятся. На худой конец, просто напишут цифирку. В общем, переживут.

Есть ещё такая идея — прийти и испортить бюллетень. Это на что-то теоретически влияет — если таких бюллетеней будет больше 40%, выборы признают несостоявшимися. Но такого не будет. Зато пострадают маленькие партии, от которых будет отнята часть голосов. Кто-то не пройдёт семипроцентный барьер.

Чтобы этого не случилось, можно проголосовать за какую-нибудь ма-а-аленькую партию. Небессмысленно. Голос, поданный за маленькую партию, даже непроходную, приносит ей некие пользы. Как рассказывает нам Аркадий Любарев,

Нельзя утверждать, что голоса, поданные за партию, не преодолевшую 7%-ный барьер, совсем пропадают. Как отмечалось выше, если они позволят партии набрать более 3%, это даст ей возможность получить государственное финансирование и избежать оплаты «бесплатного» эфира, а если партия получит более 4%, то ей вернут 60 миллионов рублей, выплаченных в качестве залога. Иными словами, если партия получит больше 3% — у нее есть хорошие шансы выжить и участвовать в следующих выборах, когда конъюнктура для нее может оказаться более благоприятной. Если же партия наберет менее 3%, ее шансы на выживание невелики.

Это, наверное, всё правильно. И всё-таки я не пойду голосовать.

Наверное, читатель уже догадывается, почему. Небось, думает он, Крылову не нравятся все существующие политические партии. Такой он переборчивый. А ведь, скажет читатель, совершенства не бывает. Как пишет тот же Любарев —

Конечно, все партии имеют свои недостатки. Но идеал недостижим. Невеста, ждущая идеального жениха, рискует остаться старой девой. Избиратель, не желающий выбирать между реальными, а не идеальными партиями, помогает больше всего тем, кого сильнее всех не любит.

Идея голосовать за наименьшее зло понятна и близка русскому человеку. В самом деле, хоть они все и дерьмо, а разбираться в сортах дерьма не хочется, можно же всё-таки хоть немного уменьшить его зловонючесть. Если уж дерьмо неизбежно, выберем наименее вонькое. Если уж казнь неотвратима, выберем наименее отвратительную. Не всё ведь равно, повесят тебя или сожгут живьём. Давайте хотя бы найдём вариант, при котором будет не так больно. Даже самоубийцы ищут наименее болезненный вариант перехода в мир иной. Даже японский самурай перед харакири пытается сесть поудобнее, чтобы ноги не затекли.

Я понимаю такую логику. Но считаю её порочной и на выборы наменьшего зла всё равно не пойду.

Причина очень простая. Настолько простая, что для разъяснения потребуется некоторое количество слов. Что делать — очень простые вещи иногда сложно объяснить, до того замылен глаз.

Представьте себе, что вы пришли в магазин — купить, скажем, минералочки. Или лимонадику. Или кваску, или морсику. Но в магазине ничего этого нет. На полках стоит водка, коньяк, текила, пиво «Клинское» и одеколон. И вам предлагают выбрать что-то из перечисленного.

Но вы хотите именно безалкогольного. Чтобы спирта не было совсем. Ноль градусов. Потому как вы торопитесь на важную встречу и вам нужно оставаться трезвым во что бы то ни стало. Чтоб даже запаха изо рта не было.

А вам говорят — да вы не стесняйтесь. Вот текила, она вкусная. Вот водка — она традиционная. Вот пиво — да оно лёгонькое, в нём, считай, всего ничего градусов. Да хряпните, наконец, одеколончика, он дешёвый!

Но вам не нужно ничего, в чём есть спирт. Совсем. Вам нужна минералка, лимонад, квас, морс. Но — чтобы ноль градусов.

И вы поворачиваетесь и выходите из магазина. В такой ситуации лучше попить воды из-под крана.

Можно и противоположный пример. Вы собираетесь немножко выпить с друзьями. Вы идёте в магазин за бухлом. А там одни морсики, лимонады и кофе. И вам предлагают выбирать между лимонадиками и морсиками.

Что вы делаете? Правильно, опять-таки разворачиваетесь и выходите из магазина.

Потому что ваши планы — именно что принять на грудь. И если планы именно таковы, то лучше уж одеколон, чем морсик. Одеколон, конечно, гадость, но если в планах именно выпивка, а не что-то другое — то лучше одеколон. Потому что если спирта нет совсем — значит, выпивон не состоится. Нельзя бухать минералкой, даже если выпить её очень много и разных сортов. В ней нет спирта.

Теперь о выборах.

Я не буду голосовать за партию, действия которой, по моему мнению, не принесут никакой пользы мне, моему сословию и моему народу. И уж тем более — чьи действия принесут мне, моему сословию и моему народу вред. Если бы хоть какая-то польза просматривалась, или вреда не было — можно было бы о чём-то говорить. Но если этого НЕТ СОВСЕМ — простите-извините, я это не буду брать, по той же причине, по которой не возьму морса, если хочу бухать, или не возьму водки, если хочу оставаться трезвым. Это противоречит моим целям, вот и всё.

Кто я?

Я – мужчина, белый, образованный, совершеннолетний, среднеобеспеченный, москвич. Это всё важно. Но прежде всего, до всего и помимо всего — я русский.

Что это значит? Я принадлежу к самому многочисленному и самому угнетённому народу Российской Федерации. Народу, которому отказали во всех правах, включая даже право на существование (я постоянно читаю и слышу, что «никаких русских нет»). Народу нищему, забитому, запуганному, стремительно вымирающему — а вообще-то уничтожаемому властями этой самой «федерации». Народу, чьи национальные требования публично именуют «русским фашизмом». Против которого, в частности, ряд политических партий — под вдумчивым руководством «Единой России» — заключил так называемый «антифашистский пакт», то есть, читай, «антирусское соглашение». Значение которого сейчас преуменьшается – а ведь именно это событие закрепило антирусский антифашизм в качестве официальной идеологии Эрефии.

Так вот. Партия, которая игнорирует русский вопрос, или, того хуже, занимает антирусскую позицию — это партия, за которую я НИКОГДА не буду голосовать. Если таковы все партии, участвующие в выборах — я не проголосую ни за одну из них. По той же причине, по которой не буду выбирать между вином и водкой, если мне нужно остаться трезвым, или между морсом и квасом, если собираюсь бухнуть.

Так вот. Все партии, которые участвуют в выборах, показали себя в этом главном для меня вопросе именно таким образом.

Давайте посмотрим.

№1. Аграрная партия (Владимир Плотников)

Псевдооппозиция. Если нашу псевдооппозицию представить как двуглавого орла (белая голова – КПРФ, рыжая – ЛДПР), то эти – левая половинка орлиной задницы. Бывшие колхозники, девяностые годы прокувыркавшиеся вокруг темы восстановления колхозного строя и запрета продажи земли. Я в деревне жил и к колхозному строю отношусь без уважения. По поводу продажи земли есть разные мнения, но сейчас эта тема вообще закрыта, нет её. Нет и партии. Программы тоже нет. В Думе по всем важнейшим вопросам поддерживала Путина. Русское движение не поддерживает. Подписала «антифашистский пакт». Я не вижу смысла для себя голосовать за эту партию.

№2. Гражданская сила (Михаил Барщевский)

Бывшая «Свободная Россия». Отмороженные либералы, следовательно – русофобы (в России либерализм равен русофобии и антидемократизму, думаю, не нужно объяснять, почему). Программа – общие места либеральничанья девяностых. Интересы русского народа не представляют и не хотят представлять, а, наоборот, готовы представлять интересы любых других народов. Подписали «пакт» (ещё в качестве «Свободной России»). Я не вижу даже теоретической возможности для себя голосовать за эту партию.

№3. Демократическая партия России (Андрей Богданов)

Либералы, опять же. При всём том, что руководители партии мне лично знакомы и по-человечески симпатичны, я голосовать за них не буду. Причины – те же, что и в предыдущем случае.

№4. КПРФ (Геннадий Зюганов)

Облезлые красные, левая голова псевдооппозиционного орла. На первых ельцинских выборах я за Зюганова голосовал. Он мой голос продал. В дальнейшем политическое поведение КПРФ менялось от плохого к худшему. Сейчас это одна из двух голов нашей псевдооппозиции – «белый клоун», вечно плачущий и побиваемый (хотя по цвету должны были бы быть рыжими, но куда им).

Поганый «пакт» не подписали, что им в плюс. Но в злокачественном интернационализме неоднократно были замечены, плюс, опять же, опора на советское наследие.

Программа – «восстановление СССР».

Восстановить всё плохое из советского прошлого может и Путин, более того – делает это. Восстановить хорошее не может никто.

То есть программа у них состоит из двух частей – 1) вредной и 2) нереализуемой.

Вывод: голосовать за такое я не буду.

№5. Союз Правых Сил (Никита Белых)

См. пункт 2, только помножить на сто. Гайдар, мля, Чубайс, мля. Незабудунепрощу девяностые годы, если кого интересует мой мотив. Не то что голосовать – руками бы удавил.

Забавная деталь по «пакту», раз уж я его использую в качестве теста: Белых назвал «пакт» спектаклем и фарсом, но подпись поставил.

Плюнуть, растереть.

№6. Партия социальной справедливости (Алексей Подберезкин)

См. пункт 1, только половина задницы скорее правая, а возрождать собираются они не колхозы, а советскую армию, кажется, или ещё что-то в этом роде. Всё остальное, включая подписание пакта – туда же. Вывод тот же.

№7. ЛДПР (Владимир Жириновский)

Крашеные белые, правая голова псевдооппозиционного орла. Роль в парламенте – «рыжие клоуны», дерущиеся палками. Созданы для последовательной дискредитации русского национализма и сливания соответствующих идей в канализацию. Роль исполняется с блеском. Поддерживают самые гнусные инициативы власти в парламенте, не скрывая этого. Что надо, подписали. Заслуживают ведра помоев на голову. Голосовать за такое – всё равно что есть из унитаза.

№8. Справедливая Россия (Сергей Миронов)

Обломок уничтоженной властями «Родины», интересный тем, что они – не «Родина». Программа – «за всё хорошее против всего плохого». Это было бы ещё ничего, тем паче, что пакта партия не подписывала, в антирусской риторике особо не замазалась, да и вообще довольно долго выдерживала имидж респектабельной оппозиции, «негромкого голоса совести в растленной душе власти». В другой ситуации я бы подумал – может, это всё-таки съедобно? Хоть и пиво, но слабоградусное, «можно на худой конец взять»? Но в ходе выборов партия заявила о себе как об альтернативной пропутинской силе, которая намерена реализовывать «план Путина» альтернативным способом. Я доверяю людям и их словам. Если это то же самое, что «ЕдРо», интересное только тем, что оно – не «ЕдРо», то я не вижу разницы. Правое яйцо есть левое яйцо, как говорил спартанский мудрец Гермодор Лаэртский. Вывод: я не буду голосовать за эсеров, ибо они сами меня в этом убедили этого не делать.

№9. Патриоты России (Геннадий Семигин)

См. пп. 1 и 6, только это уже не попа орла, а «хозяйство». Разрешённая оппозиция. Подписали. Репутация Семигина опять же. Вывод тот же.

№10. Единая Россия (Владимир Путин)

No comment.

№11. Яблоко (Григорий Явлинский)

Интересный случай, кстати. Несмотря на оголтелый либерализм и отвратный «антифашизм» русофобского толка, эти товарищи хотя бы не подписали «пакт», да и вообще держатся на удивление достойно. Но это совсем не повод для того, чтобы за них голосовать. Будь они орлами негнущимися, хрустальными – они представляют силу, которая не представляет моих интересов и интересов моего народа. Они представляют интересы кого-то другого. В ситуациях, когда «Яблоко» было сильно и что-то из себя представляло, оно выступало как антирусская сила. Разумеется, всё меняется, но своих позиций по этому вопросу «Яблоко» никогда не меняло. Во всяком случае, я этого не видел. И, несмотря на известное уважение – которое я поневоле начал испытывать к этим упёртым сектантам от политики – я не буду их поддерживать. Никакое уважение не является достаточным поводом для поддержки той силы, которая тебе чужда. Никакое.

Всё, список исчерпан. Голосовать мне не за кого, вот поэтому на выборы я не иду. Всё просто, ага-ага.

Ещё раз повторяю – я говорю за себя и только за себя. Я никого ни к чему не призываю. Я просто пользуюсь служебным положением, чтобы объяснить читателям свои резоны в этом деле.

Я не буду поддерживать тех, кто не представляет моих интересов, и уж, тем более, выступает против них. Совсем не буду. А буду поддерживать – словом, делом, а когда придёт время, и избирательным бюллетенем – русскую партию, выражающую интересы русского народа и только его одного.

Вот тогда я приду на избирательный участок, даже если в этот день в Москве будет бушевать пожар, наводнение и нашествие марсиан. Доберусь как-нибудь.

А сейчас, даже если в день выборов на наших газонах персики заколосятся – пойду куда угодно, только не на избирательный участок.

Извините.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter